Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Полина Дмитриевна Баева

Полина Дмитриевна Баева. Ветераны Полина Дмитриевна Баева. Ветераны

Война. Сколько же всего стоит за этим словом. Искалеченные судьбы людей, горе матерей и жён, подвиги настоящих героев... Список может продолжаться и продолжаться. Война не забудется никогда, как не забудутся имена тех, кто отдал свои жизни и здоровье за победу Родины.

Так получилось, что человек не может выбрать время, в которое ему суждено родиться и прожить свою жизнь. Однако в его власти решить, как ему действовать в той или иной ситуации. Такой ситуацией в своё время оказалась война, которая не щадила никого и ставила свои собственные условия. Сознательный выбор многих советских граждан во многом позволил освободить страну от фашистов и отстоять её независимость.

Такой выбор сделала наша землячка Полина Дмитриевна Баёва. В далёком сорок третьем, будучи молодой семнадцатилетней девушкой, она добровольно отправилась на фронт. Сегодня, вспоминая эти страшные годы, бывшая фронтовичка со слезами на глазах решила поделиться своей историей.

— Полина Дмитриевна, как Вы оказалась на фронте?

— До войны я была членом райкома комсомола. Первой написала заявление: «Иду добровольно на фронт». Сначала в военкомате его не хотели принимать, тогда я заплакала. Потом всё-таки пошли на уступку, отправили. После этого девчонки из комитета пошли такие же заявления писать, и они ушли на фронт. Нашего брата целый вагон отправили!

— Как же Вас отпустили родители?

— Ой, не хотели ни в какую отпускать! Папа кричал: «Доченька, вернись, ты, ради Христа, я тебя прошу! А я говорю: «Папа, я поеду! Девчонки поехали и я поеду». «Лиза с Зоей воюют, и я хочу!» — сказала я отцу. Я не могла допустить, чтобы я, сложа руки, дома сидела, пока наши за Родину сражаются. Сама определила для себя этот путь.

— И куда Вас отправили, кем Вы служили?

— Я служила в восьмой Гвардейской дивизии имени Панфилова, связисткой. В первые бои я была в Латвии, освобождала город Лудзе. А потом, в городе Мадоне, где была сильно ранена...

В этот момент на глазах Полины Дмитриевны выступают слёзы. Сквозь них она начинает рассказывать историю, случившуюся с ней во время одного из боёв.

— В один из дней на фронте меня позвал командир полка Иван Данилович Курганский, и сказал, что надо немедленно исправить линию в тыл к начальнику боевого питания. Я ползком отправилась к командиру батальона, где он должен был сказать, куда нашим ротам надо наступать. Снаряды вокруг рвутся, мины летят... Когда обратно возвращаться стала, меня сильно ранило в обе ноги. Ни ползти, ни идти дальше не смогла. Тогда я от других осколков прятаться начала, шинелью убитого солдата голову укрыла, думаю, как бы её целой сохранить... Так и лежала, пока меня не нашли товарищи.

— На этом Ваша служба закончилась?

— Нет, меня сначала в госпиталь отправили. Там удалили большие осколки, а мелкие не смогли, остались в ногах. Так что всё ещё я фронт с собой ношу... А после лечения снова вернулась, продолжала связисткой быть, линии после боёв исправлять. Кстати, той миной, что меня ранило, командира полка нашего убило.

— Приходилось ли в руках оружие держать?

— Приходилось. Винтовку, а потом и автоматы давали нам, стреляла из них. А прежде чем на фронт попасть, я в Яванских лагерях проходила строевую и боевую подготовку, так что нас там учили как обращаться с оружием. Всё умели.

— Чем занимались в перерывах после боёв?

— Старались отдохнуть, поесть. Горячим обедом кормили, в термосе то всё остынет уж, поэтому очень рады были тёпленького покушать, попить.

— Как-то шутили между собой, разряжали обстановку?

— Конечно! И смеялись, и шутили, и ревели...Соберемся все вместе: связисты, медсёстры, и хоть как-то отвлекаемся немного. Очень дружные мы были.

— А после войны с фронтовыми друзьями поддерживали связь?

— С однополчанами встречались в последний раз в восемьдесят первом году. Встреча была на Волоколамском шоссе, в совхозе. Письмами переписывались когда-то. Сейчас уж даже не знаю, кто живой остался. Возможно, в Алма-Ате кто-то есть.

Полина Дмитриевна хранит огромное множество фотографий и памятных писем. Пока мы вели беседу, её дочка Любовь Аркадьевна, выложила их все на стол. Среди них оказалась и фотокарточка ее самой, ещё молодой связистки. Позже мы сфотографировали её со своим портретом, как бы сопоставив прошлое и настоящее.

Грудь ветерана увешана различными орденами и медалями. Взглянув на них, понимаешь: каждая из них досталась огромным, непосильным трудом.

— Какие из Ваших наград самые дорогие?

— Медаль «За отвагу» и Орден Красной Звезды! Орден прямо в госпитале вручили, а медалью в части наградили. Все, конечно, дороги...

-Помните момент, когда узнали о победе?

-Конечно, помню! Я в госпитале была, смотрю, медсёстры начали все бегать, обниматься. Ко мне подбежали, да тоже начали обнимать, думала, раздавят! Сильно тогда все радовались, плакали от счастья.

Полина Дмитриевна смотрит куда-то вдаль. Задумавшись, она будто возвратилась в тот день. На глазах снова выступили слёзы. На этот раз нахлынувшей радости.

— А куда после войны попали?

— Я вернулась на родину, в Мишкинский район. Там на почте телефонисткой работала.

— Расскажите про свою семью. Какая она была?

— У меня был муж и двое детей: дочь и сын. Сын погиб в девяносто девятом году. Муж — тоже фронтовик — умер в возрасте восьмидесяти двух лет. Он очень меня любил, заботился, никогда словом дурным не обидит... А сама я из бедной семьи. Нас было четверо братьев-сестёр. До войны по миру ходили: тридцать второй год был очень голодный... Во время войны отца и брата ранили, последний, вернувшись, умер от ран.

— По вашему мнению, нынешняя молодеешь такая же, какая была раньше?

-Нет, не такая! Многие сейчас ничего не хотят знать, помнить. Кто-то говорит: «Всё что было — было давно и не правда!» А мы не такими были. Мы переживали, горой за Родину стояли. Очень жаль, что сейчас по другому люди думают. Мы вот уже в 17- 18 лет воевать пошли, ничего нас не останавливало, хотя было очень страшно, но что поделать, когда в опасности твоя страна.

Стоит отметить, что Полина Дмитриевна закончила только начальную школу. Но, несмотря на это, она блестяще выполняла всю необходимую работу, налаживая сотни важнейших связей.

— Что бы вы тогда им пожелали?

— Любить Родину надо свою! Нигде такой нет, как наша Россия. Любить и ценить нужно!

Ведя беседу с поистине легендарным человеком, невольно осознаёшь ценность таких моментов. В настоящее время в живых осталось очень мало ветеранов. Они уходят, унося с собой все страшные моменты прошлого, оставляя нам мирное небо над головой. Пока живы наши Герои, жива наша история.

Полина Дмитриевна Баева. Ветераны

Текст: Юлия Пастухова.

Фото: Николай Ушаков.


Система Orphus

Я думаю!