Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Заповедник «Кедровая падь»

Библиографическое пособие. Курган. 2017

Еще 1 августа 2015 года Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ о том, что 2017 год в России будет объявлен Годом особо охраняемых природных территорий, а 5 января 2016 года был подписан указ о Годе экологии.

Таким образом, у 2017 года две главные темы — развитие заповедной системы и экология в целом.

На Земле осталось совсем немного мест, которых не коснулась рука человека. Люди разумом понимают, что их влияние на планету из года в год становится все разрушительнее. Чтобы сохранить в первозданном виде Землю для будущих потомков, ее животный и растительный мир, создаются многочисленные заповедники и природоохранные зоны.

Второй выпуск серии библиографических пособий «Заповедная Россия» посвящен одному из старейших заповедников Дальнего Востока «Кедровая падь». Он был организован в дореволюционный период по инициативе дальневосточных лесоводов, прекрасно понимавших все своеобразие и ценность этого уникального уголка Приморья. В 2016 г. заповеднику исполнилось 100 лет.

Заповедник «Кедровая падь»

Словно корни старого дерева тянутся отроги Восточно-Маньчжурских гор из Китая и Северной Кореи в Россию. Вздымают своими невысокими склонами узкую полоску суши между Амурским заливом и китайской границей. Вершина Чалбан как памятник возвышается над завоеванными каменными чужеземцами землями. В Южном Приморье, их называют Черные горы.

Черные горы выплескивают из своих недр реку Кедровую. Вырвавшись на волю, она бежит между хребтами Сухореченский и Гаккелевский, перепрыгивая через камни к Японскому морю. А бежать ей всего ничего: длина реки от истоков до устья — 25 километров. В долине реки Кедровая на 18000 гектаров располагается один из первых и самых маленьких заповедников России — «Кедровая падь». Здесь еще сохранились деревья, которым перевалило за 500; здесь еще изобилует черная пихта, названная так из-за своей темной коры и давшая некогда название Черным горам; здесь ползут по земле лианы.

Здесь птицы не уступают по яркости бабочкам, а бабочки размерами напоминают птиц. Здесь обитают древние, реликтовые тараканы гриллоблаттина, которые считаются «живыми ископаемыми». В реку Кедровую, которая ученым всего мира служит моделью чистой реки, заходит на нерест сима из семейства лососевых. Здесь кукуют все пять видов кукушек, проживающих в России. И именно здесь можно увидеть очень скрытного дальневосточного лесного кота. Это последнее место Земли, где в естественных условиях проживает одна из красивейших кошек планеты с сине-зелеными глазами и пышной шубой — дальневосточный леопард.

История заповедника

Присоединение Приморья и Приамурья к российским владениям совершилось согласно Айгунскому трактату (1858 г.) и Пекинскому договору (1860 г.).

В 1859 г., на следующий год после принятия Айгунского трактата Министерством государственных имуществ «для приведения в известность лесов около берегов Восточного океана, на Амуре и его притоках» была командирована специальная партия под руководством штабс-капитана корпуса лесничих Алексея Федоровича Будищева. Богатая Уссурийская тайга с первого взгляда покорила Будищева своей красотой и величием, и он с увлечением окунулся в эту работу. Все лето 1859 года лесовод провел в Уссурийском крае, стараясь по возможности описать большую часть зеленых массивов в долине Уссури.

По итогам работы специальной лесной партии в 1883 г. было издано «Описание лесов Приморской области». Этот труд долгое время служил главным источником сведений о лесах Приамурья. Кроме того, Будищевым составлена первая карта лесов южной части Приморской области.

В 1867-1869 году совершил ряд экспедиций в Уссурийский край Николай Михайлович Пржевальский. 23 мая 1867 г. он писал своему другу: «Через три дня я еду на Амур, оттуда на р. Уссури, оз. Ханка и на берега Великого океана, к границам Кореи... Да! На меня выпала завидная доля и трудная обязанность — исследовать местности, в большей части которых еще не ступала нога образованного европейца».

Опытный взгляд Н. М. Пржевальского подмечал все новое, что встречалось на пути. Особенно поразила его дальневосточная природа. Пржевальский описывал Приморье так: «Горные хребты, окружающие долины береговых рек, сплошь покрыты дремучими лесами, в которых содержится множество различных зверей».

Эти исследователи писали, что западное побережье Амурского залива покрыто дремучими, непроходимыми лесами и здесь не видно следов хозяйственной деятельности человека. Древесина заготавливалась на небольшой площади, только в окрестностях возникавших деревень и воинских гарнизонов.

Позже Управление государственных имуществ царской России стало сдавать в эксплуатацию большие лесные площади в Приморье и Приамурье русским промышленникам и иностранным концессионерам.

С 70-х годов XIX в. началось интенсивное хозяйственное освоение южных прибрежных районов Приморья, особенно после возникновения портов Владивосток, Славянка и Посьет.

В больших масштабах вырубались леса после завершения строительства Транссибирской железнодорожной магистрали. Интенсивность заселения Приморья резко усилилась. Переселенцам было разрешено рубить лес для построек и освоения земель под сельскохозяйственные угодья без соблюдения каких-либо лесохозяйственных правил. Не запрещалось, а иногда даже официально разрешалось для расчистки земли пускать лесные палы. Крестьянин-переселенец, ради освоения под землепользование нескольких десятков десятин лесной площади, выжигал десятки тысяч десятин лесов. В сухое и жаркое лето дым от лесных пожаров застилал не только сушу, но и море, в результате чего нельзя было рассмотреть предохранительных знаков на фарватере и створов на берегу. Судам приходилось стоять на якоре неделями в ожидании ветра или дождя, которые потушили бы пожар.

Подобное хищническое ведение лесного хозяйства отразилось на состоянии охотничьей фауны. Русским подданным разрешалось беспошлинно и без каких-либо ограничений в любое время года охотиться на любую дичь и ловить рыбу с использованием средств, которые в Сибири и в европейской части России были запрещены. Особенно поощрялось истребление тигров и леопардов. От начальников воинских команд приморскому генерал-губернатору шли победные реляции об уничтожении вместе с потомством десятков тигров и леопардов. «Эти свирепые звери наводили ужас на переселенцев и воинские команды и подлежали уничтожению», — пишет один чиновник об амурских леопардах.

Не менее варварски истреблялись и дикие копытные животные: пятнистые олени и изюбры. Весной и в первой половине лета неокостеневшие рога-панты этих животных из-за целебных свойств, высоко ценившихся в восточной медицине, добывались охотниками и сбывались в Китай и Корею по 600 рублей и более за один пант. Для массовой добычи пятнистых оленей и изюбров использовались лудёвы. Известный путешественник и писатель Владимир Клавдиевич Арсеньев отмечал, что при осмотре с казаками лудёв находили в ямах большое количество оленей, изюбров и коз. Животных опутывали арканами, с трудом вытаскивали на поверхность и выпускали на свободу. В результате подобного беспощадного истребления пятнистого оленя уже в начале XX в. его стада сильно поредели, а в ряде прибрежных районов Приморья были истреблены.

Уничтожение лесов и дичи приняло такой размах, что Лесное ведомство стало организовывать лесные заказники, в которых запрещалась охота. В Приморье до 1908 г. первые заказники были созданы во Владивостокском, Сучанском и Посьетском лесничествах. Заказник в Посьетском лесничестве занимал бассейн р. Кедровой (урочище «Кедровая Падь»). Охранялся он плохо, и местные жители тайком промышляли в нем зверя и ловили во время нереста симу.

В 1911 г. таксаторы Приморской лесоустроительной партии К. М. Вольтер и К. В. Захаров впервые провели инвентаризацию лесной растительности будущей территории заповедника, разбили квартальную сеть, составили объяснительную записку, таксационное описание и план лесонасаждений. Они отмечали, что из всех прибрежных лесных дач Южного Приморья «Кедровая Падь» отличалась наличием больших массивов ценных лиановых хвойно-широколиственных лесов. Хвойные строевые деревья в небольшом количестве были вырублены только в среднем течении Кедровой. Могучие сомкнутые леса из пихты черной (цельнолистной) достигали высоты 45 м и более. Исполинских размеров были и широколиственные деревья — липа, ясень, ильм, орех, бархат. Ученых удивляло обилие мощных лиан — актинидий, винограда и лимонника, необычных колючих кустарников — элеутерококка, акантопанакса, аралии и высоких пышных трав, особенно папоротников. Подобную богатую лесную растительность, насыщенную южными теплолюбивыми элементами, эти лесоустроители, до этого работавшие в уральских и сибирских лесах, встретили впервые.

Начиная с 1912 г. вокруг лесного урочиша «Кедровая падь» возник ряд новых деревень, которые окружили этот ценный участок природы почти сплошным кольцом. Усилились лесные пожары, особенно ранней весной и осенью, когда крестьяне на поля и пастбища пускали палы. Огонь в ветреную погоду из сельскохозяйственных угодий переходил в прилегающие лесные массивы, производя в них большие опустошения.

Первобытные девственные лиановые хвойно-широколиственные и широколиственные леса сохранились только в труднодоступных верховьях р. Кедровой. Лесничий «Славянского лесничества» Т. М. Городецкий, прекрасно понимал значение урочища «Кедровая падь» как эталона южноприморской нетронутой природы. Он обосновал немедленную организацию здесь лесного заповедника. Благодаря инициативе и настойчивости этого патриота родной природы, при содействии Приморского лесного общества вопрос был решен положительно. Лесная дача «Кедровая падь» была изъята из лесопромышленного плана. В ней были запрещены рубки леса, охота, сбор шишек кедра, ягод, плодов, грибов, лекарственных растений, а также побочные промыслы, в первую очередь проводившийся на этой территории обжиг известняка и добыча старателями россыпного золота. Славянское лесничество совместно с Приморским лесным обществом в сентябре 1916 г. организовало заповедник. Этот год следует считать годом организации заповедника «Кедровая падь». Охрана заповедной территории осуществлялась лесниками Славянского лесничества.

После установления Советской власти на Дальнем Востоке возник вопрос о статусе заповедника. В 1924 г. Дальневосточный экономический совет придал заповеднику полномочия самостоятельного управления и в 1926 г. расширил его территорию до 9500 гектаров. С 1930 по 1935 г. заповедник находился в подчинении разных организаций: Дальневосточного научно-исследовательского лесопромышленного института, Дальинтегралохотсоюза и Дальзаготпушнины. Две последние хозяйственные организации пытались превратить заповедник в типичное охотничье-промысловое хозяйство. Организовали в нем заготовку пушнины, мяса диких животных, добычу пантов, сбор орехов кедра, ягод, плодов, корней женьшеня. Для нужд зоопарков отлавливались звери и в том числе пятнистые олени, леопарды, кабаны, гималайские медведи, косули и выдры. Директору заповедника К. К. Высоцкому удалось прекратить подобные нарушения заповедного режима и доказать вышестоящим организациям, что природные комплексы заповедника уникальны и имеют общегосударственное значение.

В начале 1935 г. заповедник по инициативе академика Владимира Леонтьевича Комарова был передан в ведение Дальневосточного филиала Академии наук СССР.

В 1956 г. в заповеднике было проведено лесоустройство, которое уточнило его границы и определило общую площадь в 17896 гектаров. Вся территория заповедника разделена на обходы площадью 1500-2000 гектаров каждый. Они закреплены за лесниками. На каждый обход составлен паспорт, в который внесены основные сведения о растительности, достопримечательностях, указаны места переходов зверей, имеющиеся тропы и дороги, а также научные объекты (пробные площади, опытные участки и др.).

Горные скалистые хребты заповедника, субтропического облика тенистые лиановые леса с многочисленными видами деревьев, кустарников и трав, стремительные реки и ручьи с хрустально-прозрачной, холодной водой и богатый животный мир в любое время года производят неизгладимое впечатление.

Здесь растут реликтовые и эндемичные виды растений и обитают редкие животные, не встречающиеся в других районах Дальнего Востока. Это древняя береза Шмидта, которую за прочность древесины называют железной, красиво цветущий кустарник вейгела ранняя, фиалка Росса с оригинальными крупными белыми цветами, аралия материковая и леспедеца мохнатая, чрезвычайно редкий теплолюбивый представитель семейства зонтичных — галосциаструм Тилинга; а из животных — леопард, красный волк, гигантская бурозубка, овсянки Янковского и рыжешейная, сорокопуты японский и тигровый, кутора. В 1962 г. в заповеднике обнаружено примитивное насекомое гриллоблаттина, которая считалась вымершей много миллионов лет назад. В быструю горную р. Кедровую заходит на нерест ценная рыба из семейства лососевых сима. В заповедных лесах описаны чрезвычайно интересные низшие грибы, поражающие вредных насекомых, в частности, 28-точечную коровку, являющуюся самым опасным вредителем картофеля на Дальнем Востоке. По масштабам и степени причиняемых повреждений и наносимого ущерба сельскому хозяйству это насекомое близко к колорадскому жуку. Низшие грибы — сверхпаразиты с успехом могут быть использованы в биологическом методе борьбы.

В 2004 году заповедник получает статус биосферного резервата ЮНЕСКО.

В октябре 2008 г. для сохранения леопарда создан новый федеральный природный заказник — «Леопардовый». В 2009 году контроль над заказником «Леопардовый» Правительство передало руководству заповедника «Кедровая падь». Сейчас все усилия заповедника-заказника сосредоточены на спасении главного сокровища — леопардов, которые, по оценкам ученых, все еще живут здесь. «Кедровая Падь» — единственный заповедник, где дальневосточный леопард размножается. Каждый год заповедник «выпускает» за свои пределы от 2 до 4 молодых леопардов.

Кедровая Падь — это неповторимая зона дикой природы Дальнего Востока. За вековую историю заповедником была проделана огромная работа в плане сохранения дальневосточной природы. Он является своеобразным природным банком генофонда популяций диких животных и растений, полезные свойства которых могут быть использованы в селекционной работе.

Заповедник служит прекрасной лабораторией в природе, где не только охраняют, но и углубленно и всесторонне изучают биологию и экологию ценных и редких видов растений и животных и процессы, происходящие в естественных экосистемах, что может быть использовано для разработки практических рекомендаций, способствующих охране, рациональному использованию и воспроизводству биологических ресурсов. В заповеднике «Кедровая падь» проводят исследования научные сотрудники Дальневосточного научного центра Академии наук, Дальневосточного государственного университета, а также сотрудники из центральных научно-исследовательских учреждений страны и зарубежные ученые.

Источники

Книги:

  1. Заповедники СССР / [Н. Г. Васильев и др.] ; под ред. А. М. Бородина, Е. Е. Сыроечковского. — М. : Лесная промышленность, 1980. — 240 с. : карты, [24] л. вкл. ил.
  2. Васильев, Николай Григорьевич. Заповедник «Кедровая падь» / Н. Г. Васильев, С. С. Харкевич, Ю. Б. Шибнев. — М. : Лесная промышленность, 1984. — 197, [3] с. : табл., [12] л. вкл. ил.
  3. Заповедники Советского Союза / под ред. А. Г. Банникова ; сост. В. Б. Козловский. — М. : Колос, 1969. — 552 с. : ил., [16] вкл. л. цв. фот.

Журналы:

  1. Бегишева, А. Последнее пристанище леопарда / А. Бегишева, Ю. Земцова // Гео. — 2010. — № 5. — С. 34-41.
  2. Коротова, О. Н. Биосферный заповедник «Кедровая Падь» // География. — 2009. — № 6. — С. 10-13.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!