Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

«Огонек» — история под особым контролем

Дайджест. Курган. 2018

Сотрудниками Информационно-библиографического отдела составлен дайджест «Огонек» — история под особым контролем«. В издании отражены этапы становления журнала: от возникновения и по сегодняшний день.

В 1899 году появился журнал, которому суждено было на протяжении целого века исполнять роль единственного еженедельника, который в России совмещал традиции «Лайфа» и «Тайма», «Пари матч» и «Шпигеля». С этим журналом сотрудничали лучшие фотографы, писатели и поэты, репортеры и фельетонисты.

Подшивки «Огонька» бережно хранились и передавались от старших читателей к подрастающим младшим. Статьи в «Огоньке» обсуждались, пересказывались. На мнение, высказанное в журнале, ссылались как на неоспоримый авторитет. Из цветных вкладок первого в России иллюстрированного журнала читатели «Огонька» составляли альбомы и украшали этими скромными репродукциями свое бытие, развешивая картинки по стенам.

Все годы существования «Огонек» четко отражал на своих страницах реальную жизнь с ее многообразием событий. Менялась страна, менялись и люди: «Огонек» становился другим вместе с ними, но всегда оставался «своим» журналом для огромного круга читателей. И для каждого читателя он публиковал что-то очень важное.

Возникновение журнала «Огонек»

Крупный издатель Станислав Максимилианович Пропер, надумал выпустить иллюстрированное еженедельное приложение к издаваемой им газете «Биржевые ведомости».

9 декабря (21 декабря по новому стилю) 1899 года — в Петербурге вышел первый номер «Огонька». Журнал стал одним из самых популярных российских журналов. С 1902 года стал выходить как самостоятельное издание с тиражом в 120 тысяч экземпляров, отставая по тиражу только от ежемесячной «Нивы». Примерно одну треть журнала уже в те годы занимали фоторепортажи. В начале века «Огонек» выходил на восьми страницах в 1/8 печатного листа.

После октябрьского переворота 1917 года выпуск «Огонька», как и многих других российских газет и журналов, прекратился. И хотя в начале двадцатых годов в российской журналистике началось оживление, ни одно из новых изданий не смогло заменить такой родной и знакомый «старорежимный» «Огонек».

Возвращение «Огонька»

Летом 1922 года возникла реальная альтернатива, что вместо «Огонька» был бы возобновлен журнал «Нива».

Заправлял всем Л. Д. Троцкий. Идея возобновления «Нивы» ему понравилась, и он писал: «Я думаю, следовало бы использовать для литературно-художественной пропаганды в нашем духе будущую „Ниву“. Полагаю, что наилучшим редактором литературно-художественного отдела был бы Брюсов. Большое имя, большая школа, и в то же время Брюсов совершенно искренно предан делу рабочего класса».

Но за кулисами «Министерства правды» передумали. Вместо возобновленной «Нивы» возродился «Огонек».

5 августа 1922 года в политотдел Госиздата поступает ходатайство о разрешении на издание журнала «Огонек». Если Госиздат был тогдашним Министерством по делам полиграфии и издательств, то его политотдел чем-то вроде сегодняшней Росохранкультуры — большим начальником по части выдачи разрешений на новые издания.

«Копия

В политотдел Госиздата

От Управляющего Центральной Экспедицией Советской и Партийной печати Голомба Э.Г.

Заявление

Прошу о выдаче разрешения на издание еженедельного иллюстрированного литературного журнала „Огонек“.

Содержание журнала: рассказы, очерки, стихи, фотографии, зарисовки и карикатуры текущей жизни и объявления. Размер — 16-32 стр.

Редактором журнала будет т. М. Е. Кольцов. Постоянными сотрудниками намечены тт. А. Гай (А. Меньшой), Еф. Зозуля, Б. Малкин, С. Городецкий, М. Пустынин, П. Ашевский, Б. Пильняк, М. Герасимов, С. Обрадович, Александровский, Казин, С. Родов и др.

Издание журнала будет вестись издательством „Огонек“, временно в моем лице (адрес: Б. Дмитровка, 17, кв. 57).

Э. Голомб

Москва

5/VIII — 22 г.».

С первого дня журнал находился под бдительным кураторским оком главного штаба власти в Советской республике — Политбюро ЦК Российской (позднее Всесоюзной) коммунистической партии большевиков. Журнал создавался для нового класса. Класс и лучшие его представители в лице партийной и советской номенклатуры должны были прежде всего знать в лицо самих себя и своих начальников. От портретов, даже если они и не были высокого полиграфического качества, требовалось, чтобы они без труда могли быть вырезанными и обрамленными в рамку на стене избы-читальни в деревне, красного уголка на заводе или помещенными в стенгазету рабочего факультета университета. В век отсутствия кинохроники и тем более телевидения они должны были постоянно напоминать, кто в советском доме Хозяин. Но и при этом отретушированные иконописные образы начальников всесоюзного ранга публиковались по строго определенной схеме и по установленным канонам. Не на обложках, подобно сегодняшним официозам. Цветная вкладка полагалась только на крупный юбилей — 50-летие и далее через каждые 10 лет. Начальство, за исключением первого лица, на обложки номеров и не рвалось. Это считалось непартийным проявлением нескромности и зазнайства, не достойных большевиков ленинско-сталинской школы.

С 1923 года журнал стал издаваться в Москве. Главным редактором был назначен Михаил Кольцов. Вокруг него объединились несколько московских журналистов, писателей и издательских работников. Кольцов говорил: «Мы решили попробовать, удастся ли со старым названием поставить советский журнал». «Огонек» стал изданием совершенно нового типа — общественно-политическим, популярным, познавательным. Центральным в журнале стал очерк, повествование о современности, о наиболее значимых успехах в промышленности, о работе ученых в самых разнообразных областях науки, о новом быте. Быстро-бегущая жизнь во всех ее проявлениях, по замыслу редактора, была не только главной, но и единственной темой издания. Одна страничка состояла из маленьких фотографий, иллюстрировавших большие и малые события, эта страничка носила название «Окно в мир». По существу, весь «Огонек» был таким «окном в мир».

Коллектив редакции был маленьким и ютился сначала в помещении Мосполиграфа в Козицком переулке, затем в подвальчике Гнездниковского переулка в нескольких маленьких комнатах, потом в неуютном домике на Тверском бульваре. Сначала журнал выходил на шероховатой бумаге, с разной периодичностью — от одной недели до десяти дней. Но уже в конце 1923 года тираж «Огонька» составил 42 тысячи экземпляров, а в 1925 году достиг полумиллиона. Тогда же сформировались основные принципы: хороший литературный язык, сдобренный известной долей консервативного официоза, ставка на иллюстративный ряд, на классический макет, на присутствие в каждом номере обязательных элементов (довольно скоро таким элементом стал кроссворд).

С 1925 года начинает выходить литературное приложение «Библиотека «Огонька», в котором печатаются художественные произведения. В условиях хлебного голода и нормированной книжной индустрии только «Огонек» позволял своим подписчикам собирать недорогие книжные коллекции.

В 1926 году появилось акционерное общество «Огонек», которое вскоре преобразовалось в ЖУРГАЗ с собственной полиграфической базой, выписанной из Германии. О масштабе нового издательства можно судить по тому, что в нем выпускалось свыше 30 периодических изданий различного типа, таких как «За рубежом», который подписывали два редактора — М. Горький и М. Кольцов, «За рулем», «Советское фото», «Женский журнал», «Чудак», книжные серии «Жизнь замечательных людей», «Библиотека романов», «История молодого человека XIX столетия» а также полные собрания сочинений наших классиков.

После того как в 1938 году Михаил Кольцов был репрессирован, у журнала долгое время не было постоянного редактора, к примеру, некоторое время главным редактором был соавтор «Золотого теленка» Евгений Петров.

Выпуск журнала и приложения не прерывался даже во время Великой Отечественной войны. После Победы «Огонек» засиял еще ярче. В цвете. 28 октября 1945 года Оргбюро ЦК ВКП(б) обсудило насущные задачи журнала. Тогда это называлось с «учетом обмена мнениями». На большевистском языке это значило другое, а именно: соратники единогласно конкретизировали мнение Сталина. В перечне принятых неотложных дел значилось: «<...> 6. Установить, что журнал „Огонек“ должен быть красочным, богато иллюстрированным журналом, печатать многоцветные репродукции с картин и рисунки в красках. Обязать редакцию журнала „Огонек“ выпускать журнал в 4-6-красочной обложке с двумя цветными 4-полосными вкладками. < .. > 8. Разрешить редакции журнала „Огонек“ увеличить штат постоянных сотрудников до 60 человек».

По сути дела, речь шла о радикальной перестройке работы журнала. Не обошлось без решения главного вопроса российской истории — кадрового. Главным редактором был утвержден поэт Алексей Сурков. При нем «Огонек» принял известные всем советским людям формы: большой портрет известного лица на обложке, непременное присутствие стихотворения или рассказа, фоторепортаж. В журнале всегда имелась так называемая «вкладка» ‑ цветные репродукции, благодаря которым читатели журнала знакомились с шедеврами мировой культуры, с русской классикой и с советской живописью.

Не было в стране второго иллюстрированного журнала с таким тиражом и с подобной привлекательностью.

В 1949 году Политбюро решило ликвидировать журнал «Огонек», преобразовав его в «Советский Союз». Такая гениальная рокировка.

Политбюро делало планы: поднять тираж «Советского Союза» до 450 тысяч экземпляров в год. Периодичность снизить до 36 номеров в год. Объем — пять печатных листов. Главным редактором оставить Суркова. Редактором отдела публицистики и очерка назначить В. Овечкина, отдела науки и техники — М. Ильина (брата С. Я. Маршака), отдела литературы — Б. Полевого. Гонорар за номер — 90 тысяч старыми неденоминированными рублями. Но задуманное не свершилось. «Огонек» не стал «Советским Союзом».

В 1946-1953 годах в приложении «Библиотека «Огонька» вышли собрания сочинений Толстого, Салтыкова-Щедрина, Чехова, Помяловского, Максима Горького. Впервые собрания сочинений Тургенева, Гончарова и Короленко были изданы в СССР именно в приложении к журналу.

В 1953 году вместо Суркова на капитанский мостик «Огонька» заступил поэт, драматург Анатолий Софронов. Анатолий Владимирович возглавлял «Огонек» все хрущевское десятилетие плюс два десятилетия брежневского застоя (по 1986 г.). В советской журналистике такое долголетие на посту главреда главного журнала страны (при пяти генсеках и шести премьер-министрах) — случай беспрецедентный. Понятно, что все имеет цену, и этот рекорд «выживаемости» был обеспечен абсолютной лояльностью и редактора, и издания власти. Это приносило журналу несомненные плюсы: в век, когда не существовало ни компьютерной графики, ни фотошопов, у «Огонька» была своя уникальная фотолаборатория, фототека, библиотека, досье, архив. Ни один еженедельник не поднял тиража за хрущевское десятилетие в четыре раза — «Огонек» сумел (в номере, подписанном в печать 16 октября 1964-го, был проставлен тираж в 1 миллион 905 тысяч 500 экземпляров). И только у «Огонька» были книжные приложения — невиданное для Страны Советов дело. Вместе с подпиской на журнал оформлялась и подписка на собрания сочинений классиков.

В оттепель «Огонек» открыл имена, в сталинские годы немыслимые не только в формате многотомных собраний, но даже в положительном упоминании.

21 мая 1954 года главный редактор Софронов пишет секретарю ЦК Петру Поспелову (будущему автору секретного доклада Хрущева): «Редакция намечает дать подписчикам журнала „Огонек“ в будущем году сочинения Н. Лескова — в трех томах, А. Куприна — в трех томах, Г. Успенского или Ф. Достоевского в шести томах (произведения Достоевского — „Униженные и оскорбленные“, „Подросток“, „Преступление и наказание“ и др. давно не издавались)». Сказать: «Давно не переиздавались» значит не сказать ничего. Лесков при Сталине считался мистиком. Куприн — аморальным. «Огонек» первым после тридцатилетнего негласного запрета предлагает издать собрание Достоевского, того самого, которого Владимир Ильич назвал «архискверным», и даже Иосиф Виссарионович не счел нужным скорректировать этот приговор первого вождя Октября. А Анатолий Владимирович Софронов счел. Впрочем, и в 1954 году издать Достоевского ЦК не разрешает. Рано. Зато через несколько лет «Огонек» издаст Ги де Мопассана в 12 томах — почти порнографию в глазах тогдашних партийных пуритан. Ведь лишь за несколько лет до этого советские мальчики с девочками учились в разных школах, а тут «Нана» тиражом под полмиллиона экземпляров!

На 1961 год Софронов предложит издать собрание сочинений Ильфа и Петрова в 5 томах под редакцией В. П. Катаева. Инстанция эту инициативу не одобрит («Полагаем целесообразным воздержаться от издания собрания сочинений И. Ильфа и Е. Петрова в приложении к «Огоньку»). Ильфа и Петрова тогда заменили на... Сервантеса (в 5томах)...

Популярность журнала «Огонек» у читателей возрастала. Не всегда издание находилось в свободной подписке, иногда оформить подписку можно было только через предприятие. В те годы журнал принял активную общественно-политическую позицию. «Огонек» становится «изданием для стабильной жизни».

В 1973 году журнал «Огонек» был награжден Орденом Ленина.

В 1986 году журнал возглавил Виталий Коротич, который за короткое время сделал издание ставшее символом горбачевской перестройки. «Огонек» становится ареной гласности для всего Советского Союза. В это время журнал приобретает такую огромную популярность, что о нем заходят разговоры даже за границей.

Журнал поднимал темы, которые волновали каждого умного читающего человека. Знаменитые публикации тех лет: статья об узбекском хлопковом деле Гдляна и Иванова, драматический очерк о бунте в тюрьме под Ригой, воспоминания любимой женщины Бориса Пастернака Ольги Ивинской, публикация завещания Николая Бухарина и многие другие. В эти годы журнал стал печатать письма читателей. В каждом номере под письма был выделен разворот, две страницы, и этот разворот был фирменным знаком того «Огонька».

Закончилась перестройка. После расцвета и огромной популярности «Огонька» в эпоху гласности, у журнала начались проблемы. С крахом прежней системы власти пришёл и идейный крах журнала. В 1991 году главным редактором стал Лев Гущин. Ему пришлось реформировать «Огонек», приспособив его к рыночным условиям. К концу 1994-го года экономическая ситуация не позволяла выжить на рынке печати такому дорогому культурному продукту. Преобразования в «Огоньке» в начале 1995 года наиболее приблизили его к стандартам западных иллюстрированных изданий — и объем, и информационная насыщенность, и использование компьютерной графики сделали журнал совершенно другим, не похожим на старый советский журнал.

С 1998 года по 2003 год главным редактором «Огонька» был Владимир Чернов, пришедший в журнал еще при Виталии Коротиче.

Летом 2003 года инвестиционный фонд Russian Media Ventures (RMV) приобрел контрольный пакет акций журнала. Пост главного редактора занял известный российский журналист Виктор Лошак. В ноябре 2004 года, после того, как владельцы журнала предложили новую концепцию издания — «Огонек» как журнал для молодых и богатых ‑ Лошак заявил о своем уходе.

С января по апрель 2004 года в журнале «Огонек» осуществлялась программа по смене формата и перенацеливанию журнала на более широкую аудиторию. 4 апреля 2005 года было объявлено о выходе журнала в новом формате. Журнал сохранил свой фирменный логотип и название, при этом изменились концепция, состав рубрик, а также дизайн журнала. Но популярности у журнала не стало.

После того, как «Огонек» в новой концепции не пошел, владельцы задумались о возможном выставлении на рынок его как бренда. Тут и появились покупатели — питерская компания «Телеком-Инвест». После приобретения журнала она сделала Виктору Лошаку предложение о создании издательского дома журнала «Огонек», которое показалось интересным редактору.

Виктор Лошак отметил, что «Огонек» больше не будет журналом для молодых и богатых. Как пояснил Лошак, к этому выводу его привели ожидания читателей и потребности рынка. «Нельзя не использовать то, что „Огонек“ является брендом, известным в каждой российской семье», — добавил он.

К концу 2008 года «Огонек» стал журналом, выходящим еженедельно тиражом 69 тысяч экземпляров. Журнал содержал много прикладной, потребительской информации, публиковал мнения людей, авторитетных для аудитории. Он иллюстрировался фотографиями, рисунками, схемами и элементами инфографики. На страницах «Огонька» появлялись развернутые статьи российских писателей, ученых, деятелей культуры. Среди постоянных авторов ‑ историк Эдвард Радзинский, писатели Михаил Жванецкий, Виктор Ерофеев, Дмитрий Быков, Сергей Лукьяненко, лауреат Букеровской премии Денис Гуцко, журналисты Андрей Колесников, Дмитрий Воскобойников, Дмитрий Губин, Александр Сосновский, телеакадемик Сергей Муратов. В этом же году возобновился выпуск приложения «Библиотека «Огонек».

В январе 2009 года из-за реструктуризации издательского дома и смены собственника выпуск журнала был приостановлен. Передача прав на выпуск журнала «Огонек» перешла к издательскому дому «Коммерсант». После пятимесячного перерыва, в мае 2009 года, еженедельник «Огонек» начал выходить вновь. 18 мая 2009 года из печати вышел его первый обновленный номер.

Творческий коллектив остался прежним. Но сам журнал изменился визуально — он стал привычного для читателя советских времен большого формата, что позволило значительно увеличить объем иллюстрирования. «Огонек» опирается на очень мощную базу «Коммерсанта». С момента перехода в «Коммерсант» до сегодняшнего дня — тираж был увеличен в три раза. Сейчас тираж «Огонька» составляет 96400 экземпляров. С 2012 года — главный редактор журнала Сергей Агафонов.

Сегодня журнал по-прежнему стоит на жестких политических позициях. Он по-прежнему много места уделяет культуре и литературе. Возрождаются традиции огоньковского репортажа. Осталось неизменным «любимое» лицо на обложке.

Источники:

  1. Официальный сайт журнала «Огонек» // https://www.kommersant.ru/ogoniok
  2. Архив журнала «Огонек» с 1899 по 1991 гг. // https://sites.google.com/site/zurnalysssr/home/ogoneek
  1. Ефимов, Михаил. От запрета до расцвета / М. Ефимов // Огонек. — 2014. — № 48. — С. 32-34.
  2. Юмашев, Валентин. «Огонек» начинали читать с писем / В. Юмашев // Огонек. — 2014. — № 48. — С. 30-31.
  3. Максименков, Леонид. Мне строго наказали — делать его хорошо и интересно /Л. Максименков // Огонек. — 2007. — № 24. — С. 66-73.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!