Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Писатели

Коробейников Иван Терентьевич

korobeynikovРодился в 1908 г. в селе Острова, Юргамышского района, Курганской области, в семье сельского сапожника, знавшего к тому же переплетное и столярное дело, страстного охотника и рыболова. Первое представление о художественной литературе мальчик получил, слушая отца, который после трудового дня любил почитать вслух какую-нибудь из принесенных для переплета книг. Очень рано пробудился у Ивана Коробейникова интерес к художественному слову, возникло желание писать. Этому способствовала его первая учительница, издававшая вместе с ребятами рукописный журнал, на страницах которого помещались собранные ими пословицы, загадки, их рассказики и стихи. Учась в Челябинске, в средней школе, Коробейников продолжал свои литературные опыты. Стихи не всегда удавались. Юноше не хватало жизненного опыта, глубоких наблюдений, недоставало нужных слов, точно выражающих мысль. Лучше получались стихи и рассказы, написанные о пережитом, прочувствованном, хорошо знакомом. В основу первого напечатанного рассказа «Матя — охотник» был положен действительный случай. С тех пор принцип жизненной правды стал основой творчества писателя.

Весной 1928 года Иван Коробейников едет в родное село и сразу же оказывается в гуще больших событий, связанных с коллективизацией сельского хозяйства в Зауралье. По горячим следам он пишет повесть о становлении колхоза — «В семью». По совету поэта-земляка Я. Т. Вохменцева исписанные 500 страниц ученических тетрадей были посланы в Московское издательство. Повесть была одобрена, и автор вызван в Москву, где под руководством опытного редактора работал над ее завершением. В 1935 году эта повесть под названием «Застоинцы» вышла в Московском издательстве художественной литературы. Автор получил от читателей много писем, в которых отмечались достоинства произведения молодого писателя и дружески критиковались недостатки.

Рассказы Коробейникова все чаще стали появляться на страницах газеты «Челябинский рабочий», печатались в челябинском альманахе «Стихи и проза». В 1937 г. Коробейников сдал экстерном экзамен на звание учителя начальной школы и стал работать в школе. Тяжелая болезнь дважды заставляла Коробейникова прерывать учительскую деятельность. Он работал избачом, заведовал сельским клубом и сельской библиотекой, был бухгалтером.

В годы Великой Отечественной войны Коробейников написал три пьесы, исполнявшиеся коллективами художественной самодеятельности Юргамышского района. В начале пятидесятых годов писатель вернулся к повести «Застоинцы». После трех лет напряженного труда, используя советы читателей и собственные наблюдения, он написал на ее основе роман «Голубая Елань», значительно расширив произведение, введя новые главы, углубив характеры. Роман вышел в 1956 г. в Кургане. Большая жизненная правда, яркие образы и сочный, выразительный язык привлекли внимание читателя к «Голубой Елани», переизданной в 1961 году. Вторая часть «Голубой Елани» вышла в Южно-Уральском издательстве в 1964 году, переиздана в 1969 году.

В июне 1958 г. И. Т. Коробейников был принят в члены Союза писателей СССР. Был делегатом первого учредительного съезда Союза писателей РСФСР.

Умер в 1975 году.

Инновация духа

Что бы вы сказали, если бы познакомились с человеком, который в 27 лет стал автором романа, изданного в Москве? Потом этот роман в переработанном виде и уже под другим названием издавался ещё четыре раза (в Кургане, Челябинске и Свердловске). Тиражи изданий по нынешним временам сумасшедшие — от 15 до 65 тысяч экземпляров!

Мне повезло. Я был знаком с таким человеком. Это зауральский писатель Иван Коробейников, автор некогда знаменитого романа «Голубая елань». Почему «некогда»? Да потому что в последний раз книга издавалась 34 года назад, потому что на весь город Курган с его десятками библиотек есть всего несколько экземпляров «Голубой елани», потому что исчезает поколение людей, читавших великую русскую литературу с её большими и малыми именами...

Впрочем, назвать Ивана Коробейникова маленьким писателем язык не поворачивается. Рост не тот. И масштаб тоже. Впервые имя Коробейникова упоминается «Литературной газетой» в августе 1934 года, как раз в связи с выходом в свет романа «Застоинцы» (первоначальной версии «Голубой елани»). Рукопись побывала в руках Максима Горького, по рекомендации которого Коробейников поступает учиться в Брюсовский институт культуры (прообраз нынешнего Литературного института в Москве). Через несколько лет молодой писатель встанет в почётный караул у гроба Горького, до конца жизни считая себя его учеником.

Болезнь не дала Коробейникову шанса окончить Брюсовский институт, как и институт иностранных языков, где он учился параллельно. Но и возвратясь в родное Зауралье, работая избачом, библиотекарем, секретарём окрисполкома, учителем, директором школы, он пишет и пишет.

Конечно, «Голубая елань» — вершина творчества Ивана Коробейникова, но он не был, как может показаться, автором одной книги. Кроме прозы он писал пьесы, басни, стихи, рецензии. В автобиографии Коробейников упоминает повесть «Бабье лето». Он всё активнее входит в большую литературу, печатаясь в областных и центральных газетах, в сборниках, альманахах и журналах Урала и Москвы. Известно о его «Записках старого врача», о пьесе «Взволнованная глубинка», написанной в соавторстве со своим другом, поэтом Яковом Вохменцевым, и которую собирался ставить на сцене Малого театра сам Игорь Ильинский. К сожалению, следы этих и многих других произведений Ивана Коробейникова затерялись во времени.

Кое о чём ещё могут рассказать документы II съезда писателей РСФСР, делегатом которого он был в 1965 году, переписка зауральского литератора с Всесоюзной библиотекой им. Ленина, с «Литературной Россией» и журналом «Урал», с писателями Леонидом Ленчем, Виктором Полторацким, Антониной Баевой, Марком Гроссманом. Последний из перечисленных, кстати говоря, опубликовал в 1936 году в газете «Челябинский рабочий» очень не¬лестную рецензию на «Голубую елань» под заголовком «Неполноценная книга». Слава Богу, оба оказались людьми незлобивыми и даже потом подружились.

Я немного слукавил, когда в начале этих заметок написал, что мне повезло и что я знаком с писателем Иваном Коробейниковым. Он умер в 1975 году, когда я был ещё начинающим журналистом. Дороги наши не пересекались, так что я знаком не с Коробейниковым, а с его творчеством. Но, наверное, это одно и то же. А вот то, что мне повезло, — абсолютная правда. В нынешнем апреле мне повезло на знакомство с удивительной семьей Коробейникова, с его многочисленными детьми, настоящими подвижниками культуры.

Естественно, дети и стали инициаторами проведения на родине отца и своей родине, в селе Острова Юргамышского района, 100-летнего юбилея писателя Ивана Коробейникова. Немало сделали районная и сельская администрации, а также Островская средняя школа, в которой открыли литературно-краеведческий музей, в первую очередь, связанный с именами друзей-писателей Якова Вохменцева и Ивана Коробейникова.

Юбилей отмечен скромно — не было ни столичных гостей, ни телевидения, видимо, посчитавшего событие нерейтинговым. Группа интеллигентов из Кургана (писатель Виктор Потанин, художник Герман Травников, зам. начальника Управления культуры Курганской области Алексей Бритвин, директор областной библиотеки Светлана Золотых, сын поэта Вохменцева Михаил, директор Каширинского литературно-краеведческого музея Андрей Белоусов), аз грешный, районные газетчики, местные учителя и школьники, родственники Ивана Коробейникова — вот и все участники юбилейных торжеств. Тем не менее, всё прошло красиво и достойно. По решению Островского сельсовета на доме № 27 по улице Северной открыта мемориальная доска, которая гласит: «В этом доме с 1951 по 1975 год жил писатель Коробейников Иван Терентьевич». Сейчас здесь живёт один из его сыновей — Михаил.

Возложили к доске цветы и поехали на кладбище. Речей не говорили, потому что каждый думал о своём, глядя на могилы похороненных рядом Якова Вохменцева с супругой и Ивана Коробейникова с супругой. И после смерти рядом! Печали не было. Хоть и холодное, но яркое апрельское солнце к этому не располагало, да и весёлый рельеф погоста, расположившегося на холме, тоже.

А места здесь удивительные! Боры, лесистые холмы... Ленивая вода озер, кажется, ласкает, улицы трех деревень, прилепившихся друг к другу, — Вохменки, Островов и Губерли. Эта земля не могла не родить своих певцов. Одним из самых ярких и стал Иван Коробейников. Вот как он описывает свою родину: «Вдали бор. Высокой и плотной стеной он обступил озеро. Только на севере лежит широкая светлая полоса — падь, заросшая осокой, стрелолистом и измельчавшим по обочинам её сосняком. По сторонам на седых мшистых гривах растёт душистый багульник да огненной россыпью блестит брусника. Одну из таких еланей, покрытую весной незабудками, прозвали Голубой еланью».

После самородного чистого русского слова с трудом возвращаешься к мантрам современного языка, ко всем этим «блогерам», «пользовательско-сгенерированным контентам», а также к закорючкам типа веб, микро, тек (по-английски tech), нано и смарт. Мы не против прогресса, его не остановить. Мы против идиотской ситуации, когда тебя и твой родной язык проверяют на вшивость. Атакой проверке подвергается буквально всё. Ловишь себя за руку, чтобы не начать текст вступлением «Благодаря развитию высоких технологий...» или «В результате интернет-революции...».

Конечно, прав писатель Виктор Потанин, предложивший инициировать присвоение местной школе имени Ивана Коробейникова. И книгу, по которой можно учиться жизни и родному языку, пора переиздавать. Найти свою голубую елань, открыть богатства человеческой души для себя и других людей, удивиться зеленокожему брусничнику, влюбиться в родные места — вот настоящая и вечная инновация. Инновация духа.

Портнягин Валерий

Портнягин, В. Инновация духа : юбилейные, но не торжественные заметки / В. Портнягин // Новый мир. — 2008. — 24 апреля. — С. 12.


Система Orphus

Я думаю!