Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Валентина Андреевна Рыжкова

Валентина Андреевна Рыжкова из тех, о ком говорят «интеллигент до мозга костей». Даже голос, сама манера говорить выдает даму из общества. Она полна чувства собственного достоинства, она не разменивается на пятачки и до сих пор в курсе всех литературных новинок. Начало ее службы в библиотеке Маяковского пришлось на 1961 год. Уроженка Новосибирска, долгое время она проработала в публичной библиотеке, где и набралась серьезных классических знаний, затем была работа в библиотеке политехнического института в Томске. Валентина Андреевна из чувства ложной скромности не хотела признаваться, что окончила всего лишь библиотечный техникум. Но строчка об образовании ровно ничего не значит. Ведь все знания и способности — это нажитое и переосмысленное, наработанное. Валентина Андреевна сделала себя сама.

«Биография у меня дремучая, — говорит она, — работать начала в 12 лет. Год проработала в артели, которая занималась пошивом телогреек для фронта. Днем работала, вечером училась в вечерней школе. Всем, что у меня есть, всем, что получила, я обязана работе. Я могу сказать также как героиня моей любимой актрисы Дорониной. Помните, она говорила: „Любите ли вы театр так, как люблю его я?“. Так и я имею право спросить: „Любите ли вы книгу так, как люблю ее я?“. 37-й год перевернул нашу семью. Нашего папу расстреляли. От папы осталась приличная библиотека, которую я освоила только лет к 17-ти. Мне, видимо, гены передались от папы. В 35-м году вышла книга Н. Островского „Как закалялась сталь“. Я помню, как он рыдал, сопереживая. У него я училась понимать, слышать. Оттуда пришло серьезное понимание жизни. Но самая страшная беда человека — это то, что пережито, это никому не нужно».

Нет, Валентина Андреевна не выглядит растерянно перед жизнью. Она простое многое не принимает в ней. Может она права?

Сейчас началась эпоха информации. Раньше пришла новая книга, а ты ее уже щупаешь, нюхаешь, смотришь тираж и только потом начинаешь всматриваться ее особенности, вдумываться в содержание. Я была одержима работой

Валентина Андреевна славилась своими обзорами, это была ее потребность, ее страсть. Она обрушивала на умные головы коллег все то, что накопилось в ее душе. Никогда не пользовалась чужими рецензиями и учила молодых библиотекарей выражать свое мнение. С тех пор она нисколько не изменилась. Она и теперь говорит в глаза то, что думает. А думает она не только о себе, но и о времени. «Сегодня литературы как таковой нет. Сейчас литература отражает чернушный дух времени, она не поучает, но воспитывает. Отсюда Лимоновы, Маринины, Донцовы. Это все не писатели. Литература — это все-таки любовь к человеку, к событию, к судьбе», — категорично заявляет Валентина Андреевна.

Валентина Андреевна иногда позволяет себе пококетничать. Нет, не перед мужчинами, а так на всякий случай.

— Как здоровье, Валентина Андреевна?

— Хуже не придумаешь. Про меня нечего говорить, я — пенсионерка.

Именно Валентине Андреевне библиотека им. В. Маяковского обязана появлением информационно-библиографической службы. Она поставила пребывающий в младенчестве каталог на крепкие «ноги», сделала она это четко, даже можно сказать элегантно, а главное по всем правилам науки. Рыжкова, пожалуй, и не могла по-другому. Так уж она устроена. Она из того поколения, которое требует разговора тет-а-тет, она должна видеть читателя, смотреть ему в глаза, чтобы сопереживать, содействовать.


Система Orphus

Я думаю!