Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Эдуард Асадов: «Сражаюсь, верую, люблю!» (к 100-летию со дня рождения)

Библиографическое пособие. Курган. 2023

7 сентября исполняется 100 лет со дня рождения Эдуарда Асадова.

Критики называли его творчество «квинтэссенцией антипоэзии», «рифмованным суррогатом дозволенной и поощряемой морали». Читатели переписывали его стихи в заветные тетрадки и своей любовью возвели в «народные классики». О себе же Эдуард Асадов писал: «Мои стихи читают миллионы. И много тысяч знают наизусть» .

В библиографическом пособии «Сражаюсь, верую, люблю!» раскрываются страницы жизни и творчества поэта. В работе использованы книги, статьи из периодических изданий, имеющиеся в Центральной городской библиотеке им. В. В. Маяковского, а также электронные ресурсы.

Говорят, что жизнь поэта в той или иной степени отражена в его произведениях. И это, конечно, так. Но бывает порой, что судьба художника уже сама по себе является легендой, и в таком случае к ней возникает особый читательский интерес. Жизнь Асадова - пример такой славной судьбы.

Эдуард Асадов, армянин по национальности, по отцовской линии - потомок карабахских армян. Прадед его Акоп Асадьян был кузнецом. И, по семейным преданиям, отличался феноменальной физической силой. Случалось, что во время гаст­ролей заезжего цирка в город Мары, где жила семья, про­фессиональный борец вызывал желающего помериться с ним силой из публики. И тогда знакомые и друзья выталкивали на аре­ну смущенного Асадьяна: «Давай, поддержи нашу честь!» И когда худощавый и стройный Асадьян укладывал могучего богатыря на лопатки, цирк восхищенно неистовствовал.

Армянского дедушку по материнской линии - Ивана (Ованеса) Калустовича Курдова - поэт впоследствии называл «историческим дедушкой» . Он был секретарем Николая Гавриловича Чер­нышевского. Два года работы у Николая Гавриловича, беседы с ним, его рекомендации во многом предопределили жизненный путь Ивана. По совету Чернышевского Курдов в 1887 году поступает в Казан­ский университет, где ему суждено было встретить еще одного не­обычного человека - Владимира Ульянова. За участие вместе с Ульяновым в организации нелегальных студенческих библиотек и в знаменитой студенческой сходке Курдов был исключен из уни­верситета. Затем принят снова. Всего за время учебы за революционную деятельность он исключался из университета трижды. Работая потом земским врачом и находясь под негласным надзором полиции, он многое сделал для народного здравоохранения на Урале.

Родители Эдуарда уча­ствовали в революции и гражданской войне. Отец Аркадий Григорьевич был боевым комиссаром, а его жена Лидия Ивановна - товарищем по борьбе. Будучи арестована белогвардейской контр­разведкой, она в 1920 году сидела в камере смертников в дашнакской тюрьме в Ереване. Завершилась гражданская война и родители Эдуарда верну­лись домой, стали учи­телями. Они горячо любили детей и отдавали им всю душу.

Я родился в армянской семье в Туркестане,

Где поили в Мургабе военных коней.

Город помнит налеты ватаг Чингисхана,

Люди помнят пронзительный визг басмачей.

Эду­ард Аркадьевич Асадов родился 7 сентября 1923 года в древнем городе Мары. Затем босоногое дет­ство и первые впечатления - колоритные, яркие, броские: громад­ное, раскаленное добела солнце, неправдоподобно яркие и близкие звезды южного ночного неба, бурые пески Каракумов, красные халаты, высокие бараньи папахи, белые чалмы, сверкающие мони­ста, семенящие под седлами ишаки, величественные верблюды, пестрые южные базары... Экзотики хоть отбавляй! И все это буди­ло воображение, врезалось в память навсегда. Такова была Сред­няя Азия тех лет.

В 1929 году случилась беда. Умер отец Эдуарда. И мать с сыном переехали на Урал, в Свердловск, туда, где жил тот самый «исторический дедушка» доктор Иван Калустович Курдов. Здесь мама продолжала учительствовать, а сын пошел в первый класс. Тут он провел свое детство и отроческие годы. И с этих пор Свердловск стал второй родиной для будущего поэ­та. В восьмилетнем возрасте он написал свои первые стихи.

Было все: школа, белые лагерные палатки, алые зарева пионерских костров, вступление в 1938 году в ряды ВЛКСМ и сти­хи, которые он записывал в блокнотах, на обложках ученических тетрадей и, случалось, читал на школьных вечерах.

В 1939 году семья переехала в Москву. Новые впечатления, новые товарищи, новые стихи. О чем он тогда писал? О школе, о недав­них событиях в Испании, о пеших лесных походах, о дружбе, о мечтах. Взволнованно читал и перечитывал любимых поэтов: Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шандора Петефи, Блока, Есе­нина. И именно их считал всю жизнь своими творческими учите­лями.

14 июня 1941 года в школе № 38, где учился Асадов, состо­ялся торжественный выпускной бал. Танцевали, шутили, улыба­лись, то грустно, то весело, готовились шагнуть в новую жизнь.

Зал колебался, люстрами сверкая,

Гудел от смеха, звонких голосов.

Так провожала в жизнь тридцать восьмая

Птенцов своих, своих выпускников.

22 июня началась война, и Эдуард Асадов пришел в райком комсомола с просьбой отправить его добровольцем на фронт.

Просьба эта была удовлетворена.

Я взял шинель, я понимал в те годы,

Что комсомол, испытанный в огне,

Хоть до зарезу нужен на заводах,

Но все же трижды нужен на войне.

Вчерашний школьник был направлен в гвардейские артминометные подразделения легендарных «катюш». Сначала Асадов был наводчиком грозного ору­дия. А в 1943 году, став офицером, уже командовал батареей. В самую лютую и тяжелую пору войны 1941-1942 годов сражал­ся, защищая Ленинград, а затем воевал на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах.

И сколько бы сил ни забирала война - поэзия была его счастьем, отдыхом и трудом. Стихи он писал всюду: в воинских эшелонах, в коротких пере­рывах между боями и в землянке на отдыхе при свете ночной коптилки.

Ни куста, ни крыши, ни забора,

Широта, простор и благодать.

Только лупят из того «простора»

Так, что от свинцового напора

Головы порою не поднять.

Последний бой командира батареи Асадова произошел утром 4 мая 1944 года на подступах к Севастополю. Боевое задание вы­полнено! И в это время взрыв вражеского снаряда и внезапно на­ступивший мрак. Мрак навсегда. А затем госпиталь. Стихи между операциями и новая жизненная ступень: Литературный институт имени Горького, который поэт Эдуард Асадов (теперь уже профес­сиональный поэт) окончил в 1951 году, получив диплом с отличием.

В том же году он был принят в члены КПСС, а после выхода своей первой книги стихов - «Светлые дороги» - в члены Союза писателей СССР.

Что было потом? Потом Асадов продолжал жить горячей и кипучей жизнью. Много ездил по стране, встречался на вечерах поэзии с читателями и писал новые книги.

В 1990-е поэта словно забыли. Асадов не был в обиде на критику и на офи­циальное забвение. Он каждый день работал, продолжая ощущать связь со своим народом: каков народ, таков поэт, и они нужны друг другу.

Умер поэт 21 апреля 2004 года от сердечного приступа. Его автобиографическая повесть называется «Интервью у собственного сердца». Он видел сердцем, писал сердцем, и сердце его не выдержало.

Все равно я приду

Если град зашумит с дождем,

Если грохнет шрапнелью гром,

Все равно я приду на свиданье,

Будь хоть сто непогод кругом!

Если зло затрещит мороз

И завоет метель, как пес,

Все равно я приду на свиданье,

Хоть меня застуди до слез!

Если станет сердиться мать

И отец не будет пускать,

Все равно я приду на свиданье,

Что бы ни было – можешь ждать!

Если сплетня хлестнет, ну что ж,

Не швырнет меня подлость в дрожь,

Все равно я приду на свиданье,

Не поверя в навет и ложь!

Если я попаду в беду,

Если буду почти в бреду,

Все равно я приду. Ты слышишь?

Добреду, доползу... дойду!

Ну, а если пропал мой след

И пришел без меня рассвет,

Я прошу: не сердись, не надо!

Знай, что просто меня уже нет...

Творчество

Иногда говорят: «Сделаться поэтом нельзя. Поэтом надо ро­диться». Асадов и родился как поэт, и как поэт состоялся. Профессиональная работа поэта вбирает в себя многое - от поездок по стране, встреч с читателями, собирания и тщательного отбора материала до множества тонких, едва уловимых ингредиентов, имя которым: поэтический слух, художествен­ное видение, образность, вкус, интуитивная обостренность и, на­конец, тот самый «поэтический нерв», без которого нет и не мо­жет быть никакого яркого и самобытного творчества.

Суммарный ти­раж книг Асадова достигал трех миллионов, и их было не достать! Ни одного поэта в мире, кроме Сергея Михалкова, так не издавали! Асадов сочинял лирику - любовную и патриотическую.

Форма бытования асадовских стихов всегда была спе­цифична: это не традиционный поэт с журнальными публи­кациями, критическими обсуждениями, узким, но верным кругом приверженцев. Больше всего его жизнь и рабо­та схожи с жизнью и работой эстрадной звезды: огромное количество разъездов и гастролей. Слава Асадова была та­кова, что он давал по три, по четыре вечера подряд - и они всё шли и шли, некоторые по многу раз, и билетов не хва­тало. В журналах он почти не печатался, прекрасно понимая, что литература в ее традиционном понимании - все-таки не совсем его среда. Его тексты рассчитаны главным образом на устное произнесение, на мгновенное восприятие, как песня. Тому есть объяснение: в силу самой своей биографии он оказал­ся поэтом устной традиции, поэтом, лишенным зрения и чтения, воспринимающим слово на слух. Азбука Брайля казалась ему слишком медленным, неудобным способом читать: жена читает ему вслух, он следит за всеми новинка­ми...

Именно эта вынужденная приверженность к устной традиции наложила свой отпечаток на его стихи, сделав их легко усвояемыми, но зачастую очень длинными, многословными: это приемы скорее ораторские, ритори­ческие, нежели чисто поэтические. Отсюда и длинноты, и морализаторство, и, кстати, сюжетность большинства аса­довских баллад.

Славу Асадову принесла лирическая по­весть в стихах «Галина» (1958). Тогда жанр повести в стихах, жанр очень советский, ампирный и в то же время устный, был вообще популярен. Сюжет: молодая женщина Галина любит молодого мужчину Андрея. Она готовится стать матерью. В него же, геолога, гордость курса, влюблена другая молодая женщи­на, Татьяна. В геологической экспедиции, в непогоду, в избушке между статным геологом Андреем и статной геологиней Татьяной происходит статный адюльтер, и слад­кая, знойная Татьяна совершенно затмевает в памяти гео­лога синеглазую, чистую, пушистую будущую мать Галину. Идут года. Галина становится-таки матерью и растит сына. Андрей глубоко раскаивается и возвращается. «Предательство!» - отреза­ла она. Но герой не отступает, бегает на свидания к сыну, пускает с ним кораблики... По­весть венчается открытым финалом: простит ли, не про­стит ли... Слезы, во всяком случае, катятся: у героев и у читателя.

«Это не подлинная история, нет. Я стараюсь подлин­ных историй не брать, а как-то их переосмысливать. Вот случай, описанный в «Балладе о рыжей дворняге», был в Свердловске, где мы с мамой жили в тридцатые годы. Толь­ко через много лет я это написал... Истории, описанной в «Петровне», тоже не было, я ее придумал, но, мне кажется, такое происходи­ло сплошь и рядом... А после «Галины» - года через два или три - я получил письмо от женщины, которую точно так же звали Галиной, и муж - Андрей, и была Татьяна... Она поражалась, откуда я так всё знаю, и обижалась только, что не переменил имен» ,- вспоминал Эдуард Асадов.

Настоящая слава Асадова связана не с военными и не с патриотическими его стихами, а именно со стихами о любви, со студенческими и среднеинтеллигентскими love stories: измена, раскаяние, простит-не простит, слезы. Асадов - поэт сентиментальный и назидательный. Стихи его часто называли рифмованными пропися­ми. Он любовался кремниевой твердостью своих неярких, неброских, но непрощающих героинь; и он же от души, го­рячо прощал своим непостоянным героям, страдал за них, жалел их... Он жалел медвежонка, который вырос матерым и злым медведем потому, что охотники застрелили его мать. Он жалел гордого бенгальского тигра, убегающего в снежное поле из товарного вагона на верную гибель. И де­вушки рыдали над его «Рыжей дворнягой»...

«Сражаюсь, верую, люблю» - так назвал Асадов одну из своих поэтических книг. Это название отражает то главное и наиболее существенное, что определяет внутренний мир, душу и жизненное кредо как самого поэта, так и его стихов. Это не просто фраза, не декларация, а одна из су­щественнейших сторон его поэзии, так же как и самой жизни. И когда поэт говорит: «Сражаюсь!..» - то это действительно так. Он борется, борется всю свою жизнь, упрямо, мужественно, бес­компромиссно.

...А все живу, волнуясь и борясь.

Да можно ль жить спокойною судьбою,

Коль часто в мире возле правды - грязь

И где-то подлость рядом с добротою?!

И под ветрами с четырех сторон

Иду я в бой, как в юности когда-то,

Гвардейским стягом рдеет небосклон,

Наверно, так вот в мир я и рожден -

С душой поэта и судьбой солдата.

(«Всегда в бою»)

Душа поэта и судьба солдата! Нет никакого сомнения в том, что в этом-то органическом единстве трепетного счастья и беспре­дельного мужества, нежности и отваги, упорства и доброты заключается одна из привлекательных особенностей поэзии Эдуарда Асадова.

Все военные стихи и поэмы Эдуарда Асадова, несмотря порой на весь трагизм происхо­дящего, дышат яростным оптимизмом, устремлены в будущее и полны неукротимой жаждой борьбы во имя великой цели, которая носит самое гордое и самое прекрасное имя на свете: Победа!

Вперед, на запад! Ветер впотныйворот.

Ночнаявспышка, залпа тяжкийгул…

Сегодня утром новыйрусскийгород,

Бойцов встречая,радостно вздохнул.

Фашизм,ужтвойконец не за горами:

ОпятьсверкаетнадМосквой салют.

Дрожи,рейхстаг! Берлин, стучи зубами!

Ты слышишьпоступь? Русские идут!

(«Снова в строй»)

Одна из основополагающих черт поэзии Асадова - обостренное чувство справедливости. Воспринимая буквально как своих лич­ных врагов злейшие пороки на земле, ведя по ним шквальный огонь из всех поэтических «огневых средств», он как бы протяги­вает дружескую руку испытавшему горе, оскорбленному или попав­шему в беду. Люди признательны ему и за то, что он сумел выра­зить и передать их самые сокровенные чувства в минуты сомне­ний, раздумий, радости и любви.

Характерной особенностью поэтического письма Асадова яв­ляется обращение к самым животрепещущим темам, тяготение к остросюжетному стиху, к балладе, к энергично-страстному моно­логу. Он не боится острых углов, не избегает конфликтных ситуа­ций. Напротив, стремится решить их с предельной искренностью и прямотой («Клеветники», «Неравный бой», «Когда друзья стано­вятся начальством», «Нужные люди», «Разрыв» и другие).

Сражаться для того, чтобы побеждать! - вот главный пафос гражданской поэзии Эдуарда Асадова. И такие, например, стихи, как «Моя звезда», «Падает снег», «Моей маме», «О славе Родины», «Двадцатый век», «Золотая кровь», и многие другие, так же как поэмы «Снова в строй», «Петровна», «Галина», «Песня о мужестве» и «Шурка», при всем их тематическом разнообразии, задушевности и лириз­ме - прежде всего произведения гражданского звучания.

Однако сражаться успешно за светлые идеалы можно лишь с глубочайшей верой в их непременное торжество. И вот тут прежде всего хотелось бы отметить одну знаменательную, а точнее - заме­чательную особенность как самого Эдуарда Асадова, так и его поэзии - оптимизм. Оптимизм, в котором ни налета бодрячества, ни элемента позы, но самое искреннее жизнелюбие и радость бытия.

Эдуард Асадов - поэт жизнеутверждающий. Всякая, даже самая драматиче­ская его строка несет в себе заряд горячей любви к жизни.

«Сражаюсь, верую, люблю» - эти слова стали как бы девизом поэта, его жизненным кредо. Но любое сражение и любая вера по­теряли бы всякий смысл без самого главного, ради чего стоит жить на земле, а именно: без любви.

Начинается эта любовь с высоких и светлых чувств к Родине.

Как жаль мне, что гордые наши слова

«Держава», «Родина» и «Отчизна»

Порою затерты, звенят едва

В простом словаре повседневной жизни.

Образ Рос­сии, Родины присутствует во многих стихах и поэмах Асадова: «Всегда в бою», «Россия начиналась не с меча!», «Лесная река», «О том, чего терять нельзя», «Снова в строй», «Петровна», «Шурка»...

Со стихами о Родине самым теснейшим образом связаны и как бы являются их частью и продолжением стихи о природе. Поэт не только знает и любит ее, он находит яркие, свежие и сочные краски для того, чтобы образно и взволнованно передать красоту родной земли:

Грозою до блеска промыты чащи,

А снизу, из-под зеленых ресниц,

Лужи наивно глаза таращат

На пролетающих в небе птиц.

Гром, словно в огненную лису,

Грохнул с утра в горизонт багряный,

И тот, рассыпавшись, как стеклянный,

Брызгами ягод горит в лесу.

Ежась от свежего ветерка,

Чуть посинев, крепыши маслята,

Взявшись за руки, как ребята,

Топают, греясь, вокруг пенька.

(«В лесном краю»)

Однако настоящая, высокая любовь не узка, не «локальна»,- она непременно многоцветна и широка. И если у всего прекрасного нет предела, то разве может быть предел у любви?! И если невозможно, к примеру, восхищаясь звездным небом, оставаться равнодушным, ну, скажем, к Венере или Луне, так невозможно, любя природу, не любить все живое на земле. Вот почему у Аса­дова много стихов, которые буквально «населены» разными пти­цами, бабочками, зверями. У него есть цикл превосходных стихов о наших четвероногих и крылатых друзьях: «Дикие гуси», «Стихи о рыжей дворняге», «Пеликан», «Медвежонок», «Бенгальский тигр» и другие. Цикл этот публиковался во многих его поэтических сборниках, пока не обрел наконец самостоятельного звучания и не был напечатан в 1975 году отдельной книжкой под названием «Песнь о бессловесных друзьях». Стихи эти в большинстве своем драматичны, остросюжетны и несут в себе большой эмоциональный заряд. Их герои, от крошечной зорянки и до могучего тигра, выписаны красочно, выпукло, зримо, согреты большим душевным теплом и вызывают чувство горячей симпатии. А некоторый элемент ро­мантической приподнятости еще усиливает это впечатление. И кроме того, разве это только стихи о животных и птицах? Многие из них - своеобразный гимн преданности, верности, благородству и красоте. И все они вместе, и каждое в отдельности - это любовь, восхищение, гнев и страстный призыв беречь все живущее на земле...

Ну а венчает лирическую тему, тему любви, конечно же, лю­бовь к человеку.

Говорят, что любить все человечество легче, чем любить одного человека. В этом шутливом афоризме есть немалая доля правды. Однако существует достаточно людей, для которых нет подобных «сложно­стей». Эдуард Асадов как раз и обладает той самой счастливой способностью любить и людей и человека. И любить не показной, а очень светлой и чистой любовью. Взволнованным и пристальным взглядом всматривается он в лица, в души и судьбы.

Эти волнения и эта любовь отражены во многих его стихах и поэмах. Например, в стихотворении «Бал­лада о друге» автор рисует образ замечательного парнишки Алешки, рабочего-наладчика с «Красной розы», который застенчиво и нежно всякий день, в любую погоду на спине своей спускает с пятого этажа и выносит на воздух в скверик парализованного друга, раненого лет­чика, героя войны. И каждый вечер он так же бережно подымает его снова на пятый этаж.

Стихотворение «Трусиха» ярко запечатлело в нашем воображении хрупкую фигурку девуш­ки-комсомолки, в трудную минуту бесстрашно шагнувшей навстре­чу серьезной опасности, а может быть, даже и смерти.

Список этот можно продолжить, назвав еще и такие стихи, как «Подруги», «Неприметные герои», «Чудачка», «Золотая кровь», «Вечер в Ереване», «Петровна», «Песня о мужестве» и другие.

Но что это за любовь к человеку без стихов о самой любви! И Эдуард Асадов попросту не был бы самим собой без стремления к раскрытию самых сильных человеческих чувств и переживаний. Глубоко убежденный в том, что любовь высвечивает и выкристал­лизовывает все самое лучшее в человеке, поэт в своей лирике со всем жаром души как раз и ратует за эту большую и настоящую любовь. Кто не знает среди любителей поэзии такого известного стихотворения, как «Они студентами были»! Стихотворение о само­отверженной, нежной, но гордой и бескомпромиссной любви. Или такие, к примеру, его стихи, как «Моя любовь», «Сердце», «Ты не сомневайся», «Любовь и трусость», «Я провожу тебя», «Я могу тебя очень ждать», «Ее любовь», «Ты должна полюбить меня», и де­сятки других стихов. Любое из этих стихотворений - это торже­ство смелых и благородных человеческих чувств, борьба за любовь бескомпромиссную, трепетную и чистую.

Я могу для тебя отдать

Все, что есть у меня и будет.

Я могу за тебя принять

Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря

Целый мир тебе ежечасно.

Только знать бы, что все не зря,

Что люблю тебя не напрасно!

(«Я могу тебя очень ждать»)

Одна из замечательных черт его лирики - это правдивость, достоверность. Он не рассуждает о любви, о страданиях или сча­стье. Нет, он сам горячо любит, радуется или страдает. И читатель чувствует этот искренний, трепетный нерв. Чувствует и глубоко сопереживает. И когда в стихотворении своем поэт произносит слово: «Люблю!» - ему можно верить.

Многим стихам Асадова свойственна светлая эмоциональная обостренность, романтическая приподнятость. Тяготение его поэзии к романтике - вещь отнюдь не случайная. От первых тоненьких романтических сборников и до более обширных изданий поздних периодов стихи с романтической окрашенностью всегда занимали в книгах Эдуарда Асадова заметное место и придавали его поэзии еще большую яркость, глубину, окрыленность. Ну а чтобы лишний раз убедиться в этом, достаточно вспомнить такие стихи, как «Весна в лесу», «Созвездие гончих псов», «Дорожите счастьем, дорожите!»,  «Романтики дальних дорог», «Звезды живут как люди», «Будьте счастливы, мечтатели!»

Тематическая амплитуда стихов Эдуарда Асадова значительно широка. В книгах Асадова есть все - от сурового драматизма до искрометного смеха. И он умеет смеяться искренно, заразительно и от души:

- Мне «Томный взгляд» для глаз любого цвета!

- Пожалуйста! По капле перед сном.

- Амне бы страсти...

- Страсти - по рецептам.

Страстей и ядов так не выдаем.

Старик, моливший золотую рыбку,

Свершил, пожалуй, главную ошибку;

Ему бы жадной бабке не служить

И не просить корыто и дворянство,

Боярский дом и сказочное царство,

А новую старуху попросить!

Дружеские пародии Асадова жи­вые, острые и веселые. Главное их достоинство в том, что они без тени глумления удивительно верно передают ма­неру, стиль, приемы и интонации пародируемого поэта:

К оригинальности я рвался с юности,

Пленен номадами, шелками-юбочками.

Ах, экстра-девочки!

Ох, чудо-бабы!

То сигареточки, то баобабы.

Кроме поэзии у Эдуарда Асадова есть и прозаиче­ские произведения: фронтовые рассказы «Зарницы войны». И что сразу же бросается в глаза с первого прочтения в его про­зе - это яркость, острота восприятия мира и поэтичность языка.

Одной из особенностей Асадова, как в поэзии, так и в прозе, является его необычайная оптимистичность. Каждая страница асадовской прозы дышит неколебимой добротой, любовью к людям, верой в победу справедливости над силами зла и вообще во все самое хорошее.

В его прозе немало мест, исполненных живого и светлого юмо­ра. Казалось бы, война - тяжелое и горькое испытание для души человека. О каком же юморе тут может идти вообще речь? И вот оказывается, что может, при одной, разумеется, оговорке. Пройти через жестокий огонь войны и сохранить в себе способность улы­баться даже в самый нелегкий час по плечу лишь исключительно мужественным и добрым людям.

Одной из существенных сторон как натуры самого автора, так и характера его прозы является ярко выраженное тяготение при отборе материала к позитивным сторонам жизни, даже в усло­виях войны. Асадов ни в коем случае не стремится приукрашать жизнь. Война в его прозе предстает во всем своем горьком и жестоком обличии. Например, бой в окружении у де­ревни Гайтолово, под Ленинградом. Гибель ефрейтора Кочетова и трагическая судьба разведчицы Саши. Но тяжкое тесно переплетено с лирическим, а драматическое зачастую соседствует с шуткой. Вот сурово-напряженное описание ночного боя под ста­ницей Крымская - и буквально рядом рассказ о нелепой до смеш­ного игре того же Ивана Иваныча Померанцева с солдатами в «автоматчиков».

Характеры в прозе Асадова выписаны свежо, живо и точно. И вы никогда не спутаете обладателя знаменитой лысины, доб­родушного долговязого Шадрина, с коренастым крепышом, от­чаянным пулеметчиком и весельчаком Костей Кочетовым, точно так же как не перепутаете никогда двух фронтовых девушек Шуру и Сашу, несмотря даже на их, казалось бы, одинаковые имена.

Книга «Зарницы войны» - это не просто проза, а проза поэта: полные романтической нежности монологи, обращенные к Ленинграду и Севастополю, исполненные лириз­ма рассказы о фронтовых друзьях, о встречах с боевыми «катюша­ми» и старым, видавшим виды фронтовым грузовиком «ЗИС-5».

Автор не просто рассказывает о делах давно минувших дней, он постоянно перекидывает незримые мосты из прошлого в настоящее.

Наследие Эдуарда Асадова – это почти 60 книг, выходивших многотысячными тиражами, лирические стихи, поэмы, рассказы и эссе. Его произведения сердечные, доходчивые и проникновенные, в них он обращается к лучшим человеческим качествам: доброте, верности, благородству, великодушию, патриотизму и справедливости. Как написал о нем Павел Басинский: «Он просто говорил людям хорошие, добрые, правильные слова. Только в рифму – так проще запомнить» .

Произведения

  1. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Собрание сочинений : в 3 томах / Эдуард Асадов ; предисл. С. Баруздина. - Москва : Художественная литература, 1987 - 1988. - Текст : непосредственный.

  2. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Избранные произведения : в 2 томах / Эдуард Асадов ; ил. худож. Л. Хайлова. - Москва : Художественная литература, 1981. - Текст : непосредственный.

  3. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Высокий долг : стихотворения и поэмы / Эдуард Асадов ; худож. В. Терещенко. - Москва : Современник, 1986. - 398, [2] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  4. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Дорожите счастьем, дорожите! / Эдуард Асадов ; сост. Л. Мезинов. - Москва : Эксмо, 2008. - 415, [1] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  5. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Дым Отечества / Эдуард Асадов. - Москва : Молодая гвардия, 1983. - 190, [2] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  6. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Зарницы войны : повесть, стихи, поэмы / Эдуард Асадов. - Москва : Воениздат, 1989. - 464 с. : ил. - Текст : непосредственный.

  7. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Избранная лирика / Эдуард Асадов. - Ростов-на-Дону : Феникс, 2004. - 344, [8] с. - (Лира). - Текст : непосредственный.

  8. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Избранное : [стихотворения] / Эдуард Асадов. - Москва : Издательство "Э", 2016. - 412, [2] с. - Загл. обл. : Что такое счастье. - Текст : непосредственный.

  9. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Именем совести : стихи / Эдуард Асадов ; худож. И. Снегур. - Москва : Современник, 1980. - 349, [3] с. : цв. ил. - (Библиотека поэзии "Россия"). - Текст : непосредственный.

  10. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Когда стихи улыбаются / Эдуард Асадов. - Москва : ЭКСМО, 2008. - 351, [1] с. : фото. - (Золотая серия поэзии : серия основана в 2001 г.). - Текст : непосредственный.

  11. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Лирика / Эдуард Асадов ; сост. Л. Мезинов. - Москва : ЭКСМО, 2010. - 351, [1] с. : фото. - (Народная поэзия : серия основана в 2001 г.). - Текст : непосредственный.

  12. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Мечта веков : стихотворения / Эдуард Асадов ; худож. М. З. Шлосберг. - Москва : Советская Россия, 1985. - 286, [2] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  13. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Ночные огни : стихи / Эдуард Асадов ; худож. Н. Абакумов. - Москва : Советский писатель, 1982. - 111, [1] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  14. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Праздники наших дней : новые стихи о любви / Эдуард Асадов. - Москва : ЭКСМО, 2015. - 350, [2] с. - Текст : непосредственный.

  15. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Солдаты вернулись с войны / Эдуард Асадов ; ред. Евг. Долматовский. - Москва : Воениздат, 1957. - 103, [1] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  16. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Сражаюсь, верую, люблю! : стихотворения и поэмы / Эдуард Асадов ; вступ. ст. С. Баруздина. - Москва : Художественная литература, 1983. - 655, [1] с. : ил. - Текст : непосредственный.

  17. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Стихи / Эдуард Асадов. - Текст : электронный // Культура.РФ. - URL: https://www.culture.ru/literature/poems/author-eduard-asadov?page=4 (дата обращения: 01.09.2023).

  18. Асадов, Эдуард Аркадьевич. [Стихи] / Эдуард Асадов. - URL: http://asadove.ru/ (дата обращения: 01.09.2023). - Текст : электронный.

  19. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Стихотворения / Эдуард Асадов. - Москва : Профиздат, 2001. - 303, [1] с. - (Поэзия XX века). - Текст : непосредственный.

  20. Асадов, Эдуард Аркадьевич. Судьбы и сердца / Эдуард Асадов ; вступ. ст. С. А. Баруздина ; ил. Ю. В. Архангельского. - Москва : Правда, 1990. - 446, [2] с. - Текст : непосредственный.

Об Эдуарде Асадове

  1. Эдуард Асадов . - Текст : непосредственный // Быков, Дмитрий Львович. Шестидесятники : литературные портреты / Дмитрий Быков. - Москва : Молодая гвардия, 2019. - С. 36-47.

  2. Эдуард Асадов (07.09.1923-21.04.2004) : сайт. - URL: http://www.easadov.ru/ (дата обращения: 01.09.2023). - Текст. Видео : электронные.

  3. Эдуард Асадов. Не позволяйте выдыхаться чувствам, не привыкайте к счастью никогда. - URL: http://asadove.ru/ (дата обращения: 01.09.2023). - Текст. Устная речь (аудио) : электронные.

  4. Народный классик. Эдуард Асадов : документальный фильм. Изображение (движущееся ; двухмерное) : электронное // Смотрим. - URL: https://smotrim.ru/video/2676058 (дата обращения: 07.09.2023).

  5. Стрельбицкий, Иван Семенович. Ради вас, люди / И. С. Стрельбицкий. - Москва : Советская Россия, 1979. - 94, [2] с. - (Человек среди людей). - Текст : непосредственный.

Сценарии:

  1. Здорик, Е. Я буду видеть сердцем : литературно-музыкальная композиция по творчеству Э. Асадова / Е. Здорик. - Текст : непосредственный // Литература в школе. - 2003. - № 3. - С. 46-48.

  2. Кудряшева, Л. А. «За ваше счастье - пулей и стихом» : литературный вечер / Л. А. Кудряшева. - Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. - 2015. - № 11. - С. 25-29.

  3. Мутовчиева, Н. Ю. «Я могу тебя очень ждать...» : сценарий / Н. Ю. Мутовчиева. - Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. - 2018. - № 6. - С. 23-25.

  4. Пилипчик, А. Сражаюсь, верую, люблю : гостиная по творчеству Эдуарда Асадова / А. Пилипчик. - Текст : непосредственный // Праздник в школе. - 2015. - № 2. - С. 31-46.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.

Эдуард Асадов: «Сражаюсь, верую, люблю!» : (к 100-летию со дня рождения) : библиографическое пособие / сост. Артемьева М. Г. - Курган, 2023.


Система Orphus

Решаем вместе
Есть предложения по организации процесса или знаете, как сделать библиотеки лучше?
Я думаю!