Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Александр Никифорович Евдокимов

Александр Никифорович Евдокимов

В квартире Евдокимовых царит атмосфера любви и гармонии. Во многом это заслуга бабушки Маши, супруги Александра Никифоровича. Хозяин квартиры шутливо заявил нам, что они вместе «мучаются» уже 38 лет, пережили вместе много плохого.

— Вы знаете, — заявил наш фотограф. — Если у вас такие лица, если вы так выглядите и так друг другу радуетесь, значит, хорошего точно было больше.

— Конечно. А еще у нас большая семья — 8 внуков, 12 правнуков, даже праправнуки есть. Сами мы деревенские, из Мокроусовского района.

Обменявшись любезностями и шутками, мы прошли в кухню, где и продолжилась наша беседа.

— У моего отца было пять сыновей. Сам он погиб в Германии. Я самый старший. Призвали меня в декабре 42 года. — Начинает свой рассказ Александр Никифорович. — Отправили в Челябинск, в снайперскую школу. На тот момент мне было 17 лет, а как только исполнилось 18, сразу отправили на фронт. Все училище в десятый, воздушно-десантный, гвардейский, стрелковый полк. Первый свой бой я встретил в Киевской области. Мне тогда ногу перебило, пуля на скорости вошла. Так что я практически сразу попал в госпиталь в Киеве. После ранения остался осколок. Я уже и забыл про него, а после войны на рентген нас отправили — нашелся, военный подарок.

Есть медали за отвагу, орден Красной звезды. Да только я просто воевал и все, офицеров вражеских не считал. Одного немца не стал убивать. Он сидел раненый, никак не сопротивлялся. Сослуживец говорит — давай убьем его. Я уже автомат на него наставил, но пожалел. А тот убил, только недолго прожил после этого. А вот на одном мертвом сорвал злость — дал прикладом в репу.

Большинство наград ребятишки растащили, остались фотографии. На этой мне 18 лет, — Александр Никифорович протягивает изображение серьезного юноши.

— А вот тут мои военные друзья. Их уже нет, а я остался. Письма писал домой, даже четыре посылки высылал. Один раз нам дали много кукурузы, вот и отправил.

Полк мой был многонациональный. У нас и узбеки были, и армяне, и украинцы, но все дружно жили. Командиры тоже хорошие были, понимающие.

Интересный случай произошел со мной в Польше. Нас тогда через реку переправили. Прибыли в большое село, вокруг бор был. Отправили тогда группу на разведку, идем мы, слышим: сзади машина, вроде немецкая. Ну сбила она нас с курса, в город уже в потемках зашли. Там большая улица, света нет нигде. По улице две девушки шли, увидали нас, подбежали, говорят, уходите скорее. Потом из соседнего дома вышел пьяный поляк и говорит: айда-те ко мне. Ну мы и зашли к нему. Он включил свет, фужеры достал, вино красное, налил нам всем. Смотрит, что мы переглядываемся, выпил сам, потом мы, да и пошли за ним. А после уже вся артиллерия, пехота подкатила.

А еще в Польше чуть не женили меня. Ночевали дома у одного товарища, тот мне и говорит — любую из дочерей бери. Победу я встретил в Праге. Там был небольшой военный городок. Вот там мы стояли, генерал приехал, бутылку нам поставили. Много радости в тот день было.

После войны довелось работать в шахтах в Коркино. А потом в мою смену двоих человек там задавило. Тогда я уволился и уехал. У Александра Никифоровича сложная и интересная история жизни. Его дочь сказала нам, что раньше отец ничего не рассказывал про войну, к старости стал разговорчивым. У него большая крепкая семья, улыбающаяся баба Маша, готовая согреть весь мир своей добротой. Когда в сердце живет тепло, отступают даже самые страшные ужасы войны.

Александр Никифорович Евдокимов Александр Никифорович Евдокимов Александр Никифорович Евдокимов Александр Никифорович Евдокимов Александр Никифорович Евдокимов Александр Никифорович Евдокимов

Текст: Дарья Карева

Фото: Валерий Васенин


Система Orphus

Я думаю!