Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Петер Хандке, Ольга Токарчук «Лауреаты Нобелевской премии»

Библиографическое пособие, Курган, 2019

Перед вами очередной выпуск серии «Лауреаты Нобелевской премии». Шведская королевская академия наук присудила Нобелевскую премию по литературе сразу за два года. Награды за 2018 год удостоилась польская писательница Ольга Токарчук. Премию за 2019 год получил австрийский писатель и драматург Петер Хандке.

Постоянный секретарь академии Матс Мальм, объявлявший имена победителей отметил, что Нобелевская премия присуждается Ольге Токарчук «за воображение повествователя, которое с энциклопедической страстью представляет пересечение границ как форму жизни».

«Она строит свои романы на напряжении между культурными противоположностями: природа против культуры, разум против безумия, мужчина против женщины, дом против отчуждения», - объявил представитель академии.

«Соединение в творчестве Ольги Токарчук насыщенной конкретики с парящей фантазией, равно как пристального наблюдения с мифологической одержимостью, делает ее одной из наиболее оригинальных и исполненных фантазией прозаиков в современной литературе. Она мастер быстрого портрета: изображает увиденное в аэропорту и безымянных отелях, загадочные лица, побуждающие к догадкам», - считает Нобелевский комитет Шведской академии.

Петер Хандке зарекомендовал себя как один из самых влиятельных писателей в Европе после Второй мировой войны отмечает Нобелевский комитет. «Своеобразное искусство Петера Хандке заключается в пристальном внимании к пейзажам и материальному присутствию в мире, что сделало кино и живопись двумя его величайшими источниками вдохновения», - говорится в заявлении.

Работы Хандке «исполнены большого желания открывать и воплощать свои открытия в жизнь, находя для них новые литературные выражения. Сам он говорил: "Быть восприимчивым – это все". Поэтому ему удается заряжать взрывоопасным значением даже самые мелкие детали в повседневной жизни. Его работа, таким образом, отличается сильным авантюрным духом, а также и склонностью к ностальгии».

Ольга Токарчук – польская писательница и поэтесса, одна из наиболее заметных фигур современной польской литературы. Родилась в 1962 году в польском городе Сулехувв семье выходцев с Украины. Окончила Варшавский университет по специальности психология. После этого работала горничной в Лондоне, психотерапевтом во Вроцлаве и Валбжихе.

Токарчук дебютировала со сборником стихов. В 1993 году вышел ее первый роман «Путешествие любителей книг». Настоящего признания добилась с третьим романом «Первобытные и другие времена». Когда ее литературные произведения стали популярными, Токарчук полностью посвятила себя писательству. Токарчук – автор 17 книг. Среди ее работ – повести, рассказы, эссе, а также киносценарии. Произведения Токарчук часто ставят на драматической сцене и экранизируют.

В 2008 году за роман «Бегуны» получила самую престижную в стране литературную премию «Ника». А в 2018 году за этот же роман получила Международную Букеровскую премию. Она является лауреатом и других литературных премий.

Писательница называет себя феминисткой, поддерживает экологические движения. Сейчас Токарчук работает над книгой по мотивам биографии своей семьи. Центральной линией повествования будут отношения между поляками и украинцами.

Токарчук, Ольга. Бегуны : [роман] / Ольга Токарчук ; [пер. с пол. И. Адельгейм]. - М. : ЭКСМО, 2018. - 382 с.

(Книга имеется в Отделе художественной литературы ЦГБ им. Маяковского, Отделе книгохранения, библиотеке им. Шолохова)

Редкий случай – проза Ольги Токарчук приходится по вкусу и критикам, и читателям. Роман «Бегуны» издали в России в отличном переводе Ирины Адельгейм.

«Бегуны» - обманчиво простой сборник эссе, зарисовок, мыслей и коротких историй, рассказанных путешественницей – мечущейся душой, существующей везде и нигде, застрявшей где-то в сетке параллелей и меридианов, запутавшейся между часовыми поясами. Исчерпывающее описание рассказчица дает себе сама: «Во мне, видимо, отсутствует ген, который позволяет укорениться в любом месте, едва остановившись. Я пробовала, но корни всякий раз оказывались слишком слабы, и малейший порыв ветра вырывал меня из земли. Я не умею пускать ростки, лишена этого растительного дара. Не питаюсь земными соками, я – анти-Антей. Мою энергию порождает движение – тряска автобусов, рокот самолетов, покачивание паромов и поездов».

Кажется, сама эта книга создана в гуле переполненного аэропорта, под стук колес ночного поезда, в шумном придорожном кафе: тут исписала пару страниц путевого блокнота, там черканула на салфетке, здесь зарисовала попутчика на корешке посадочного талона. Простота кажущаяся – зарисовки полны аллюзий на мифы, предания, легенды.

Название отсылает к древней секте, которая считала, что спасение души – в постоянном перемещении. Остаться на месте значит подвергнуться нападкам дьявола. Впрочем, «Бегуны» доказывают, что дьявол готов преследовать человека по пятам и в итоге его настигнуть везде – в родовом ли гнезде, во временном отпускном жилье ли, в зале ожидания аэропорта.

Путешественница, одинокая и почти невидимая, следит за активисткой, скрупулезно документирующей преступления человека против природы, за пропившим здравый смысл паромщиком, вдруг направляющим свой паром в открытое море, за мужчиной, чья жена исчезает вместе с ребенком прямо посреди ничем не примечательного отпуска. Кажется, всех этих бегунов зовет в путь что-то не вполне определенное, но абсолютно явное.

Европейцы придумали этому состоянию название Wanderlust, что можно перевести как «неутолимую и неутомимую страсть к путешествиям» и встретить в обиходе каждого уважающего себя travel-блогера. Это явление противопоставляется обывательским выездам на отдых с их пакетными турами и переполненными чартерами. Правда, романтики забывают, что в психиатрии есть другой термин – «дромомания», импульсивное влечение к перемене мест. А вот Токарчук об этом прекрасно помнит и проводит свое – обрывочное, но глобальное – исследование жажды скитаний. Цель паломничества – само паломничество. Звания настоящих путешественников заслуживают только те, кто уезжает, не имея намерения вернуться. Да только будешь ли ты бороться за это звание, захочешь ли его получить?

Пусть выглядит как упрощение, но сегодня, когда путешествия стали социально одобряемым досугом, сводящимся к количеству фото в соцсетях, все это звучит свежо и обжигающе честно.

Рецензии на роман «Бегуны»

  1. Закрученко, М. Практическое руководство к бегству / М. Закрученко // Дружба народов. – 2019. - № 6. – С. 268-270.

  2. Козлова, В. Бег без препятствий / В. Козлова // Читаем вместе. – 2018. - № 12. – С. 38.

Произведения в литературно-художественных журналах

  1. Токарчук, Ольга. Бегуны : фрагмент романа / О. Токарчук // Иностранная литература. – 2010. - № 6.

  2. Токарчук, Ольга. Дом дневной, дом ночной / О. Токарчук // Иностранная литература. – 2004. - № 6.

  3. Токарчук, Ольга. Номара : рассказ / О. Токарчук // Иностранная литература. – 2000. - № 8.

  4. Токарчук, Ольга. Последние истории : роман / О. Токарчук // Иностранная литература. – 2006. - № 8.

Петер Хандке один из самых известных немецкоязычных авторов современности. Родился в 1942 году в Австрии.

Писать начал с 1959 года, опубликовав еще в ученические годы два своих первых рассказа, затем долгое время работал на радио, писал сценарии и статьи.

Мировая известность пришла к Петеру Хандке в 24 года. Причиной тому было не его творчество, а скандальное выступление молодого автора на заседании Группы 47 в 1966 году в Принстоне (США). Группа 47 – это самое мощное неформальное объединение немецкоязычных писателей второй половины XX века. Группа стала законодателем литературной моды, на ее заседания собирались ведущие авторы, критики, издатели, выступление перед членами группы с чтением своих текстов было честью и открывало путь в мир литературы.

Никому не известный автор Петер Хандке, только что выпустивший свой первый роман «Шершни» (1966), приехал в Принстон вместе со своим издателем. Взяв слово во время дискуссии, он начал говорить не столько о конкретных текстах, обсуждаемых в тот момент членами группы, сколько о состоянии современной немецкой литературы в целом и подверг ее резкой критике. Весьма запальчивый тон выступления (Хандке назвал существующую в Германии литературу «идиотской», «глупой» и обвинил ее в «описательной импотенции») превратил эту речь в событие, о котором поспешили сообщить ведущие газеты мира.

Протест Хандке был услышан и с воодушевлением воспринят в немалой степени благодаря благоприятной общественной и литературной конъюнктуре.

Произведения Хандке 1960-70-х годов – это экспериментальная драматургия: «Издевательство над публикой» (1966), «Каспар» (1968), «Верхом по Боденскому озеру» (1971) и др.) и проза («Короткое письмо к долгому прощанию» (1972), «Нет желаний – нет счастья» (1972), «Женщина-левша» (1976) и др. Они наполнены энергией протеста и обновления, имели необычайный успех и сделали писателя знаковой фигурой своего поколения.

С 1966 года из-под его пера вышло около 100 работ, включая пьесы, романы, сценарии и переводы классиков. На русском языке издана повесть Хандке «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» (1970), экранизированная его другом немцем Вимом Вендерсом, тетралогия «Медленное возвращение домой» (1979), рассказ «Учение горы Сент-Виктуар» (1980) и другие. Одна из наиболее известных киноработ Вендерса «Небо над Берлином» (1987) также сделана совместно с Хандке.

В 1990-х годах Хандке подвергался критике за поддержку сербской стороны в вооруженном конфликте в Югославии и ее бывшего лидера Слободана Милошевича. Писатель посвятил ему эссе «Таблас-де-Даймьель» с подзаголовком «ложные показания на процессе против Слободана Милошевича».

Хандке по-прежнему не перестает удивлять и читателей, и критиков провокационной формой своих произведений и неожиданными общественными выступлениями.

Лауреат премии Шиллера, Германской книжной премии.

В России Хандке известен гораздо меньше, чем в Западной Европе. Хотя он не относился к числу запрещенных авторов и переводить его начали уже в 1970-е годы, к настоящему моменту на русском языке существует весьма ограниченное количество переводов произведений Хандке. Значительная часть прозы, почти вся драматургия и эстетические работы до сих пор не переведены, а потому и не восприняты пока широкой публикой. Литературоведческое освоение творчества Хандке, за исключением одной диссертации, остановилось на уровне рецензий и предисловий, хотя однозначно признается важность этой фигуры для литературы второй половины XX века.

Основной принцип существования Хандке – протест против слепого следования традиции как в социальной, так и в эстетической области. Его не устраивают неосознанное воспроизведение норм социального поведения, стереотипов мировосприятия и, конечно, литературных клише и языковых штампов. В своих эссе и художественных произведениях он упрекает современных авторов в эпигонстве, в том, что они тиражируют давно известные методы и приемы художественного изображения, доводя их до полного автоматизма. Это в первую очередь заметно в реализме, под которым Хандке понимает изображение жизни в формах самой жизни. Этот метод, чрезвычайно популярный как у создателей художественных произведений, так и у их потребителей, является, по верному замечанию Хандке, лишь одной из возможностей художественного отображения, которая уже растеряла своей новаторский потенциал и стала шаблоном.

Избежать зависимости от образцов – чрезвычайно сложно, так как сила инерции в литературном производстве очень велика. В интервью журналу «Иностранная литература» Хандке пояснил свою позицию: «Язык на каждом шагу расставляет ловушки, соблазняет предательскими подсказками, навязывает готовые рецепты, стереотипы, пытаясь заставить автора говорить о том, чего он на самом деле не испытал, но о чем принято говорить. В таком случае язык перестает быть адекватным выражением бесконечно сложной и противоречивой, но настоящей жизни, а становится слугой какой-либо рациональной конструкции. Это приводит к созданию в литературе самодовлеющих систем. [...] Тот, кто просто прячет все свои сомнения и противоречия в готовую форму, тот для меня не писатель, а карманный вор. Это воровство – не друг у друга, а, так сказать, из общего кармана, у языка – чрезвычайно распространено в литературе. Уверен, что оно зиждется на сознательном обмане – обманом я называю бегство в готовую форму». Несмотря на давление уже существующих систем, писатель должен каждый раз искать новую возможность воплощения в соответствии с новым замыслом, удивлять читателя, будоражить его, подталкивать к рефлексии. Нельзя пользоваться «случайно подвернувшимися готовыми формами», следует «с максимальной точностью реконструировать пережитое».

Произведения в литературно-художественных журналах

  1. Хандке, Петер. Издевательство над публикой : пьеса / П. Хандке // Нева. – 1997. - № 6.

  2. Хандке, Петер. Женщина-левша : повесть / П. Хандке // Иностранная литература. – 1982 . - № 2.

О Петере Хандке

  1. Литвинец, Н. Правдивая история об одиночестве / Н. Литвинец // Иностранная литература. – 1982. - № 2. – С. 183-186.

Составитель главный библиограф Пахорукова В. А.

Верстка Артемьевой М. Г.


Система Orphus

Я думаю!