Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

«Странствующий музыкант» Сергей Рахманинов

Библиографическое пособие. Курган. 2023

«Я - русский композитор, и моя родина наложила отпечаток на мой характер и мои взгляды. Моя музыка - это плод моего характера, и потому это русская музыка... Единственное, что я стараюсь делать, когда сочиняю, - это заставить ее прямо и просто выражать то, что у меня на сердце».

С. В. Рахманинов

Имя этого великого музыканта известно во всем мире, и его смело можно назвать «русским гением». Сергей Васильевич Рахманинов был великолепным пианистом, который не имел себе равных, блестящим дирижером и композитором, оставившим после себя огромное культурное наследие. Он создал такие выдающиеся произведения, которые своей вдохновенностью никого не могут оставить равнодушными. Роковая судьба распорядилась так, что маэстро пришлось покинуть Родину, но любовь к отчизне, как и любовь к музыке, он пронес в сердце через всю жизнь и отразил это в своём гениальном творчестве.

Библиографическое пособие «Странствующий музыкант» Сергей Рахманинов» раскрывает страницы биографии и творчества композитора.

В работе использованы книги, статьи из фондов Центральной городской библиотеки им. В. В. Маяковского, а также электронные источники.

Пособие предназначено для любителей музыки.

«Обаяние его личности было несравненным. Стоило только его увидеть, и уже невозможно было оторвать от него глаз, не следить за каждым его движением. У него была необыкновенная способность всё подчинять своей индивидуальности. Когда он появлялся перед публикой, за дирижерским пультом или за фортепиано, то всё преображалось, меняло свой первоначальный облик, всё становилось рахманиновским».

Ю. Никульский

Страницы биографии

Сергей Васильевич Рахманинов появился на свет 20 марта (1 апреля) 1873 года в усадьбе Семеново Старорусского уезда Новгородской губернии.

Отец будущего композитора, Василий Аркадьевич, штаб-ротмистр лейб-гвардии Гродненского полка в отставке, в молодости воевал на Кавказе. Оставив военную службу, он, однако, сохранил гусарские повадки - любил кутнуть, кружил голову женщинами, а главное, был завзятым картежником, зачастую проигрывая крупные суммы и делая долги. Став помещиком, он женился на дочери заслуженного генерала П. А. Бутакова. Любовь Петровна слыла женщиной с характером довольно замкнутым и суховатым. Нрав мужа раздражал и пугал ее. Нелады в семье начались довольно скоро, тем не менее, дети у супругов появлялись с завидной регулярностью. Всего их было пять. Сергей - четвертый по счету. Он рос в имении отца Онег, расположенном верстах в пятидесяти от Новгорода на берегу реки Волхов.

Необычайная музыкальная одаренность мальчика проявилась очень рано. Родители понимали, что сыну необходимо учиться. Первые уроки ему давала мать. Уже в четырехлетнем возрасте он довольно бойко играл на фортепиано и читал ноты с листа. «За игру получал конфеты, бумажные рубли, от чего приходил в восторг», - вспоминал композитор. Однако были и неприятные воспоминания, связанные с музыкой. «В наказание за скверное поведение меня сажали под рояль. Других детей в таких случаях ставят в угол. Сидеть под роялем было в высшей степени позорно и унизительно» .

Позднее с Сережей стала заниматься подруга матери, Анна Дмитриевна Орнатская, окончившая Петербургскую консерваторию. Она очень много дала мальчику. Сергей подрастал. Отец мечтал о Пажеском корпусе для него, однако для этого нужны были средства, а их, увы, не было. Василий Аркадьевич хозяйственными делами не занимался, зато много времени проводил за карточным столом. Имение приходило в упадок, семья шла к разорению. Сначала с торгов ушло Семеново, где родился Сережа, затем та же судьба постигла Онег. О военной карьере для Сережи пришлось забыть. Было решено отдать его в младший класс Петербургской консерватории, и вскоре семья переехала в столицу. Впечатлительный мальчик тяжело привыкал к новой жизни. Чувство неуюта усиливалось тяжелыми раздорами между родителями, которые, в конце концов, привели к полному разрыву. Любовь Петровна все больше уходила в себя, перестала уделять сыну достаточно внимания. Сережа часто и подолгу жил у своей тетки со стороны отца М. А. Трубниковой. Там с ним обращались тепло и ласково, но воспитанием по-настоящему не занимались. Сережа обожал свою бабушку, Софью Александровну, но она в Петербурге бывала лишь наездами.

Между тем, мальчик рос сорванцом. У него была своя жизнь, которая с консерваторией была связана очень мало. С утра он прямиком направлялся на каток. «Я стал очень хорошим конькобежцем, но никогда и не приближался к консерватории», - вспоминал Сергей Васильевич. Вторым его любимым развлечением стала езда на подножке конки, куда он запрыгивал и соскакивал на полном ходу, рискуя попасть под другой экипаж. Проводя время таким образом, Сережа успевал благодаря своим способностям только по музыкальным предметам, завалив все общеобразовательные.

До поры до времени он решал эту проблему довольно просто, переправляя в зачетной книжке единицы на четверки. Весной 1885 года после трех лет обучения перед ним реально замаячила угроза отчисления. После семейного совета расстроенная мать решила перевести его в московскую консерваторию и отдать подростка в руки опытнейшего педагога Николая Сергеевича Зверева. В этом человеке уживались деспот и добряк, сумасброд и человек широкой души. Зверев сумел оценить выдающуюся одаренность мальчика и направить его развитие по верному пути. Сергей вместе с двумя другими учениками жил у Зверева дома на полном пансионе практически бесплатно. К своим «зверятам», как называли его воспитанников в консерватории, он относился почти с отеческой заботой. Учили их не только музыке, но и иностранным языкам. По воскресеньям ребята ездили на уроки танцев. Не пропускали и премьер в Большом и Малом. Зверев позволял им пользоваться своей богатейшей библиотекой.

За три года у Зверева Сергей повзрослел, стал сдержанным, довольно замкнутым. Уже в то время игра Рахманинова отличалась высокой артистичностью. Феноменальная музыкальная одаренность, исключительный слух и память позволяли ему выучивать труднейшие произведения за необычайно короткий срок.

В 1868 году он перешел на старшее отделение консерватории и был зачислен в класс гармонии замечательного музыканта А. С. Аренского сразу на второй курс. На экзамене в конце года за сочиненные им фортепианные пьесы он получил высший балл. На следующий день произведения Рахманинова прослушал Чайковский. Сергей видел, как Петр Ильич, взяв экзаменационный лист, что-то вписал в него. Позднее он узнал, что к пятерке с плюсом, поставленной комиссией, Чайковский прибавил ее три плюса - сверху, снизу и сбоку.

На следующий год Сергей попал в класс Танеева, преподававшего контрапункт. Его все больше манила тайна композиции. Однако сочинительство требовало сосредоточенности и уединения, которых ему не хватало. Юноша попросил Николая Сергеевича предоставить ему отдельную комнату с роялем. Поначалу беседа протекала совершенно мирно, однако какое-то замечание Сергея неожиданно взорвало вспыльчивого Зверева, и он швырнул в своего ученика первым попавшимся под руку предметом. На следующий день молодой музыкант собрал свои пожитки и покинул дом учителя.

Оставшись без крова, Рахманинов нашел приют у своей тетки, Варвары Аркадьевны Сатиной. Это радушное, добросердечное семейство стало для него близким на всю жизнь.

У Сатиных Рахманинов прожил около двух лет. Он много писал в это время, пробуя свои силы в разных музыкальных жанрах, и в ряде его сочинений уже заметно проступали черты самобытной творческой индивидуальности. Особенно плодотворными были два лета, 1890 и 1891 годов, проведенные им в имении Сатиных Ивановке Тамбовской губернии. Именно там молодой композитор закончил свой Первый концерт для фортепиано с оркестром.

В середине марта 1892 года Рахманинов получил экзаменационное задание сочинить одноактную оперу по поэме Пушкина «Алеко». Либретто написал один из будущих основателей Московского Художественного театра Н. И. Немирович-Данченко. Работал молодой композитор со страстью. Такой окрыленности он еще никогда не испытывал. Скорость, с которой он создал «Алеко», была поистине фантастическая - менее двух недель. За свое сочинение, исполненное перед комиссией, он получил пять с плюсом. Тут же в зале к нему подошел Зверев, обнял, расцеловал, вынул из жилетного кармана золотые часы и подарил на память. Рахманинов хранил этот подарок всю жизнь.

Получив золотую медаль, Сергей распрощался с консерваторией. Началась самостоятельная жизнь. Он нуждался. Не имел даже плохонького пальто. Уроки, которые приходилось давать, отвлекали от творчества и превращались в тягостное испытание. Тяжелой для Рахманинова была его бытовая неустроенность, необходимость скитаться по чужим углам, мешавшая ему сосредоточиться на работе. Тем не менее, в эти месяцы он создал пять фортепианных сочинений. Одно из них - Прелюдия до-диез минор - со временем станет одним из самых знаменитых произведении в мировой музыкальной культуре. В конце апреля 1893 года состоялась премьера «Алеко». Как только опустился занавес, с первыми же хлопками в директорской ложе поднялся Петр Ильич Чайковский. Зная, что его заметят, он бурно аплодировал. Публика требовала автора. Когда зрители увидели совсем молодого человека, овации усилились еще больше.

Весной 1894 года Рахманинов начал преподавать в Мариинском, а затем в Екатерининском и Елизаветинском институтах. Он давно мог бы зарабатывать концертами, но давать уроки было для него как-то привычнее. Тем не менее, мысль о том, что он так и останется на всю жизнь учителем, вгоняла его в дрожь. И вот неожиданная удача - он получил приглашение от Саввы Мамонтова, известного предпринимателя и мецената, основателя и владельца Русской частной оперы. Впервые в жизни Рахманинов встал за дирижерский пульт. Он дирижировал операми Даргомыжского, Римского-Корсакова, Глюка, Визе, Сен-Санса.

В те годы Рахманинов познакомился с Федором Шаляпиным, тогда еще молодым, не очень известным певцом, и эта встреча связала их на всю жизнь. Они быстро подружились.

Работа в театре Мамонтова в известной мере была связана с творческим кризисом, который композитор переживал после провала его Первой симфонии весной 1897 года. Депрессия сопровождалась сильными невралгическими болями. Однако время шло, и Сергея Васильевича снова потянуло к творчеству. Сочетать сочинительство с работой дирижера было невозможно, и Рахманинов принял решение уйти из театра Мамонтова. Окончание творческого кризиса многие биографы связывают с именем Н. В. Даля, известного невропатолога и гипнотизера. Его сеансы принесли композитору большую пользу, вдохнув в него новые силы. Не меньшую роль сыграла и встреча, происшедшая в конце 1898 года в доме доктора. Именно там Сергей познакомился с его дальней родственницей. Долгое время ее имя оставалось неизвестным. Помог нотный альбом, подаренный ею Рахманинову. В нем записан отрывок фортепианной фантазии, посвященной некой Delmo. Лишь гораздо позже удалось установить, что за этим сокращением скрывается имя - Даль Елена Морицевна - «D-el-mo». Был ли между молодыми людьми полноценный роман неизвестно.

Тайной для исследователей остаются и отношения Сергея Васильевича с Марией Шаталовой, экономкой семьи Сатиных. Все звали ее Мариной. Поговаривали, что у них был роман.

А потом... Сергей Васильевич удивил всех. Он сделал предложение своей двоюродной сестре Наташе Сатиной, которая была самым верным, самым бескорыстным его товарищем. Как заметила одна из родственниц, «Наташа выстрадала своего Сережу» . Предложение было сделано, но препятствием стало их близкое родство. Для священника обвенчать двоюродных брата и сестру означало рисковать своим положением. Поэтому решили, что венчать их будет полковой священник, поскольку он подчинялся военному ведомству, а не Синоду. Ну а прошение государю на разрешение брака нужно было подать в момент обряда, а никак не до него. Ведь при отказе уже никакой священник их не обвенчает. Венчание состоялось 29 марта 1902 года в Москве в церкви Шестого гренадерского Таврического полка. После церкви молодые отправились к родственникам, где их ждала закуска и шампанское. Туда и подоспело сообщение о том, что император начертал на прошении: «Что Бог соединил, человек да не разлучает» .

Молодожены отправились в свадебное путешествие. Их ждала Европа - Австрия, Италия, Швейцария, Германия. Впечатлений от поездки было много. После возвращения родители Наташи подарили им флигель в Ивановке. В мае 1903 года у них родилась дочь Ирина. В том же 1903 году Рахманинов закончил работу над «Вариациями на тему Шопена», а затем, одну за другой, сочинил девять прелюдий (ор.23).

В течение второй половины 1904 года Рахманинов поставил в Большом театре ряд опер крупнейших русских композиторов и завоевал репутацию выдающегося дирижера. Он также завершил работу над партитурой оперы «Скупой рыцарь» на тему одноименной «маленькой трагедии» А. С. Пушкина, а чуть позже - и оперы «Франческа да Римини».

В 1907-1909-х годах Рахманиновы жили в Дрездене, а на лето приезжали в Ивановку, где Сергей Васильевич лечился от «нервов» и пил кумыс. Там, в Ивановке, и родилась у супругов дочь Татьяна.

В те годы Рахманинов много гастролировал, сначала в Англии, а затем в Соединенных Штатах. За довольно короткий срок он дал там 26 концертов. Американцы были поражены его искусством дирижера. С палочкой дирижера перед оркестром он буквально завораживал зрителей. Но еще больше потрясало его несравненное мастерство пианиста-исполнителя. Очевидцы описывали его руки, будто совершенные образцы скульптуры: кисти большие, сильные, пальцы длинные, мягкие, эластичные.

Сочетание величины и гибкости было уникальным: «Он довольно свободно мог играть двойные терции в двух октавах одной рукой» , - вспоминали его друзья-музыканты. Посадка у него тоже была своеобразная. Рахманинов был очень высокого роста, под роялем ноги не умещались, и приходилось сидеть, расставив колени, и не на краешке, а на всем стуле. Те, кто сидел близко, слышали, как он себе подпевал, а когда рокотали басы, громко рычал.

Февральскую революцию 1917 года Сергей Васильевич встретил с воодушевлением. Принимал участие в благотворительных концертах, но затем события стали приобретать тревожный характер. В Ивановке крестьяне косо смотрели на господ. «Уезжай, барин, лучше от греха», - советовали старики. Во время Октябрьской революции семья находилась в Москве. В квартире было холодно, темно, неуютно. Сергей Васильевич поговаривал об объезде на юг, но в конце ноября неожиданно получил из Стокгольма официальное предложение дать несколько концертов в Скандинавии.

Для «странствующего музыканта» Скандинавия была тесновата, в Европе же еще продолжалась война, и Рахманинов принял приглашение ехать в США. С концертами он разъезжал по всей стране. У него даже появился свой вагон, где стояло пианино фирмы «Стейнвей», имелись спальня, повар и служащий. Но со временем чувство комфорта сменилось отвращением к жизни на колесах, и он предпочел останавливаться в отелях. Рахманинова все больше тянуло к тем, кто прибывал из России. Он нанял русскую прислугу, у него был русский секретарь. Когда в начале 1923 года в США с гастролями приехал Московский художественный театр, он устроил несколько приемов и с упоением слушал рассказы Москвина, стихи в исполнении Качалова, беседовал со Станиславским.

Однако особенно оживлялся Сергей Васильевич во время приездов к нему Шаляпина. Милого друга Феденьку за пристрастие к шуткам, озорству, розыгрышам, фантастическим историям он любовно называл «дуроломом». Талантом его восхищался безмерно.

Всем близким друзьям Сергея Васильевича было хорошо известно о его страстном увлечении автомобилями. Началось это увлечение еще в 1912 году, когда молодой композитор приобрел себе «Лорен-Дитрих», который он ласково именовал «Лорелея», «Лора». Водить он научился быстро, и порой делал это даже с известной долей лихачества. Особенно любил он гонять по проселочным дорогам Тамбовщины, близ Ивановки. Уже в Штатах Сергей Васильевич ездил на «кадиллаке», «паккарде» и других дорогих марках. Экзамен на права в Америке он сдал довольно легко.

Сергея Васильевича в Штатах очень ценили. Трижды приглашали играть в Белом доме для президента. Вообще концертный сезон Рахманинова делился на две части. Обычно первую, более продолжительную - с октября по февраль, он проводил в Америке, затем уезжал с женой в Европу, где гастролировал в Англии, Бельгии, Голландии, Скандинавии, Германии. Заканчивался сезон в Париже. Оттуда Рахманиновы отправлялись в Швейцарию.

В 1930 году композитор с женой гостил у своего старинного друга Оскара фон Ризимана в его швейцарском доме на берегу Люцернского озера. Гуляя по окрестностям, Рахманинов был поражен сказочной красотой тех мест. Особенно по душе пришлось ему живописное местечко неподалеку от курортного городка и он почти сразу же приобрел там участок площадью около двух с половиной гектаров для своего будущего имения. Назвали его супруги Сенар - соединив первые слоги своих имен (Сергей и Наталья) и добавив начальную букву фамилии. Постепенно стали подниматься стены и своды дома. Выстроенный в стиле модерн, он вскоре заслужил славу одной из достопримечательностей этой части Швейцарии.

В 1932 году в Сенаре была выстроена пристань, и Рахманинов купил себе мощную моторную лодку. Особое удовольствие доставляло ему гоняться за прогулочными пароходами. Управление лодкой после одного случая, который едва не закончился трагедией, он не доверял никому. Рахманинов катал тогда компанию друзей, среди которых был его импресарио, мистер Иббс. Пристань уже исчезла из виду за мысом, когда Иббсу пришла мысль показать свое искусство управления лодкой. Рахманинов передал ему руль, а сам сел на скамью с гостями. Но едва он успел это сделать, случилось непредвиденное: Иббс хотел заложить крутой вираж, но лодка закрутилась и стала крениться на левый борт. Рахманинов мгновенно встал, быстрыми шагами подошел к растерявшемуся Иббсу, оттолкнул его и взял руль в свои руки. Борт уже касался воды, тяжелая лодка готова была опрокинуться и накрыть собой пассажиров, но затем выровнялась и легла на обратный курс. Впрочем, этот случай нисколько не повлиял на увлечение Рахманинова водными прогулками.

Именно в Сенаре Сергей Васильевич обрел желанный покой и вдохновение, позволившее ему создать поистине гениальную Третью симфонию и Рапсодию для фортепиано с оркестром на тему Паганини. Она стала основой для балета, поставленного выдающимся балетмейстером М. М. Фокиным, который специально приезжал к Рахманинову в Сенар летом 1937 года.

Лето 1939 года стало последним сезоном, который семья Рахманиновых провела в Сенаре. Одному из своих друзей композитор писал: «Когда выглядывает солнце, я хожу по саду и думаю - Боже, как хорошо ... если не будет войны» . Увы, всем уже было понятно, что война неизбежна. За неделю до ее начала Рахманиновы вместе с дочерью Ириной и внучкой отплыли в Нью-Йорк.

С
ергей Рахманинов с внучкой

Они жили на Лонг-Айленде, где композитор работал над переделкой своего Четвертого концерта. Именно там он узнал, что немецкие войска вторглись в пределы России. Рахманинов страшно переживал, но надежды не терял. Первого ноября он дал концерт в Карнеги-холле, сбор от которого пошел на медицинскую помощь Красной армии. Затем последовали другие концерты.

В начале 1943 года глубоко больной, но не знавший о характере своей болезни Рахманинов составил расписание предстоящей ежегодной концертной поездки: Луисвилль, Орландо, Хьюстон, Сан-Франциско, Лос-Анджелес и другие американские города - так называемый рахманиновский Хронограф. Но успел дать концерт только в городе Луисвилле штата Флорида. Острые боли в боку сделали дальнейшую концертную деятельность невозможной... Он попросил отправить его в Калифорнию, на другой конец Америки, где хотел отдохнуть в только что отстроенным им новом загородном доме. Но до дома не доехал. В Лос-Анджелесе его сняли с поезда друзья и увезли в госпиталь. Там он, как и прежде в случае заболеваний, потребовал русского врача и русскую сиделку. Этот врач, а потом консилиум врачей не смогли поставить диагноз. Лишь когда появились небольшие опухоли на лбу, на боку и в других частях тела, врачи хотели сделать срез с одной из опухолей для анализа, но Рахманинов категорически отказался.

26 марта начались перебои в сердце. Дежурившая у постели жена послала за священником и услышала шёпот Сергея Васильевича в полузабытьи:

- Кто это играет?

- Бог с тобой, Серёжа, здесь никто не играет.

- Я слышу музыку.

Потом поднял свои исхудалые, но по-прежнему прекрасные руки над головой, внятно вымолвил:

- Странно, я чувствую, точно моя аура отделяется от головы.

Это были его последние слова. Вскоре он потерял сознание, началась агония, и 28 марта 1943 года в час ночи Рахманинов тихо скончался. По свидетельству жены, у него после кончины «было замечательно покойное выражение лица» .

Отпевали Сергея Васильевича в маленькой церкви «Иконы Божьей Матери Спасения Погибающих» на окраине Лос-Анджелеса. Гроб был цинковый, чтобы позднее композитора можно было перевезти в Россию. Похороны состоялись 1 июня 1943 года на кладбище в Кенсико под Нью-Йорком.

Известный пианист Иосиф Гофман сказал, что Рахманинов «создан из стали и золота: сталь в его руках. золото - в сердце... Я не только преклонялся перед великим артистом, но любил в нем человека!»

Музы Сергея Рахманинова

Музыкальная одаренность Рахманинова была наследственной. Его дед Аркадий Александрович Рахманинов, ученик знаменитого педагога Джона Фильда, был незаурядным пианистом. К тому же сочинял. Известны его романсы на слова Юлии Жадовской, Ивана Козлова; они пользовались большим успехом. Но Аркадий Александрович считал, что не дворянское это дело - музицировать, и ограничился статусом любителя. Его сын Василий Аркадьевич обладал музыкальным талантом, его импровизации производили большое впечатление на слушателей, но дальше дело не пошло. Отец будущего великого русского композитора стал военным. Сергея ждала другая судьба.

Частная школа Николая Сергеевича Зверева, Московская консерватория. Замечательные учителя - Аренский и Танеев. Талант его замечен всеми. Петр Ильич Чайковский, прослушав на экзамене по гармонии написанные Рахманиновым пьесы в его же исполнении, признался: «Ему я предсказываю великое будущее» .

Сергей много пишет. Но то было ученичество. Требовался эмоциональный взрыв, чтобы начать творить. Биографы отмечают весну и лето 1890 года, когда «искра истинного вдохновения влетела ему в душу» .

Имение Ивановка под Тамбовом принадлежало Сатиным, родственникам Рахманиновых. В то лето там собралось много молодежи. Были тут и сестры Скалон - Наталья, Людмила и Вера. Ну, а там, где много молодежи, всегда возникает атмосфера влюбленности. Обстановка всеобщей влюбленности «подчинила», охватила юную душу, ведь Сергею всего 17. Особенную радость доставляло общение со старшей из сестер - Натальей. Сергею кажется, что он влюблен, ей он впоследствии посвятил романс «Сон» на стихи Плещеева (из Гейне). И потом, уже после лета в Ивановке, Сергей писал Наталье письма, в которых делился с ней всеми, или, может быть, почти всеми своими переживаниями. Монстр, как называл ее юноша, стала его поверенной, которой он и поведал о свой любви... к младшей - Вере. Этой пятнадцатилетней девочке он посвятил романс на слова Афанасия Фета: «О долго буду я, в молчаньи ночи тайной...»

К ней, Верочке Скалон, обращены и другие романсы Рахманинова, ее образ всплывает при первых же звуках романса «Сирень». Воспоминание об этом чувстве он пронес через всю жизнь. Но кончилось лето. Юношеский роман завершился. Сергей вступил во взрослую жизнь, где нет времени для ностальгических воспоминаний. А Верочка... Сохранился ее дневник, полный надежд, девичьего томления и неисполненных желаний. «Генеральшинька», как ее называл Сергей, не могла выйти замуж за бедного музыканта. Ее судьбу определили родители. В 1899 году Вера вышла замуж, а перед этим сожгла все его письма. Спустя десять лет, в 1909 году, ее не стало. Ей было всего 34 года. Вторая часть Первого фортепианного концерта Рахманинова посвящена Верочке Скалон.

Параллельно в его жизни появляется новая привязанность - Анна Александровна Лодыженская, сестра известной в то время исполнительницы цыганских песен Надежды Александровны. Рахманинов познакомился с Лодыженскими в 1891 году. Муж Анны Александровны был «музыкальным сочинителем», он, увы, любил кутить и часто пропадал из дома. Рахманинов чаще проводил время с Анной Александровной. Приезжала ее сестра, пела таборные песни. Под влиянием сестер было написано «Цыганское каприччио», романс «Старый муж, грозный муж».

Ему - 19, ей - 24. Что привлекло его в этой женщине? Возможно ощущение дома, которого он не знал, но о котором всегда мечтал. Не серьезные и умные разговоры нужны были Рахманинову, ему нужен был уютный дом, ласковая и кроткая женщина. Это он нашел у Анны Александровны Лодыженской, к которой питал «горячую платоническую любовь». Как вспоминает дочь Федора Ивановича Шаляпина Ирина, Сергей Васильевич «дружески и нежно» любил Анну Александровну, называл ее «родная» и посвятил «этой кроткой и ласковой женщине с огромными глазами свой романс «О, нет, молю, не уходи» и Первую симфонию.

С Первой симфонией связано самое сильное потрясение начинающего композитора. Ее первое (и последнее) исполнение состоялось в Петербурге 15 марта 1897 года. Последовал провал, который Рахманинов воспринял как катастрофу. Партитуру уничтожил. Спустя 20 лет писал: «После этой Симфонии не сочинял ничего около трех лет. Был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись и голова, и руки...» .

Из этого душевного кризиса ему помогла выйти Наталья Сатина, ставшая его женой. После провала Первой симфонии именно она помогла Рахманинову пережить тяжелейшую депрессию. Она создала вокруг него атмосферу мира и покоя. То была лучшая пора его жизни «музыкальная болдинская осень, растянувшаяся на 15 лет» . В эти годы Рахманинов сочинил лучшие свои произведения. Это и оперы «Скупой рыцарь» и «Франческа де Римини», Симфония №2, «Литургия Иоанна Златоуста», «Всенощное бдение», Третий концерт для фортепиано с оркестром, Первая и Вторая сонаты для фортепиано... Особое место занимают 36 романсов.

Большую помощь в написании романсов ему оказала Мариэтта   Шагинян. Она появилась в жизни Рахманинова неожиданно. Композитор часто получал письма от своих поклонниц. Но одна из них обратила на себя особое внимание. Незнакомка подписывала свои письма нотой «Ре». Она внушала Рахманинову, что молодая Россия знает и ценит его.

Они познакомились в 1912 году. Мариэтте 24 года. Она известна в литературных кругах. Ей была лестна открытость всегда замкнутого композитора, ей он доверял свои радости и творческие сомнения, обращался за помощью: «Мне нужны тексты к романсам. Не можете ли Вы на что-нибудь подходящее указать? Мне представляется, что «Ре» знает много в этой области, почти все, а может быть, и все» .

Она с готовностью откликалась на его просьбы. Это она навела его на знаменитое стихотворение Эдгара По в переводе Константина Бальмонта «Колокольчики и колокола», и Рахманинов создал одно их самых волнующих произведений - «широкую оркестровую фреску «Колокола» . Неоценимую помощь оказала Мариэтта Сергеевна Рахманинову в написании его последнего вокального цикла - Опус 38 «Шесть стихотворений для голоса и фортепиано». История этого опуса содержит много его личных переживаний.

Шел 1916 год. Рахманинов с концертами на юге России. Из Ессентуков он, как всегда, обращается к Шагинян с просьбой подобрать ему стихи для новых романсов. Мариэтта привезла ему тетрадь - 15 стихотворений Лермонтова и 26 - новых поэтов-символистов: Белого, Северянина, Брюсова, Бальмонта. Было непросто убедить Рахманинова, который не жаловал современных поэтов, что в их поэзии - особая красота и музыкальность.

Но в непривычной сговорчивости композитора, очевидно, особую роль сыграло другое обстоятельство. Ну, конечно, - женщина. Как-то Рахманинов сказал: « Красивая женщина - источник вечного вдохновения» .

Певица Нина Кошиц была очень эффектна. Непредсказуемая, взбалмошная, но при этом веселая и мило шаловливая. Впервые он увидел Нину в 1915 году. Год спустя в концерте «Литературного кружка» она с большим успехом исполнила романсы Сергея Васильевича. Он ей аккомпанировал. Современники отмечают красоту ее голоса: сопрано удивительно глубокого и свежего тембра. А вот манера ее исполнения многим не нравилась, ее находили дешевой, вульгарной. Рахманинов не замечал этого. Он был покорен талантом певицы. Он оживлен, пропала его всегдашняя сдержанность и кажущаяся угрюмость. Конечно, он увлечен. Он занялся подготовкой концертов с Ниной Кошиц. Тогда и был задуман Опус 38. Концерты прошли с большим успехом в Москве, затем в Петрограде, Харькове, Киеве. В июле 1917 года состоялся последний концерт в Кисловодске, после которого отношения были прерваны.

Вспоминает Мариэтта Сергеевна: «Рахманинов не был помечен в афишах как аккомпанирующий Кошиц. Она вышла со своей аккомпаниаторшей, необыкновенно разряженная, едва ответила публике на аплодисменты, спела что-то без всякого выражения и, получив букет, безразлично положила его на рояль, а сама ушла со сцены» . И далее: «Мне было обидно, что шесть романсов на «мои», так любовно подготовленные для него тексты, он посвятил Кошиц» . А он не только посвятил ей романсы, он еще и подарил ей тетрадь с эскизами этих романсов.

Она сама все разрушила. Рахманинов терпеть не мог амикошонства, капризности. Он был ею увлечен, и она приняла это как должное. Рахманинов был унижен ею, красота обожания померкла.

Позднее она еще более разочаровала музыканта. Слишком уж нарочито использовала Нина Павловна его имя, пытаясь устроить свои гастроли в Бостоне в 1921 году. Рахманинов рассержен: «Ваши первые шаги в Америке, - напишет он, -совершенно убили мнение о Вас...» . И когда Николай Метнер летом 1929 года обратился к нему за советом относительно совместного проведения концерта с Кошиц, Рахманинов ответил очень жестко: «Что касается Кошиц и концертов с ней, то мне трудно что-либо посоветовать. Вы должны решить это сами. Она довольно «грязная» в смысле рекламы, вернее, саморекламы...» . Так печально закончилась история создания Опуса 38. Но осталась божественная музыка, остались его романсы. Нина оказалась последней в его жизни женщиной - источником бурного и плодотворного вдохновенья. Больше он романсов не сочинял.

Дружба с Мариэттой Шагинян продолжалась до отъезда композитора за границу в 1917 году. Мариэтта Сергеевна в своих воспоминаниях о нем поставила точку: «Не было никакого романа! Но зато было нечто большее, чем роман, нечто такое, что идет из души в душу в той бескорыстной и человеческой дружбе, какая исходит от «я» к «ты» и в этом предельно выражает общечеловеческое» . Она посвятила Сергею Васильевичу сборник стихов «Orientale», а Рахманинов откликнулся романсом «Муза» на слова Пушкина.

Творчество Сергея Рахманинова

«Музыкальное дарование Рахманинова нельзя назвать иначе, как феноменальным. Слух его и память были поистине сказочны».

Александр Гольденвейзер

Нечто высшее, прекрасное, совершенное предстает в музыке Сергея Васильевича Рахманинова, творчество которого явилось новым этапом развития отечественных национальных традиций. Он обогатил музыку достижениями искусства XX века и интонациями древнерусского знаменного распева. Рахманинов, будучи величайшим пианистом своего времени, впервые вывел русскую фортепианную музыку на мировой уровень, стал одним из тех русских композиторов, чьи фортепианные произведения вошли в репертуар всех пианистов мира.

В музыке Рахманинова романтический пафос сочетается с лирико-созерцательными настроениями, неистощимое мелодическое богатство - с ритмической энергией, лирические образы - с эпическими и драматическими. Исключительное место в творчестве Рахманинова место заняла колокольность - важная особенность национального мировосприятия, символизирующая соборность сознания русского человека.

Своего рода «автоэпиграфом» ко всему творчеству Рахманинова стала «Прелюдия до-диез минор», написанная 19-летним музыкантом. Это сочинение, созвучное мироощущению людей на пороге XX столетия, оказалось чрезвычайно популярным и сопровождало композитора в течение всей долгой жизни.

В «Прелюдии» нашли концентрированное выражение средства, имеющие многовековые жанрово-стилистические национальные и интернациональные корни. Это и тема «схватки с судьбой» - исходный афоризм, ставший традицией со времен Пятой симфонии Бетховена; и многозвучная аккордовая фактура, которая ассоциируется с монументальными образами хоровой классики (от ораторий Баха и Генделя до русской оперы); и колокольность, перекликающаяся с музыкой Глинки, Мусоргского, Бородина и воплотившая собственные впечатления.

«Одно из самых дорогих для меня воспоминаний детства, - рассказывал Рахманинов, -связано с четырьмя нотами, вызванивавшимися большими колоколами Новгородского Софийского собора, которые я часто слышал, когда бабушка брала меня в город по праздничным дням. Звонари были артистами. Четыре ноты складывались во вновь и вновь повторяющуюся тему, четыре серебряные плачущие ноты, окруженные непрестанно меняющимся аккомпанементом. У меня с ними всегда ассоциировалась мысль о слезах. Несколько лет спустя я сочинил сюиту для двух фортепиано, в четырех частях, раскрывающих поэтические эпиграфы. Для третьей части, которой предпослано стихотворение Тютчева «Слезы», я тотчас нашел идеальную тему - мне вновь запел колокол Новгородского собора» .

В Фантазии для двух фортепиано композитор создал две «колокольные» музыкальные картины, навеянные контрастными образами русской жизни: «Слезы» и «Светлый праздник» (3-я и 4-я части сюиты-фантазии). Знакомые с детства мотивы: «четыре серебряные плачущие ноты» (скорбный напев русских колоколов) и ритм плясового колокольного напева стали основой воплощения замысла композитора, отраженного и в поэтических эпиграфах к этим частям.

Многократно повторяющееся нисходящее мелодическое движение всего 4-х звуков и непрестанно меняющийся, гармонически насыщенный аккомпанемент сливаются в 3-й части в «море звонов», ассоциирующееся с «морем слез», людским горем.

Колокола в музыке Рахманинова как будто запели, стихийный размах звонов приобрел лирическую задушевность. Фоновые фигурации подчинены мелодической теме «слез», «плачу колокола». Остинатная мелодия - звуковая горизонталь постепенно превращается в сложную гармонию - звуковую вертикаль. Напряженное развитие приводит к коде, в которой на фоне доносящейся как будто издалека поступи тра­урного шествия вновь появляется и в тишине допевается «тема слез».

Контрастом к этой части звучит «Светлый праздник » (финал сюиты-фантазии), который также можно назвать звуковой картиной - «морем» праздничного пасхального трезвона мелких колоколов. На фоне «малого трезвона» раздаются удары больших колоколов. Ритм плясового напева русских колоколов Рахманинов услышал и записал еще в 14 лет.

Состояние радостного восторга, ликования, передающееся музыкой Рахманинова, перекликается с непосредственным чувством, возникающим в день Пасхи - празднования Воскресения Христова. Православные христиане встречают этот праздник колокольными перезвонами церквей, храмов и монастырей.

Создавая это сочинение, Рахманинов, воспользовался обиходным пасхальным напевом «Христос воскресе». Дважды слышится как бы «хоровое» звучание темы напряженного, стихийно-возбужденного характера.

Такие особенности развития музыки, как варьирование основной интонации, расцвечивание ее разными регистрами фортепиано, «оркестровость», «колокольность» звучания, которая достигается фактурой произведения и составом исполнителей, направлены на утверждение языком музыки единства небесного и земного.

Творческое становление молодого композитора проходило под сильнейшим влиянием Петра Ильича Чайковского, который был высокого мнения о даровании Рахманинова. На смерть Чайковского Рахманинов откликнулся Элегическим трио «Памяти великого художника» для фортепиано, скрипки и виолончели (1893).

Среди других ранних произведений 1890-х годов выделяются: симфоническая фантазия «Утес» (1893), Музыкальные моменты для фортепиано (6 пьес, 1896) и ряд романсов, в числе которых такие жемчужины русской вокальной лирики, как «В молчаньи ночи тайной» на слова Фета, «Не пой, красавица, при мне» на слова Пушкина, «Весенние воды» на слова Тютчева.

В 1895 Сергей Рахманинов сочинил Первую симфонию, премьера которой обернулась крупным провалом. По свидетельству современников, из-за крайне небрежного исполнения симфония не была оценена должным образом. Рахманинов воспринял происшедшее как доказательство своей творческой несостоятельности и на несколько лет отошел от сочинения музыки, сосредоточившись на исполнительской деятельности.

К началу 1900-х годов Рахманинову удалось преодолеть творческий кризис. Следующие полтора десятилетия - самые плодотворные в его творческой жизни. Стиль Рахманинова глубоко укоренен в традиции русской музыки XIX века и находит яркое выражение в первом же крупном произведении этого периода - Втором концерте для фортепиано с оркестром, написанном в конце 1901 года, который обессмертил его имя. Впервые он исполнил этот концерт в Москве в том же 1901 году. А в Петербурге сыграл его в ноябре 1903 года.

В 1909 году сочинен Третий концерт для фортепиано с оркестром (ре минор), который называют и концертом-песней, и концертом-симфонией. Он посвящен известному пианисту Иосифу Гофману.

В исходной теме-песне - симфонически насыщенной мысли - потенциально заложена интенсивность образного развития. Словно невзначай напетая мелодия одновременно и глубоко лирична, и величава, и эпически обобщенна. Сам композитор писал:

«1) Первая тема моего 3-го концерта ни из народно-песенных форм, ни из церковных источников не заимствована. Просто так «написалось»!.. Я хотел «спеть» мелодию на фортепиано, как ее поют певцы, - найти подходящее, вернее, не заглушающее это «пение» оркестровое сопровождение. Вот и все!

2)... я не стремился придать теме ни песенного, ни литургического характера... В то же время нахожу, что тема эта приобрела, помимо моего намерения, песенный или обиходный характер...»

Тема Третьего концерта воплощает внешне простой и скромный, а внутренне сложный образ Родины. Так, если с первыми звуками Второго концерта может представиться, «как во весь свой рост подымается Россия» , то с первыми звуками Третьего - как она неприметно раскидывается в безбрежную ширь, затаивая многое важное и трудное под спудом... Третий концерт - еще одна вдохновенная поэма о Родине. Здесь словно раздвигаются широкие сумрачные дали, по которым быстрой тенью проносится с прощальным звоном бубенцов символическая «птица-тройка».

Искреннее чувство любви к родной земле и религиозно-нравственным основам (традициям) отечественной культуры, одухотворенность искусства - вот то главное, что высвечивает эта музыка. Композитор пропел тему концерта словно на едином непрерывном дыхании. Она «стелется, как тропа в полях» .

Огромное значение для духовной русской музыки имеют богослужебные композиции Рахманинова - «Литургия св. Иоанна Златоуста» (1910) и «Всенощное бдение» (1915).

Суровые, строгие мелодии, звучавшие в древних храмах, ожили под руками композитора. Музыка «Всенощной» отражает общечеловеческие чувства, размышления о жизни и смерти.

«Всенощное бдение» композитор написал очень быстро, всего за две недели. «Импульс к сочинению, - писал композитор, -появился после прослушивания исполнения моей Литургии, которую... я не люблю, ибо в ней проблема русской церковной музыки решена очень недовлетворительно. Меня с детства увлекаливеликолепные напевы Октоиха. Я всегда чувствовал, что для их хоровой обработки необходим особый, специальный стиль, и, как мне кажется, нашел его во Всенощной. Не могу не признаться, что первое исполнение ее московским Синодальным хором дало мне час счастливейшего наслаждения. <...> великолепные синодальные певчие воспроизвели все эффекты, какие мне воображались, и временами даже превосходи идеальную звуковую картину, рисовавшуюся у меня в мыслях, когда я сочинял произведение» .

Во Всенощной композитор «осознанно подделывался под Обиход в тех номерах, которые могли быть оригинальными» . «Всенощное бдение» Рахманинова традиционно по построению и состоит из двух циклов песнопений, образующих Вечерню и Утреню. В нем 15 номеров (частей), большая часть которых основана на подлинных знаменных распевах, обогащенных композитором новыми голосами и мелодическими линиями.

Для Рахманинова отступления от точного следования церковному напеву были вызваны стремлением воссоединить элементы истинно народные с современными, знаменательными для переломной эпохи. Композитор свободно воспроизводит один из важных принципов структуры знаменных напевов - многочисленные вариантные изменения различных частей строк (зачинов, иногда концовок).

«Композиторские вольности» вносят элементы картинности и драматизма в повествование об оплакивании Христа и Его воскресении. Так, Рахманинов добавил вступительное песнопение «Приидите, поклонимся» (№1), не предусмотренное во «Всенощной», которое явилось зачином всего хорового цикла, обобщающим национально характерные песенные образы, родственные исходной теме Третьего фортепианного концерта. Это своеобразный эпиграф-приглашение, звучащий торжественно и строго, как вступление к действию.

По словам известного дирижера В. Чернушенко, « Всенощная» создана для храма. А храм этот - вся Россия, с лазурным куполом неба, с неоглядным раздольем полей и лесов, с иконостасом, где запечатлены лики и деяния святых - лучших сынов ее, с народом» . Эта музыка объединяет прошлое с настоящим, настоящее - с будущим. Объединяет людей в любви и преданности земле своей.

Эта торжественная песнь, воспевающая красоту Земли Русской, доброту и силу людей, тепло материнского чувства, прозвучала в тяжелое для всей страны время первой мировой войны (в начале 1915 г.) как отклик на людские страдания.

Христианские мотивы очень важны в творчестве Рахманинова. Будучи глубоко верующим человеком, композитор внес выдающийся вклад в развитие русской духовной музыки.

Богато и разнообразно представлены в творчестве Рахманинова малые формы: романсы, в том числе знаменитые «Сирень» на слова Е. Бекетовой и «Здесь хорошо» на слова Г. Галиной, «Маргаритки» на слова И. Северянина и многие другие; пьесы для фортепиано, в том числе две тетради прелюдий и две тетради «Этюдов-картин».

Уехав из России, Сергей Васильевич в течение первых девяти лет не написал ни одного нового произведения. «Уехав из России, я потерял желание сочинять. Лишившись родины я потерял самого себя. У изгнанника, который лишился музыкальных корней, традиций и родной почвы, не остается желания творить, не остается иных утешений, кроме нерушимого безмолвия нетревожимых воспоминаний, я потерял самого себя», - говорил композитор в одном из интервью.

Но все же, в 1926 году появились Концерт №4 для фортепиано с оркестром, «Три русские песни» для хора и оркестра (1926). Позднее композитор сочинил Вариации на тему Корелли для фортепиано (1931), Рапсодия на тему Паганини для фортепиано с оркестром (1934), Симфония №3 (1935-36) и «Симфонические танцы» для оркестра (1940). В последних двух произведениях с особой силой звучит тема тоски по утраченной России.

Значение композиторского творчества Рахманинова огромно: он синтезировал различные тенденции русского искусства, различные тематические и стилистические направления и объединил их под одним знаменателем - русским национальным стилем, важнейшей особенностью которого является гармония высших духовных помыслов и совершенства их воплощения на основе взаимопроникновения народно-песенного и церковного искусства.

Образ Сергея Рахманинова в кинематографе

В 2007 году режиссером Павлом Лунгиным снят художественный фильм-фантазия «Ветка сирени». Роль Сергея Рахманинова сыграл Евгений Цыганов.

«Я не ставлю перед собой задачу снять биографию Рахманинова. Это фантазия на тему любви. В картине основной упор делается на личностные ощущения композитора: возможность творить в определенных условиях. Я хочу показать узловые моменты жизни художника через призму его творчества», - сказал Павел Лунгин в интервью.

Ветка сирени : художественный фильм / режиссер Павел Лунгин ; в ролях: Евгений Цыганов, Виктория Толстоганова, Алексей Кортнев [и др.]. - Изображение (движущееся ; двухмерное) : видео // Yandex. - URL: https://yandex.ru/video/preview/2208653047349781876 (дата обращения: 20.03.2023). - Фильм вышел в 2007 г.

Музыка композитора звучит в художественных фильмах:

1954 - «Рапсодия»

1956 - «Весна на Заречной улице»

1957 - «Рассказы о Ленине»

1976 - «Старший сын»

1979 - «Поэма о крыльях»

1985 - «Подсудимый»

1987 - «Зеркало для героя»

1989 - «Несрочная весна»

1989 - «Руфь»

1993 - «День сурка»

2007 - «Ветка сирени»

2019 - «Мальчик русский»

Интересные факты

  • Очень часто композитор отмечал, что он всего лишь на 85 процентов музыкант. Если же интересовались, куда делись оставшиеся 15, то Рахманинов отвечал, что он еще и человек.

  • Сергей Васильевич очень тяжело переживал провал своих произведений, но удачное исполнение тоже могло вызвать в нем творческие сомнения. Однажды после успешного выступления он вынужден был запереться в гримерке, чтобы никого не видеть. Когда же маэстро открыл дверь, то сразу же попросил, чтобы ему ничего не говорили о концерте, так как он не музыкант, а сапожник.

  • Несмотря на большие гонорары за свои выступления, Рахманинов предпочитал одеваться достаточно скромно, что подмечали многие журналисты того времени. Но это ничуть не мешало ему держать в своем гараже последние модели дорогостоящих автомобилей.

  • Рахманинов всегда бережно относился к своим рукам, многие современники отмечали, что они у него были очень красивые. Даже кнопки на его ботинках перед концертами застегивала всегда супруга, чтобы он не поранил пальцы.

  • Рахманинов был требователен не только к себе, но и к публике. Особенно он не любил когда в зале начинали кашлять и разговаривать во время его исполнения. Свое недовольство он выражал тем, что мог пропустить несколько вариаций в произведении.

Источники:

  1. Бажанов, Николай Данилович. Рахманинов / Н. Бажанов. - Москва : Молодая гвардия, 1962. - 445, [3] с., [8] вкл. л. ил. - (Жизнь замечательных людей : ЖЗЛ : серия биографий : основана в 1933 г. М. Горьким ; вып. 23 (356). - Текст : непосредственный.

  2. Безелянская, Анна. Источник вечного вдохновения / Анна Безелянская. - Текст : непосредственный // Студенческий меридиан. - 2012. - № 11. - С. 53-57.

  3. Брянцева, Вера Николаевна. Детство и юность Сергея Рахманинова / В. Брянцева. - Изд. 2-е. - Москва : Советский композитор, 1973. - 135, [1] с., [8] л. вкл. ил. - Текст : непосредственный.

  4. Гарипова, М. Мир музыкальных образов Рахманинова : урок в 7 классе / М. Гарипова. - Текст : непосредственный // Искусство в школе. - 2002. - № 2. - С. 59-60.

  5. Демченко, А. И. Сакральные монументы С. В. Рахманинова / А. И. Демченко. - Текст : непосредственный // Обсерватория культуры. - 2013. - № 5. - С. 72-76.

  6. Зубкова, Алла. «Странствующий музыкант» Сергей Рахманинов / Алла Зубкова. - Текст : непосредственный // Смена. - 2019. - № 9. - С. 4-19.

  7. Калинина, Наталья Анатольевна. С. В. Рахманинов : повесть / Наталья Калинина. - Москва : Детская литература, 1989. - 127, [1] с., [32] л. ил. - Цикл книг : Великие композиторы. - Текст : непосредственный.

  8. Кармазина, Жанна. С. В. Рахманинов - пианист и интерпретатор / Жанна Кармазина. - Текст : непосредственный // Искусство. - 2018. - № 9/10. - С. 54-60.

  9. Ключников, Юрий. Руки Рахманинова / Юрий Ключников. - Текст : непосредственный // Наука и религия. - 2023. - « 3. - С. 8-12.

  10. Кожунков, Алексей. «Не могу жить без русских людей» / Алексей Кожунков. - Текст : непосредственный // Смена. - 2003. - № 3. - С. 4-11.

  11. Критская, Е. Три вечные струны: молитва, песнь, любовь / Е. Критская. - Текст : непосредственный // Искусство в школе. - 2008. - № 2. - С. 44-48.

  12. Мильштейн, Натан. Рахманинов, каким я его знал / Натан Мильштейн в соавторстве с Соломоном Волковым. - Текст : непосредственный // Знамя. - 1998. - № 11. - С. 150-160.

  13. Пименова, Р. А. Образы природы в музыкальном искусстве: С. В. Рахманинов / Р. А. Пименова. - Текст : непосредственный // Уроки литературы. - 2001. - № 3. - С. 1-3.

  14. Рахманинов Сергей Васильевич величайший русский композитор . - Текст : электронный // Тамбовский государственный музыкально-педагогический институт им. С. В. Рахманинова. - URL: https://web.archive.org/web/20081021082322/http://www.rachmaninov.ru/rachman/index.htm (дата обращения: 20.03.2023).

  15. С. В. Рахманинов. - Текст : непосредственный // Астафьев, Б. О музыке ХХ века. - Ленинград : Музыка, 1982. - С. 31-57.

  16. С. В. Рахманинов : альбом / Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки ; сост. Е. Рудаковой ; общ. ред., вступ. ст. и тексты А. Кандинского. - Изд. 2-е. - Москва : Музыка, 1988. - 191, [1] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  17. Селицкий, А. «Лермонтовский сюжет» в жизни и творчестве Рахманинова / А. Селицкий. - Текст : непосредственный // Вопросы литературы. - 2010. - № 2. - С. 125-139.

  18. Сенар : С. В. Рахманинов (1873-1943) : сайт. - Москва, 2006 - .- URL: https://senar.ru/ (дата обращения: 20.03.2023). - Изображение. Музыка (исполнительская). Текст : электронные.

  19. Сергей Васильевич Рахманинов . - Изображение. Музыка (исполнительская). Текст : электронные // ВКонтакте. - URL: https://vk.com/rachmaninoffsergei (дата обращения: 20.03.2023).

  20. Сергей Васильевич Рахманинов. - Музыка (исполнительская) : электронная // Яндекс Музыка. - URL: https://music.yandex.ru/artist/62727/tracks (дата обращения: 20.03.2023).

  21. Сергей Васильевич Рахманинов . - Текст : непосредственный // Искусство в школе. - 2002. - № 2. - С. 50-60.

  22. Сергей Рахманинов . - Текст : электронный // Soundtimes. - URL: https://soundtimes.ru/muzykalnaya-shkatulka/velikie-kompozitory/sergej-rakhmaninov (дата обращения: 20.03.2023).

  23. Серебрякова, Любовь. «Ныне отпущаюши»: монолог и мистерия / Любовь Серебрякова. - Текст : непосредственный // Культурология. - 2005. - № 3. - С. 80-84.

  24. Соколова, Ольга Ивановна. Сергей Васильевич Рахманинов / О. И. Соколова ; худож. Д. Бязров. - 3-е изд. - Москва : Музыка, 1987. - 159, [1] с., [64] л. вкл. ил. - (Русские и советские композиторы). - Текст : непосредственный.

  25. Федякин, Сергей Романович. Звуковая история русской эмиграции / Сергей Федякин. - Текст : непосредственный // Москва. - 2013. - № 5. - С. 214-222 ; № 6. - С. 179-194.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.

«Странствующий музыкант» Сергей Рахманинов : библиографическое пособие / сост. Артемьева М. Г. - Курган, 2023.


Система Orphus

Решаем вместе
Есть предложения по организации процесса или знаете, как сделать библиотеки лучше?
Я думаю!