Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Писатели

Мурзин Алексей Никитич

А. МурзинРодился 17 апреля 1973 года в селе Коврига Шадринского района Курганской области. В 1988 году окончил восьмилетнюю школу в селе Ковриге. В 1990 году, после окончания шадринской средней школы № 1, поступил в Курганский государственный педагогический институт на естественно-географический факультет. В 1995 году получив диплом учителя географии и биологии, стал преподавать географию в Шадринске в той же школе-лицее № 1.

Первые произведения Алексея Мурзина появились как записи рассказов отца. В 1999 году газета «Исеть» (г. Шадринск) опубликовала рассказ «Коврижка». В 2002 году один из рассказов увидел свет в детском журнале о природе «Муравейник» (г. Москва). В этом же году в альманахе «Тобол» опубликованы рассказы «Старо Поле», «Лукерья-Комарница», «Старица», «На разливах». Печатался в журнале «Подъём» (г. Воронеж), еженедельнике «Российский писатель». В феврале 2003 года издательством «Андреевский флаг» Алексей Никитич был приглашён на трехдневный семинар молодых писателей в Москву (Переделкино). В мае того же года стал членом Зауральского отдела Русского географического общества.

В 2004 году в Шадринске издан сборник рассказов Алексея Мурзина «Старо Поле». «Эта книга о чуде, которое есть наша жизнь. В ней ничего не придумано, но ощущение чуда от этого не исчезает. Небольшие истории, совсем короткие новеллы, но их емкость настолько велика, что впору говорить о бездонном космосе, какого в большом городе не почувствуешь никогда. Для этого надо, по крайней мере, уехать куда-то далеко, расстаться с жилой скрученностью, теснотой мысли и упертым в асфальт взглядом. Только так можно освободиться для того, чтобы увидеть наконец-то мир вокруг себя» — написал об этом сборнике Виктор Никитин. Неоднократно рассказы Алексея Никитича публиковались в литературных интернет-изданиях.

В 2005 году за рассказы «Барсучий колок» и «Промах» Алексей Мурзин стал лауреатом конкурса «Золотое Перо Руси» и награжден дипломом «Серебряное Перо России» в номинации «Проза». С 2001 года работал директором Шадринского краеведческого музея им. В. П. Бирюкова. В настоящее время занимает должность заместителя директора по научной работе Центра русской народной культуры «Лад» г. Шадринск.

В Союзе писателей России состоит с 2006 года.

БЕСКОНЕЧНОСТЬ ЖИЗНИ

Виктор НИКИТИН,
литературный обозреватель журнала «Москва», критик

С Алексеем Мурзиным я познакомился в Переделкине на семинаре, устроенном одним издательством. Было это в 2003 году, зимой. Первое впечатление обманчиво. Немногословный, невысокого роста, он внешне никак не выделялся среди прочих участников. Вернувшись домой, спустя какое-то время я получил по почте скромную тоненькую книжечку под названием «Старо Поле» и узнал о том, какой замечательный писатель живет в городе Шадринске Курганской области. «Много чудес на свете. И зачем они так нужны людям? Едут за ними в Тридевятое царство или усядутся к телевизору, и не оторвешь — чуда ждут. И невдомек, что есть чудеса попроще и поближе, надо только чуть остановить суетный бег, и они нахлынут, успевай лови да запоминай».

Эта книга о чуде, которое есть наша жизнь. В ней ничего не придумано, но ощущение чуда от этого не исчезает. Небольшие истории, совсем короткие новеллы, но их емкость настолько велика, что впору говорить о бездонном космосе, какого в большом городе не почувствуешь никогда. Для этого надо, по крайней мере, уехать куда-то далеко, расстаться с жилой скученностью, теснотой мысли и упертым в асфальт взглядом. Только так можно освободиться для того, чтобы увидеть наконец-то мир вокруг себя.

«Ночь выдалась ясная, звезды разбежались по небу, и было их столько, что разум мутился. Казалось, от каждой идет какое-то древнее вечное живое тепло. Так только в августе бывает, что звезды греют. Осенью, а тем более — зимой каждая мерцает, как холодный кончик иголки, пронзая своим светом и холодом до костей». Это первозданная, природная жизнь, отринутая от изменчивой социальной составляющей, — то, что не проходит, а остается навсегда. Уходит человек, уходит река, покидая свое русло, но основание всего сущего остается прежним: жизнь только вытягивается в бесконечность.

Водная стихия, лес, охота, рыбалка — вокруг них, собственно, и выстраивается сюжет книги. Кто-то скажет: обыкновенные рассказы о природе. И пойдет чесать: деревенская литература, этнография, география... Вспомнит Паустовского, другие имена. И будет не совсем прав. И даже совсем не прав.

«Раскладываем костер, ломаем нестерпимо громко трещащие ветки. Странная штука — огонь. Вот только что не было его, и мир был вроде как чужой. Сидели, прижавшись, друг к дружке, да так, чтобы ни шороха, ни звука, а уж к воде пойти — ну как на кладбище. А заиграл синевато-желтый язычок, и все: спины распрямились, голоса окрепли, и за пригорок пойти — да пожалуйста!»

Здесь все находится на виду, имеет знакомые очертания, зависит от взгляда человека, но обретает свою плоть в результате еще какого-то чувства, которым дышит сама природа. Подлинное здесь охвачено преображением.

Любой горожанин хотя бы раз в жизни выезжал за город, в деревню, но этот мир, по обыкновению, все равно располагался на ладони одной руки — так удобнее им пользоваться. Вся ширь и необъятность открывшейся картины больше подразумевалась, чем познавалась. Если же ее измерять в телекоординатах, то вообще окажется, что периферия — это одни только заброшенность и умирание, чуть ли не родовое ее свойство от многих веков. А открыть глаза пошире — и вместо заброшенности окажется самостоятельность, равность самой себе, жизнь настоящая, а не виртуальная, где пространство вымеряется не длиной улиц или высотой домов, а полетом утки, длиной лодки или взглядом на утреннюю зарю.

В этом мире Алексей Мурзин чувствует себя уверенно. Каждый новый рассказ словно придает ему и книжке силы. Маленький частный мирок скатывается с ладони и разворачивается в широкую ленту, опоясывающую всю землю. Внутреннее содержание начинает принадлежать внешней неохватности. В этом измерении умещается вся планета Алексея Мурзина, которая носит разные названия: Старо Поле, Коврига, Релка, Исеть, Соловьино, Убьенновский лог, Быстрая Копань, Боровлянка... И все они верные, родные.

Это Россия за Уралом, для многих неведомая планета. Масштабному пейзажу отвечает зрелое письмо. Прозрачность и глубина реки соотносятся с прозрачностью и глубиной стиля.

«Лодка легко скользит, разгоняя ряску тугими бортами по спокойной воде. А за бортом бегает стайками, шарахаясь от каждой тени, рыбья мелюзга. Иной раз рыбешки посыплются дождиком по воде, блестя серебром чешуек, ошалело выскакивая в воздух от атакующих окуньков. Над нашими головами где-то высоко-высоко шумит на ветру листва. Мы плывем как в тоннеле, зажатые глухим зеленым сумраком, вглядываясь в загадочные тальниковые дебри».

Свой первый рассказ Алексей Мурзин опубликовал в 1999 году, а уже спустя пять лет, после выхода этой книжки, можно вполне определенно говорить о появлении зрелого мастера. Интересно, что вся его жизнь (а родился он в 1973 году) неразрывно связана с родными местами. В селе Коврига окончил первую свою школу, потом учился в Шадринске, закончил естественно-географический факультет Курганского пединститута, преподавал географию в школе. Ныне уже пятый год является директором Шадринского краеведческого музея.

Наверное, главной особенностью рассказов Алексея Мурзина являются их чистота и ясность. Это как раз то, чего нам так не хватает в сегодняшней жизни. И ясность эта в данном случае ни в коей мере не сродни той простоте, которая хуже воровства. Этот случай желанный и много обещающий на будущее. Ясности сопутствуют знание, попытка переосмысления, потребность разобраться, например, в том, не воробей ли является той самой легендарной сказочной Жар-птицей. Так наступает время открытий.

«И получится не „вор“, а высветится древнее светлое и жаркое слово „ра“ — солнце. Выходит: имя это — высокое звание, не многим данное: во-ра-бий — во солнце бывший. Возвещать о светлой жизни явилась в мир Жар-птица воробей — непоседливый лучик солнца».

Свою книгу Алексей Мурзин посвятил памяти отца.

Отец проходит через несколько рассказов — учителем, помощником, советчиком, добрым другом. Он дает сыну необходимые уроки человеческого существования и отношений с природной средой, учит его слышать и видеть — в общем смысле, чувствовать. Чувствовать и понимать коварный нрав реки, ловить карасей в пруду, добывать уток на охоте, отыскивать в лесу колонии груздей...

Прочитав «Старо Поле», уже никогда не забудешь породистого коккер-спаниеля Мухтара, охотничью собаку с изъяном, панически боявшуюся ружейных выстрелов, или деда Киприяна, накопавшего лечебной глины, использовать которую ему так никогда и не довелось.

Здесь нет ничего лишнего, все имеет свой вес, все к месту и к сердцу.

В конце сборника — примечания с объяснением разных топонимов, диалектных слов, использование которых (а как без них?) придает всему повествованию дополнительную теплоту и доверительность. Этой книгой Алексею Мурзину уже удалось главное — оставить свой неповторимый след, рассказать даже не о себе, а о людях, которые были рядом в те минуты, когда полнота жизни брала через край, проникновенно рассказать о тех местах, без существования которых все сравняется с пустотой и забвением.

«Наверное, там, вдали, кто-нибудь увидит мой костер. И он станет вместе с рекой и ветром еще одним маленьким звенышком в тонких цепочках событий, что творят земной мир, нашу Вселенную. Тех цепочек, которые и называют — жизнь».

Никитин, В. Бесконечность жизни [Электронный ресурс] / В. Никитин // Режим доступа: http://kultura.kurganobl.ru/3601.html. — Загл с экрана. — (Дата обращения: 14.08.2017).


Система Orphus

Я думаю!