Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Николай Яковлевич Лукин

Николай Яковлевич Лукин. ВетераныНиколай Яковлевич с Валентиной Симаковой, председателем Совета ветеранов Заозерного

Николай Яковлевич тепло встретил нас в светлой аккуратной квартире. В зале на столе лежал альбом с фронтовыми фотографиями, перевязанный георгиевской ленточкой и конфеты. Он поправил свой пиджак с медалями и сел на стул.

— В августе 1943 я ушел на фронт. После взятия Варшавы мы пошли на Кенигсберг. Сталин дал нам благодарность. Я служил в 22 артиллерийской дивизии прорыва, которая подчинялась Москве, был радистом. Как-то раз пришлось зачищать зубами провод, сейчас уже выдернул этот зуб, -улыбнулся ветеран.

— В то время мы прошли с товарищами большой путь. Было время, смеялись, евреи рассказывали про свои обычаи, грузины про свои; мы дружно жили. Даже во время войны было время подшучивать, наша часть особенная была. Сделаем прорыв, расчистим путь пехоте — можем полежать в кустах, позагорать. Сухарей практически не давали, был свежий хлеб, ну и фронтовые сто грамм, правда, я не пил. Командир у нас был в почете, мы же все пацанами были, лет 17, с радиокурсов пришли.

— Как-то раз закончили работу, попрощались с полком. Шли развернутым строем — комдив, три комбата, командир разведки, мы — два радиста и телефонист с нами. Откуда ни возьмись, прилетает снаряд. Комбата в куски разорвало. Больше никого не тронуло, а от него одна каша осталась. Нам нужно было срочно передвигаться в другое место. Кишки с деревьев не стали собирать, так, кое-что похоронили, голову вообще не смогли найти. На войне нет места страху, необходимо делать свое дело — некогда страх искать.

— Победу мы встретили на берегу Балтийского моря, селедку ели. Сами ее ловили. Коли надо пушку почистить, ребятки идут к комбату, мол, оружие надо в порядок привести. А берегу уже выстрелят и идут рыбу собирать, она так легче сдается.

— Письма домой писал очень редко. То бумаги нет, то места: все сидят, пишут. Когда выдавались свободные дни — песни пели. Хохлы соберутся вместе и заладят свое «спивати, спивати». Они певуны хорошие, я их песням подпевал, хотя у меня ни слуху, ни голосу нет.

— Я не был в атаках, хотя под пулями бывать приходилось. Я низенький был — полтора метра ростом, а вес — 44 килограмма. При таком весе у меня «упаковки» килограммов на 12, ружье еще, да противогаз. Идешь по траншее, вымотаешься, упадешь, и подняться уже не можешь. Как-то раз комдив подходит ко мне, поднимает и спрашивает, разбираюсь ли я в картах. Я ответил, что немного. Тогда он сказал, что живым или мертвым я должен быть в другом месте и выкинул меня из траншеи. Ну я побежал, куда велено, а все это добро еще и мотыляло из стороны в сторону. Это сейчас радиостанцию можно в карман положить, а тогда я только одно питание тащил, два аккумулятора, три батареи.

Николай Яковлевич устал, прилег на диван. Роста он и правда небольшого, на ногах большие шерстяные тапочки, в глазах какая-то удивительная доброта. Словно на вас смотрит не ветеран, прошедший войну, а подросток с фотографии на столе.

— В жизни главное — здоровье, а все остальное приложится. Тут ребятишки приходили, я им говорил, что нужно не пить, не курить, в азартные карты не играть и быть здоровыми. Я один сейчас, жену уже как 13 лет похоронил, сына похоронил. Племянница помогает сейчас. После войны хотел уехать, а меня не пустили. Сказали, что деньги и документы только в Кургане получу, никаких разъездов. Так что я вернулся в Курган и пошел работать в электроцех, а потом еще в Тулу на крановщика поехал учиться. Туда брали тех, кто электрику знал. Я за месяц все закончил. Потом 20 лет отработал крановщиком, 18лет был электриком на ТЭЦ, через год получил квартиру.

— Николай Яковлевич, — наш фотограф протягивает ветерану фотографию, где тот еще совсем молодой. — Вы так хорошо улыбаетесь. А скажите ему, на фотографии, чтобы он тоже улыбнулся!

Николай Яковлевич Лукин. Ветераны Николай Яковлевич Лукин. Ветераны Николай Яковлевич Лукин. Ветераны Николай Яковлевич Лукин. Ветераны
Николай Яковлевич Лукин. Ветераны Николай Яковлевич Лукин. Ветераны Николай Яковлевич Лукин. Ветераны

Текст: Дарья Карева.

Фото: Валерий Васенин.


Система Orphus

Я думаю!