Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Николай Анфиногенов

Пролог

Он мог прожить до лет преклонных,
Жениться и детей любить.
Крутиться в буднях монотонных,
Дни на заводе проводить.

А на заводе б не остался,
Домой вернулся на село.
Но тот, афганский взрыв раздался,
И душу в небо унесло.

Лишь девятнадцать лет солдату,
Был воин опытным уже.
И восьмерых одной гранатой
Взорвал на горном рубеже.

Бессмертен он и стал героем,
Гласит правительства указ.
И до сих пор героя помнят
Все те, кого от смерти спас.

Глава 1. Детство

Село Обухово найдите,
(Всем нынче в помощь интернет),
Там — мать, единственный родитель,
Отца на свете больше нет.

Там в сентябре, в шестьдесят третьем,
В семье колхозников-крестьян
Родился мальчик — луч рассветный,
Как будто Богом свыше дан.

Была весёлая, большая
Анфиногеновых семья.
А работящая какая —
Расскажут все её друзья!

Брат Виктор и сестра Татьяна,
Затем по счёту — Николай.
Сестрёнка Галя (без изъяна
Была любовь их, через край!
Он всех родных любил, но всё же
С сестрёнкой младшей, дорогой
Не мог суровей быть и строже,
У Коли был секрет такой).

Семейство славных хлеборобов,
Имени Кирова колхоз.
Крестьянский труд, он труд особый:
Дрова, деляны да покос.

Хозяйство: овцы да коровы,
Поить, кормить, доить, пасти...
То натаскать воды, да снова
Свой в баньке дух перевести

Отец на тракторе да в поле —
Уборка только началась.
И мчится босоногий Коля
Помочь с утра в который раз.

Вот над зерном благоговеет
Мальчишка — новый урожай!
Лишь голова его темнеет
У бункеров, не прозевай,
То самого и не заметишь,
Из-за соломенной копны.
Во время всех каникул летних
Был на уборке в эти дни.

Руководитель классный скажет:
«Был справедливым Николай,
Всегда неправого накажет,
В нём честности — хоть отбавляй!

Мне Галя, младшая сестрёнка,
Однажды свёрток подаёт
„От Коли, — говорит девчонка, —
Он Вам платок в подарок шлёт“,

„А где он сам?“ -
„Да, застеснялся. К восьмому марта передал
Через меня“... Платок остался,
Как память, свет и доброта.
Платочек желтый из капрона,
Я до сих пор его храню.
Героя образ чту с поклоном,
И память не похороню»

(Григорьева Нина Ильинична,
классный руководитель Николая Анфиногенова).

Глава 2. Юность

«Вот позади пора прекрасных
Лет школьных», — думал Николай.
«Полным-полно профессий разных.
Что ближе сердцу? Выбирай».

Недолго думать Николаю,
Он с детства с техникой дружил.
С отцом в полях, мы это знаем,
Июль и август проводил.

И поступил учиться Коля
В тридцатое ГПТУ.
Любил стрельбу и волейбол он,
Учёба нравилась ему.

Он постоянно был в спортзале,
(Был очень спортом увлечен),
Преподаватель рассказала:
«Добрыней нами звался он,
Широкой Коля был натуры,
Источник света, доброты.
В героях из литературы
Ценил подобные черты.

И краснодонцы, и Корчагин,
О них восторженно писал,
Как стойко под врагов атакой
Никто себя не потерял.

Дед Лазарь был герой из жизни,
Осколки в теле он принёс.
И внук стремился часто быть с ним,
Помочь с дровами? Не вопрос.

И внук внимал рассказам деда,
Что лучший воин — Сибиряк,
Или Уралец, и Победы
Без них бы не было никак.

Был также старший мастер Рогов,
Василь Петрович, фронтовик.
Он человечным был, но строгим,
В его рассказы каждый вник.

Был о войне наслышан Коля,
Фашистских ужасах, смертях,
О героизме и о боли,
Кровопролитных тех боях».

(преподаватель ГПТУ№ 30, Тамара Ивановна Анисимова)

На выходных домой он мчался,
И помнит мама: «Возвратясь
С работы, вижу — двор прибрался,
Поленницы готова вязь,
И сыты овцы и корова,
Изба сияет как сновья.
И значит, Коля снова дома,
И будет рада вся семья!»

Музей напомнит нам картину,
Однажды конкурс проходил,
Был создан Колей Буратино
Из молотков, тисков, зубил,
Ключей и ножниц, стал железным
Вдруг деревянный персонаж,
А, значит, вечным и полезным,
Как о создателе рассказ.

Глава 3. Подвиг

Прошло два года на учёбе,
И вот окончилась она.
Никто в стране не слышал, чтобы
В Афганистане шла война.

В восьмидесятых Коля призван
В мотострелковый славный полк.
В бюро ВЛКСМ он избран,
И в целом в службе понял толк.

Писал он сестрам Тане, Гале:
«Порой бывает трудно здесь,
В учебке скучно нам едва ли,
Вот это — воинская честь!»

Там Николай бы мог остаться
И стрельбами руководить,
Но парню было девятнадцать,
Хотел в походах он побыть,
Познать солдатский быт тяжелый,
Разведчика нелёгкий труд.
За рапортом он рапорт новый
Писал, пусть на войну возьмут!

Афганистан. О том походе
Просил сестер он умолчать:
«Здесь живописно. Люди вроде
Хотят с надеждой нас встречать.

Забиты, в грамоте не смыслят,
Хозяева держали их
В суровой, тяжкой, рабской жизни,
Настало время дней иных...

Стал настоящим следопытом,
В походе встречу Новый год.
Но маме вы не говорите,
Всё хорошо у нас пройдет!»

Комроты Леонид Анохин
Анфиногенова ценил
И уважал, тот из немногих
Старательный разведчик был.

...на дворе сентябрь, как будто лето,
Тёплый и спокойный, сну под стать.
Но в бурлящем творчестве поэта
Образ боя нужно передать.

Афганистан, 12 сентября,
Уезд Хугьяни, рота чуть заря
Проходит по ущелью, капитан
Опасность чует, и приказ был дан
Послать разведдзор вперёд, чтоб знать,
Где главную опасность ожидать.
Их было трое молодых парней:
Владимир, Коля да ещё Андрей.
Засада из превосходящих сил,
И каждый положенье оценил.

Владимира Глуминского назад
Отправили — засаду описать.
И против моджахедов-бунтарей
Рванулись в бой лишь Коля да Андрей.

Жестокий бой, его исход таков:
Погиб в бою Андрюха Глазунов.
И не придёт домой, увы, назад
Разведчик храбрый — младший лейтенант.

А что же Николай? Он бой ведёт,
Боеприпасов близится исход,
Один он в окружение попал,
Но будет героическим финал.

К себе бандитов ближе подпустив,
Анфиногенов им устроил взрыв
Последнею гранатой, восемь тел —
Враги лежат вокруг, он всё сумел!

Карабкались ребята, чтоб успеть,
Но слышат взрыв четвертый — это смерть!
Досады слёзы — не смогли спасти!
С войны Афганской Коле не прийти...

Пришла подмога, только опоздав.
Все видят подвиг, льётся море клятв,
И за Анфиногенова вперёд
Продолжит разведрота свой поход.

Есть то, о чём нам умолчать нельзя —
Была улыбка в Колиных глазах,
Они чисты колодезной водой.
Погибший воин, знай, всегда святой!

Эпилог. Железный Буратино

Когда Николай Анфиногенов был студентом, то выточил железного Буратино, который до сих пор напоминает о молодом талантливом пареньке...

Застываем, молча, у витрины
В колледже, в музее КТК.
Там стоит Железный Буратино,
Выточен был Колей на века.

Создан персонаж забавы ради,
Оживлен был юноши рукой.
Только где же юный тот создатель?
Он обрел геройство и покой.

Он в чужом краю — Афганистане
Голову за други положил.
Видя наступающих душманов,
Николай свой подвиг совершил.

Знал, что сообщили о засаде,
Каждый должен выжить, тоже знал.
Подорвал себя с врагом гранатой,
Стал Героем — вот такой финал!

Не дождется мать в селе далеком
Коленьку, любимого сынка.
Сено под горой не встанет стогом,
Не наколет дров его рука...

Но простой парнишка деревенский
На чужой афганской стороне
Стал Героем Родины Советской,
Показал отвагу на войне.

Пред глазами подвига картина,
Как солдат-Герой нашел покой,
И смеется с полки Буратино,
Выточенный Колиной рукой.

(январь 2015 — ноябрь 2017)


Система Orphus

Я думаю!