Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Виктор Николаевич Чащин

Виктор Николаевич Чащин

Говорят, место, где живет человек, может многое о нем рассказать. На стенах светлой квартиры висят панно из фотографий, картин и медалей. Их Виктор Николаевич делает сам. Для своих лет он удивительно бодрый человек- сам встретил нас, представил супруге, крепко пожал руку, подставил стул, снял одну из картин для фона. Так началась наша беседа.

— Жил я в деревне Диулино, Чашинского района. Я служил в пограничных войсках- это профессиональные войска. Воевал уже с Японией. Из нашего будущего забайкальского 54 пограничного отряда приехал человек- покупатель, и сопровождал выбранных до самой части.

Граница проходила по реке Аргунь. С нашей стороны было 32 человека, а со стороны Японии-500, но вооружение было хорошее. Мы управились с ними, пленили, а потом высшее командование дало приказ-выстроить в одну шеренгу и расстрелять всех. А китайцев заставили выкопать яму, такую, где хранят продукты для скота-потом их как кильку сложили и закопали.

Больше крупных сражений не было, но была профессиональная служба-дозор, секрет, пеший часовой. В наряды ходили по два человека, за сутки нужно было отходить 8 часов. Если попадается нарушитель границы-устранить. Однажды мне приказали заколоть японского часового, со мной был опытный сержант, он решил меня проверить на стойкость пограничника. Я хотел одной рукой его, но она задрожала, так что я двумя руками с размаху ударил его в лопатку ножом-до сердца достал, он быстро умер, даже не пошевелился.

У нас были конные наряды, на каждого-2 лошади. Мы объезжали дозором от стыка, до стыка, это в общей сложности 50 километров. Когда пешим часовым ходили- 500 метров от заставы ходить туда и обратно. А когда дозорным- зароешься в снег, как в избушку из снежных кубиков. Под снегом очень далеко слышны шаги-скрипит снег. Еще были у нас секретные наблюдательные пункты- мы в бинокль наблюдали за каждым движением японцев.

Пограничники не должны бояться. К нам Жуков обращался с призывом- где стоят пограничники, за тот участок я спокоен. Мы и маленькой кучкой как львы дрались. Потеря один раз была только-неопытный солдат первый раз оружие взял и ранил заместителя начальника заставы в ногу.

Мы одной семьей жили, стукачей не было. Хотя был один, докладывал офицерам, которые только Москве подчинялись. Пойдет в уборную, а офицер за ним. За это он 20 рублей получал. Его солдаты не любили, кто-то говорил, что его потом с поезда столкнули во время демобилизации.

Служил у нас Мытько. Он столько анекдотов знал. 300 куплетов с картинками заучил наизусть. Собирались мы тесной мужской компанией, чтобы женщины не слышали. Если появлялись- Мытько сразу замолкал. Неприличные были шутки. Часа по два сразу рассказывал, а мы хохотали. А еще в нашей заставе была библиотека. Много художественных книг читали. Письма нам доставляли почтальоны на лыжах- каждый день почта ходила.

В свободное время убирали территорию, чистили лошадей- щеткой, скребницей, потом верхом садились и в Аргунь заходили. Лошади понимали всякую команду, ученые были. Нам давали личные выходные-2 в месяц. В это время нужно было стирать обмундирование, гладить его- начальник заставы требовал чистоту.

После службы вернулся в свой колхоз, выучился на ветеринарного фельдшера. Платили мне хорошо, да только не долго.

Председатель решил сократить зарплату, я бросил это дело. После этого я и плотником работал, и охранником, и грузчиком на мясокомбинате, где продуктами платили. Образование у меня всего 5 классов, некогда было учиться, а ведь это важно. Молодым сейчас это очень нужно. Нынешнему поколению нужно учиться у старых. А сейчас народ разбалованный.

-А мне кажется- мягко прерывает его жена- ребята сейчас хорошие. Смотришь иной раз- пацаненки, а такие модели самолетов делают-как настоящие. У молодежи большой потенциал, нужно только раскрыть его.

Виктор Николаевич Чащин Виктор Николаевич Чащин Виктор Николаевич Чащин

Текст Дарья Карева.

Фото Виктор Михайлов.


Система Orphus

Я думаю!