Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Земля Владимира Обручева

Библиографическое пособие. Курган. 2023

Владимир Афанасьевич Обручев - личность уникальная по многогран­ности и глубине дарования. Выдаю­щийся геолог, крупный географ и путешественник, замечательный писатель, Герой Социалистического Труда...

Сын офицера, участника Крымской войны, он состоял в близком родстве с академиком Иваном Сеченовым, кото­рый с детства являлся для Владимира образцом для подражания. Сеченовы радушно принимали Обручева в родовом име­нии Клепинино, где он мог пользоваться обширной семейной библиотекой. Ещё до поступления в столичный Горный институт юный Обручев проявлял яркие способности к точным наукам и в то же время увлекался литературой. В особен­ности - приключенческими романами о путешествиях и научной фантастикой. Он зачитывался Жюлем Верном. Отец, подарив сыну-гимназисту книгу «Таин­ственный остров», напутствовал его: «Вырастешь, сделайся путешественни­ком и напиши такие же хорошие книж­ки». Так оно в итоге и случится…

Владимир Афанасьевич Обручев родился 28 сентября (10 октября) 1863 г. в селе Клепенино Ржевского уезда Тверской губернии. Один из его предков происходил из поморов, он и дал роду фамилию, указывающую на про­фессию - был бочаром, мастерил обручи для бочек, в которых возили соленую рыбу с севе­ра в Москву.

Мужчины из рода Обручевых с XVIII в. выби­рают военную карьеру. Прадед В. А. Обручева Афанасий Федорович Обручев (1760-1827) был генералом и инженером. Дед, выйдя в отставку, поселился в маленьком имении Клепенино око­ло города Ржева, на берегу Волги.

Отец Владимира Афанасьевича был участни­ком Крымской войны. Приехав в отпуск к отцу, он женился на гувернантке своей сестры Анны - Полине Карловне Гертнер, дочери лютеранс­кого священника из Ревеля (ныне Таллина), немке по национальности. Честный и принципиальный, Афанасий Александрович Обручев заботился о солдатах, он создал библиотеку в своем полку, что в те времена было редкостью. Сестра отца Мария Александровна стала, получив медицин­ское образование за рубежом, искусным офталь­мологом. Выйдя замуж за И. М. Сеченова, оста­вила врачебную практику, помогая мужу в его трудах, и занялась переводами. Она перевела на русский язык сочинения Ч. Дарвина, А. Брема, Г. Спенсера и других авторов. Очевидно, что сре­да, в которой появился на свет В. А. Обручев, оп­ределяла его нравственные позиции.

Владимир был вторым из шестерых детей в семье. Первые три года жизни мальчик провел в родовом имении Клепенино, затем семья пе­реезжала вслед за передислокацией полка, в котором служил отец, по городам и местечкам Королевства Польского. В 1876 г. А. А.Обручев отправил всю семью в Вильно, где Владимира определили в третий класс реального училища. Кроме отличной учебы в училище, он с шести лет знакомился с книгами Фенимора Купера, а позже Жюля Верна и Майна Рида. Воспитанием детей занималась мать, Полина Карловна, кото­рая обучила их русской грамоте, арифметике, не­мецкому и французскому языкам. Впоследствии Владимир Афанасьевич переписывался с мате­рью всегда на немецком языке. Матери, вспоми­нал Владимир, он обязан аккуратностью и доб­росовестностью в работе.

Владимир был увлечен книгами о путешест­виях, в которых действовали моряки, охотники, искатели приключений, среди героев книг были и ученые, познающие неизведанные миры.

Тяжкая болезнь отца заставила большую се­мью жить весьма экономно. Владимир стал зара­батывать частными уроками.

Для поступления в университет следовало сдать экзамены за курс мужской гимназии, ре­алистов принимали в любой технический инс­титут после проверочных испытаний. Юноша поступал в два института - Технологический и Горный, в оба был принят. Взвесив все за и про­тив, он начал учиться в Горном, так как перспек­тивы работы и, что немаловажно, оклады после окончания были выше у горняков.

Несмотря на загруженность, Владимир пос­тоянно навещал отца в военном госпитале, ко­торый на глазах у сына медленно умирал. Материальное положение семьи после смер­ти отца в 1881 г. было трудным. Помогала тетя, Мария Александровна, передавая часть своих литературных заработков семье брата. На вто­ром курсе Владимир начал получать стипендию горного ведомства, которая составляла 25 руб­лей в месяц. На третьем курсе он начал писать в журналы и газеты. Рассказ «Море шумит», на­писанный в 1884 г. под впечатлением от штор­мов на Балтике, был опубликован в газете «Сын Отечества».

Окрыленный первым литературным успе­хом и разочарованный в бесконечном вычерчи­вании штреков и штолен на горном отделении, В.А. Обручев хочет всецело посвятить себя лите­ратурной деятельности. Его отговаривают, убеж­дая в том, что только деятельная жизнь дает не­обходимый материал для писателя.

После окончания третьего курса студент В. А. Обручев проходил практику по геологии под руководством профессора Ивана Васильевича Мушкетова. Прекрасный педагог, увлеченно рассказывающий о своем предмете, определил судьбу пытливого юноши. Он решил стать геоло­гом, хотя в России в то время было всего семь штатных геологов - весь Российский геологи­ческий комитет.

По рекомендации И. В. Мушкетова после окончания в 1886 г. Горного института, получив звание горного инженера, Обручев отправля­ется на строительство Закаспийской железной дороги. Строителям необходима была помощь геологов для нахождения воды и способов за­крепления песков. В результате работ по лево­му берегу Амударьи от Чарджоу до Керки и пе­ресечении Каракумов было установлено, что пески имеют речной генезис, а не морской. Изученные сухие русла, отмеченные цепочкой горько-соленых озер, не что иное, как древние речные долины. Их направления не соответству­ют руслу современной Амударьи. Наблюдения молодого специалиста были изложены в ряде статей и в книге «Закаспийская низменность». В. А. Обручев, изучая пески Каракумов, выделил три их типа: барханные, бугристые и грядовые. Более поздние исследования подтвердили вы­воды исследователя. Вернувшись в Петербург, Обручев опубликовал отчет, а в последующие два года продолжил исследования в Средней Азии. Географическим обществом они были от­мечены медалью.

Летом 1886 года аспиранта санкт-петербургского Горного института Вла­димира Обручева направили в район строительства Закаспийской железной дороги. Стальную магистраль в пустын­ном краю песков начали строить в пред­дверии Ахалтекинского похода генерала Михаила Скобелева - и дорога имела статус военной. Но её роль, конечно, оказалась шире. «Постройка Закас­пийской железной дороги была таким наглядным подвигом русской силы, бесстрашия, мудрости, пред которым побледнела в воображении восточно­го человека слава всяких Тамерланов и Искандеров», - писал известный путе­шественник Евгений Марков.

Когда Обручев прибыл в район Кара­кумов, шло сооружение самого слож­ного участка трассы, пересекавшей юго-восточный язык пустыни. Перед 23-летним геологом поставили две зада­чи: провести разведку воды под песками и разработать систему закрепления подвижных барханов; поскольку пути часто заносило «каракумской пылью», их приходилось постоянно расчищать. За три года молодой человек стал крупнейшим знатоком местной географии, и прежде всего рек и ручейков. «Я пробирался через пески к старому руслу Узбоя, по которому много столетий тому назад текла река и шумели водо­пады. В её покинутом русле, окаймлён­ном сыпучими песками, тянутся цепоч­кой горько-солёные озёра, дно которых покрыто колючей щёткой острых кри­сталлов белого гипса. В бухарском каюке я спустился вниз по Аму-Дарье, изучая её берега... В первый год по неопытности я не завёл себе палатки. Часто ночевал под открытым небом, питался иногда одними сухарями и чаем, если не попадалась дичь или не было кочевников, у которых можно было купить бара­на». Работал Обручев добросовестно, его исследования сэкономили десятки тысяч рублей и во многом обеспечили безопасность на трудных километрах первой железной дороги, которую решились строить в столь жарком кли­мате. Сильное впечатление произво­дил глубоко научный подход, который Обручев демонстрировал в любой экс­педиции. Он выдвигал гипотезы о про­исхождении тех или иных рек, пустынь, исследовал русло высохшей реки Узбой, о которой прежде географы почти не знали. Наконец, предложил системно высаживать в районе магистрали расте­ния, которые в пустынном краю на вес золота.

Кстати, выполняя задания железно­дорожников, Обручев попутно искал нефть, заехал на Алтай, чтобы изучить местные копи бирюзы и графита. Гео­лог открыл несколько хребтов в горах Наныпань, хребты Даурский и Борщо-вочный в Забайкалье, исследовал наго­рье Бэйшань... Во многом он работал на перспективу. Для строителей будущих среднеазиатских и восточносибирских железных дорог его исследования ока­зались бесценными.

Статья «Пески и степи Закаспийской области», которую Обручев издал, нена­долго возвратившись из экспедиции, получила широкое признание. Молодо­го исследователя удостоили престижной серебряной медали Император­ского географического общества. А за свою следующую работу - «Закаспий­ская низменность» получил уже золо­тую награду. Успех этого труда пред­определил блестящую научную карье­ру Обручева. А Закаспийская железная дорога сыграла немалую роль в освое­нии южных рубежей Российской импе­рии. Блестящую аттестацию выдал этой трассе Николай Пржевальский, назвав­ший дорогу «действительно чудом в здешних пустынях. Словно в сказке, несёшься в вагоне по сыпучим пескам или бесплодной и безводной галечной равнине».

По возвращении в Петербург в 1887 г. В. А. Обручев женился на Елизавете Исааковне Лурье, в 1888 г. в семье появился сын - Владимир.

Начинается новый период жизни В. А. Обру­чева - по протекции своего учителя И. В. Мушке­това он получает назначение в Иркутск, где при Иркутском горном управлении впервые была уч­реждена должность штатного геолога. В 1888 г. он вместе с женой и маленьким сыном отправ­ляется к месту новой службы. Дорога заняла бо­лее месяца и была весьма трудной.

В архивах знакомится с литературой, отче­тами предшественников, активно работает в Восточно-Сибирском отделе Русского географи­ческого общества. Здесь знакомится и получает поддержку Григория Николаевича Потанина, из­вестного путешественника по Центральной Азии. Весной следующего года начинаются поездки со сбором геологического материала на реки Ангару, Тунку, озеро Байкал. По результатам экс­педиций Обручев написал отчеты, которые были глубокими научными работами. Напечатаны они были в Горном журнале и в «Известиях Восточно-Сибирского отдела Географического общества».

Уважение золотопромышленников Восточной Сибири молодой геолог заслужил работой в Ленском золотоносном районе. Обручев об­следовал штольни, шахты, штреки, карьеры, по вечерам разбирал и сортировал образцы, вел дневник, делал зарисовки, чертил карты.

Ученый вспоминал: «Вьючные лошади места­ми увязали до брюха, что вызывало остановки; казаки спешивались и помогали лошадям под­няться или развьючивали их, вытаскивали из грязи и опять вьючили. В лесу вьюки нередко за­цеплялись за деревья и расстраивались... Гнус, в виде комаров и мошки, вился тучами над ло­шадьми и всадниками... люди ехали в черных сетках-комарниках, усиливающих духоту знойно­го и влажного летнего дня».

В Ленском районе Обручев впервые уста­навливает связь россыпной золотоносности с переуглублениями речных долин, отбраковы­вает «молодые» антицедентные участки реч­ных долин как бесперспективные на россыпи. Его прогнозы находят подтверждение в разве­дочных работах и к нему проникаются почтени­ем золотопромышленники, приглашают на кон­сультации.

В 1891 г. в семье Обручевых рождается вто­рой сын, жизнь налаживается в Иркутске. Но в 1892 г. ему приходит телеграмма с предложени­ем от Географического общества - участвовать в экспедиции в Монголию и Китай. Обручев с ра­достью принял предложение. Жена и два сына были отправлены в Петербург, так как экспеди­ция обещала быть долгой.

В 1892 г. Обручев в качестве геолога экспе­диции Русского географического общества, воз­главляемой Г. Н. Потаниным, прошел «от Кяхты до Кульджи» - так и называется впоследствии написанная им книга.

Работа была очень тяжелой. Надо было вести геологические наблюдения, маршрутную глазо­мерную съемку, так как подробные карты отсутс­твовали, производить барометрические замеры высот, собирать всевозможные образцы, обра­батывать их и паковать в ящики, писать дневник и т.д. За два с небольшим года пройдено 13 625 километров, произведено 800 измерений высот, собрано 7000 образцов горных пород и отпечат­ков ископаемых животных и растений, покрыто маршрутной съемкой 9500 километров. «Только горячий интерес к работе, страсть исследовате­ля помогли мне преодолеть все лишения и труд­ности», - писал позже ученый. Путешествие В. А. Обручева в Центральную Азию дало науке ряд интересных новых географических и гео­логических данных. Он впервые изучил в об­щих чертах геологическое строение этого реги­она (до этого в составе экспедиций Потанина и Пржевальского не было специалиста-геолога) и доказал, что в этом районе Земли, начиная с ме­зозоя, господствовал континентальный климат, опровергнув существовавшее мнение о том, что здесь ранее плескалось третичное море. Была уточнена орография - направления хребтов и рек, даны описания ландшафтов. За это путешес­твие и выполненный колоссальный объем рабо­ты Географическое общество России присудило Обручеву большую золотую медаль и премию Пржевальского, а Парижская академия наук - премию имени П. А. Чихачева.

В дальнейшем В. А. Обручев вел исследова­ния в Забайкалье при строительстве Транссиба. С 1893 г. публиковал статьи по важности учета многолетней мерзлоты, поддерживал молодых изыскателей в их работе, помогал в публикации результатов.

Обручев участвовал и в подготовке строительства Транссиба. В 1895 году рельсы уже были проложены до станции Обь, учёный вёл основные исследования в горной области - Селенгинской Даурии к востоку от Байкала и вдоль буду­щей линии от великого озера до Читы. Рельеф в тех местах непростой, и порой первоначальные планы строительства приходилось на ходу менять. Один из таких эпизодов Владимир Афанасье­вич описал в книге «Мои путешествия по Сибири»: «Возвращаясь из Читы, я поехал вдоль трассы железной доро­ги для осмотра полувыемок; я видел на подъёме полотна к перевалу через хребет Яблоновый большую выемку в крутом отроге; она ещё работалась и уже врезалась на 10-12 м в массив­ную зеленокаменную породу. Но с обеих сторон по крутопадающим трещинам постоянно сползали в выемку массы камня, и строители, сообразив, что выемка должна получиться огромная, предпочли не доводить её до проектной глубины, а проложить вместо неё тон­нель. Вот почему в этом месте можно было видеть единственный тоннель на этой дороге, который уходит в глубь горы, а над ним врезана незаконченная выемка».

Но эта работа оставила в душе учё­ного тяжёлый осадок. Он надеялся, что «ввиду строительства железной доро­ги» в Сибири создадут мощное отделе­ние Геологического комитета, появятся возможности для снаряжения серьёз­ных экспедиций. Ведь железнодорож­ные изыскания можно совмещать с гео­логическими, чем и пытался заниматься Обручев. Но - без должной поддержки и в вечной спешке. Именно это и снедало исследователя. От него требовали слиш­ком кратких командировок и быстрых решений: Транссибирскую магистраль возводили в сжатые сроки. Обручев жаловался: «Если так будет продол­жаться, то я за три года, которые обязан пробыть здесь, обскачу всю Восточную Сибирь, осмотрю массу месторождений полезных ископаемых, опишу их - но не сделаю ничего серьёзного, цельного, отвыкну от серьёзной работы, приучаясь осматривать всё бегло, по пути, обра­щая наибольшее внимание на полезность данной породы и оставляя в сторо­не стратиграфию и орографию данной местности, так как что можно о ней ска­зать, сделавши одно беглое пересечение её». И всё-таки, будучи руководителем горной партии на строительстве Транс­сибирской магистрали, за три года он успел дать инженерам немало дельных рекомендаций, позволивших рацио­нальнее прочерчивать маршруты пути. Восточную Сибирь он знал, как никто другой. Приоткрыл многие её кладовые.

В первых числах января 1893 г. Обручев выехал из Пекина в лёс­совые районы Северного Китая.

Лёсс - плодородный желто­зем, состоящий из мелких песчи­нок, с частицами глины и извести - покрывает огромные пространства Северного Китая. Обручев видел целые деревни, дома-пещеры кото­рых были вырыты в обрывах лёсса; из него в Китае делают посуду, кир­пич, но главное - это плодородная почва, дающая прекрасные урожаи. Обручев выдвинул гипотезу, объяс­няющую происхождение лёсса.

В городе Сучжоу, расположившемся на окраине горных хребтов Наньшаня и пустынь, покрывших северные рай­оны Китая, Обручев начинал и закан­чивал все свои центрально-азиатские экспедиции. Он достиг высокогор­ного озера Кукунор - прекрасного Голубого озера, расположенного на высоте более трех тысяч метров. Ради этого озера Гумбольдт в свое время выучил персидский язык, намереваясь пройти к нему через Персию и Индию, поскольку путь через Россию был тогда закрыт.

В сентябре 1893 г. Обручев вернул­ся в Сучжоу, завершив большой круго­вой маршрут, а еще через месяц отпра­вился в новое путешествие - на север, в глубины китайских и монгольских пустынь. Он хотел изучить природу цен­тральной части Гоби. Дорогу ему при­шлось прокладывать кружным путем - через Алашань к Хуанхэ, посколь­ку проводника найти не удалось. Всю поверхность равнины Алашань покры­вали обломки темно-бурых камней. Даже белый кварц под немилосерд­ным солнцем будто сгорал и делался черным. Он перешел по льду Хуанхэ, непрестанно посыпая под ноги верблюдам песок - иначе они скользили и не могли продвигаться, и вошел в сыпучие пески Ордоса. Затем Обручев пошел на юг, через хребет Циньлин, где он дол­жен был повстречаться с Потаниным. Но, узнав, что тот возвращается на родину, Обручев повернул на северо-запад - вновь через горы Циньлин, желая попасть в отдаленные районы Центральной Азии, где исследовате­ли Китая еще не бывали. О Наньшане, куда он направлялся, было известно немногое, и еще меньше - о средней его части. Даже точной карты этого рай­она не существовало.

Долины давно уже цвели, а в горах мела метель, заставляя путни­ка сидеть в палатке. Когда метель стихла, охотники провели Обручева к высоким перевалам хребта, которому он дал название Русского гео­графического общества. Дальше пришлось двигаться по вечным сне­гам, ледникам. Шесть недель изучал Обручев Средний Наньшань. Он уточ­нил расположение трех известных гор­ных хребтов и открыл четыре новых. Здесь же нашел и обследовал две небольших реки, на картах не обозна­ченных, обнаружил большие залежи каменного угля, а чуть позже прошел в Люкчунскую котловину, где находи­лась метеостанция, поставленная рус­ским исследователем Роборовским.

За эти годы он прошел 13 625 километров... И почти на каждом из них вел геологические исследования. Собранная коллекция вместила семь тысяч образцов, около 1200 отпечат­ков ископаемых животных и растений. Но главное, он собрал фундаменталь­ные сведения о географии и геоло­гии Центральной Азии и фактически завершил ее изучение - продолжив дело, начатое русскими исследовате­лями. Фактически в Центральной Азии не осталось больше «белых пятен».

Обручев обладал феноменальной памятью практически до последних своих дней - и через шесть десят­ков лет он мог безошибочно узнать на фотографии места, в которых бывал во времена своей молодости. Очень хорошо сказал об этой удивительной способности Обручева его биограф В. А. Друянов: «Все, что хоть раз попа­дало на сетчатку его глаз, навечно застывало в памяти. Небольшие серые глаза непрерывно на протяжении девя­ти десятков лет печатали дагерротипы окружающего мира, и в любую мину­ту, когда ему было нужно, Обручев вставлял отпечаток в проекционный аппарат своего мозга».

В 1898 г. он переехал в Петербург для обра­ботки и публикации огромного материала, по­лученного им в путешествиях и изысканиях. В 1898-1900 гг. он совершил несколько поездок за границу: в Германию, Австрию, Швейцарию и Францию для ознакомления с геологическими музеями этих стран и участия в Международных географических и геологических конгрессах. В Вене Владимир Афанасьевич встретился с Эдуардом Зюссом, с которым давно вел перепис­ку и которому посылал свои работы по Сибири и Центральной Азии. Ученый прекрасно принял русского коллегу - три дня разговоров и бла­годарностей за присланные материалы, которые Э. Зюсс включил в третий том своей монографии «Лик Земли».

В 1901 г. Обручев вернулся в Сибирь, и осенью того же года начался новый период в его плодо­творной творческой деятельности. По рекомен­дации И. В. Мушкетова исследователя пригласи­ли в Томск для организации в Технологическом институте горного отделения.

Одиннадцать лет В. А. Обручев был заведу­ющим кафедрой геологии института, девять лет - деканом горного отделения, а време­нами исполнял даже обязанности директора. В летние каникулы продолжал исследования Сибири: изучал золотоносные районы, прово­дил экспертизу золотых рудников, совершил два путешествия в Джунгарию.

За время работы В. А. Обручева в Техноло­гическом институте на Горном отделении было открыто четыре специальности: геология, экс­плуатационные работы, металлургия и марк­шейдерское дело. Ему удалось пригласить вели­колепных преподавателей - знатоков горного дела.

В 1912 г. преподавательская деятельность ученого была прервана по политическим моти­вам. Дело в том, что В. А. Обручев всегда придер­живался передовых общественных взглядов и не скрывал их.

В. А. Обручев вместе с семьей переехал в Москву. Он нигде не служил и жил на пенсию горного инженера в отставке. Все свое время ученый посвящал обработке и систематизации материалов, добытых в многочисленных путе­шествиях, и составлению отчётов о них. В этот период он много сил стал отдавать пропаганде научных знаний.

Популяризировать науку В. А. Обручев начал еще в 1890 г. Тогда в восьми номерах журна­ла «Север» были напечатаны его путевые очер­ки «По Бухаре». Ученый становится постоянным автором журнала «Природа», принимает актив­ное участие в работе Московского общества лю­бителей естествознания, антропологии и этно­графии, пробует писать научно-фантастические романы.

В 1914 г. Обручев в журнале «Природа» начинает публиковать научно-популярные статьи по геоло­гии, рассчитанные на массового чита­теля. С помощью этих эссе («Морские фонтаны Гавайи», «Новый сибир­ский метеорит», «Происхождение Телецкого озера», «Древние вулка­ны в Южной Африке» и др.) он хочет привлечь молодых людей к романти­ке его горячо любимой профессии.

В 1912 г. Обручев написал пер­вый научно-фантастический роман «Плутония», который, правда, был опу­бликован только в 1924 г. И в этом же году Обручев пишет свой самый зна­менитый роман - «Земля Санникова». А были еще романы - «Золотоискатели в пустыне», «Путешествие в прошлое и будущее», «Коралловый остров», «В дебрях Центральной Азии». Его же перу принадлежит ряд биографических очерков о русских исследователях Азии: Пржевальском. Черском, Мушкетове, Потанине, Кропоткине, Комарове.

Идея «Плутонии» роди­лась у Обручева после прочтения «Путешествия к центру Земли» Жюля Верна. Занимательное повествование французского фантаста было основано на полных несуразностях с научной точки зрения. Владимир Афанасьевич реша­ет написать для молодежи книгу на той же основе, но без вольных допущений. Герои романа, шесть отважных исследо­вателей, проникают внутрь Земли в под­земный мир, где встречают ископаемую флору и фауну (динозавры третично­го периода), а также племя первобыт­ных людей. В этом подземном мире день и ночь светило меленькое солнце, назван­ное путешественниками Плутоном, а весь подземный мир - Плутонией. Попали они внутрь нашей планеты сквозь огром­ное отверстие, расположенное далеко на севере, среди льдов Антарктики, посте­пенно спускаясь по его пологому скло­ну. Второй его фантастический роман - «Земля Санникова» - был основан на еще одной научной гипотезе, которая представлялась Обручеву реальной. Тогда многие спорили, землю или плава­ющий остров увидел в Ледовитом океа­не в 1811 г. Яков Санников, а после него Эдуард Толль. Речь идет об исчезаю­щих полярных островах (ученые пришли к выводу, что они состоят из ископаемого льда, чуть прикрытого песком). В качестве главного героя писатель использует поли­тического ссыльного Горюнова, который вместе с несколькими спутниками попа­дает на этот оазис среди льдов, где живет племя свободных онкилонов. Обручев строит свой сюжет на допущении: такой теплый остров во льдах мог образовать­ся в результате вулканической деятельно­сти. Вулкан на острове уже потух, но еще не остыл. И вот вам курорт. Основное место в этой книге, как и в предыдущей, занимает детальное описание окружаю­щей природы, строения почвы и животно­го мира открытой земли...

После опубликования в середине 1920-х гг. этих двух романов, Обручев начал получать массу писем от подрост­ков, которые свято верили в существо­вание Плутонии и Земли Санникова, и настойчиво просили взять их с собой в новую экспедицию по этим замеча­тельным местам. Несмотря на то, что в предисловиях к переизданиям писа­тель убеждал читателей в том, что этих мест не существует, письма все равно приходили. Многие просто не читали предисловий, на что Обручев в серд­цах сказал: «Экие невнимательные. Ведь, кажется, ясно написал. Нет, мы в их возрасте были серьезнее. Никому в голову бы не пришло писать Жюлю Верну, чтобы взял их на «Наутилус».

Новый этап в жизни известного ученого на­чался после 1917 г. В 1918 г. В. А.Обручев пос­тупил на службу в Высший совет народного хо­зяйства и осенью того же года уехал в Донбасс для обследования месторождений угля и цемен­та. На обратном пути заехал в Харьков, где его встретили жена и младший сын.

Ученые Харькова радушно встретили Владимира Обручева, и вскоре в Харьковском университете присвоили ему степень доктора наук без защиты диссертации. А вслед за тем ученый получил предложение занять кафедру геологии в Таврическом университете. Это был выход из трудного положения. В. А. Обручеву предстояло читать курс физической геоло­гии и наладить работу геологического кабине­та. Он стал выезжать на практики, без которых, как считал Владимир Афанасьевич, невозможно изучать геологию да и все другие науки о нашей планете.

Вскоре ученый получил приглашение в Московскую горную академию, созданную в 1919 г. Он читал на старших курсах «Рудные мес­торождения» и «Полевую геологию», был дека­ном горного факультета, а потом и проректором, но работа в деканате отнимала много времени и вскоре В. А. Обручев отошел от администра­тивной работы. Он не мог уже, как в молодос­ти, ходить в экспедиции, путешествовать. Теперь он планировал путешествия других как стар­ший геолог Геологического комитета, как член Ученого совета Института прикладной минера­логии и металлургии.

В 1920 г. в Государственном издательстве ор­ганизовали отдел, перед которым поставили за­дачу увеличить выпуск научно-популярной ли­тературы. Отдел привлек к работе известных ученых: Д. Н. Анучина, Л. С. Берга, В. А. Обручева, К. А. Тимирязева, В. Л. Комарова и других, кото­рые активно включились в издательскую де­ятельность.

В 1929 г. В. А.Обручева избрали действи­тельным членом Академии наук СССР, он переехал в Гатчину (под Ленинградом), где возгла­вил Геологический институт. После перевода Академии наук в столицу ученый в 1935 г. вер­нулся в Москву. В это время он занимался воп­росами мерзлотоведения, которые его интере­совали очень давно. В. А. Обручев с 1930 г. был председателем академической Комиссии (позже Комитета) по вечной мерзлоте. После преобра­зования Комитета в Институт мерзлотоведения (1939) В. А.Обручев стал его первым директо­ром и был им до последнего дня своей жизни. В 1938 г. Академия наук учредила премию име­ни В. А. Обручева для молодых ученых за лучшую работу по геологии Сибири.

С началом Великой Отечественной войны В. А. Обручев эвакуировался в Свердловск. Свердловск стал штабом огром­ной армии геологов. Разведочные партии выез­жали отсюда в разные районы Урала, Сибири, Средней Азии. Владимир Афанасьевич направ­лял геологов туда, где, по его мнению, стоило производить разведку. Без его экспертизы не начиналось ни одно строительство горнопро­мышленных предприятий. Его прогнозы о за­легании железных, алюминиевых, марганцевых руд оправдывались одно за другим. По указа­нию В. А. Обручева были открыты и разведаны многие месторождения. В эти годы ученый про­должал трудиться над многотомной «Историей геологического исследования Сибири». «Общий объем этой уникальной монографии, - пишет академик Д. В. Наливкин, - около 2700 стра­ниц. Подобной исторической монографии нет не только в русской литературе, но и в геологи­ческой литературе всего мира». Подвиг ученого тем более впечатляет, что работать ему приходи­лось без личной библиотеки, которая, естествен­но, осталась в Москве. Но В. А. Обручев обладал феноменальной памятью.

В годы войны В.А. Обручев написал ряд научно-популярных статей: «Что дала геология для обо­роны нашей родины и что она может дать еще», «Ледяные склады», «Успехи геологических наук за 25 лет в СССР», «Как образовались ископае­мые богатства Урала» и другие.

Летом 1943 г. Владимир Афанасьевич посетил по приглашению Казахской академии наук город Алма-Ату, после чего вернулся в Москву. Здесь он написал научно-популярную книгу «Основы геологии», закончил монографию «Восточная Монголия» и пятитомный труд «История геологи­ческого исследования Сибири», за который был удостоен Государственной премии СССР (1950).

В 1946 г. вышло очередное научно-популярное произведение В. А. Обручева - «Происхождение гор и материков». О содержании его ясно гово­рит название, а о стиле - приведенный от­рывок: «Возьмем горсть чистого мелкого песка, раз­болтаем его в стакане воды и дадим спокойно постоять, песок осядет на дно и образует слой желтого цвета. Насыпем теперь в воду горсть мелкого пепла из печи и осторожно разболтаем его, чтобы не нарушить слой песка. Через неко­торое время поверх желтого слоя песка осядет слой серого пепла. Повторяя опыт несколько раз, мы получим в стакане чередование тонких жел­тых и серых слоев или пластов разного состава. Слоистые горные породы так и образуются».

В 1947 г. за большие заслуги в пропаганде на­уки Владимир Афанасьевич Обручев был избран почетным членом Всесоюзного общества по рас­пространению политических и научных знаний, а его книги были признаны образцом популя­ризации. В том же году Академия наук прису­дила Обручеву за научные достижения первую золотую медаль имени П. Карпинского, одно­временно он был избран почетным президен­том Географического общества СССР. (Кроме то­го, он был почетным членом Минералогического общества, Московского общества испытате­лей природы, Лондонского географического общества, Общества землеведения в Берлине, Гамбургского и Венгерского географических об­ществ, Американских географического и геоло­гического обществ, а также Нью-Йоркского му­зея естественной истории).

В последние годы жизни ученый часто болел. После долгой и продолжительной болезни вели­кий геолог скончался 19 июня 1956 г. в московс­кой больнице от воспаления легких. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Его трое детей и многие родственники из­брали путь естествоиспытателей, знали по несколько иностранных языков. Самым известным ученым был Сергей, геолог и географ, член-кор­респондент АН СССР.

Труд В. А. Обручева был отмечен многи­ми наградами. Русское географическое общество за первые работы по Закаспийскому региону наградило В. А. Обручева премией им. Н. М. Пржевальского, серебряной и золотой медалями за работы в Сибири и Центральной Азии. Среди наград также Большая золотая ме­даль ИРГО и Орден Святого Владимира IV сте­пени (1895), две премии Французского географического общества им. П. А. Чихачёва (1889, 1925).

В советское время В. А. Обручев был награж­ден пятью орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени; несколькими медалями, в т.ч. «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Ему было присвоено зва­ние Герой Социалистического Труда, он получил первую золотую медаль А. П. Карпинского (1947), две Сталинских премии первой степени (1941) за трехтомник «Геология Сибири» и многотом­ный научный труд «История геологического ис­следования Сибири» (1950). В 1949 г. Русское гео­графическое общество избрало своим почетным президентом В. А. Обручева.

Имя В. А. Обручева носят: Кяхтинский краевед­ческий музей, горный хребет в Туве, гора в верхо­вьях реки Витим, самый крупный ледник в хреб­те Черского на пике Победы, оазис в Антарктиде, подводная возвышенность в Тихом океане у бе­регов Камчатки, древний вулкан в Прибайкалье, минерал «обручевит», разлом вдоль юго-запад­ного берега Байкала, улицы в городах Иркутске, Братске, Москве, Санкт-Петербурге, Томске, Туле, Прокопьевске, научно-техническая библиоте­ка Томского университета. Романы, научно-по­пулярные книги и очерки В. А. Обручева учили дружбе, сплоченности, готовности прийти това­рищу на помощь.

Произведения Владимира Обручева

  1. Обручев, Владимир Афанасьевич. За тайнами Плутона / В. А. Обручев ; сост. А. В. Шумилов. - Москва : Молодая гвардия, 1986. - 239, [1] с., [8] вкл. л. ил. : ил. - (Стрела).

  2. Обручев, Владимир Афанасьевич. Занимательная геология / В. А. Обручев ; Академия наук СССР ; отв. ред. С. В. Обручев. - Изд. 2-е. - Москва : Наука, 1965. - 343, [1] с. : ил., [2] л. вкл. ил.

  3. Обручев, Владимир Афанасьевич. Земля Санникова : [роман] / В. А. Обручев ; ил. В. Черникова. - Калуга : Золотая аллея, 1993. - 287, [1] с. : ил.

  4. Обручев, Владимир Афанасьевич. От Кяхты до Кульджи. Путешествие в Центральную Азию и Китай ; Мои путешествия по Сибири / В. А. Обручев. - Москва : ЭКСМО ; [б. м.] : ОКО Медиа, 2014. - 475, [5] с. : ил., [12] л. цв. ил. - (Великие русские путешественники).

  5. Обручев, Владимир Афанасьевич. Плутония : научно-фантастический роман / Владимир Обручев ; ил. В. Романова. - Москва : ОНИКС, 2000. - 335, [1] с. : ил. - (Золотая библиотека).

  6. Обручев, Владимир Афанасьевич. Путешествия Потанина / В. А. Обручев. - Москва : Молодая гвардия, 1953. - 190, [2] с., [18] вкл. л. ил.

Источники:

  1. Борсук, О. А. В. А. Обручев - ученый, путешественник, писатель / О. А. Борсук // География в школе. - 2013. - № 10. - С. 26-31.

  2. Васильев, Виктор. Земля Владимира Обручева / Виктор Васильев // Живописная Россия. - 2012. - № 4. - С. 40-44.

  3. Друянов, Владимир Абрамович. Рыцарь факта : книга об академике В. А. Обручеве / В. А. Друянов. - Москва : Знание, 1984. - 159, [1] с., [8] л. вкл. ил. - (Творцы науки и техники).

  4. Замостьянов, Арсений. Дороги Обручева / Арсений Замостьянов // Литературная газета. - 2023. - № 33. - С.30.

  5. Мурзаев, Эдуард Макарович. Владимир Афанасьевич Обручев, 1863-1956 / Э. М. Мурзаев, В. В. Обручев, Г. Е. Рябухин ; Академия наук СССР ; отв. ред. Н. А. Флоренсов. - Изд. 2-е, перераб., доп. - Москва : Наука, 1986. - 208 с. : ил. - (Научно-биографическая серия).

  6. Поступальская, Мария Ивановна. Обручев / М. Поступальская, С. Ардашникова ; науч. ред. В. В. Обручев. - Москва : Молодая гвардия, 1963. - 431, [1] с. : ил., [17] вкл. л. ил. - (Жизнь замечательных людей : ЖЗЛ : серия биографий : основана в 1933 г. М. Горьким ; вып. 13 (369).

Составитель: главный библиограф В. А. Пахорукова


Система Orphus

Решаем вместе
Есть предложения по организации процесса или знаете, как сделать библиотеки лучше?
Я думаю!