Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Писатели

Вострякова Наталья Александровна

vostryakovaРодилась в 1975 году в Каргаполье. Детство и юность прошли в селе Кондино Шатровского района. Здесь школьницей написала свои первые стихи. Окончила исторический факультет Курганского государственного университета с «красным» дипломом. Здесь же окончила аспирантуру и работает старшим преподавателем кафедры философии. Автор поэтического сборника «Диалектика».

Стихи Натальи Востряковой — из самой жизни, о том, что она пережила, помнит, чем живет теперь. Словом, о том, что прочувствовала сердцем. Свет ее поэзии — это свет чистой, возвышенной, цельной и прекрасной женской души. С присущим именно ей мировоззрением, с тонкой чуткостью к родной природе, к людям, к нашей истории, ко времени, в котором она родилась, взрослела и теперь развивается как поэт. Для Натальи Востряковой святость любви, верность любимому — непреложные истины. Причем, изначально, задолго до встречи с ним. Такой она, верная именно этому своему представлению о любви, своей мечте о ней, и шагнула в юность. Об этом догадываешься сразу же, едва прикоснувшись к страницам ее лирики. И не беда, что в жизни все оказывается «в тысячу раз» сложнее, чем в мечте. Для нее счастье — уже знать это высокое чувство.

В Союзе писателей России состоит с 2007 года.


Литературный отзыв на поэтический сборник Натальи Востряковой «ДИАЛЕКТИКА»

«Будут тихо светиться стихи...». Первая книга стихов Натальи Востряковой «Диалектика» открывается стихотворением о творчестве, которое можно назвать программным. Завершается оно так:

Я вернусь в мой обыденный мир,
Где коллеги, друзья и подруги.
Удивлюсь и обрадуюсь им,
Подержусь за их сильные руки.
А на столике средь шелухи
Из бумажек, листочков, обложек
Будут тихо светиться стихи,
Без которых тот мир невозможен.

И действительно, стихи Натальи Востряковой светятся. Как по-своему светятся вообще все настоящие стихи, прошедшие через сердце поэта, будь то лирика эли эпика.

Впрочем, и в талантливой прозе происходит нечто подобное, только на свой особый лад. Вспомним, к примеру, как работал над своими литературными произведениями Василий Макарович Шукшин. Он так входил в создаваемый им образ, что чувствовал его боль как свою.

Все идет от чуткого сердца: и потребность писать, и свет строки. Разумеется, многое нужно для творчества: и талант, и жизненный опыт, и трудолюбие. Но при этом непременно — чуткое сердце! Не случайно наш Виктор Федорович Потанин как-то признался: «...я и по сей день считаю, что писательство — это и есть постоянная исповедь и молитва». Как чутко услышано и верно сказано! Исповедь и молитва! Не эти ли слова могут стать негласным, глубоко запавшим в душу девизом всех пишущих: как прозаиков, так и поэтов!

А вот выдержка «Из дневников и записных книжек» другого известного мастера слова — русского поэта Бориса Александровича Ручьева: «Стихи должны быть всегда отмечены истинными чувствами пережитого — мыслями, радостями и страданиями. И в основе каждого стиха должна быть достоверность жизненного испытания». И еще одно его же откровение: «Мои стихи, как векселя, каждое оплачено трудом, переживанием, страданием, жизнью».
Что удается Н.Востряковой?

Прежде всего — она смогла своевременно усвоить эти внешне простые истины. Ее стихи — из самой жизни, о том, что она пережила, помнит, чем живет теперь. Словом, о том, что прочувствовала сердцем.

Свет ее поэзии — это свет чистой, возвышенной, цельной и прекрасной женской души. С присущим именно ей мировоззрением, с тонкой чуткостью к родной природе, к людям, к нашей истории, ко времени, в котором она родилась, взрослела и теперь развивается как поэт.

Читая сейчас Наталью Вострякову, я не упускаю из поля зрения и других представителей молодой поэзии Зауралья, прежде всего литстудийцев Виктора Федоровича Потанина: Павла Стенникова, Александра Теплухина, Марину Танаеву, Ирину Рогову...

Поэзия — это всегда чудо, если умеешь откликнуться на свет стихотворной строки душой, принять этот свет своим сердцем. Могут быть разные пути восприятия лирики, но без твоего встречного сердечного участия настоящего восприятия не получится. Диалог с поэтом — это непременно твой отклик на строку, твой взгляд в себя самого. Со всем твоим жизненным опытом, способностью думать, чувствовать, сострадать. Чем выше дар сострадания, чем выше твоя готовность к соучастию с поэтом в строке, тем больше в душу твою из строки этой прольется. Вот почему истинные поэты всегда современны.
Но классики и даже современники, опередившие тебя в рождении, притягивают твой взгляд и вглубь своего времени: веков, десятилетий, лет.

Например, читая стихотворение А.С.Пушкина, которое мы все привыкли называть по первой строке и романсу М.И.Глинки «Я помню чудное мгновенье», ты можешь почувствовать атмосферу того времени и увидеть перед собой прекрасный образ Анны Петровны Керн. Увидеть тем лучше, если тебе знакомы письма поэта к ней и ее воспоминания о нем, хотя бы страницы о встречах с ним в Тригорском и в Михайловском, о встрече накануне того дня, когда поэт вручил ей это стихотворении: «Приехавши в Михайловское, мы не вошли в дом, а пошли прямо в старый, запущенный сад, „Приют задумчивых дриад“, с длинными аллеями старых дерев, корни которых, сплетясь, вились по дорожкам, что заставляло меня спотыкаться, а моего спутника вздрагивать...». Если же ты уловишь и другой мотив стихотворения, сможешь представить еще больше.

Мое поколение рождено после войны. Дети фронтовиков. Лирика военных лет и более поздние стихи, написанные сверстниками наших родителей, помогают нам лучше увидеть время их молодости. Здесь тоже наш ретроспективный взгляд, хотя и куда более близкий, чем в пушкинские годы. Читаю короткую надпись отца на его фронтовом снимке — и вспоминаю бессмертное стихотворение «В землянке» Алексея Суркова, ставшее популярной песней. Так поэзия, рожденная еще до меня, входит и в мою жизнь.

Молодые поэты явились в мир уже нашего времени. Но видят его с позиции своего поколения. Таким образом, они дарят нам прежде всего новизну нашего восприятия поэзии, их поэзии. Дарят новизну своего мировидения. При нравственной чистоте молодого стихотворца и ясности его самовыражения это поистине ценно и отрадно!

Все это и ждет читателя «Диалектики». Мне хотелось бы пробудить к ней интерес всех книгочеев. И на этом примере — вообще интерес к творчеству наших молодых авторов. Наталья Вострякова, судя по ее стихам, наверняка, предпочла бы, чтобы вообще бы нигде и ничего не писали. Она и с выпуском книги-то своей не спешила. Это инициатива исключительно издательства «Парус-М» и писателей. Но кому из пишущих может быть безразлично, как дышит у нас в Зауралье литература молодых, с чем они пришли, какая тут преемственность!.. И выпуск «Диалектики» очень кстати, чтобы попытаться как-то обозначить эти вопросы.

Уже первое прикосновение к этой славной книжечке радует. Прекрасные фотоэтюды Юрия Артемина на обложке уводят взор читателя в привольное зауральское небо, в родные пределы. Природа всегда полна ожидания и динамики, каждый миг ее нов. И эта динамика удивительно гармонирует с высокими порывами, душевным движением автора стихов. Поэтому создается впечатление одухотворенного единства фотолирики на обложке и поэзии внутри книги.

Вряд ли массовый читатель вообще задумывается над тем, как книги издаются, и особенно — над их составлением. Меж тем это не просто ответственное, но и весьма трудоемкое дело. Доброжелательное, талантливое составление всегда идет на пользу книге, увеличивая ее притягательную силу. Так и с рукописью Н.Востряковой получилось. За ее подготовку к печати взялся сам Иван Павлович Яган, признанный поэт и писатель, человек с огромным опытом литературной работы, руководитель Курганской писательской организации. Иван Павлович составил книгу и вдобавок теплое предисловие к ней написал. В нем он так представляет нам автора: «Во всем, о чем и как пишет Наталья Вострякова, чувствуется человеческая основательность и цельный характер. У нее нет стихотворений-пустышек, проходных и мимолетных. Она пишет немного, но пишет тогда, когда, как говорят, „приспело“. Она такова во всем. Мне, например, известно, что исторический факультет Курганского пединститута Наталья закончила с „красным“ дипломом. Здесь же она закончила аспирантуру по философии...». Добавим, что в настоящее время Наталья Александровна Вострякова работает преподавателем кафедры философии Курганского госуниверситета.

«Диалектика» состоит из двух разделов. Первый несет говорящее и ответственное название — «Колыбель». Стихотворения вошли сюда по принципу ассоциативной связи их мотивов: колыбель — дом — Родина — время. И названо все по первому слову, ведь оно — об истоках. Не поленимся заглянуть в «Словарь русского языка» С.И.Ожегова. С колыбели — значит, от рождения, с самого детства. А во втором, переносном, возвышенном значении: колыбель — место возникновения чего-либо. В нашем случае: и время, и место рождения поэта, становление его характера, рождение стихов.

Здесь-то, в первом разделе книги, нам, читателям, и предоставляется возможность поразмыслить над вопросом, откуда что взялось, как человек, рожденный в 1975 году, сумел так много успеть к своим тридцати. Разумеется, «Диалектика» — не учебник педагогики, но вдумчивому читателю может сказать немало.
Вот стихотворение «За детством, далеким и радужным...» — о бабушке и дедушке автора

Они то как дождь, то как солнышко,
Порой то хваля, то браня,
Меня собирали по зернышку
И были мне, словно броня.

В доверительном голосе поэта слышится тепло и нежность к родным людям, неизбывная благодарность за первые жизненные уроки:

У них я училась, как надобно
К колодцу приладить ведро.
От них услыхала, что надо бы
Дарить людям только добро.

Вот где истина жизни и соль поэзии Натальи Востряковой! Именно в ее детстве, в постижении ею еще тогда извечных духовных ценностей проглядываются истоки ее человеколюбивой лирики. Не будь именно такого детства — и стихов вот таких не появилось бы:

С тех пор горки сделались кручами,
Ушли беззаботные дни.
И стало понятно, что лучшее
В меня заложили они.

Не удивительно, что и более раннее стихотворение Н.Востряковой «Я смотрю на своих стариков...», тоже обращенное к бабушке и дедушке, к родному дому, светится той же добросердечностью:

Так же ходики мерно стучат,
Провожая бегущее время,
Фотоснимки на стенах молчат,
Да скрипят потемневшие двери.

Достоверность пережитого, предметная выразительность, умение автора увидеть поэтичное в обыденном — все это привлекает и волнует читателя, ведь все мы начинаемся с того, что в нас еще в детстве заложено, с верности родному порогу.
Автору навеки дороги в родном доме и «икона в переднем углу», и «дрова на полу», и «резное окошко», из которого видна ведущая к речке тропинка. Не случайно это стихотворение завершается афоризмом:

Рай искать — ни к чему на земле,
Если он начинается дома.

Стихотворение дочитано до конца, а вот не отпускает от себя. Что же тут держит? Не эти ли внешне незамысловатые строки:

Их навеки поставленный дом
Снова ожил от множества звуков:
В этом доме парным молоком
Угощают проказников-внуков.

Всего лишь в четырех строчках автору удается столько сказать о русских людях! Читаешь первую из них — и тут же вспоминаешь народную традицию, которая передавалась из поколения в поколение: все делать на совесть. Все, за что не брались!

Не исключение и Наталья Вострякова, в начале своем — любознательная и шустрая девочка из села Кондино Шатровского района. Росла она средь дивной красоты, где своенравная река Исеть течет, где плещется чутко улавливающее перемену погоды озеро, где зовут к себе прохладные сосновые боры. Вдыхала, впитывала в себя эту красоту Наташа, а меж тем и к людям присматривалась да прислушивалась. Вот ее дедушка — мастер в этом деле — печь кладет, а маленькая внучка поглядывает да смекает, как важно, чтобы каждый кирпичик точь-в-точь местечко свое знал. И так — во всем!
Среди сверстников, внуков фронтовиков, Наташе повезло вдвойне: бабушка, Лидия Венедиктовна, капитан медицинской службы, ветеран Великой Отечественной войны, была страстной любительницей поэзии. Из ее уст внучка впервые услышала стихи фронтовых поэтов. Проникновенная лирика трогала впечатлительную девочку до слез, строки оживали буквально на глазах:

Истены дрожали белёные,
Когда мне казалось, что тут
Шли танки мазутно-зеленые,
И сыпался майский салют.
(«За детством, далеким и радужным...»)

Чего стоили только стихотворения Юлии Друниной, которая со школьной парты «шагнула в сырой блиндаж»! Искренняя, горячая лирика о самоотверженной преданности Родине, о любви. Лирика о войне, навеки памятной поэту и всему фронтовому поколению «примером братства, высокой, огнем испытанной дружбой».

Так в душе маленькой слушательницы крепли преемственные ростки человечности. Так исподволь воспитывалась в ней чуткость к поэтическому слову.
Внуки фронтовиков... Лучшие из них навеки шагнули в «горячие точки». Лучшие из них стоят сегодня на границе, водят поезда и самолеты, лечат нас, учат детей...

Вот какие думы беспокоили молоденькую учительницу Наталью Александровну, когда она размышляла над судьбой своих первых учеников, каждого из них:

В мире расшатанных ценностей,
Где нелегко даже мне,
Как сохранить твою преданность
Доброй и светлой мечте?

Сразу обращаешь внимание на это «даже мне». Она должна быть сильной, ведь на нее «тепло и доверчиво» смотрят дети! Так думала она. Ее волновало:

Как не оставить непройденным
Мудрый отцовский завет
Не растерять своей Родины
В звоне блестящих монет?
(«Размышления учителя...»)

«Не растерять своей Родины...» Вслушаемся в эти слова!

Стихи Наталья Вострякова начала писать еще в школе. В «Диалектику» вошел большой ряд стихотворений, написанных ею в возрасте девятнадцати-двадцати лет. Но и в них, как и в более поздних, уже видна настоящая нравственная зрелость их автора.

К какой бы теме не обратилась Н.Вострякова, ей всегда удается сказать свое. Согрето любовью ее стихотворение «Я слушаю маму». С почтением относится представительница молодого поколения к ветеранам («Ветераны Победы»). Она обладает даром видеть людей, понимать их. Уметь ярко, образно передать свои впечатления в короткой строке (например, в стихотворении «На сцене играла гармонь...).

Чувствуя лихорадочный пульс нашего времени, она размышляет над причинами разобщенности людей и с горечью пишет:

Заблудившись в лесу бессердечности,
Никого не дозваться в глуши...
Одиночество — это лишь следствие,
Мы больны безучастьем души.
(«Наше время больно одиночеством...»)

Читая эти строки, невольно вспоминаешь наболевшее, выстраданное Юлией Друниной:

Ощущаю дефицит тепла —
Движут человеками расчеты,
Неужели искренность ушла,
Мертвым сном уснули донкихоты?

Можно заметить в творчестве Н.Востряковой и другие родственные переклички с любимым поэтом. Например, у Юлии Друниной мы читаем:

Поброди вдоль тригорских прудов,
По Михайловским ласковым рощам —
Как бы ни был наш век суров,
Там все сложное станет проще.
(«Есть в России святые места...»)

Очень близкий мотив звучит в стихотворении Натальи Востряковой «Диалектика», давшем название книге и посвященном дорогому сердцу автора городу Каменску-Уральскому.

На мой взгляд, это одно из самых интересных стихотворений Н.Востряковой. В нем она, как в зеркальце, отразилась! Здесь культура ее души. Дар чувствовать и понимать историю, умение видеть прекрасное. Здесь пытливость ее ума, склонность к вдумчивому анализу и философским обобщениям:

Я трогательно внимаю
Его переулкам древним
И только здесь понимаю,
Что все в этом мире бренно
А вечность — она чуть выше
Рутины, забот и хлама.
Наверное, там, где крыша
Небесно-синего храма.

Это стихотворение — как изумрудный камешек, который светится тем яснее, чем внимательнее в него всматриваешься. И кажется, что все остальные «камешки», стихотворения в книге, тянутся к нему, перекликаются с ним светом. Отсюда и название книги. Но это — вывод на уровне интуиции, без логических рассуждений.

Можно по-другому сказать. Это одноименное с книгой стихотворение ведет под общую обложку все остальные стихи, объединяет их в книге. И объяснение тому — в слове «диалектика». Что за ним?

Совершенно очевидно, что название книги подразумевает вовсе не «философское учение о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления», не «научный метод познания вечно движущихся и изменяющихся явлений природы и общества путем вскрытия внутренних противоречий и борьбы противоположностей, приводящих к скачкообразному переходу из одного качества в другое».

А вот второе значение слова: «самый процесс такого движения и развития» (цитирую по «Словарю русского языка» С.И.Ожегова) — именно то, что нам и нужно. Этот «самый процесс» уже на обложке книги виден: плывущие по небу облака, свет небесный и густая тень... Этот «самый процесс» — движение и развитие человеческой души в вечно движущемся и изменяющемся мире природы и человеческого общества, человеческих взаимоотношений — и есть суть книги.

А в стихотворении «Диалектика» этот «самый процесс» разложен буквально по полочкам, точнее, по строчкам. Только не на строго научном, а на поэтическом уровне. И получилось это так талантливо, что стихотворение может служить весьма наглядной иллюстрацией к диалектике как к философскому учению и методу познания:

Здесь много всего смешалось:
Людей, времен и событий.
И что-то навек осталось,
А что-то будет забыто.
И этот контраст извечный
Низин и высот открытых —
Как смена противоречий
И мудрого Гераклита.
А, значит, что все, как надо,
И горе — совсем не горе,
А только начало блага,
Которое будет вскоре.

Самое ценное, что в основе всех этих строк лежат не только глубокие мысли, но и тонкие чувства, без чего этого стихотворения просто не было бы.
Второй раздел книги, вобравший в себя любовную лирику, органично примыкает к первому. Здесь та же радующая взыскательного читателя нравственная высота. Стихотворения предельно искренни, полны эмоционального накала. Они привлекают к себе свежестью, чистотой чувств:

В ночном затишьи чутко спящий дом,
Боясь вспугнуть, гроза обходит мимо.
Лишь синий колокольчик под окном
Всю ночь твое вызванивает имя.
(«Ты снишься мне какую ночь подряд...»)

Первым в разделе идет большой лирический цикл раннего периода в творчестве автора, за исключением лишь одного стихотворения.
Понятие любви, как и другие общечеловеческие понятия, о чем уже велась здесь речь, формируются в каждом из нас с младенческих лет. Для Натальи Востряковой святость любви, верность любимому — непреложные истины. Причем, изначально, задолго до встречи с ним. В ее, можно сказать, традиционном представлении любовь — возвышенное чувство, облагораживающее все помыслы и поступки человека, когда хочется любить весь мир. Такой она, верная именно этому своему представлению о любви, своей мечте о ней, и шагнула в юность. Об этом догадываешься сразу же, едва прикоснувшись к страницам ее лирики. И не беда, что в жизни все оказывается «в тысячу раз» сложнее, чем в мечте. Для нее счастье — уже знать это высокое чувство:

Я чувствую глубже теперь
и печали, и радость,
Отчаянье, муку до крика и счастье до стона.
И пусть слишком много в любви
миражей оказалось,
Но вся ее боль
этой встречи минутной достойна.
(«Мне с этой любовью бывает...»)

Стремление получше выразить себя помогло молодому стихотворцу обрести свой голос, свои интонации. Например, читая ее стихотворение «Я все отдам тебе за это...», так и видишь милую, лукавую девушку, в которой уже пробуждается женщина:

Ты задолжал прикосновенье
Моим нетронутым губам.

Молодая чистая душа полна тепла и нежности. Для любимого она готова на все, но и в ответ ждет такой же преданности:

Всю душу с болью и надеждой,
Все сердце с пламенем мечты,
Всю нерастраченную нежность —
О, как же много должен ты!

Хорошо передано состояние любящей души в стихотворении «Звезда», «Свидание», «Прошло два года с нашей первой встречи...», «Каждый вечер, когда угасает лучистый поток...» и других. В них широкая палитра безответных чувств: надежда и вера, боль и готовность к самопожертвованию, недоумение из-за невстреченного тепла и снова надежда...
А вот первая строфа «Молитвы»:

Я не знаю не слова молитвы,
Но осмелюсь Тебя попросить:
Дай мне, Господи, силы для битвы,
Дай мне силы его разлюбить!

Вернемся еще раз к предисловию Ивана Павловича Ягана: «Бывает, при первом знакомстве с новым автором стихи заинтересовывают, нравятся... — делится он своим впечатлением. — Года четыре назад стихи Натальи Востряковой меня потрясли. И именно стихи о любви. Уверен, не найдется человека, даже равнодушного к поэзии, который не содрогнулся бы сердцем, читая стихотворение „Молитва“. Взрывная экспрессия чувств и мысли бросает то в жар, то в озноб, в каждой строке, в каждой строке, в каждом четверостишии — крик и мольба израненного неразделенной любовью женского сердца».
В более поздней лирике Наталья Вострякова верна себе. Здесь — та же исповедальность, безбоязненность быть самой собой. Автор умеет увести читателя в подтекст. Стихотворения у нее глубокие, многозначные. Интересные — какое ни прочти: «Крестовому королю», «Философский вопрос», «Поезда» или давшее название всему второму разделу «Как долго я к тебе иду...».

Меня буквально покорило солнечное по настроению, высокохудождественное стихотворение «Прибавилось красок у неба...», начатое этой, взятой в эпиграф, строкой Антонины Баевой.

О, как утонченно изящна
Капель посреди посреди января!
Чем злее метели, тем слаще
Апрель обнимает меня.

Так автор изображает оттепель в природе и в своей жизни. Интересно проследить за развитием этого сказочного сюжета:

И я в его нежности таю,
Стекаю в послушный ручей.
Чем яростней я отступаю,
Тем руки его горячей.

Прекрасно завершение стихотворения:

А вдруг мне по сердцу придется
Твоя озорная весна?
Но надо ли думать, что делать,
Когда у зимы на краю
Прибавилось красок у неба
И света прибавилось дню?

Страница за страницей — и в моем мысленном взоре проявился образ молодой современницы, который ничуть не бледнеет даже рядом с прекрасным образом Анны Петровны Керн.

Снова перелистываю книгу — и представляю ее в руках читателей разных возрастов. Надеюсь, что она прибавит света в душе каждого, кто отнесется к ней с доверием.

Примечательно, что не только в нашей области пробивается к людям творчество талантливых молодых авторов. Почти одновременно с «Диалектикой» приехал ко мне подарок от родных из Забайкалья — первая книжечка стихов охотника Алексея Егорова «Таежный теремок». Открыла я книгу — и таким благородством и откровением жизни с ее страниц повеяло! Как тут не порадоваться успехам молодых, их стремлению нести людям свет.
Пожелаем им всем доброго пути дальше!

Ирина Анисимова
Январь-февраль 2006 г.

Анисимова, И. Литературный отзыв на поэтический сборник Натальи Востряковой

«Диалектика» [Электронный ресурс] / И. Анисимова // Режим доступа: http://kultura.kurganobl.ru/3585.html. — Загл. с экрана. — (Дата обращения: 28.11.2016).


Система Orphus

Я думаю!