Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Тимофей Степанович Гринчук

Тимофей Степанович Гринчук

Мы сидим в уютной комнате, залитой золотистым весенним солнцем. Воспоминания ветерана — весомые, ощутимые, словно переносишься во времени и вместе с Тимофеем Степановичем идешь тяжелыми дорогами войны.

Исчезает комната с аккуратной скатертью на столе, расплываются снимки на стенах, на отрывном календаре — не 2015 год, нет: один за другим сменяются 1941, 1942, 1943 годы... Идут солдаты, пешком идут до Улан-Удэ, по январскому морозу — в легкой одежде. Среди них — юный Тимофей. Ему всего 17 лет, призвали на войну прямо из школы. С собой взял только мешок хлеба да немного личных вещей. Позади родной дом, впереди — Маньчжурия и Япония. Солдаты идут пешком, одна лошадь — на десять человек, ночевать приходится на зимовьях. Наконец, прибывают в Даурию, здесь, в Забайкалье останавливаются.

Три года живут в землянках. Тимофей Степанович числится в зенитно-артиллерийской дивизии. Необходимо защищать все границы страны: вскоре солдат отправляют в Монголию, затем Тимофей Степанович участвует в войне с Японией — 9 мая 1945 года война для нашего собеседника не закончилась.

После капитуляции Страны восходящего солнца Тимофей Степанович до увольнения в запас успел послужить еще во многих регионах Советского Союза, обзавестись семьей, получить образование. Дорога жизни привела его в Курган, но здесь корочки авиаспециалиста пригодиться не могли: тогда наш герой закончил финансовый техникум в Шадринске. Разумеется, с отличием: в своей жизни Тимофей Степанович все привык делать «на пятерку».

В уютном доме ветерана о войне напоминают только медали, ордена да воспоминания, такие настоящие, полные грусти и тихой, невысказанной боли. О своей мирной жизни Тимофей Степанович рассказывает охотнее: говорить о войне, которую видел своими глазами, — тяжело, даже если прошло уже семьдесят лет.

Тимофей Степанович Гринчук Тимофей Степанович Гринчук Тимофей Степанович Гринчук

Текст: Анастасия Русина

Фото: Виктор Михайлов


Система Orphus

Я думаю!