Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Советуем прочитать Выпуск 1 (25)

Список литературы. Курган. 2020

Уважаемые читатели и коллеги!

Обращаем Ваше внимание на наиболее значимые и интересные произведения, напечатанные в литературно-художественных журналах в первом полугодии 2020 года.

Аксенов, Василий Иванович. Пламя, или Посещение одиннадцатое : роман / В. И. Аксенов. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 1, 2.

1980 год. Студент-дипломник в археологической экспедиции на северо-западе России. Работа, быт, одновременно пишет роман о молодости главного героя романов Аксенова Василия Ивановича.

Весна в Ялани : роман // Москва. – 2014. - № 8, 9.

Моление : роман // Москва. – 2013. - № 10,11.

Оспожники : роман // Москва. – 2012. - № 1.

«Или как будто кто-то мощный и великий взял меня за плечи аккуратно, крепко встряхнул, и из меня все высыпалось. Дно прорвалось...

Или иначе: я вдруг почувствовал свой настоящий возраст. Будто до этого момента чересчур тугая, неподатливая пружина, соединяющая меня с моим прошлым, не позволяла мне оторваться и отдалиться на должное расстояние от моей юности, лопнула только что – я повзрослел. В одно мгновение. Так иногда седеют люди.

Детство давно прошло, а юность – только что закончилась.

И что настало?..

Век железный?

Да. Я пережил век золотой, я пережил, выходит, и серебряный.

Долго не двигаясь стоял – словно вкопали. И не во весь рост, а по шею. Не подавленный – опустошенный. Глядя в окно. Но не на Таню. Как ни во что. И никуда.

Осознаю вдруг (кто-то шлепнул?): отпустило.

Осознаю душой, а телом – ощущаю. Всем естеством своим, своею сущностью».

Алейников, Владимир. Сквозь боль / Владимир Алейников. – Текст : непосредственный // Юность. – 2020. - № 2.

«...Отыскался мой давний набросок.

Оказался – с виду – небросок.

Только в нем – прежней жизни кусок.

Сразу кровью набух висок.

Сердце сжалось. Душа встрепенулась.

Неужели что-то вернулось?

Ненадолго? Или – навек?

Эх, наивный я человек!

Что гадать об этом – теперь?

Жизнь – моя, В ней не счесть потерь.

Обретений и снов – не счесть.

Нечто странное в этом есть?

Нечто светлое, все же? Так.

Безусловно. Светлее стало.

В мире, В яви, Ее ли мало?

Звук ли с призвуком? Добрый знак.

Истрепанные, пожелтевшие, но все-таки уцелевшие, завалявшиеся в бумагах, разрозненные листки.

С изрядным трудом, признаться, разбирая свой собственный почерк, попробую прочитать этот текст о минувшем времени».

Автор – поэт, прозаик, переводчик. Это сейчас. А в 1970-е только поэт, известный среди друзей и художников.

«Я – бездомничал. Зверев – маялся, тяготился своим одиночеством, при его-то обширных знакомствах, находиться боялся один и на улицах, и в квартирах. Мы бродили, вдвоем, по Москве. Ночевали всегда – где придется. Там, где пустят нас на постой. Я – стихи читал. Он – рисовал. Отрабатывали ночлег. Утром – снова куда-то ехали или шли. И так – месяцами. И годами даже. Привык я к жизни трудной своей, кочевой».

Богатырева, Ирина. Семейный портрет на фоне гор : рассказ / Ирина Богатырева. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 3.

Света и Стас – любители-альпинисты. Одиночки.

«Это последний раз, когда она пошла в горы в компании. Больше – никогда. Горы – это красота и одиночество…»

И именно этого она ищет – одиночества и красоты, которыми можно наслаждаться.

И семья дяди Миши – шумная, неугомонная, ищущая компании и вовлекающая в свой круг всех окружающих – быстрее, дальше – выше. Горы объединяют и разъединяют всех.

Воронцов, Андрей. Корабль в пустыне : роман / Андрей Воронцов. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2020. - № 2.

В городе Южноморске проходит конференция этрускологов. 50 участников и один писатель. Этрускологи бесследно пропадают. Писатель добровольно решил попасть в параллельный мир.

Гаврилов, Степан. Рожденный проворным : повесть / Степан Гаврилов. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 1.

Компания друзей отмечает день летнего солнцестояния.

«Вскоре к жужжанию многочисленных насекомых, совсем разошедшихся к тому моменту, прибавился шум – тарахтели движки легковушек. Сначала слабо, то пропадая, то появляясь за холмами, потом ближе и ближе.

Из подъехавших авто повыскакивала вся мятая от такого раннего подъема бригада: Сеня Сантьяго – маленький, смуглый, кудрявый, главный организатор всего грядущего замеса; Антон Солнце – хайратый диск-жокей и барыга хорошими вещами; Дэн – сын майора ФСКН, маленький, похожий на Элайджа Вуда барабанщик; Малыш – бугай, проигрывающий в размерах только хартбрейкеру Гере; Дятел – наш личный панк; а также прочая братва, среди которой можно выделить разве что художника по имени Разведчик, который всегда круто танцевал, зажигая народ, да еще щуплого прыщавого упыря по имени Сгуха – его брали на тусычи только потому, что он барыжил вещами плохими, но, как думалось в то время, необходимыми для того, чтобы вечеринка прошла успешно».

Теряют бензонасос… Катастрофа! И начинается долгий день в лесу с нелепыми приключениями, мистикой, местным колоритом, наркотиками и т.д. Чем закончился? Прочтите. Написано легко, вольное обращение с ненормативной лексикой.

Гаммер, Ефим. Последний выстрел Победы / Ефим Гаммер. –Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2002. - № 5.

В сюжете повести воспоминания послевоенного детства о милосердии к немецким военнопленным в разрушенной фашистами Прибалтике удивительным образом сплетаются с опытом поиска и уничтожения военных преступников израильтянами и историей знаменитого боксерского боя 1978 года: евреи против немцев.

Громова, Наталья. Насквозь : роман / Наталья Громова. – Текст : непосредственный // Знамя. – 2020. – № 1, 2.

«Писание автобиографических романов в XIX и в начале XX века было вполне привычным занятием для литераторов. Полагалось, что биография, рисунок собственной судьбы – это только основа, а остальное дописывается и достраивается по свободной воле автора. Так писалась «Жизнь Арсеньева» Бунина, «Дневные звезды» Берггольц, «Сентиментальное путешествие» Шкловского и многое другое.

В этом романе я попыталась воссоздать почти ушедший жанр, чтобы разобраться с собственным прошлым и настоящим. Правда и вымысел оказались здесь смешаны, как и имена – подлинные и мнимые».

Семейный роман на фоне истории.

Ермаков, Олег. Лƀсъ трьхъ рƀкъ : Хождение за три реки / Олег Ермаков. – Текст : непосредственный // Нева. – 2020. - № 6.

Мне всегда нравилась проза Ермакова – и афганские повести и романы («Возвращение в Кандагар», «Знак зверя», «Чеканщик») и краеведческие исторические романы («Вокруг света: походная книга», «Голубиная книга анархиста», «Радуга и вереск»). Документальные книги как-то не привлекали меня. Но «Хождение за три реки» вызвало интерес, и я нисколько не пожалела.

Олег Ермаков родился и живет в Смоленске. Он певец своего исторического края.

«Такой грандиозной задачи я не ставил перед собой, честно говоря. Просто не препятствовал своему влечению странствовать и раздумывать об увиденном. И всякий раз, забираясь в какую-нибудь глухомань, с удивлением понимал, что Россия у нас, как то пространство незнаемого, которое отмечали львами римляне на своих картах: там, где львы. Геркулесовы столпы, возле которых, как поется в песне, дельфины греют спинь и где плавал Одиссей, начинаются сразу, за окраиной города, а может быть, и еще ближе, тут же за словом, произнесенным вслух...»

А здесь истоки трех великих рек – Волги, Днепра и Двины.

«Оковский лес?

Оковскйй лес...

Он теперь владел моим воображением.

Оковский лес, как сообщают справочники, занимал Валдайскую возвышенность.

Валдай как индийская мифическая Меру или тибетская гора Кайлас, с которой стекают четыре реки Индии, Тибета и Непала, среди них – Инд и Брахмапутра. С нашего Кайласа начинают свой бег Днепр, Волга и Западная Двина. Днепр, правда, далековато находится, исток его примерно в ста тридцати километрах от места наибольшего сближения Волги и Западной Двины».

Реки, леса, небеса, солнце, темные ночи и абсолютная первозданная тишина. Одинокий путешественник на лодке, так и рождаются замыслы новых книг.

«За исключением областей Новгородской и Ростовской, мне удалось пройти эту систему речную. И охватить летописный Оковский лес. Образ рек и леса обретает цельность при виде этого камня на опушке леса в туманных травах. Словно все под этим камнем и таится, некий родник трех слов: Днепр, Волга, Двина.

И уже вдали, из туманных лугов и перелесков, позади алатырь-камня выкатывается солнце.

И мне хочется встать на колени или хотя бы что-то пропеть.

И я говорю тихо: «Господи, благослови землю сих рек!..»

И потом, уже на реке, все же пою:

Аллилуйя, аллилуйя!..

И путешествие мое продолжается».

Зорин, Иван. Время сомнамбул : роман / Иван Зорин. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 5.

Автор умер в марте 2020 года, а роман пролежал в редакции журнала три года.

Взорванное коронавирусом мирное течение жизни. Для описания нынешнего ее отрезка уже придуман термин, отсылающий к семантике войны: Третья Мировая Пандемическая. Не многим произведениям удается прозвучать на гребне мировой повестки. Роман-предостережение «Время сомнамбул» Ивана Зорина – это роман-предостережение.

Никто не знал от кого и как заразились жители маленького городка на Крайнем Севере у берегов Ледовитого океана. Они просто стали много спать, а ночами бродить как лунатики, терять память и превращаться в зверей (не физически). Человечество не готово к последствиям пандемии, к расчеловечиванию и ужасам. А случившееся не воспринимается как урок. А жаль!

Климова, Галина. Сочинительница птиц : повесть / Галина Климова. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 3.

Всё вроде бы просто; он и она – коллеги, семейные люди за тридцать, «солнечный удар» и – не соединившиеся судьбы. «Ни жирной точки, ни последнего "прости"», отдельно прожитые жизни со всеми сопутствующими: тоска одиночества, поиск себя и своего места в меняющейся стране и обретение житейской мудрости. Но увлекающая, звенящая от напряжения интонация, с которой Галина Климова воссоздает в повести дух московской старины и раскрывает тайну бурятского ламы Итигэлова, пишет о деревянных мостовых северных русских городов и цветущих бугенвиллиях израильской зимы, заставит прозу жизни отступить.

Крусанов, Павел. Сдержанное путешествие по Косте, сверре и сельве : рассказ / Павел Кркусанов. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 1.

Четверо старинных приятеля (вместе учились на биофаке) отправляются в отпуск в Перу.

«Впереди были пересадка в аэропорту Амстердама, пестрящего всеми цветами кожи, и долгий перелет над Атлантикой в интернациональном соседстве: слева – француз, справа – китаец.

Одиннадцать часов в запертом самолете измотали их окончательно, хотя улыбчивые стюардессы и пытались развлечь, беспрестанно предлагая еду и выпивку».

Интерес образовательный и личный. Собирают коллекции редких экзотических насекомых.

«О Будь его воля, Иванюта сразу бы махнул в дебри. То есть он, конечно, осмотрел бы фундаменты Куско и залез на Мачу-Пикчу – эти места хранили память о зодчих, говоривших с богами на языке камня. Ну а потом – в сельву, где жизнь разбегается из-под ног, выглядывает из листвы и брызгами мерцает в воздухе. Однако Пётр Алексеевич, Полина и даже Гуселапов хотели плотнее прикоснуться к чудному преданию, хотели погрузиться в загадочное представление, которое сложилось в старосветских головах о доколумбовой обители Солнца. Словом, прежде чем забраться в дождевую чащу, предстояло потоптать столбовые туристические тропы».

Джунгли, индейцы… Интересно.

Крюкова, Елена. Иерусалим : роман / Елена Крюкова. – Текст : непосредственный // Нева. – 2020. - № 2. – С. 8-114.

Подзаголовок к роману звучит так: «Хождение по горю и радости Святой Веры, монахини Горненскаго женскаго монастыря на Святой земле в Иерусалиме, а также правдивое и достойное сказание чудес, что с тою Святой Верой в мире средь людей приключилися».

Все романы Елены Крюковой не просты для чтения. Истории всегда драматические. Только через страдания человек может попытаться понять себя.

Для своих героев Крюкова выбирает определенный психотип. В романе «Иерусалим» - паломница из Сургута Вера Емельянова. Она поздно пришла к Богу. Бабушка соседка очень удивилась и дала ей старинное Евангелие. Вторая соседка перед смертью попросила дойти до Иерусалима. Трое мужчин – зек, фокусник с удавом и поп-растрига – помогли паломнице совершить свой путь из Сибири.

Роман о горе, радости, милосердии и утешении. Бог везде, а дьявол в человеке. Борьба проходит по душам.

Лиханов, Альберт. Незабытые игрушки : из цикла «Русские мальчики» / Альберт Лиханов. – Текст : непосредственный // Смена. – 2020. - № 5.

Очень светлая, трогательная, грустная повесть.

«У того времени было странное имя «ДОВОЙНЫ», и под ним подразумевался какой-то волшебный, ласковый мир нашего детства, много не знавшего, но верящего в свет добра.

И коли речь идет о тогдашних малышах, то ведь где-то должны же остаться их игрушки довоенной поры?»

Михеев, Владимир. Покидая Содом : роман / Владимир Михеев. – Текст : непосредственный // Звезда. – 2020, № 2, 3.

Совсем не знакомый для меня писатель, несмотря на многие публикации: роман «Облава» в журнале «Москва» (2004, № 9), рассказы в журнале «Звезда»: «Август» (2005, № 6), «Вещь, во тьме приходящая» (2007, № 12), «Калитка у Совиного ручья, или Кот, петух и поющая рыба» (2009, № 11), «Скромное обаяние буржуазии» (2010, № 6), «Для луны – облако, для цветка - ветер» (2011, № 7), «Скоро разбудят меня на рассвете» (2012, № 4), «Через чащу к переправе» (2013, № 1), «Ворота живых и мертвых» (2017, № 6).

Это последняя публикация незавершенного романа Владимира Михеева, который умер в 2019 году.

Главный герой пишет повесть о своих знакомых. Это как бы роман в романе. Творческая среда: поэты, прозаики, искусствоведы.

«Да, приходили, читали стихи, говорили, ссорились, думал я. Но что это было? Кажется, глупый вопрос, но, с другой стороны, кажется, что нет, не глупый. Было что-то за всем этим. И всегда было такое чувство, что мы не заметили чего-то главного. Вообще не видели?..

И тут я вспомнил кое-что. Как раз в последний год существования нашей компании я познакомился еще с одним человеком. Поэтом. Странно, что я раньше о нем не вспомнил. Его звали Евгений. Евгению было двадцать лет. Теперь я вспоминаю, что он был неглуп, начитан. Любил немецких романтиков, французских философов и, разумеется, Ницше и Хайдеггера. На все в этой жизни он смотрел мрачно, как будто одной ногой уже стоял в могиле. Этот уклон в мрачный нигилизм мне казался не вполне естественным».

Покинуть Содом нельзя, Содом живет в душе.

Впечатление неопределенное

Морозов, Валерий. Немец : рассказ / Валерий Морозов. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 5.

«О, лето первое войны,

Беды внезапное начало…»

В июне родилась у Ярослава дочка Фрося, а у Казимиры сын Василий. И война.

Бегство из села. Решили подруги бросить в лесу младенцев, все равно нет молока, кормиться нечем. И бросили. И этот грех отмолить никак нельзя.

Ярослава вернулась, забрала детей, а дальше все тяготы оккупации…

Мякушенко, Василий. Рыбалка под Пикаловым мостом : повесть / Василий Мякушенко. – Текст : непосредственный // Нева. – 2020. - № 3. – С. 153-177.

«На втором этаже углового дома, стоящего на пересечении Крюкова и канала Грибоедова, на диванной подушке без ножек у остывшей печи, замотанный в солдатскую шинель, похожий на тряпичную куклу, лежал мальчик и пустыми глазами-пуговками смотрел в темный угол. Пыльная комната качалась в полумраке».

Это Валька. Второй жилец – 13-летний брат Вовка. Отец погиб, мать лежит в госпитале. Зима. Блокада. Карточки потеряны. Тут еще привезли Таньку. Выживают как могут. Вовка – и кормилец, и поилец, и заготовитель дров. Осенью с моста упал грузовик, перевозивший рыбные консервы. Достанут дети со дна канала еду – выживут, нет – умрут.

«В конце марта маму выписали. К этому времени нашли документы и восстановили карточки. В мае их всех эвакуировали в Свердловск. В конце лета из Челябинска за Танькой приехала ее родная тетка. Прощались недолго. Вовка по-братски, без слов, пожал Таньке руку, обнял и отошел в сторону. А Валька с Танькой не выдержали, разревелись. В последнее время они как будто срослись воедино. «Словно сиамские близнецы», - шутил Вовка. Теперь их единую душу рвали пополам. Ведь благодаря стараниям Таньки Валька быстро поправился и снова заговорил. Она возилась с ним с утра до ночи, читала книжки, постоянно разговаривала, даже спала в обнимку. Уже на станции возле шипящего поезда Валька схватил ее за шею и, всхлипывая, повторял: «Та-та-та-тта-анечка, как закончится война, приезжай в Ленинград, встретимся на нашем мосту, помни, я буду ждать».

Повесть о мужестве на грани человеческих сил.

Новиков, Андрей. Пряничный губернатор : роман / Андрей Новиков. – Текст : непосредственный // Нева. – 2020. - № 5.

«Любой уважающий себя летописец выбирает для создания исторического персонажа подходящий материал».

Был на примете у коммунистов хороший парень. Все его по простоте Петровичем звали.

«Вот и стал с тех пор Петрович нашей областью править, умножая с каждым годом народное благосостояние. Но одновременно с бурным ростом губернаторской благодати стали с Петровичем происходить странные физиологические изменения. Теперь он много и часто говорил, не понимая смысла того, что говорит, а голова его по форме стала напоминать мандолину. К тому же на носу Петровича стали бурно и упрямо расти толстые черные волосы. Не памятный ли зюгановский поцелуй был в том виноват?»

Итак: Петрович и братки, Петрович и ходоки; Губернатор и коррупция, Губернатор и экономика и т.д. и т.п.

Смешно. Не очень. Грустно. Потому что «Петрович и бессмертие» - одна из последних глав романа.

Омельченко, Виктор. Жизнь – все же песня! : рассказ / Виктор Омельченко. – Текст : непосредственный // Смена. – 2020. - № 5.

Во время войны для подрыва танков использовали собак. В такой отряд попадает деревенский паренек – рядовой Леонид Костур. Для чего нужны коровы, лошади, охотничьи и сторожевые собаки он знал. Но для чего нужны дворняжки?

«Собаки, конечно, в селе имелись – шлялись, как и везде, по улицам, но только он не обращал на них никакого внимания и никаких чувств к ним не испытывал.

Живут и живут, а зачем – только один бог и знает, как говорила его бабка Маруся. Не касалось его это – вот и все… Иных забот хватало – был он старший сын в семье, а это серьезная подмога родителям…»

И вот приставили к нему лохматую сучку Дуньку. Это показалось Леньке унизительным. Но приказ – есть приказ!

«И тут произошло то, чего ну никак не ожидал Костур: из окопа выскочила рыжая собачонка. Видимо, желая хоть раз в жизни быть первой, что еще никогда ей не удавалось сделать на полигоне, она теперь во весь дух неслась к танку. Леонид увидел лишь яркую вспышку, и потом до него докатилась волна грохота взрыва. Это потрясло рядового Костура. Раньше он только представлял себе, как это могло произойти, а теперь это вдруг стало реальностью!»

Оказалось, что спасти ее ценой своей жизни было для Леонида самым главным.

«Он спешно бросился к Дуньке, отвязал ремни, удерживающие мину на спине собаки, и закричал:

– Всэ одно не пройдешь, вражина! Нэ пропущу я гада!

Металлический лязг железа уже послышался совсем рядом. Ленька столкнул Дуньку себе под ноги, а когда выпрямился во весь свой совсем маленький рост, то увидел прямо пред собой наплывавшую железную громадину…

Он поднял мину над головой и просто сунул ее под нависшую над окопом гусеницу…»

Орлов, Даниэль. Билет на Луну : рассказ / Даниэль Орлов. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 3.

Рассказ о деревенских жителях с их причудами, привычками, нелепостями. Иногда «дурной» поступок – толчок к изменению судьбы. Как у Дениса Афонина.

«Он спустился со сцены и, не помня себя, почему то опять вернулся к Беленькой, встав рядом. Беленькая взяла его под руку и больно сжала пальцами бицепс.

Все, Фоня, доигрался. Теперь если не женишься, по судам затаскаю. И ворота тебе припомню. Усек?»

Пахомов, Юрий. Война и дети : повесть / Юрий Пахомов. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 5.

Автор родился в 1936 году.

В 1941 ему было 5 лет. Отец служил в Западной Белоруссии. Бегство из Кобрина на грузовике, вокзал Минска, Москва, Горький, Ашхабад. Эвакуация, все тяготы, все ужасы. Отец воевал и погиб. Семья выживала и жила. Дети войны.

«Нас, детей войны, остается все меньше и меньше, и вместе с нами уходит то жуткое ощущение безысходности, страха, гаснет в памяти острый запах теплушек, гул немецких бомбардировщиков, вой сирен и предчувствие потери родных и близких».

Поляков, Юрий. Писатель без мандата : документальная повесть / Юрий Поляков. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 1.

Как всегда с юмором автор рассказывает о 1990-1991 годах. Узнаваемые лица писателей, издателей, политиков.

Прокопова, Елена. Белый слон : повесть / Елена Прокопова. – Текст : непосредственный // Юность. – 2020. - № 1.

Герои отправляются поход. Гид, Настя (воспитанница детского дома) и Синушкин («проспавший» всю жизнь)

«Мой тебе совет: как ты сам с собой всю жизнь прожил у себя в голове, так и живи. За окном, знаешь, мир изменился – в нем хоть как-то грести нужно, а ты болтаешься, как ветошь в ванной. Ты ребенка на что кормить собирался? Ай, - нервно махнул пухлой рукой депутат, - кого я вообще спрашиваю. Как будто ты мог про такие вещи думать. Время другое пришло, Петя, ответственность нужна, а у тебя ее даже на себя вон, - депутат кивнул на дырявый синушинский носок, - не хватает».

Потерянные и несчастные, бездомные, «непутевые». Каждый из них надеялся на решение своих проблем. Рассказывают истории жизни, которые переплетены с каждым персонажем. Таджик – водитель – Харон. Поход – чистилище.

Салуцкий, Анатолий. Немой набат : роман / Анатолий Салуцкий. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 5, 6.

Книга Салуцкого вошла в длинный список «Современная русская проза» премии «Ясная поляна».

Книга 2 – продолжает историю героев. Первая книга была напечатана в 2019 году в журнале «Москва» № 7-9.

Россия 2019 года.

Мы не занимаемся политикой, но поговорить… Давняя привычка российского человека: на кухне, в огороде, за праздничным столом и т.д.

Все мы «политики», но доморощенные.

Роман о высших эшелонах власти, Президенте, бизнес-элите, «пятой колонне». В частном случае – весь спектр политической, экономической борьбы.

Самсонов, Сергей. Высокая кровь : фрагмент романа / Сергей Самсонов. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 3.

Получивший в минувшем году премию «Ясная Поляна» роман Сергея Самсонова «Держаться за землю», где события разворачиваются на Донбассе в наши дни, критика сравнивала с «Тихим . Доном».

В новом романе «Высокая кровь» (это своего рода приквел) Самсонов открыто ступает на шолоховскую территорию – казачьи хутора и станицы времен Гражданской войны: «Война эта сожгла понятие родимой стороны, чужой землищи возвращения домой, поскольку родина теперь была повсюду и нигде, напополам и вперекат принадлежащая тебе и красным. И вот эта-то неразделимость всего, что вокруг, неизбежность топтать одну степь и дышать одним воздухом и закипала в людях ненавистью...»

Сегень, Александр. Эолова Арфа : роман / Александр Сегень. – Текст : непосредственный // Москва. – 2020. - № 2, 3.

Роман о кино. Судьба режиссера Эола Незримова. В начале действия – 88-летний режиссер умирает и его жена Марта Валерьевна начинает вспоминать о совместной жизни.

Сенчин, Роман. Девушка со струной : рассказ / Роман Сенчин. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 3.

О несостоявшейся судьбе. Но не так мрачно и безнадежно как всегда у Сенчина.

Вэл считал себя лучшим в своем деле, в своем кругу. Музыкант. Поэт. Популярен. После страшной аварии Ирина год его выхаживала. Помогала, но…

Сенчин, Роман. Обратный путь : повесть / Роман Сенчин. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2020. - № 6.

У писателя должна быть «биография». Свой жизненный путь Роман Сенчин отразил в своих произведениях более-менее подробно. После школы в Кызыле поехал поступать в училище в Ленинград. Через два года оказался в армии. Отслужив, вернулся в Ленинград – а город не принял героя. 90-е, разруха, отсутствие денег, перспектив и обратный путь в Кызыл.

Ханов, Булат. Развлечения для птиц с подрезанными крыльями : роман / Булат Ханов. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2020. - № 6.

Роман о молодых людях. Кто-то бежит от гиперопеки матери, не принимающей веганства и феминистских устремлений дочери, кто-то – от опустошающих отношений с неврастеничной подругой, кто-то – от своей суперблагополучной семьи, недовольной несостоятельностью отпрыска…

Предполагается они на взлете, но обстоятельства прибивают их к земле. У каждого своя дорога, однако все пути ведут в небольшой городок Элнет Энер. В этом городке пересекаются герои романа, ищущие себя, озабоченные феминизмом, сексизмом и прочим харассментом. А еще в их повестке – асексуальность.

Составитель главный библиограф Пахорукова В. А.

Верстка Артемьевой М. Г.


Система Orphus

Я думаю!