Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Писатели

Аксенов Николай Алексеевич

Родился 18 декабря 1938 года в селе Митино Кетовского района Курганской области в крестьянской семье. Отец его погиб на войне. Большую часть детства мальчик прожил у своего деда Ивана Власовича, который был талантливым рассказчиком-сказочником и обладал красивым и сильным баритоном. Писать стихи и рассказы, сочинять частушки Николай Аксенов начал со школьных лет. Работал разнорабочим в колхозе, учителем в школе, слесарем, заведующим мастерской, директором сельского клуба. В 1972 году был принят в Союз журналистов СССР.

В 1976-м участвовал в семинаре молодых писателей Сибири. Являлся победителем целого ряда творческих конкурсов. Печатался в журналах «Урал», «Сельская молодежь», альманахе «Тобол». Автор сборника рассказов «Доброта», сборников стихов «Гармония души» и «Колокола времён». У Николая Алексеевича как в прозе, так и в стихах — пронзительная правда жизни. О чем бы он ни писал, ему безоговорочно веришь. Высокая гражданственность — моральное требование, которое предъявляет к себе сам поэт и которому он следует в творчестве. В стихах Николая Аксенова грусть по босоногому детству, обостренное чувство природы, выраженное четкими, точными, удивительно свежими словами. Деревенские стихотворения поэта исторически правдивы и достоверны, дают точный неприкрашенный срез крестьянской жизни от прошлого и до наших дней. В 1999 и 2004 году Николай Аксенов становился лауреатом литературной премии Губернатора Курганской области. В Союзе писателей России состоит с 2005 года.

аксенов-2-204x300 аксеновфото


ДОРОГИ НИКОЛАЯ АКСЕНОВА

Вся наша жизнь — стремление к движению. Мотив дороги — один из основных в лирике Николая Алексеевича Аксёнова, зауральца, одаренного поэта. Родился он в селе Митино Кетовского района (18 декабря 1938 г.) в крестьянской трудолюбивой дружной семье. Он знает жизнь, по которой его вели разные дороги, приучая к трудностям, уважению к слову и людям. Пробовал перо в прозе, результат чего проявился в издании сборника «Колокола времени». Вышло несколько сборников стихов: «Гармония души», «Детские откровения», «Я на доброй земле живу» и др. В 2013 г. издан поэтический сборник «Поэт и жизнь. Избранное».
Мотив дороги связывает Н. А. Аксёнова с классикой. Автору довелось знать разные дороги: осиротевшей семье надо было двигаться, чтобы выжить. К работе приходилось вставать не по желанию. Помощи от погибшего на войне отца не было. Опорой оставалась мать. По дороге к свету вела его мечта овладеть по-этическим словом, рассказать людям о красоте мира и чудесном даре — жизни.
Лирическому герою Н. Аксёнова близка позиция героя М. Лермонтова: быть единым с дорогой, которая соединяет весь мир, человека и звезды:

Я пойду луговою дорожкой,
Беззаботным бродягой пойду
И у берега теплой ладошкой
Зачерпну в темной речке звезду.

Дорога противопоставлена душной неволе быта:

Из домашней, из душной неволи
 В золотое преддверие дня
За околицу в чистое поле
Снова утро уводит меня.


Одиночество для героя Аксёнова нужно для внутренней, духовной работы, для раздумий о времени, человеке, себе, своем поколении, творчестве. Однако одиночество это — не дань романтической традиции. Оно относительно: это какой-то отрезок жизни, когда удается побыть одному, не спеша оглядеться, отметить красоту и движение в природе и мироздании, осмыслить течение времени. В одном из стихотворений дорога метафорична — это не утоптанная земля, а судьба героя, его бытие, суть пребывания в мире. Называется стихотворение «Моя дорога»:

Я в жизни проторил себе дорогу
 И по дороге избранной иду,
В своей душе, подвластной только Богу,
В своих трудах — всесильному труду.

Я не пророк, не капитан бессрочный,
Приставленный к потертому рулю.
Весь этот мир, прекрасный и порочный,
Я, как и все живущие, люблю.

В бездушных завываниях метели
Я людям чувства светлые несу,
Чтоб и они увидеть захотели
Его неповторимую красу.

Одно из метафорических значений дороги — трудность выбора смысла жизни человеком и человечеством. Об этом стихотворение «Бесконечность». В нем улавливается лермонтовская мысль о судьбе целого поколения: не «я» — лирический герой, а «мы»:

У Бога неисповедимы пути,
Неторна дорога земная.
Налево, направо — куда нам идти,
Мы этого точно не знаем.

Ступаем направо — там вырытый ров.
Попытка пройти бесполезна.
Ступаем налево — там капает кровь,
И та же опасная бездна.

Тогда мы бросаемся грудью вперед
На поиски рая и ада
И видим, что там на дороге нас ждет
Опять же глухая преграда.

И в вечных скитаниях топчемся мы,
Молясь небесам без ответа,
На призрачной грани пугающей тьмы
И к счастью манящего света.

Мы в тесных объятьях сплошного кольца
Зажаты навечно, похоже,
И нашим сомненьям не видно конца,
И нашим метаниям тоже.

Только дорога открывает красоту мира:

Я не знаю, где я буду,
По каким пройду местам,
Но в пути дивлюсь, как чуду,
Позолоченным крестам.

Герой Н. Аксёнова открыт миру радости, который создается разнообразным движением в природе: от тихих всплесков речки до грома колесницы Ильи Пророка. Здесь нет застоя. Даже прикрепленные к земле избы бредут сквозь века:

Покосились в деревне избушки
 И чего-то хорошего ждут,
Как по белому снегу старушки,
По двадцатому веку идут.

Ах, избушки, чего же вы ждёте,
Засияет ли ваша звезда?
Вы бредёте, бредёте, бредёте,
Добредёте ли к счастью когда?

Герой часто оказывается в вихре дорог, но самая дорогая из них — дорога к дому. Возвращение к дому — это новое обретение дорогих связей, которые истончились за время разлуки.

Я не смотрел на дорогу,
Как спутник задумчивый мой,
Я думал тогда:
— Слава Богу,
Что я возвращаюсь домой.

Туда, где, любимая мною,
Средь пашен, лесов и болот
Со всею огромной страною
Моя деревенька живёт...

Придут к нам друзья на беседу,
И будет на сердце легко,
И я никуда не уеду
От милой своей далеко.

Обратимся к текстам, в которых откровенна связь с фольклором. Я имею в виду композиционный прием ступенчатого сужения образов. Заявлен широкий образ дороги — «по всему свету». Но не он ближе и дороже герою:

Немало побродил по свету я,
Любил, и пел, и плакала гармошка.
Здесь маленькая родина моя,
Моя семья, мой дом, мое окошко.

Образы располагаются как ступеньки: планетарный образ на первом месте: «свет», то есть планета. Далее следуют, сужаясь в пространстве, маленькая родина, семья (род) — дом — окошко. По логике, свой дом оказывается самым малозаметным в пространстве, но главным в жизни человека.
Дорога ставит в центр движущегося мира человека, который придает всему пространству свои черты:

На российских просторах,
Нет просторней которых,
Побелели деревья,
Побелели дома.
Из далёкого края,
Веселясь и играя,
Прикатила на тройке
Тёмной ночью зима.
Там, где солнце тонуло,
Речку льдом затянуло.
На раздетых березах
Только снег — ни листа.
Солнце луч протянуло,
Восхищенно вздохнуло:
— Ах, какая же, Боже,
На земле красота!

С горечью наблюдает лирический герой Аксёнова, как зарастают или разрушаются дороги, которые знакомили людей с дальними краями, убеждали в неповторимой красе зауральской земли, в нравственности труда, важности традиционных ценностей:

Плачет сердце весенней порою:
Умирает деревня моя.

Вечерами всё тише и тише,
Не звучат молодых голоса,
И всё меньше у нас ребятишек,
И безлюдней поля и леса.

С каждым годом густеют бурьяны
Над гнилушками бывших домов,
И всё больше на улице пьяных,
И всё меньше толковых умов...

Щемящим вопросом: «Ты не плачешь, Россия?» — заканчивается одно из стихотворений о судьбе деревни, то есть о судьбе страны. Оно оставляет тяжелые мысли и чувства, и кажется, берёт верх какая-то обречённость, противостоящая мажору оптимистических стихов, зовущих к добру, сердечности и вере. Своему лирическому герою автор поручает внушить веру в лучшие времена — наперекор разрушению традиций, да и самой веры:

Люблю берез российских тихий шум,
Люблю, как прежде, дальнюю дорогу,
И слава Богу, что еще пишу
О людях и природе понемногу.

Валентина ФЕДОРОВА,
доктор филологических наук, профессор КГУ

Фёдорова, В. Дороги Николая Аксёнова [Электронный ресурс] / В. Фёдорова // Режим доступа: http://kultura.kurganobl.ru/3549.html. — Загл. с экрана. — (Дата обращения: 22.11.2016)

    


Система Orphus

Я думаю!