Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Кандалакшский заповедник

Библиографическое пособие. Курган. 2017

Еще 1 августа 2015 года Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ о том, что 2017 год в России будет объявлен Годом особо охраняемых природных территорий, а 5 января 2016 года был подписан указ о Годе экологии.

Таким образом, у 2017 года две главные темы — развитие заповедной системы и экология в целом.

На Земле осталось совсем немного мест, которых не коснулась рука человека. Люди разумом понимают, что их влияние на планету из года в год становится все разрушительнее. Чтобы сохранить в первозданном виде Землю для будущих потомков, ее животный и растительный мир, создаются многочисленные заповедники и природоохранные зоны. В 2013 году был утвержден единый символ заповедной России — силуэт бурого медведя на фоне тайги. Благодаря работе заповедников удалось сохранить и увеличить популяцию видов, находившихся в шаге от исчезновения с лица Земли.

Третий выпуск серии библиографических пособий «Заповедная Россия» посвящен Кандалакшскому заповеднику — самому северному заповеднику России. Это один из немногих в России морских заповедников.

Кандалакшский государственный природный заповедник

Кандалакшский заповедник — заповедник кластерного типа. Он состоит из трех участков материкового побережья Белого и Баренцевого морей и пяти групп островов, лежащих у полярного круга и к северу от него. Мир заповедника как будто вытесан грубым резцом. Его цвета просты и чисты, и все кругом дышит скрытой силой.

Главным богатством заповедника является обыкновенная гага — крупная морская утка, заселяющая все острова, кроме самых больших.

И своим началом заповедник обязан ей — скромной, коричневой утке.

История заповедника

О гаге, а вернее об великолепных свойствах ее пуха, упоминают древние летописи и записи монастырей Поморского края. До сих пор не придумали еще ученые лучшего утеплителя. Дореволюционная Россия была известна как крупный экспортер гагачьего пуха на протяжении нескольких веков. С XVII в. Россия регулярно поставляла на Запад «пух птичий». Сборщики брали пух во время массовой кладки яиц, когда самка, презирая опасность, до последней секунды не покидала гнезда. В это время можно было собрать и яйца — крупные и вкусные, да и самку пристрелить, ведь взрослые птицы достигают 2,5 кг. До 50 тонн пуха заготавливалось ежегодно. Уже к середине XVIII века численность гаги начала сокращаться. Первые попытки установить охрану гагачьих гнездовий на Белом море относятся к середине XIX века, но они оказались малоэффективными. Настоящая охрана была налажена только во владениях Соловецкого монастыря в Онежском заливе Белого моря и на принадлежавших Трифоно-Печенгскому монастырю Айновых островах на Западном Мурмане. На остальных же территориях гагачьи гнездовья по-прежнему подвергались разорению вплоть до тридцатых годов XX века.

Ситуация стала меняться с конца 1920-х годов когда известный зоолог А. Н. Формозов поднял вопрос о спасении популяции гаги на государственном уровне. Заготовка пуха, сбор яиц и отстрел утки были запрещены — но лишь местным жителям, а не охотничьим хозяйствам. Потом законодательно был разрешен сбор пуха только после схода птенцов на воду, когда собирались пустые, уже не нужные уткам гнезда. Но и это мало помогло.

В 1927 и 1929 годах, совершив экспедиции по Мурманскому побережью, крупный отечественный зоолог А.Н. Формозов убедился в катастрофическом положении гагачьих гнездовий. По результатам экспедиций А.Н. Формозов опубликовал несколько статей и развернул интенсивную деятельность по организации охраны обыкновенной гаги.

В 1932 г. было принято решение об организации Кандалакшского заповедника. И, наконец, 7 сентября 1932 г. постановлением ЦИК Карельской АССР на островах в вершине Кандалакшского залива Белого моря был создан Кандалакшский охотничий заповедник местного значения. В его задачи входила охрана промысловых видов птиц и, в первую очередь, обыкновенной гаги. 25 июля 1939 г. заповедник получил статус государственного. При этом в его состав, помимо суши, была включена также водная охранная зона вокруг островов шириной 500 метров. Теперь под охрану попадал весь комплекс живой и неживой природы. Но основной задачей заповедника являлась охрана и изучение водоплавающих птиц. Первым директором заповедника был назначен Алексей Андреевич Романов. С его именем связано начало полноценной деятельности заповедника, организация надлежащей охраны и научных исследований. Романов отстоял и сохранение заповедника в 1937 году, когда ставился вопрос о его ликвидации.

В 1938 году на островах у побережья Мурмана был создан заповедник «Семь островов» для охраны гаги и морских птиц, образующих на скалистых береговых утесах знаменитые птичьи базары. Директором Семиостровского заповедника стал Лев Осипович Белопольский.

В последующие годы территория Кандалакшского заповедника постоянно расширялась. В 1951 г. в его состав вошла территория заповедника «Семь островов», а позже — ряд островов на Белом и Баренцевом морях. В настоящее время заповедными являются более 370 островов общей площадью 705 кв. км. Около 75 % площади заповедника составляет акватория. В 1975 г. Кандалакшский залив Белого моря вместе с заповедной территорией был включен в список водно-болотных угодий, имеющих международное значение как местообитание водоплавающих птиц.

Флора и фауна

Разнообразна природа морских островов Кандалакшского заповедника, расположенных в различных по климату морях. Зима на Белом море более сурова, чем в Баренцевом: море шесть-семь месяцев в году бывает сковано льдом, зато лето относительно теплое. Напротив, Баренцево море, согреваемое теплым течением Гольфстрим, совсем не, замерзает, но лето здесь прохладное, часты штормы и туманы.

Айоновы острова лежат почти на 70° северной широты, но Нордкапская ветвь Гольфстрима смягчает суровый климат, море здесь всегда свободно ото льда.

Растительность островов для этих широт очень пышная и разнообразная, оправдывает финское название Хейня-Саари (Острова сена). Большая часть островов покрыта бугристой тундрой с вороникой и морошкой; характерны кочкарники, поросшие песчаным колосняком. Обширные пестрые луга из желтой купальницы, лиловой луговой герани, белоснежной крупнолистой ромашки, ярко-малиновой дремы очень красочны. Во влажных и закрытых от ветра понижениях образуются заросли папоротника. По берегам небольших пресных озер разрастаются калужница, вахта, хвощ. Кое-где лесной купырь и дягиль, почти как и в лесу, достигают метровой высоты. Местами кустарниковая ива образует непролазные заросли. Даже по уступам скал разрастается розовая родиола (заячья капуста), а в трещинах камней поселяются морская астра и другие галофиты.

Птичье население Айновых островов разнообразнее, чем на других островах Баренцева моря. Здесь гнездятся некоторые птицы лесотундры: пеночка-весничка, дрозд-белобровик, варакушка, камышевка-барсучок, турухтан. Но обрывистых берегов на Айновых островах нет, а следовательно, и нет птиц, образующих «базары». На Айновых островах известно 66 видов птиц, из которых около 30 гнездящихся. Наземных млекопитающих здесь нет, так как незамерзающее море прочно изолирует острова от проникновения зверьков с материка.

Наиболее примечательный и интересный обитатель Айновых островов — тупик, образующий здесь самые большие в Баренцевом море гнездовые колонии, состоящие из 15 тысяч пар. Эта чистиковая птица с черной спиной и крыльями, белой манишкой имеет необычайно важный вид. Массивный ярко-оранжевый, сплюснутый с боков клюв и вертикальная посадка тела подчеркивают, как образно заметила зоолог Н. Н. Скокова, «комическое величие птицы». Своим сильным клювом тупики роют в торфянистой почве норы до 5 метров длины, которые, соединяясь между собой, образуют сеть подземных лабиринтов. Местами острова бывают сплошь и в несколько ярусов источены такими норами. Нора заканчивается расширением, где на сухом торфе лежит единственное яйцо тупика. Птицы проводят под землей большую часть времени, насиживая яйца и обогревая птенцов. Только на кормежку и за пищей для птенцов тупики вылетают клубящейся стаей, добывая в море песчанку и мойву. Острые, сильные крылья тупиков позволяют им развивать большую скорость в полете и быстро плыть под водой, преследуя рыбу.

Из других чистиковых под камнями в небольшом количестве гнездятся маленькие черные с белым зеркальцем на крыльях и оранжевыми лапами чистики; реже — похожие на них, но с белой уздечкой гагарки.

На Айновых островах гнездится около 3 тысяч пар серебристых и больших морских чаек. Они устраивают свои гнезда на плоских скалах побережья и в тундре, обычно недалеко от зарослей папоротника или в кочкарнике, где скрываются подросшие птенцы. Большие морские чайки — хищники, которые ловят не только птенцов, но и взрослых тупиков; на островах часто можно найти вывернутые «наизнанку» шкурки тупиков — остатки их жертв. Серебристая чайка не столь агрессивна и чаще кормится на прибрежной полосе, собирая во время отлива рыбешку, морских ежей, звезд, моллюсков, рачков, не успевших уйти с отступившей водой.

На островах гнездится и еще один хищник — родственник чаек, короткохвостый поморник. Местные жители этих коричневых птиц с острым хвостом и сильными крыльями называют разбойниками. Увидев тупика или другую птицу, летящую с рыбой к гнезду, поморник стрелой бросается на жертву, издавая резкий и злобный крик. Если птице удается увернуться, атаки продолжаются до тех пор, пока жертва не бросит рыбу. Подхватив и проглотив добычу, поморник высматривает новую жертву.

Полярные крачки на Айновых островах гнездятся не ежегодно: то они образуют колонии до 2 тысяч пар, то исчезают совсем; видимо, численность крачек зависит от подхода к берегам косяков рыб.

В зарослях кустарниковой ивы, в кочкарнике, среди разнотравья и в других местах, где гнезда хорошо укрыты, поселяется замечательная северная утка — гага. Из теплых гнезд, выстланных драгоценным пухом, темно-бурые пушистые гагачата уходят, едва обсохнув. Путь до пресных озерков, а затем к морю полон опасности и часто кончается гибелью утят в когтях хищников. Объединившись в большие стаи, утята и взрослые гаги две-три недели держатся вблизи берегов, а затем откочевывают далеко в море, с тем чтобы вернуться на острова только следующей весной.

На Айновых островах начиная с конца июля птичье население постепенно редеет. Птенцы гаги, чаек, тупиков и других птиц покидают острова, и к середине августа они становятся пустынными. Даже тундряные чечетки и пуночки в штормовые осенние дни улетают на материк, и безжизненные, укрытые снегом острова замолкают в свинцово-сером море. Наступает долгая полярная ночь, и только северное сияние полыхает в небе...

Семь островов вытянувшиеся цепочкой вдоль восточной части Мурманского побережья Баренцева моря, в отличие от Айновых сложены из гранитов и гнейсов; они сильно расчленены глубокими расселинами и скалами. Берега их круто спускаются к морю уступами или образуют обрывы до 100–130 метров высотой. Центральные части островов и пологие склоны покрыты торфяником.

Среди ворониковой и морошковой тундры, в защищенных от ветра местах, особенно у ручейков, появляются низкорослый ивняк, карликовая береза и разнотравье из герани, купальницы, иван-чая, калужницы, шведского дерна и папоротника. Там, где почва удобрена пометом птиц, пышно разрастаются кохлеария и ромашка. На обнаженных камнях лишайники образуют затейливый и красочный узор.

Каменистая литораль, как всюду в Баренцевом море, богата жизнью. Камни покрыты моллюсками, особенно мидиями и литтаринами, некоторые камни буквально усыпаны домиками рачков-балянусов. Во время отлива в оставшихся лужах среди камней и фукусов кишат мальки рыб, рачки-гаммарусы, крабы, желтые, розовые и красные морские звезды, лиловые морские ежи и много другой живности. Море очень богато треской, пикшей, мойвой, песчанкой, камбалой, зубаткой, сельдью. Прибрежные беспозвоночные и рыба дают неисчерпаемый запас пищи для морских колониальных птиц, образующих базары.

В апреле — начале мая, когда еще карнизы и щели скалистых берегов забиты снегом, оживают птичьи базары. Птицы ведут ожесточенную борьбу за лучшее место. Несмолкаемый шум и крик, беспрерывные драки не прекращаются ни на одну минуту.

Лучшие, широкие уступы на скалах занимают сильные тонкоклювые кайры; толстоклювых кайр и гагарок они оттесняют на узкие и менее удобные выступы скал, а слабым чайкам-моевкам достаются только самые отвесные уступы, щели и ниши, где они строят гнезда из сухой травы и торфа. В середине мая или в июне, начинается кладка яиц.

Наиболее крупные смешанные базары образуются на скалистых берегах островов Харлов и Кувшин. На острове Кувшин, например, гнездится более 15 тысяч кайр.

На торфянистых участках островов роют свои норы тупики, особенно много их на островах Большой и Малый Зеленец. Гнездятся на Семи островах также гаги. Наибольшие колонии образуют длиннохвостые бакланы.

Массовые гнездовья птиц привлекают на острова множество больших морских и серебристых чаек, а также поморников. Прилетает сюда охотиться на птиц и кречет.

Среди мелких птиц на Семи островах можно встретить рогатого жаворонка, коньков, каменку, услышать мелодичную песню пуночки.

В отличие от Айновых островов на Семи островах есть наземные млекопитающие. Например, появляется выдра, кормящаяся морской рыбой и беспозвоночными на берегу. Изредка появляется на островах горностай, производя большие опустошения в колониях тупиков и гнездах гаги. На острове Харлов часто встречаются норвежские лемминги.

На берегах нередко отдыхают тюлени, а вблизи островов держатся морские зайцы, нерпы, иногда проплывает сельдяной кит или касатка.

В конце июля и в августе начинается отлет птиц, и острова постепенно пустеют, но перед этим появляются пролетные северные виды куликов, морянки, иногда гуси. У берегов остаются зимовать морские песочники, гаги-гребенушки, морянки, чистики, но сами острова зимой безжизненны; в конце сентября или в октябре все покрывается снегом.

Самый крупный остров заповедника — Великий — пересекается полярным кругом. От материка он отделен очень узкими проливами, так называемыми порогами. Территории острова заняты в основном хвойными лесами и заселены характерными для северной Карелии животными: лось, медведь, лисица, куница, горностай, белка, заяц-беляк; иногда появляются рысь и росомаха. Птицы — лесные, лишь на побережье кое-где встречаются небольшие колонии чаек и крачек, гнездятся кулики-сороки и некоторые другие приморские птицы.

Есть в этих местах и редкие виды (орлан-белохвост, скопа), на болотах кое-где размножаются серые журавли. В 1977 г. в состав заповедника была включена южная оконечность Турьего мыса (Терский берег Белого моря). Этот участок представляет большой ботанический интерес, так как здесь на небольшой площади произрастает несколько видов очень редких растений. Среди них уникальными являются солнцецвет арктический и одуванчик турьемысский, оба растения пока нигде больше в мире не найдены.

Охрана природного комплекса — неотъемлемая часть существования заповедника, одна из важнейших его задач. Работы по сохранению заповедных комплексов проводятся в соответствии с планами лесохозяйственных и заповедно-режимных мероприятий круглый год. Территория заповедника подразделяется на 4 инспекции: Северная — в вершине Кандалакшского залива; Великоостровская — от острова Тарасиха до Кемьлуд; Терская — Порья губа и Турий мыс; Баренцевоморская — Айновы острова, Гавриловский и Семиостровский архипелаги. На территории Северной инспекции выделена зона особого режима — после окончания гнездового периода у птиц здесь разрешается посещение островов для сбора грибов, ягод, рыбной ловли. Охота, повреждение растительности и разведение костров запрещены.

На заповедной территории туристических маршрутов и троп нет. Существует экскурсионный маршрут по акватории Кандалакшского залива «Кандалакшский залив — остров Ряжков». Остров — в 20 км от г. Кандалакши, где располагается центральная научная база заповедника. Продолжительность маршрута: морская экскурсия — 4 ч, экскурсия на острове — 4 ч. В г. Кандалакше — Музей природы заповедника, функционирует с 1957 г.

Источники

Официальный сайт: https://kandalaksha.org/static/kanzapov_info.html

Книги

  1. Банников, Андрей Григорьевич. По заповедникам Советского Союза / А. Г. Банников ; [худож. С. С. Верховский]. — Изд. 2-е, доп. и перераб. — М. : Мысль, 1974. — 237, [3] с., [16] вкл. л. фот. : карты. — (Рассказы о природе).
  2. Дроздов, Николай Николаевич. Путешествия натуралистов / Николай Дроздов, Алексей Макеев. — М. : Вече, 2007. — 255, [1] с. : ил., [24] л. ил. — (По страницам телепередачи «В мире животных»).
  3. Заповедники Советского Союза / под ред. А. Г. Банникова ; сост. В. Б. Козловский. — М. : Колос, 1969. — 552 с. : ил., [16] вкл. л. цв. фот.
  4. Заповедными тропами : пособие для учащихся / под ред. Т. А. Адольф. — М. : Просвещение, 1980. - 191, [1] с. : фото

Статьи

  1. Вехов, Н. На островах Беломорья : из путешествий по Кандалакшскому заповеднику / Н. Вехов // В мире животных. — 2015. — № 2, 3.
  2. Кандалакшский государственный природный заповедник // География. — 2008. — № 21. — С. 36-37.
  3. Грицюк, В. Каменные сады в государстве птиц / В. Грицюк // ГЕО. — 2003. — № 5. — С.158-164.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!