Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Будь в курсе

Последний из романов

О том, что 16-я книга про Эраста Фандорина, человека и джентльмена, окажется последней, автор объявил задолго до ее выхода, грамотно подогрев тем самым интерес к ней. Впрочем, Борис Акунин не в первый раз заставляет своего главного героя отвесить «прощальный поклон». Еще в 2000 году, всего через два года после запуска книжного сериала, принесшего ему славу и финансовую независимость, вышел восьмой роман фандорианы — «Коронация», снабженный подзаголовком: «ПОСЛЕДНИЙ ИЗ РОМАНОВ». И начинающийся эффектной сценой драматической гибели главного героя.

Но тогда, разумеется, автор просто подшутил над читательскими ожиданиями, ловко обманул их: гибель оказалась подстроенной злодею ловушкой, а кричащий подзаголовок — словами незнакомого с русскими падежами англичанина. Который имел в виду, что коронующийся царь окажется последним из Романовых...

Новый роман называется «Не прощаюсь». И, разумеется, предусмотрительный автор оставил себе лазейку, теоретически позволяющую в очередной раз воскресить героя. Вообще-то книга и начинается с описания постепенного воскрешения героя: оказывается, после выстрела в упор, которым заканчивается первый роман о приключениях Фандорина в XX веке — «Черный город» (2012), — он четыре года провел в коме, поддерживаемый верным Масой, и приходит в себя зимой 1918 года, в битком набитом самарском поезде.

Такие «вводные» — после четырехлетней комы герой как ни в чем ни бывало по-прежнему способен с разворота «вырубить» противника пяткой в нос — сразу переводят повествование в мир если уж не фэнтези (как первый роман проекта «История Российского государства», где византийский суперагент везет с собой на Русь двух «автоматонов»), то уж точно альтернативной реальности, — той, где войска Юденича в 1919 году взяли Москву и развесили большевиков по Кремлевским стенам.

Отчего же в этой альтернативной реальности ему не воскресать снова и снова, по мере возникновения спроса?

Но на сей раз обещанию попрощаться навсегда веришь. И не потому, что Акунин «выдохся». «Не прощаюсь» — не такой прекрасный образчик жанра, как стремительный «Турецкий гамбит» и далеко шагнувшие за границы жанра «Статский советник» или «Алмазная колесница», но явно не худшая книга растянувшегося на 20 лет сериала. Автор так же уверенно разыгрывает с читателем игру по хорошо им обоим знакомым правилам, как один из его героев — шахматную партию «без доски» со своим противником. 64-летний Фандорин все так же статен и элегантен, непобедим для врагов и неотразим для дам. Которые, разумеется, всё так же прелестны и неутомимы в наведении на героя женских чар. Маса все так же предан и простоват. Враги все так же коварны и отчетливы. И все так же чередуют злые козни с обстоятельными рассуждениями. А приключения, разумеется, всё так же сыплются на героев в тщательно продуманном беспорядке. Внимательный читатель заметит готовые блоки, готовые сюжетные повороты из предыдущих 15 книг — ну так гроссмейстер тем и отличается от новичка, что у него «все ходы записаны».

На сей раз приключения разделены на четыре части: «Черная правда», «Красная правда», «Зеленая правда» и «Белая правда». В первой речь идет о столкновении Фандорина с московскими анархистами, во второй — о внедренном в белогвардейский заговор большевике Алексее Романове (да-да, герое серии «книг-фильмов» 2007–2008 годов «Смерть на брудершафт»), в третьей — о путешествии объединившихся героев по землям анархистов и, наконец, в четвертой — об участии героя в Белом движении.

Точнее, о неучастии в нем. Фандорин готов употребить свой сыщицкий талант на то, чтобы покарать злодеев, взорвавших детский приют, но демонстративно отказывается вставать на сторону белых или красных. Ему одинаково омерзительны и те и другие, он пробирается на юг России, чтобы уехать из нее навсегда. И в Харькове, столице Белого движения, задерживается лишь потому, что идиллическое речное путешествие с дамой не прошло без последствий: ей необходим полный покой на начальном сроке беременности.

«Интересное положение» очередной фандоринской спутницы — еще одно доказательство того, что сериал подошел к завершению: Акунин давно говорил, что должен прояснить, откуда у героя взялись потомки. Но это не главное доказательство — как и то, что Акунин сводит вместе героев из разных книг и даже их наследников (точнее, наследниц). Главное — это все-таки усталость материала.

Фандориана появилась как интеллектуальный ответ на «лихие девяностые». Юный Фандорин стремительно, перепрыгивая через ступеньки, взлетал по карьерным лестницам, выполнял деликатные поручения, не особенно сообразуясь с законом и не считая «подотчетных сумм», получаемых от могущественных покровителей — как впоследствии оказывалось, не совсем бескорыстных. И точно так же поступали его ревностные (по)читатели, становившиеся к 25 годам директорами банков и соучредителями рекламных агентств. Зрелый Фандорин на протяжении всех нулевых не просто искал преступников, но мучительно, несмотря на весь постмодернистский фейерверк цитат и карнавал намеков, искал ответ на главный для его читателей вопрос: можно ли оставаться безупречным человеком, служа в небезупречных структурах, как государственных, так и частных?

И вот сейчас, добравшись в своем романном времени до переломного 1918 года, 64-летний Фандорин, ставший ровесником своего создателя, окончательно решает этот вопрос. И решает отрицательно: «Я увидел, что там, в моем родном городе, совсем нельзя жить». С таким ответом подавляющее большинство читателей фандорианы всё-таки не согласятся. И это значит, что «время Фандорина» действительно кончилось: настало время новых героев.

Источник: godliteratury.ru


20.02.2018

Система Orphus

Я думаю!