Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Русский гений (к 185-летию со дня рождения Д. И. Менделеева)

Библиографическое пособие. Курган. 2019

Науку русскую взлелеяв,

В ней возвышался Менделеев,

Был как блистательный пример.

Не только химик, но геолог,

Статистик, инженер, метролог,

И агроном, и землемер.

В. Каменецкий

8 февраля исполняется 185 лет со дня рождения великого русского химика, создателя Периодической системы химических элементов Дмитрия Ивановича Менделеева. Он был удивительно разносторонним человеком. Его пытливый ум охватывал самые разные области науки, стараясь постичь тонкости многих отраслей производства. Наряду с занятиями химией Дмитрий Иванович изучал нефтяные месторождения и процессы перегонки нефти, подземную газификацию угля и земную атмосферу. Он совершил полёт на воздушном шаре, разработал проект стратостата и арктического ледокола, занимался сельским хозяйством и применением минеральных удобрений, изучал торговое дело, обосновал главные направления хозяйственного развития России, разработал конструкцию весов и состав бездымного пороха. За свою более чем 50-летнюю деятельность Д. И. Менделеев написал свыше 500 научных трудов, причём химии была посвящена только часть из них (около 9%).

Менделееву посвящается

В простых и сложных веществах

Все элементы изучались.

Их сочетания в телах

Веками лишь распознавались.

В разнообразиях они

Черты подобий проявляли,

И люди не одной страны

Меж ними сходство всё искали.

Никто, однако, не открыл

Того, что обнаружил гений!

Провидец мир весь поразил,

Проникнув в сущность изменений.

Закон периодов нашёл

Наш русский химик Менделеев,

Чем, безусловно, превзошёл

Он всей науки корифеев.

Своей системой показал

В различье элементов – сходства.

И этим миру доказал

Науки русской превосходство!

С. Щипачёв

Из родословной Менделеева

Дед Дмитрия Ивановича Менделеева по отцовской линии, Павел Максимович Соколов, был священником села Тихомандрицы Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, находившегося в двух километрах от северной оконечности озера Удомля. Только один из четырех его сыновей, Тимофей, сохранил фамилию отца. Как было принято в то время в среде духовенства, по окончании семинарии трем сыновьям Павла Максимовича Соколова были даны разные фамилии: Александру – Тихомандрицкий (по названию села), Василию – Покровский (по приходу, в котором служил Павел Максимович), а Иван, отец Дмитрия Ивановича получил фамилию соседних помещиков Менделеевых. Происхождение фамилии Менделеев брат учёного, Павел Иванович, объяснял так: «Фамилию давали нередко учителя духовного училища, фамилия Менделеев дана отцу, когда он что-то выменял, как соседний помещик Менделеев менял лошадей и проч. Учитель по созвучию: «мену делать» - вписал и отца под фамилией Менделеев. Так мне рассказали».

Отец ученого, Иван Павлович Менделеев окончил духовное училище и поступил на филологическое отделение Петербургского Главного педагогического института. После его окончания был определен «учителем философии, изящных искусств и политической экономии» в Тобольск. По воспоминаниям современников, это был прекрасной души человек и замечательный педагог. Почти вся педагогическая деятельность Ивана Павловича прошла в Тобольске, сначала в качестве учителя главного народного училища (1807-1810), затем учителя и директора (1810-1834) гимназии.

Иван Павлович принадлежал к тому кругу прогрессивной русской интеллигенции, которую позднее стали называть разночинской. Он придавал большое значение народному просвещению и посвятил ему всю жизнь.

В Тобольске Менделеевы входили в немногочисленное культурное общество, душой которого были ссыльные декабристы. Многие из них – М. А. Фонвизин, П. Н. Свистунов, А. М. Муравьёв, Анненковы – стали друзьями дома.

В 1809 году Иван Павлович Менделеев женился на Марии Дмитриевне Корнильевой. Она происходила из старинного рода сибирских купцов и промышленников. Эта умная и энергичная женщина сыграла особую роль в жизни семьи. Не имея никакого образования, она прошла самостоятельно курс гимназии со своими братьями.

Выйдя замуж в 16 лет, она родила 17 детей, девять из них дожили до совершеннолетия. А больше всех любила младшего («последыша», как тогда говорили) Дмитрия, появившегося на свет 27 января (8 февраля) 1834 года.

Год, когда появился на свет Дмитрий, был несчастливым для Менделеевых: от катаракты ослеп на оба глаза отец Иван Павлович. Он был вынужден оставить службу. Воспитание детей и материальные заботы о семье легли на плечи матери, Марии Дмитриевны. Многодетная семья не могла прожить на крошечную пенсию, и Мария Дмитриевна слезно попросила денег у брата Василия. Он предложил взять на себя в соседнем селе Аремзяны управление семейным стекольным заводом, когда-то процветавшим, а теперь приносящим одни убытки: «Всё, что заработаешь – твоё...»

У Марии не было выбора. Менделеевы переехали из Тобольска в с. Аремзянское. То, что Мария Дмитриевна увидела на заводе, способно было убить малейшую надежду. Приписные крестьяне не хотели трудиться за гроши и тащили с завода все, что можно. Приходилось одних увольнять, других штрафовать, не отступая перед косыми взглядами и даже угрозами. Сибирский характер не позволял Марии показывать слабость, и только в письмах старшей дочери Ольге и ее мужу она могла излить душу: «Любезнейшие мои! Я не в состоянии связать моих мыслей, чтобы писать к вам о чем либо. В самом критическом положении дела фабрики. Здесь комиссионер откупов Екатеринбургских... и я безгласно должна ожидать, чем кончится требование на посуду. У меня до 60000 в готовности одной питейной посуды, и если не буду иметь поставки, то мои долги окончатся банкротством, и я на старости останусь бесчестною женщиною...».

Разоренный завод продолжал работать в убыток, нередко управляющая слезно просила крестьян поработать «в долг». Саму ее кормило подсобное хозяйство: стадо, птичник, огород – всем этим занимались батраки, за которыми тоже требовался постоянный надзор. А вечером, когда не чуя ног от усталости, Мария Дмитриевна возвращалась домой, начиналась «вторая смена»: надо пообщаться с детьми, маленьким рассказать сказку на ночь, с теми, кто повзрослее, обсудить школьные дела... 

А еще надо было бороться за выздоровление мужа: накопив денег, она отправила его в Москву к известному окулисту Брассе. Зрение Ивана Павловича почти восстановилось, однако место для работы он найти не смог и лишь временами работал корректором в типографии.

В 1839 г., когда младшие дети подросли и настала пора их учить, Менделеевы снова переехали в Тобольск. Мария Дмитриевна продолжала управлять заводом из города.

В 1847 году скончался отец. Вскоре сгорела стекольная фабрика со всем имуществом. С трудом восстановленное благосостояние семьи рухнуло в один миг.

Правда, и дети уже понемногу выросли и зажили своей жизнью: Павел уехал в Омск и поступил на службу, Дмитрий собрался учиться чему-нибудь естественнонаучному: химии, математике, географии. В Сибири это было невозможно, мать приняла решение – бросить Тобольск, где прошла вся ее жизнь, и ехать вместе с сыном в Москву.

Летом 1849 года, продав все, что можно, семья двинулась в путь.

Однако в столичный университет Дмитрию поступить не удалось, так как туда принимали только лиц, окончивших гимназии в Московском учебном округе. Менделеевы переехали в Петербург. Тем временем наступила зима, и Мария Дмитриевна, обходя вместе с сыном учебные заведения, простудилась. Уже больная, отправилась с Дмитрием в педагогический институт, но и там их встретил отказ: в этот год не было набора студентов. Мать боролась до последнего: разыскав друга покойного мужа Дмитрия Чижова, преподававшего в Педагогическом математику, Мария Дмитриевна упросила его замолвить слово за сына – и слегла.

На экзамены Дмитрий ходил уже без нее. В августе его зачислили в студенты. А 20 сентября скончалась его мать.

Сын не попрощался с ней. По правилам института Дмитрий обязан был проводить в его стенах каждую ночь, поэтому вечером ушел из Мариинской больницы. Мать умерла на руках у дочери Лизы. До последних минут думала о детях, оставив им цепляющее и сегодня за сердце письмо: «Прощайте, мои милые любезные дети! Господь посетил меня и призывает в вечность. Слава Его безмерному человеколюбию, слава Его милосердию. Не долго уже мне дышать в сем мире и вас, кажется, уже более не увидеть. Да будет над вами Божие и мое материнское благословение, да сохранит вас Пречистая Матерь Божия и Ангелов мирных ниспошлет вам. Берегите себя от всякого зла и любите друг друга, Любите добро делающих и зло творящих вам, молитесь о всех. Помните, что мать ваша на земле жила для вас и не оскорбляйте моей памяти суждениями. От Бога назначена мне доля моя. Слава Его предведению. Молитесь обо мне. Тяжко душе разлучаться с телом. Тяжко матери семейства расставаться с детьми. Я любила, люблю и буду любить вас за гробом. Богу не угодно, чтоб видела вас. Одна добрая Лизанька неотлучна от меня. Помните, что она усладила последние минуты жизни моей. Митя сирота, ему также нужна помощь, не забывайте, что он вам брат, Пашу желала бы видеть и обнять, но Бог не велел, да будет воля Его».

Марию Дмитриевну похоронили на Волковом кладбище. В последний путь ее провожали только близкие родственники, среди которых не было брата Василия. Он поссорился с сестрой из-за фамильной иконы Знамения Божьей Матери. По семейной традиции икона должна была перейти к старшему мужчине в семье, но Мария Дмитриевна удержала ее у себя – не из корысти, а для того, чтобы перед уходом благословить ей любимого Митеньку.

Холодеющей рукой она вывела на иконе: «Благословляю тебя, Митинька. На тебе была основана надежда старости моей. Я прощаю тебе твои заблуждения и умоляю обратиться к Богу. Будь добр, чти Бога, Царя, Отечество и не забывай, что должен на Суде отвечать за все. Прощай, помни мать, которая любила тебя паче всех. Марья Менделеева».

Детство и юность

Дмитрий Иванович Менделеев родился 8 февраля 1834 года в Тобольске. Он был последним семнадцатым ребенком в семье. В метрической книге тобольской Богоявленской церкви о рождении Д. И. Менделеева записано: «Генваря двадцать седьмого дня (1834 г.): Тобольской гимназии директора надворного советника Ивана Павловича Менделеева от законной его жены Марии Дмитриевой родился сын Дмитрий. Восприемники: исправляющий должность начальника VII округа жандармский полковник и кавалер Александр Петрович Маслов, коллежская асессорша Мария Александровна Жилина, тобольский 1-й гильдии купец, коммерции советник Николай Стефанов Пиленков, ялуторовского города 3-й гильдии купца Ивана Петровича Пиленкова жена Ольга Ивановна».

В год рождения Дмитрия в семье Менделеевых произошло несчастье – ослеп отец. Вследствие сложившегося из-за болезни Ивана Павловича стесненного материального положения они переехали в село Аремзянское.

Здесь прошло раннее детство будущего учёного. В возрасте четырёх лет он перенёс оспу и едва не ослеп.

Мальчик рос очень любознательным и подвижным, в пять лет уже умел читать и писать. Он жадно поглощал книги из библиотеки отца. Оторвавшись от чтения, мальчик со старшим братом Павлом бежал в лес наблюдать за жизнью зверей и птиц. Иногда дети приходили на стекольный завод и завороженно смотрели, как из песка и соды рождается переливчатое чудо – стекло. Мария Дмитриевна поощряла этот интерес. Маленьким Менделеевым даже позволяли выдувать стеклянные шарики, в которые для цвета добавляли марганец, железо, медь – не отсюда ли пошло увлечение химией?

Позже Дмитрий Иванович вспоминал «аремзянское сидение» как самое счастливое время своей жизни.

Когда мальчику исполнилось семь лет, семья вернулась в Тобольск. После операции отец снова вернулся на службу в гимназию. Туда поступил и Митя. Там уже учились его старшие братья: Иван – в 6-м классе и Павел – во 2-м.

Срок обучения составлял 7 лет. В учебном плане значились богословские предметы, математика, физика, история, рисование, география. Особенно большое внимание обращалось на языки – латинский, немецкий и французский. Учеба не слишком занимала будущего ученого. Гимназист Менделеев не выделялся среди своих сверстников ни поведением, ни успехами в учёбе. Так было, по крайней мере, до 6-го класса. Его знания почти по всем наукам оценивались скромной отметкой «3», а по латыни бывали и единицы. Позднее он признавался, что в 5-м классе «бывал и на «чёрной» доске», но благодаря хорошему общему развитию его переводили из класса в класс. В 7-м классе учился хорошо и закончил гимназический курс (1849) в числе лучших учеников.

Понимая, что у младшего сына незаурядные способности, Мария Дмитриевна сумела найти в себе силы навсегда покинуть родную Сибирь, чтобы дать Дмитрию возможность получить высшее образование. В год окончания сыном гимназии она ликвидировала все дела в Сибири и с Дмитрием и дочерью Елизаветой уехала сначала в Москву, а затем в Петербург.

Осенью 1850 г. Дмитрий был зачислен в Главный педагогический институт в Петербурге. Через несколько недель после зачисления его студентом института Мария Дмитриевна скончалась, так и не увидев сына во всем блеске его таланта.

Учеба вначале давалась нелегко. На первом курсе института он умудрился по всем предметам, кроме математики, получить неудовлетворительные отметки, да и по математике имел всего лишь «удовлетворительно»...

Но на старших курсах дело пошло по-другому: среднегодовой балл у Менделеева был равен 4,5, при единственной тройке – по Закону Божьему.

Петербургская сырость и напряженная учеба сделали свое дело – у молодого Менделеева обнаружили туберкулез. Врачи отправили его в Крым, где юношу осмотрел сам Н. И. Пирогов. «Успокойтесь, батенька, - сказал знаменитый врач. - Вы еще меня переживете».

И действительно, скоро Менделеев выздоровел.

Окончив институт с золотой медалью в 1855 году он был назначен старшим учителем гимназии в Одессе, где работал учителем в Ришельевском лицее. Здесь у Менделеева проявилась тяга к естественным наукам.

Научная деятельность

В 1856 году Дмитрий Иванович блестяще защитил диссертацию «на право чтения лекции» - «Строение кремнеземных соединений» и с успехом прочел изумительную лекцию «Строение силикатных соединений».

В конце января 1857 года отдельным изданием в Петербурге вышла в свет кандидатская диссертация Менделеева «Изоморфизм в связи с другими отношениями кристаллической формы к составу», и ему была присвоена ученая степень магистра химии. А через год он был утвержден в звании приват-доцента Императорского Санкт-Петербургского университета по кафедре химии.

Получив в январе 1859 года разрешение на командировку в Европу «для усовершенствования в науках», Дмитрий Иванович только в апреле, по завершении курса лекций в университете и занятий во 2-м кадетском корпусе и Михайловской артиллерийской академии, смог выехать из Санкт-Петербурга.

После ознакомления с возможностями нескольких научных центров было отдано предпочтение Гейдельбергскому университету. Дмитрий Иванович два года жил и работал в Германии. Оборудование лабораторий не позволяло проводить капиллярные опыты, и Менделеев устроил в своей квартире лабораторию. Он совершил первое важное открытие – доказал существование температуры абсолютного кипения, при которой вода мгновенно превращается в пар.

В 1861 году Менделеев вернулся в Петербург. Нужно было искать средства к существованию. Он был вынужден много времени посвящать педагогической деятельности. В январе 1864 года Менделеева утвердили в должности профессора химии Технологического института.

Став профессором, Менделеев с увлечением окунулся в научную работу.

Он написал первый в России учебник по химии, за который получил Демидовскую премию Петербургской академии наук. Глава русской химической школы Николай Николаевич Зинин высоко оценил учебник, хотя и настаивал: «Поменьше фантазий, молодой человек! Работать надо». Но Менделеев и так работал.

В 1865 году он защитил докторскую диссертацию «Рассуждение о соединении спирта с водой». Позже возникла легенда, что именно Менделеев первым установил 40-градусный стандарт и чуть ли не изобрел русскую водку. На самом деле стандарт возник исторически, сам по себе, а диссертация Менделеева была посвящена чисто научным вопросам. Правда, в 1895 году он вошел в комиссию по упорядочению производства крепких напитков, которая в самом деле занималась качеством водки. Так что к «сорокаградусной» Дмитрий Иванович отношение все же имел.

Став доктором химии, Менделеев вплотную занялся важнейшей научной проблемой – сведением химических элементов в единую систему. В этой области царил полный хаос. Один и тот же элемент обозначался десятком различных формул. Французский химик А. Шанкуртуа располагал элементы по спирали, а романтичный англичанин Дж. Ньюлендс расставлял их по тонам, подобно нотам. Столь же искусственными были и другие попытки классификации.

Менделеев подошел к делу иначе, взяв за основу единственное общее и в то же время различное для всех элементов свойство – атомный вес. Расписав все элементы по карточкам, он с утра запирался с ними в кабинете, и часто домочадцы слышали воинственные вопли: «У-у, рогатая! Ух ты, какая рогатая! Я те одолею! Убью-у!» Однажды ученый вышел из комнаты с небольшим листком бумаги и тут же отослал его в типографию. 17 февраля 1869 года Менделеев разослал ученым-химикам разных стран печатную страничку, скромно озаглавленную: «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве». Эта дата (1 марта по новому стилю) считается днем рождения периодического закона.

До конца дней Менделеев продолжал работать в самых разных областях науки.

Менделеева живо интересовали и вопросы воздухоплавания, во-первых, он продолжал свои исследования в области газов и метеорологии, во-вторых – развивал темы своих работ, вступающих в соприкосновение с темами сопротивления среды и кораблестроения. Кроме того, он перешел от теории к практике.

В 1875 году он разработал проект стратостата объемом около 3600 кв. м с герметической гондолой, подразумевающий возможность подъема в верхние слои атмосферы (первый такой полет в стратосферу осуществлен был О. Пикаром только в 1924 году), а также спроектировал управляемый аэростат с двигателями.

Летом 1887 года Дмитрий Иванович осуществил свой знаменитый полет. Обстоятельства подготовки к нему еще раз говорят о Менделееве, как о блестящем экспериментаторе. Он считал: «Профессор, который только читает курс, а сам не работает в науке и не двигается вперед, - не только бесполезен, но прямо вреден. Он вселит в начинающих мертвящий дух классицизма, схоластики, убьет их живое стремление».

Менделеев предложил использовать для наполнения шара не светильный газ, а водород, который позволял подняться на большую высоту, что расширяло возможности наблюдения.

Этот полет привлек внимание широкой общественности. Военное министерство предоставило воздушный шар «Русский» объемом 700 кв. м. 7 августа на месте старта – пустыре на северо-западе города Клина, несмотря на ранний час, собралась огромная толпа зрителей. С Менделеевым должен был лететь пилот-аэронавт, но из-за прошедшего накануне дождя повысилась влажность, шар намок, и двух человек поднять был не в состоянии. По настоянию Менделеева его спутник вышел из корзины, предварительно прочитав ученому лекцию об управлении шаром и показав, что и как делать. Менделеев отправился в полет в одиночестве.

Шар покрыл расстояние около 100 км, поднявшись на высоту в максимуме – до 3,8 км. Пролетев над Талдомом в 8 ч. 45 м., приблизительно в 9 часов он начал снижаться. Между Калязином и Переславлем-Залесским, около деревни Спас-Угол произошла успешная посадка.

Во время полета ученый устранил неисправность управления главным клапаном аэростата, что показало хорошее знание практической стороны воздухоплавания.

Международный комитет по аэронавтике в Париже за этот полет удостоил Дмитрия Ивановича медали французской Академии аэростатической метеорологии.

Менделеев стал также предтечей современной метрологии, в частности – химической метрологии. Он создал точную теорию весов, разработал наилучшие конструкции коромысла и арретира, предложил точнейшие приемы взвешивания. Благодаря его инициативе и участию в России появилась Главная палата мер и весов.

В 1890 году Дмитрий Иванович изобрел бездымный порох (пироколлодий). Он писал: «Этот вид коллодия должно считать новою, до сих пор на практике неизвестною формою нитроклетчатки». Содержание азота в ней было средним между обычным пироксилином (13%) и коллодием (11%).

В августе 1891 г. с открытием Научно-технической лаборатории все работы по получению пороха были перенесены туда. Уже в 1892 г. состоялась первая опытная стрельба пироколлодийным порохом, давшая успешные результаты. В июне 1893 г. впервые в России была произведена стрельба пироколлодийным порохом из 12-дюймового орудия, и инспектор морской артиллерии адмирал С. О. Макаров поздравил Дмитрия Ивановича с блестящим успехом. Флот получил пироколлодийный порох. Однако сам учёный считал свое дело законченным, «когда пироколлодийный порох выдержал опыты морского полигона в орудиях всех калибров».

Впоследствии Менделеев внёс крупное усовершенствование в технологии производства пороха, заменив взрывоопасную сушку нитроклетчатки обезвоживанием её спиртом. При такой обработке повысилось качество нитроклетчатки, поскольку из неё удалялись менее стойкие продукты.

Дмитрием Менделеевым была создана схема дробной перегонки нефти и сформулирована теория неорганического происхождения нефти. Он первым заявил о том, что сжигать нефть в топках – преступление, поскольку из нее можно получить множество химических продуктов. Он также предложил нефтяным предприятиям перевозить нефть не на арбах и не в бурдюках, а в цистернах, и чтобы перекачивалась она по трубам. Ученый на цифрах доказал, насколько целесообразнее перевозить нефть наливом, а заводы для переработки нефти строить в местах потребления нефтепродуктов.

В общей сложности перу Менделеева принадлежат около 500 научных работ по физике и химии, он писал о технике и промышленности, общественных и экономических вопросах, метрологии, географии, демографии, сельском хозяйстве и лесном деле. «Сам удивляюсь, чего я только не делывал на своей научной жизни», - записал он в дневнике.

Менделеев трижды номинировался на Нобелевскую премию. Отмечая его заслуги, пять российских университетов избрали Менделеева своим почетным членом, старейшие университеты Европы присвоили ему почетные степени. Он был членом Лондонского королевского общества, Римской, Парижской, Берлинской и других академий, а также многих научных обществ России, Западной Европы и Америки.

Обустраиватель России

Дмитрий Иванович писал: «Чего я только не делывал в своей научной жизни! Начав с учительства в симферопольской гимназии, я выслужил 48 лет Родине и науке. Плоды моих трудов прежде всего в научной известности, составляющей гордость – не одну мою личную, но и общую русскую… лучшее время жизни и ее главную силу взяло преподавательство… Третья служба моя Родине… это служба на пользу роста русской промышленности».

В 1890 году Дмитрию Ивановичу Менделееву пришлось покинуть место профессора Петербургского университета. Во время студенческих беспорядков он пытался передать петицию министру народного просвещения. Чиновник в резкой форме отказал ученому. Дмитрий Иванович тут же составил прошение об отставке. Но без работы он не остался. Менделеев был назначен в Главную палату мер и весов, где проработал полтора десятка лет.

Получив новое назначение, Дмитрий Иванович преобразовал Депо образцовых мер и весов – учреждение, ставившее перед собой весьма узкие задачи и имевшее слабое влияние на организацию поверочного дела в стране, - в Главную палату мер и весов. Вскоре новая Палата стала первоклассным метрологическим центром, соответствовавшим мировому уровню. Менделеев оснастил Палату прекрасным современным оборудованием, были созданы современные лаборатории.

Обладая бурным темпераментом, Дмитрий Иванович активно участвовал в общественной жизни России. Не раз его привлекали к решению важных государственных задач. Менделеев состоял членом Комитета Общества для содействия русской промышленности и торговли – первого всероссийского объединения предпринимателей.

Будущее русской промышленности ученый видел в развитии общинного и артельного духа. Конкретно он предлагал реформировать русскую общину так, чтобы она летом вела земледельческую работу, а зимой – фабрично-заводскую на своей общинной фабрике. Внутри отдельных заводов и фабрик предлагалось развивать артельную организацию труда. Фабрика или завод при каждой общине – «вот что одно может сделать русский народ богатым, трудолюбивым и образованным».

В своем труде «К познанию России» он скажет: «в моей жизни мне пришлось принимать участие в судьбе трех... дел: нефтяного, каменноугольного и железорудного».

В работе «Основы фабрично-заводской промышленности» целый раздел посвящен каменному углю, технологии его добычи и переработки. В этом разделе учёный высказывает новаторские для своего времени мысли о подземной газификации углей, которая позволит использовать угольные пласты, неудобные для эксплуатации при старой технике.

Менделеев занимается расчётами процессов горения топлива, делает подсчёт расхода кислорода, оценивает роль влажности топлив, выводит формулу для определения их теплотворной способности на основе данных элементарного анализа. С особым вниманием он относится к водяному газу, предлагая взять его за основу для проведения газификации населённых пунктов. При описании топочных устройств для сжигания угля учёный подробно рассматривает использование пылевидного топлива, считая этот способ наиболее рациональным и совершенным.

Первое знакомство Менделеева с нефтяной промышленностью произошло в 1863 г., когда он, по приглашению предпринимателя В. А. Кокорева, посетил его нефтеперегонный завод в Сураханах, близ Баку. Завод приносил большие убытки. Учёный даёт владельцу завода ряд советов по организации производства и улучшению его эффективности. В частности, для транспортировки нефти по суше вместо деревянных бочек он предложил использовать специальные трубы. Для перемещения нефти по Каспийскому морю и Волге он рекомендовал наливные суда.

Менделеев вёл активную борьбу за отмену введённых правительством акцизных обложений, препятствовавших, по его мнению, прогрессивному развитию нефтяной промышленности. Наряду с этим Менделеев был сторонником привлечения иностранного капитала в нефтяную промышленность, особенно тогда, когда средств российских промышленников не хватало для организации новых производств.

Раньше других Менделеев определяет особую ценность нефти для народного хозяйства, выступает за её полную переработку и рациональное использование и против употребления нефти и нефтяных остатков как топлива. Он даже предлагает обложить налогами предприятия, использующие нефть в качестве топлива.

Интересы и контакты Дмитрия Ивановича были очень широки, он многократно выезжал в командировки, совершил множество частных поездок и путешествий.

Увлечения Менделеева

Напряжённо работая, Менделеев умел и хорошо отдыхать. Кроме науки, у него было много других занятий и увлечений. Разнообразие интересов Менделеева просто поражает: игра в шахматы, живопись, поэзия, переплётное дело, чтение книг и фотография, путешествия – всё это было частью его жизни.

Одним из самых больших увлечений Дмитрия Ивановича были шахматы. Играть в них он научился ещё в детстве, в Тобольске. Во время учёбы в Педагогическом институте в Петербурге увлечение юноши получило новый импульс. По воспоминаниям товарища по институту М. А. Папкова, будущий великий химик иногда участвовал в баталиях за шахматной доской, однако он так сильно переживал за исход каждой партии, что в случае поражения долго не мог прийти в себя: «Он очень любил эту игру. Однако большей частью отказывался, говоря: "Голубчики, не могу, ведь вы знаете, что я целую ночь спать не буду"».

Впоследствии отношение Менделеева к шахматам изменилось, и уже во время заграничной командировки в Германию (1859-1860) он не отказывал себе в удовольствии сыграть в шахматы партию-другую. В Гейдельберге в числе его партнёров были И. М. Сеченов, А. П. Бородин. Возвратившись в Петербург, Менделеев часто наведывался в знаменитое кафе «Доминик», посетители которого имели возможность сыграть партию в шахматы. В 1862 г. он стал членом Петербургского шахматного клуба. Однако клуб просуществовал недолго. Опасаясь, что в нём может собираться революционно настроенная молодёжь, царское правительство через полгода закрыло его.

Для Дмитрия Ивановича шахматы были той отдушиной, которая давала Менделееву возможность отвлечься, переключиться с одного вида деятельности на другой, поднять настроение. Иногда учёный мог просидеть за шахматным столиком и до 4-5 ч утра.

Новый всплеск интереса Менделеева к шахматам произошёл в 90-е гг. XIX в. В этот период игра стала буквально частью его жизни. Однажды в беседе с корреспондентом он сказал: «Наука для меня – что игра в шахматы, ну вот нравится проводить время в таком занятии». В этот период Дмитрий Иванович аккуратно вырезал из газет и журналов шахматные задачи, подклеивал их в специальную тетрадь, покупал руководства по игре, занимался анализом некоторых партий. Отправляясь в дорогу, учёный брал с собой самодельную складную доску с картонными фигурками.

Шахматы сыграли большую роль и в личной жизни учёного. В первый же день знакомства с будущей второй женой Анной Ивановной Поповой Менделеев предложил ей сыграть партию в шахматы. Спустя некоторое время именно за шахматной доской он сделал Анне Ивановне предложение выйти за него замуж. Впоследствии она стала одним из постоянных шахматных партнёров великого химика, часто присутствовала при его игре с друзьями и коллегами.

Аналитический ум и математические способности позволяли Менделееву играть в шахматы довольно успешно. Уровень его игры был достаточно высок. Дмитрий Иванович полностью погружался в игру, стремясь одержать в ней победу. Играл Менделеев эмоционально, очень переживал, если допускал просчёты, зачастую от волнения у него даже дрожали руки, когда он переставлял фигуры.

Работая в Главной палате мер и весов, Дмитрий Иванович стремился приобщить к шахматам и многих своих сотрудников – химиков, технологов. Некоторые из них, ранее не умевшие играть в шахматы, под влиянием Менделеева начинали изучать основы этой древней игры, а постигнув её тонкости, считали за особую честь сыграть партию с великим химиком. В лаборатории иногда разворачивались целые шахматные сражения, которые зачастую продолжались и после окончания рабочего дня. Некоторых сотрудников Менделеев приглашал на партию и к себе домой.

Ещё одной страстью Дмитрия Ивановича Менделеева были книги. Учёный с детства и до глубокой старости не представлял без них своей жизни. В его кабинете книги находились везде: стояли по стенам, лежали на столе, диване, на полу. Их было очень много, причём по всем отраслям знаний. За свою жизнь ученый собрал огромную библиотеку, насчитывавшую около 16 тыс. томов. Любил Менделеев русских классиков, начиная с В. А. Жуковского и А. С. Пушкина, а также русские сказки и былины. Сервантеса и Гоголя Дмитрий Иванович выделял особо, говоря, что их произведения переживут тысячелетия. Из древних авторов учёный ценил Плутарха и Платона.

Отношение учёного к творчеству двух великих русских писателей и своих современников – Федора Достоевского и Льва Толстого – было неоднозначным. Менделеев хотя и преклонялся перед их могучим художественным даром, но соглашался с ними далеко не во всём. «Мученья, мученья-то сколько описано! Я не могу... я не в состоянии», - говорил он о романах Достоевского, с которым несколько раз даже беседовал, полемизируя по поводу разоблачения спиритизма. Когда стало известно о смерти писателя, Менделеев явился в университетскую аудиторию глубоко потрясённый и расстроенный. Он долго не мог начать лекцию, молча расхаживал перед доской, а потом, поднявшись на кафедру, вместо лекции по химии начал проникновенно говорить о Достоевском. Поражённые студенты внимательно слушали профессора, а затем молча разошлись, навсегда сохранив в памяти эту лекцию.

О Льве Толстом учёный говорил иногда резко, но за его творчеством следил и хорошо знал все его произведения.

В течение жизни Менделеев встречался со многими известными писателями своего времени. Автор сказки «Конёк-Горбунок» Петр Ершов был его гимназическим наставником. Дмитрий Иванович помог ему переиздать в 1865 г. это знаменитое произведение. Хорошо был знаком с Добролюбовым, Чернышевским, Тургеневым, дружил с писательницами Т. Пассек и М. Вовчок.

Дмитрий Иванович был большим любителем и ценителем поэзии и даже сам в молодости написал несколько стихов. Таких поэтов, как Шекспир, Гёте, Шиллер и Байрон, учёный уважал и высоко ценил. У Байрона он особо выделял «Тьму» и «Каина». Любил Дмитрий Иванович стихи А. Майкова и особенно Федора Тютчева. К Александру Блоку, женившемуся на его дочери Любе, Дмитрий Иванович относился с нежностью, ценя его талант и часто беря под защиту от различных нападок, однако увлечение Александра декаденством он не одобрял.

«В молодости отец читал "классических" авторов. Но в более зрелые годы сознательно к ним охладел... – писал сын учёного Иван Дмитриевич, - увлёкшись так называемой бульварной литературой (приключенческими, авантюрными, детективными романами)». Чтение такого рода литературы позволяло ему отвлечься, отдохнуть от напряжённой работы. Обожал он и книги Жюля Верна, Дюма-отца, среди которых особенно выделял «Три мушкетера». Однажды, вернувшись из Европы, учёный радостно сообщил своим близким: «Что я из Парижа-то привёз! Всего Дюма купил».

Любил Дмитрий Иванович также произведения Т. М. Рида. Дж. Ф. Купера, книги о приключениях героя цикла авантюрно-уголовных романов XIX в. Рокамболя. Про своё увлечение литературой подобного рода он говорил: «Терпеть не могу этих психологических анализов. То ли дело, когда в пампасах индейцы скальпы снимают с белых, следы отыскивают, стреляют без промаха... Интерес есть... Или Рокамболь... Думаешь, он убит... А он, глядишь, воскреснет, и опять новые приключения. Фантазия какая богатая...»

Почётное место в библиотеке Менделеева занимали книги об освоении Северного Ледовитого океана, Русского Севера, книги о Ф. Нансене, Ф. П. Врангеле и других путешественниках.

После операции по удалению катаракты Менделеев должен был несколько дней лежать с повязкой на глазах. В этот период по его просьбе домашние читали ему вслух. Во время такого чтения Дмитрий Иванович живо реагировал на прочитанное, вставлял свои комментарии, одобрял действия героев, пытался предсказать развитие событий и, как ребёнок, радовался, если выходило, как он предполагал. При этом говорил: «Вот у нас убьют человека – и два тома мучений, а здесь на одной странице шестерых убьют, и никого не жалко...» Слушая чтение, учёный не замечал времени. Даже в последний день своей жизни ему читали «Путешествие к Северному полюсу» Жюля Верна.

Любил и тонко чувствовал Менделеев музыку, которая оказывала на него сильное воздействие. Будучи студентом, он однажды так громко вызывал на бис знаменитую итальянскую певицу, что у него от напряжения пошла горлом кровь.

Во время научной командировки в Германию (1859-1861) Менделеев познакомился с Александром Порфирьевичем Бородиным. Оба они состояли в гейдельбергском музыкальном кружке. Однажды после прогулки в Альпах они оказались в городе Фрейбурге, где состоялась месса. Дмитрий Иванович был очень растроган. Вот что он писал: «Воображал ли я до сегодняшнего дня, что музыка способна так волновать душу, что за один франк получишь такое наслаждение, о котором будешь помнить всегда? В этой романтической полутьме совершается глубокое таинство. Грянули голоса небесной грозы, вскипел горный поток, и океанские волны заходили под стрельчатыми сводами. Буря звуков! И только один голос пробивается, как нежный росток! Буря мечется! Налетает могучая волна. Короткое упорство, перед которым смирился странный поток звуков. И вот голос поёт ясно, чисто. Я очнулся, чувствуя такую душевную размягчённость, какая бывает в действительности после лёгких слёз».

Но главной любовью Менделеева была живопись. В молодости Дмитрий Иванович рисовал. После знакомства с Анной Ивановной Поповой он стал посещать художественные выставки и музеи, а также мастерские художников. Увлёкся этим так, что стал покупать и коллекционировать картины. У Дмитрия Ивановича было несколько оригиналов картин известных художников, которые украшали стены гостиной в его доме. Кроме того, он покупал фотографии произведений живописи, заказывал большие альбомы и сам наклеивал их туда, как и гравюры и рисунки. Сын великого химика говорил: «Отец страстно любил живопись и скульптуру, составлял художественные коллекции и, можно сказать, так же дышал искусством, как и наукой, которые считал двумя сторонами одного нашего устремления к красоте, к вечной гармонии, к высшей правде. Среди художников чувствовал себя легко и свободно».

Среди друзей Менделеева были художники-передвижники Репин, Куинджи, Шишкин, Крамской, Суриков, Ярошенко, Стасов, братья Васнецовы. В среде художников учёный чувствовал себя словно в родной стихии – легко и свободно. Особенно дружеские отношения сложились у Дмитрия Ивановича с Архипом Ивановичем Куинджи. С ним он работал над созданием долговечных красок, а также часто играл в шахматы. В 1880 г. состоялась художественная выставка, на которой была представлена всего одна картина Куинджи – «Лунная ночь на Днепре». В газете «Голос» от 13 ноября 1880 г. появилась статья Менделеева «Перед картиной А. И. Куинджи», в которой учёный описывал то потрясающее впечатление, которое произвело на него это полотно. В своей рецензии он разбирает картину, выступая в роли тонкого и глубокого ценителя искусства. Менделеев так тесно был связан с художественным миром, что в 1893 г. его даже избрали действительным членом Петербургской академии художеств, а в 1896 г. – членом совета Академии художеств.

А. Куинджи Лунная ночь на Днепре

По средам (начиная с 1878 г.) Менделеев принимал в своей университетской квартире друзей. Менделеевские среды имели большой успех. Среди гостей были художники, писатели, учёные. Все они очень любили эти менделеевские среды, которые продолжались на протяжении многих лет. Обстановка была непринужденной. Менделеев сам покупал угощения для гостей. Как вспоминала вторая жена ученого Анна Ивановна: «Иногда на средах вели чисто деловые беседы, возникали горячие споры, порой вечер проходил в товарищеском обсуждении важных вопросов. В другие дни бывали остроумные беседы и даже дурачества, на которые художники были неисчерпаемы».

В воспоминаниях Ильи Репина описываются необычные уроки, которые давал художникам Менделеев, знакомя живописцев с физическими свойствами красок.

Художники высоко ценили ученого. Впоследствии Репин, а также Крамской и Ярошенко написали портреты ученого. Вряд ли был еще хоть один ученый, привлекший при жизни такое внимание портретистов!

Ещё одним увлечением Менделеева, помогавшим ему отдохнуть от напряжённой работы, было изготовление и оклейка различных предметов. Он мастерил шкатулки, коробочки, рамки для портретов, футляры для альбомов, переплетал книги. Делал учёный также небольшие чемоданчики, которые складывал из фанерок, а затем обклеивал их материей или кожей. Клей для работы учёный варил сам. К своему хобби Менделеев относился очень серьёзно, и вещи, сделанные его руками, отличались высоким качеством.

Опыт переплётных и картонажных работ Дмитрий Иванович приобрёл ещё в пору своего невольного бездействия в Симферополе, когда в связи с Крымской войной и закрытием гимназии, находившейся вблизи театра военных действий, он вынужден был коротать время за этим занятием. В дальнейшем, уже имея огромный архив, включавший массу документов, репродукций, фотографий, печатных материалов и статей, учёный периодически самостоятельно клеил для них незатейливые картонные контейнеры. После операции по удалению катаракты Менделееву много дней пришлось сидеть с завязанными глазами. В это время он снова занялся клейкой небольших коробочек, ящичков. Клеил Дмитрий Иванович вслепую, на ощупь. Кроил материалы для работы ему сын. Выходило очень аккуратно.

В связи с этим увлечением Д. И. Менделеева существует кочующая из одного источника в другой история. В ней рассказывается о том, что однажды, когда учёный зашёл в хозяйственную лавку Гостиного двора, чтобы купить материалы для своей работы, он услышал за своей спиной такой диалог: «Кто этот почтенный господин? – спросил один из покупателей у продавца. – Неужели вы не знаете? – ответил тот. – Таких людей надо знать. Это же известный чемоданных дел мастер Менделеев».

Менделеев очень любил природу, много путешествовал. Его путешествия обычно были связаны с научными интересами, изучением промышленности России, с посещением родных мест, с лечением. Он был во Франции, Швейцарии, Германии, Италии, Испании, Англии, Финляндии, Чехословакии, Польше, Египте, Алжире, Пенсильвании.

Энергичной и деятельной натуре Менделеева было совершенно несвойственно безделье. Отдыхом от интенсивных научных занятий ему служила перемена деятельности, которая позволяла химику отвлечься, снять огромное умственное напряжение и во многом благодаря которой удалось так много сделать. В конце жизни Дмитрий Иванович как-то сказал: «Я и сам удивляюсь, чего я только не делывал в своей жизни. И сделал, я думаю, недурно».

Личная жизнь Менделеева

Дмитрий Иванович Менделеев, безусловно, был счастливым ученым, его успехи в самых разных областях сделали фамилию самым знаменитым русским научным именем. Но какова же была личная жизнь ученого?

Будучи студентом первого курса Петербургского Педагогического института, Менделеев остался сиротой: в сентябре 1850 г. умерла его мать (отец умер, когда мальчику было 14 лет), в феврале 1851 г. умер дядя, Василий Дмитриевич Корнильев, который материально поддерживал Дмитрия и его сестру Лизу, приехавшую в Петербург вместе с братом. Весной 1852 г. умерла Лиза, и Дмитрий остался в Петербурге практически один. Беспросветность, общая слабость, недоедание, туберкулезная интоксикация приковывают его к больничной койке в институтском изоляторе. Однажды во время обхода врач, думая, что Менделеев спит, сказал у его кровати: «Этот уже не поднимется». Все было против одинокого, бедного и болезненного студента, но он вопреки всем обстоятельствам все же сумел победить болезнь и благополучно окончил институт в 1855 г.

В 1857 г. Дмитрий Менделеев делает предложение Софье Каш, с которой был знаком еще в Тобольске, дарит ей обручальное кольцо, серьезно готовится к браку с девушкой, которую боготворит. Но его ждет удар: Софья Каш возвращает обручальное кольцо и говорит, что свадьбы не будет. Менделеев был абсолютно раздавлен этим известием, заболел и долгое время не вставал с постели.

Старшая сестра Дмитрия Ивановича, Ольга Ивановна, решила помочь брату в устройстве личной жизни и настояла на его помолвке с Феозвой Никитичной Лещевой, с которой Менделеев тоже был знаком еще в Тобольске.

Вот запись в его дневнике за апрель 1862 года: «Писать больше и не могу и некогда, и мысли так врозь идут, и тяжко, и свободно – все так мешается – не разберешь, право. Надумал, наконец, долго раздумье брало, 10-го поговорил с Физой, а 14-го был женихом. Страшно и за себя, и за нее. Что это за человек я, право? Курьезный, да и только. Нерешительность, сомнения, любовь, страх и жажда свободы и деятельности уживаются во мне каким-то курьезным образом. Где всему этому решение – не знаю».

Феозва была приемной дочерью поэта Петра Петровича Ершова, автора знаменитого «Конька-горбунка». Она была старше жениха на шесть лет.

29 апреля 1862 года состоялось их венчание в церкви Николаевского инженерного училища в Петербурге. Вместе супруги прожили 19 лет.

В этом браке родились трое детей: дочь Мария (она умерла в младенчестве), сын Володя и дочь Ольга. Но идеального союза не получилось. Ограниченный мирок Феозвы был тесен Менделееву. А ее раздражали непрактичность мужа, его неумение «заколачивать деньгу». Постепенно супруги стали чужими, но продолжали жить одним домом: развестись не позволяли церковные правила, да и детей было жалко. От семейных неурядиц Менделеев, по своей привычке, спасался работой.

В 1877 году жена с детьми переселилась в купленное по случаю имение Боблово неподалеку от подмосковного Клина. И вот однажды в опустевшую петербургскую квартиру приехала погостить сестра ученого Катя с дочерью и ее подругой Анной Поповой.

У донской казачки Анюты были бездонные черные глаза и роскошные косы. Скоро домашние с удивлением заметили, что Дмитрий Иванович не на шутку увлечен девушкой, а она отвечает ему взаимностью. Влюбленные даже получили домашнее прозвище – Фауст и Маргарита. Разразился скандал: Анне было всего 19, Менделееву – 43, к тому же он был женат и имел детей. Менделеев не стал скрывать от Феозвы Никитичны, что полюбил другую. Но супруга категорически отказалась давать ему развод. Узнав об этом, а также о чувствах своей дочери к Дмитрию Ивановичу, родители Анны запретили им видеться. Менделеев обещал не искать встреч с Анной Ивановной, но сдержать слова был не в силах. Ноги сами шли туда, где он мог встретить девушку, он часами поджидал Анну в Академии художеств.

Тогда отец возлюбленной Дмитрия Ивановича отправил дочь на всю зиму в Италию. Менделеев обещал не напоминать ей о себе, потому каждый день писал письма девушке, но не отправлял их, а складывал в ящик.

Видя, что приятель его буквально сходит с ума от любви, друг Менделеева Андрей Николаевич Бекетов отправился в Боблово к Феозве Никитичне, дабы убедить ее дать развод. После долгих переговоров Феозва Никитична согласилась на развод, но только при условии, что бывший муж будет выплачивать ей алименты, причем не 25, 50 или даже 75% от его жалованья, а 100%. Менделеев согласился на такие дикие условия, и с этого момента все жалованье профессора Петербургского университета шло его бывшей жене.

Брак был расторгнут, но церковные правила позволяли заключить новый только через шесть лет. Менделеев не желал ждать. В декабре 1881 года появилась на свет Люба – по существу, девочка оказалась незаконнорожденной. Дмитрий Иванович заплатил огромную взятку в 10 тысяч рублей священнику, который 2 апреля 1882 года обвенчал их с Анной в Адмиралтейской церкви Санкт-Петербурга.

Этот брак Менделеева был по-настоящему счастливым. В столичной квартире и бобловской усадьбе у Менделеевых по-прежнему собирались друзья и коллеги, устраивались домашние концерты, звучали песни, слышался смех. Дмитрий Иванович обожал детей и жену, к которой всегда обращался с подчеркнутой нежностью: «мой ангел». Закончив Академию художеств, Анна Ивановна стала неплохой художницей, а после смерти мужа преданно хранила память о нем.

Дети

После Менделеева остались не только его труды, но и его дети. Их было семеро. От первого брака трое – Мария (1863 г. р., умерла во младенчестве), Владимир (1865-1898) и Ольга (1868-1950). От второго – четверо: Любовь (1881-1939), Иван (1883-1930) и близнецы Мария (1886-1952) и Василий (1886-1922).

Второго января 1865 г. у Дмитрия Ивановича и Феозвы Никитичны Менделеевых родился сын Владимир. К нему, как к первенцу, у Дмитрия Ивановича всегда было особое отношение.

Владимир окончил Морской кадетский корпус и с 1884 г. служил офицером на флоте. Подавал большие надежды как инженер-гидролог. В 1889 году Владимир пережил душевную травму: «девушка, которую он любил, неожиданно вышла замуж, нарушив данное ему слово». Этой девушкой была Мария Федоровна Андреева, урожденная Юрковская, будущая актриса, невенчанная жена Горького, член КПСС с 1904 года, комиссар театров и зрелищ, директор московского дома ученых!

Чтобы облегчить переживания сына, Менделеев пошел на поклон к высокому морскому начальству и добился, чтобы Владимира назначили на полуброненосный фрегат «Память Азова», на котором наследник престола, будущий император Николай II должен был отправиться в путешествие на Дальний Восток через Грецию, Египет, Индию, Цейлон, Батавию и Японию.

По возвращении из этого похода, в 1896 г. Владимир Менделеев женился на дочери известного художника-передвижника Варваре Кирилловне Лемох. У них родился сын Дмитрий. Но ребенок рано умер. В 1898 г. Владимир вышел в отставку в возрасте 33 лет, получил место инспектора по мореходному образованию при Министерстве финансов, но в конце этого же года заболел и умер.

Менделеев тяжело переживал утрату. В 1899 г. он опубликовал неоконченный труд Владимира под названием «Проект поднятия уровня Азовского моря запрудою Керченского пролива» со своим предисловием, написанным спустя неделю после смерти сына. В автобиографических заметках по поводу издания «Проекта» он писал: «Мне хотелось хоть этим сохранить надолго память о милом моем Володе».

Непростой была жизнь и других детей Менделеева. Дочь Ольга Дмитриевна Менделеева-Трирогова, рано овдовев, получила в наследство от мужа имение Аряш в Саратовской губернии и вела хозяйство, разводя породистых охотничьих собак. После революции имение было разграблено, и Ольга Дмитриевна перебралась в Москву, где по протекции Дзержинского получила должность консультанта питомника служебных собак ВЧК-ОГПУ.

Дочь Дмитрия Ивановича – Любовь навсегда вошла в историю как «Прекрасная дама». Именно ей посвятил цикл стихотворений знаменитый поэт Александр Блок. Любовь Менделеева была его женой. Работала в труппе Мейерхольда под псевдонимом Басаргина. Умерла в 1939 году буквально на руках у актрисы Ветриной. Она рассказала, что Любовь Дмитриевна умерла мгновенно: встала, пошла к двери и вдруг осела и упала на пол уже мертвая.

Не менее загадочно ушел из жизни и Иван Дмитриевич Менделеев – математик, философ, профессор, работавший в институте метрологии. Во время революции дом Менделеевых в Боблове был сожжен и разграблен, остались лишь некоторые вспомогательные хозяйственные постройки, в частности, баня. Каждое лето Иван Дмитриевич продолжал приезжать в Боблово, где организовал школу для крестьянских детей. Жил в бане, гулял в окрестностях, помогал окрестным крестьянам. Однажды, почувствовав недомогание, обратился к местному фельдшеру, тот сделал ему укол – и крупный, внешне физически очень здоровый Иван Дмитриевич от него умер!

Загадочна судьба младшего сына Менделеева – Василия. Он учился на кораблестроительном отделении Кронштадтского морского инженерного училища, но, не окончив его, в 1908-1916 годах работал конструктором на петербургских судостроительных заводах над проектами подводных лодок и минных заградителей. В архивах сохранились документы о разработанной им сухопутной боевой машине, прообразе тяжелого танка. При весе 170 тонн она была вооружена 120-миллиметровой морской пушкой и пулеметом, защищена 100-150 миллиметровой броней и развивала скорость 24 км/ч. Экипаж состоял из 8 человек.

В 1911 году Вася надумал жениться на простонародной Фене, чем вызвал страшный гнев своей матери Анны Ивановны, боявшейся, что он в связи с женитьбой потребует своей доли наследства. Она его прокляла, и он плюнул на все и ушел из дома, после чего следы его затерялись.

В Александровской слободе Василий снимал мансарду, завалив ее какими-то бумагами с чертежами и расчетами. Жил с Феней, а в 1920 или 1921 году они из голодного Питера поехали к родственникам Фени в Краснодар. Перед отъездом Вася сложил все свои бумаги в сарай, запер на замок и поручил хозяйке следить за их сохранностью до его возвращения. Хозяйка тоже куда-то уезжала, а когда вернулась, с ужасом обнаружила, что сарай вскрыт, бумаги разбросаны по двору. Она очень беспокоилась, что ей придется теперь перед Васей держать за это ответ. Но делать этого ей не пришлось: стало известно, что по пути в Краснодар Феня заболела брюшными тифом. Вася ходил за ней, заразился сам и умер в 1922 году в Краснодаре.

Младшая дочь Менделеева Мария Дмитриевна Кузьмина, в отечественной дореволюционной кинологии считалась лучшим экспертом по легавым собакам. После Великой Отечественной войны она заведовала научным архивом Д. И. Менделеева при Ленинградском университете и за год до своей смерти, в 1951 г., сумела издать первый сборник «Архив Д. И. Менделеева», в котором систематизированы документы Дмитрия Ивановича.

Существует версия, что где-то в Германии есть потомки Менделеева. Немецкая актриса Агнесса Фойхтман родила дочь от Менделеева, когда он стажировался в Гейдельберге. Сам Дмитрий Иванович, правда, сомневался в своем отцовстве: «18 лет платил, но не знаю, мой ли ребенок?»

Внуки

Менделееву почти не довелось возиться с внуками, о которых он так мечтал. Многие внуки и внучки Менделеева или умирали при рождении, или их жизнь в этом мире была краткой и неприметной. Наиболее яркий след в истории и памяти людей оставили самая первая внучка Менделеева от сына Владимира и самая последняя внучка от дочери Марии. Первая – потому что вся ее жизнь от рождения до смерти была окружена тайной, подлинно восточной мистикой. Последняя – потому что ее жизнь, поступки и поведение были предметом беззастенчивого обсуждения и осуждения.

История появления на свет первой внучки Менделеева Фудзи, трогательна и печальна. Владимир по окончании Морского училища служил на фрегате «Память Азова» мичманом, а затем лейтенантом. Отец, Дмитрий Иванович Менделеев, устроил своему сыну Владимиру путешествие, чтобы тот забыл несчастную любовь. Фрегату предстояло долгое, интересное и престижное плавание: цесаревич Николай Александрович, будущий российский император, на фрегате «Память Азова» отправился через Суэцкий канал, Индию, Сингапур, Индонезию, Вьетнам, Гонконг в Японию, где посетил города Нагасаки, Кагосиме, Кобе, Киото и Оцу.

По архивным сведениям, фрегат «Память Азова» в период пребывания на нем Владимира заходил в Нагасаки пять раз. Поэтому тот мог находиться в Нагасаки в общей сложности не более трех месяцев и должен был познакомиться с «женой-японкой» в конце 1891 года или в апреле 1892 года, а Фудзи родилась в январе 1893 года.

Однако, вернувшись из длительного путешествия, он вскоре забыл о своем японском приключении. В 1896 г. он женился на дочери академика Императорской академии художеств, художника-передвижника К. В. Лемоха – Варваре Кирилловне Лемох, которая стала его законной венчанной женой.

В Научном архиве Д. И. Менделеева Санкт-Петербургского университета сохранились два письма жены-японки. Они написаны по-русски и посланы в Петербург из Нагасаки. Переводчик оставил на письмах свою подпись – А. Сига.

Первое из них было адресовано Владимиру и датировано 6/18 апреля 1893 года (сохранена орфография подлинника).

«Нагасаки

Дорогой мой Володя!

Я нестерпимо ждала от тебя письм. Наконец, когда я получила твое письмо, я от восторга бросилась на него и к моему счастью в то моменту (sic) Г. Сига приехал ко мне и прочитал мне подробно твое письмо. Я узнав о твоем здоровье успокоилась. Я 16/28 января в 10 ч. вечера родила дочку, которая благодаря Бога здравствует, ей я дала имя за честь (sic) Фудзиямы – Офудзи. Узнав о моем разрешении на другой день навестили меня с «Витязя» Г. Рутонин вместе с Бенгоро, Г. Петров с Г. Эбргадрм и Отоку-сан и командир «Бобра» (О. А. Энквист) с Омац и кроме того от многих знакомых дочка наша Офудзи получила приветствующие подарки. Все господа, которые видели милую нашу Офудзи говорили и говорят, что она так похожа на тебя, как пополам (sic) разрезанной тыквы. Этим я крайне успокоился мрачный слух, носившийся при тебе. Теперь я получила благодаря хлопопта г-на Сиги от Окоо-сан присланные от тебя 21 ен 51 сен; за это благодаря тебя, какая я несчастливая, представь себе на кануне моего разрешения т. е. 15/27 января у меня умерла мать моя. Имея твоя дочка мне нельзя в не желаю выйти другим замуж и потому после смерти мати я с дочкою буду ждать тебя. Так как мать умерла, то мне должно возвратить дом, где мы живем, и купить дом, где будем жить. Мы с дочкою будем ждать тебя [и] от тебя извести. Я желаю послать тебе как можно поскорее фотографическую карточку нашей дочки, но теперь еще не сделана, а пошлю при следующем письме. Когда будешь писать или пр[и]шлешь пр[и]шли всегда через Г. Сиги. Мы с дочкою молимся о твоем здоровье и чтобы ты нас не забывал либо ты есть наша сила.

Твоя верная Така

перевел А. Сига

Нагасаки 6/18 апреля 1893 г.»

Второе письмо адресовано Дмитрию Ивановичу Менделееву. Таким образом, стали известны не только имя жены-японки и ее дочери, но и то, как они выглядели.

«Нагасаки

18/6 Июля 1894 г.

Глубокоуважаемый Дмитрий Иванович,

Прося Вас извинение за долгое молчание, осмеливаюсь осведомиться о Вашем здоровий. Мы с дорогою и милою нашею Офудзи здоровы и она уже стала ходить; вот при сем препровождаю нашу с нею группу. В замен этого прошу Вас прислать нам Ваш портрет. От Владимира Дмитриевича я получила в Ноябре прошлого года письмо от 24 сентября 93 года письмо, написанное на крейсере «Память Азова». С того времени уже прошло много времени да он ничего не пи[ш]ет, даже чрез его товарищей, которые часто навещали Офудзи, н[и] слова от Володи не добьюсь. Так долго не имея известия от Володи я крайне мучусь. Поэтому [заставите быть чрезвычайно обязан[н]ой Ваше Прев[ос]ходительство, если поставите меня хоть в известность об дорогом моем Володе Вашим ответом.

Желая от души Вам доброго здоровья, остаюсь преданною и готовое к услугам Вашим

Така Хидесима».

Дмитрий Иванович Менделеев сразу же откликнулся на просьбы Таки. Он сам вступил с ней в переписку. Из письма ясно, что Дмитрий Иванович был трогательно заботливым дедушкой, хотя в те годы у него было множество самых разных дел, никак ни меньше, чем у лейтенанта морского флота Владимира Менделеева. Несмотря на все многочисленные обязанности и напряженную работу, он находил время для того, чтобы поддержать несчастную Таку Хидесима, которая осталась одна с его внучкой на руках.

Дальнейшая судьба Таки и ее дочери неизвестна, так как кроме двух писем и фотографии не обнаружено никаких документов, касающихся ее биографии, и книги посемейной записи в регистратуре недоступны из-за неприкосновенности частной жизни в Японии.

В Нагасаки было много детей, родившихся у японок от европейцев. Если Офудзи имела детей, то в Японии должны быть потомки Д. И. Менделеева.

Единственная дожившая в России до девяностых годов двадцатого столетия прямая внучка Дмитрия Ивановича Менделеева, дочка Марии Дмитриевны Менделеевой (в замужестве Кузьминой) – Екатерина Дмитриевна Менделеева-Каменская. Она не сразу нашла свое призвание, училась в Академии художеств, в театральной студии и, в конце концов, окончила исторический факультет Ленинградского университета. Работала в знаменитой Кунсткамере, специализируясь на истории и культуре народов Полинезии.

Личная жизнь Каменской не задалась: ее муж, горный инженер Евгений Каменский, вернувшись из сталинских лагерей, развелся с ней. Их сын Александр – прямой менделеевский правнук – жил у родителей отца, был осужден и по отбытии наказания, утратив и жилье, и прописку, с трудом прописался в материнскую комнату в огромной коммуналке на канале Грибоедова. Жили бедно на зарплату экспедитора завода монументальной скульптуры и крошечную материнскую пенсию. В судьбе Екатерины Дмитриевны приняли участие ученые Менделеевского химико-технологического института, в 1989 году добившиеся для нее места в Доме-пансионате ветеранов науки АН СССР. У нее был рак, но умерла она, как и ее дед от тривиальной простуды. После кремации прах передали сыну для захоронения на Волковом кладбище рядом с могилами деда и матери...

Заветы Менделеева

19 марта 1884 г. Дмитрий Иванович написал письма-завещания детям: одно – Володе и Лёле (так называли Ольгу), другое – Любе и Ване, вскрыть которые они могли по достижении совершеннолетия, но не ранее его смерти.

«Должно быть, мне осталось уже недолго жить и влиять лично, так как всё тело, начиная с глаз, слабеет. А дух ещё свеж, и многое, навеянное опытом и продуманное, желал бы... завещать, прежде всего, своим детям, а затем и всем многим другим подросткам, которые теперь более чем когда-нибудь, нуждаются в доброжелательном совете, так как перед ними вопросов поднимается бездна, а решений или никто не даёт никаких, или внушаются решения по каким-то невзвешенным предрассудкам...»

В своих завещаниях детям он утверждал мысль, что путь к развитию и в конечном счёте к счастью человека лежит через его труд. Дмитрий Иванович сердился, когда его называли гением: «Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и стал гений!»

Правда, трудом учёный называл не всякую работу, а работу осмысленную, осознанную, нужную людям. «Труд не суета, не работа, не ломка сил, а, напротив, спокойное, любовное, размеренное деланье того, что надо для других и для себя в данных условиях».

«Удовольствие пролетит – оно себе, труд оставит след долгой радости – он другим. Другого смысла нет в ученье, иначе его бы не надо было. Сами, трудясь, вы сделаете всё и для близких, и для себя, а если при труде успеха не будет, будет неудача – не беда, пробуйте ещё, сохраните спокойствие, то внутреннее обладание, которое делает людей с волей, ясных и нужных другим. Иного завета, лучшего, дать не могу. С ним живите, его завещайте».

В пятницу 19 января 1907 г., в последний день своей жизни, Дмитрий Иванович почти всё время был в забытьи, дышал очень тяжело и сильно страдал, когда приходил в себя. Но всё просил, чтобы ему читали вслух «Путешествие к Северному полюсу» Ж. Верна. Если замолкали, когда он впадал в забытьё, то, приходя в себя, он говорил: «Что же вы не читаете, я слушаю...»

В 5 ч 20 мин 20 января 1907 г. Д. И. Менделеев скончался от крупозного воспаления лёгких. В последний путь на Волково кладбище его провожали 30 тысяч человек. Впереди несли плакат с периодической таблицей, которая стала вечным памятником Дмитрию Ивановичу. Сто первый элемент этой таблицы носит название «менделевий».

Литература

Книги

  1. Кузнецов, Борис Григорьевич. Дмитрий Иванович Менделеев [Текст] / Б. Г. Кузнецов. - М. : Воениздат, 1957. - 70, [2] с. : портр. - (Научно-популярная библиотека).

  2. Летопись жизни и деятельности Д. И. Менделеева [Текст] / [Р. Б. Добротин и др.] ; Академия наук СССР, Секция химико-технологических и биологических наук ; отв. ред. А. В. Сторонкин. - Л. : Наука, Ленинградское отделение, 1984. - 539, [1] с. : фот.

  3. Макареня, Александр Александрович. Д. И. Менделеев и физико-химические науки [Текст] : опыт научной биографии Д. И. Менделеева / А. А. Макареня. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Энергоиздат, 1982. - 255, [1] с., [8] вкл. л. : ил.

  4. Петрянов, Игорь Васильевич. Великий закон [Текст] / И. В. Петрянов, Д. Н. Трифонов. - М. : Педагогика, 1984. - 127, [1] с. : цв. ил. - (Библиотечка Детской энциклопедии "Ученые школьнику").

  5. Писаржевский, Олег Николаевич. Дмитрий Иванович Менделеев, 1834-1907 [Текст] / О. Писаржевский. - М. : Молодая гвардия, 1949. - 475, [5] с. : ил. - (Жизнь замечательных людей : ЖЗЛ).

  6. Стариков, Валентин Иванович. Д. И. Менделеев / Валентин Стариков. - Свердловск : Средне-Уральское книжное издательство, 1984. - 253, [3] с., [8] л. ил. - (Наши земляки).

Статьи из периодических изданий

Жизнь и деятельность Д. И. Менделеева

  1. Авдеев, Я. Г. О научной деятельности Д. И. Менделеева / Я. Г. Авдеев // Химия в школе. – 2018. - № 9. – С. 55-59.

  2. Так завещал Менделеев // Свой. – 2018. – Июль-август. – С. 24-27.

  3. Садовская, И. Химия еды / И. Садовская // Story. – 2017. – Июль-август. – С. 122-124.

  4. Бестужева-Лада, С. Д. И. Менделеев. Русский феномен / С. Бестужева-Лада // Смена. – 2016. - № 9. – С. 4-21.

  5. Дергачева, И. Н. Вдохновленный Крымом: первые уроки педагогического мастерства Д. И. Менделеева / И. Н. Дергачева // Химия в школе. – 2016. - № 9. – С. 60-63.

  6. Шамгунова, Л. К. Д. И. Менделеев – символ национальной гордости и славы России / Л. К. Шамгунова // Химия. – 2015. - № 2. – С. 25-30.

  7. Козиков, И. А. Д. И. Менделеев о развитии образования в России / И. А. Козиков // Социально-гуманитарные знания. – 2015. - № 1. – С. 176-191.

  8. Имя Менделеева / Д. Скуднов [и др.] // Химия. – 2014. - № 5/6. – С. 53-59.

  9. Карташова, Л. Э. Д. И. Менделеев о социально-правовом устройстве России / Л. Э. Карташова, Н. А. Карташова // Социально-гуманитарные знания. – 2014. - № 3. – С. 233-245.

  10. Карташова, Н. А. К вопросу о социальных взглядах Д. И. Менделеева / Н. А. Карташова // Социально-гуманитарные знания. – 2014. - № 2. – С. 240-246.

  11. Рязанцев, Г. Проблема «нулевых» в работах Менделеева / Г. Рязанцев // Наука и жизнь. – 2014. - № 2. – С. 76-80.

  12. Макареня, А. А. Д. И. Менделеев: последний год пребывания в Петербургском университете / А. А. Макареня // Химия в школе. – 2013. - № 6. – С. 75-80.

  13. Арканова, В. Н. Феномен гениальности Д. И. Менделеева / В. Н. Арканова // Химия. – 2013. - № 2. – С. 3-6.

  14. Литвинцев, Д. Студенческие посиделки в квартире профессора / Д. Литвинцев // ГЕО. – 2012. - № 12. – С. 139.

  15. Пэч, М. Так ли просто все гениальное / М. Пэч // ГЕО. – 2012. - № 12. – С. 134-144.

  16. Валитов, А. А. Д. И. Менделеев: детство и гимназические годы / А. А. Валитов // Химия в школе. – 2012. - № 9. – С. 65-69.

  17. Разина, Т. Ф. О пребывании Д. И. Менделеева на Удомельской земле / Т. Ф. Разина // Химия в школе. – 2012. - № 5. – С. 72

  18. Рогожников, С. И. Шахматы и другие увлечения в жизни Д. И. Менделеева / С. И. Рогожников // Химия в школе. – 2012. - № 5. – С. 65-71.

  19. Дмитриева, В. Именем Менделеева названы… / В. Дмитриева // Химия. – 2012. - № 2. – С. 11-13.

  20. Крюкова, Н. С. Д. И. Менделеев и Тобольск / Н. С. Крюкова // Химия. – 2012. - № 2. – С. 4-8.

  21. Курлыкова, С. В. Курьезные случаи из жизни Д. И. Менделеева / С. В. Курлыкова // Химия. – 2010. - № 2. – С. 9-10.

  22. Кошель, П. А. Случайным ли было открытие периодического закона? / П. А. Кошель // Химия. – 2009. - № 5. – С. 1-3.

  23. Матвейчук, А. «Третья служба» Дмитрия Менделеева / А. Матвейчук // Родина. – 2009. - № 5. – С. 80-83.

  24. Кошель, П. А. Жизнь и творчество Д. И. Менделеева / П. А. Кошель // Химия. – 2009. - № 3. – С. 1-9.

  25. Чугаев, Л. А. Дмитрий Иванович Менделеев. Биография русского гения / Л. А. Чугаев // Экология и жизнь. – 2009. - № 1. – С. 12-19.

  26. Миронов, С. М. Русский гений / С. М. Миронов // Наше наследие. – 2008. - № 87/88. – С. 4-13.

  27. Махова, Л. В. Д. И. Менделеев: мысли, раздумья, чувства / Л. В. Махова // Химия в школе. – 2008. - № 10. – С. 67-76.

  28. Крюкова, Н. С. Малая родина великого ученого / Н. С. Крюкова // Химия в школе. – 2008. - № 9. – С.70-73.

  29. Крюкова, Н. С. Друзья и соратники Д. И. Менделеева / Н. С. Крюкова // Химия в школе. – 2008. - № 8. – С.78.

  30. Мухубуллина, Р. Х. Условия формирования нравственных качеств личности на примере жизни и деятельности Д. И. Менделеева / Р. Х. Мухубуллина // Химия. – 2008. - № 4. – С. 17-19.

  31. Шмуклер, Е. Г. Факты из жизни Дмитрия Ивановича Менделеева (к вопросу о личности Д. И. Менделеева, его человеческой сущности) / Е. Г. Шмуклер // Химия. – 2008. - № 3. – С. 1-10.

  32. Потресов, В. Усадьба на высокой горе : Менделеевское Боблово / В. Потресов // Наше наследие. – 2007. - № 81. – С. 24-30.

  33. Судницын, И. И. Как Менделеев с английской королевой породнился / И. И. Судницын // Химия и жизнь. – 2007. - № 9. – С. 58-59.

  34. Крюкова, Н. С. Роль Д. И. Менделеева в развитии нефтяной промышленности России / Н. С. Крюкова // Химия. – 2007. - № 4. – С. 5-7.

  35. Закгейм, А. Ю. Зачем химику искусство / А. Ю. Закгейм // Химия и жизнь. – 2006. - № 12. – С. 60-63.

  36. Кусов, В. С. Географические труды Дмитрия Ивановича Менделеева / В. С. Кусов // География в школе. – 2006. - № 7. – С. 30-36.

  37. Попков, В. А. Как случилось, что Менделеев не стал Нобелевским лауреатом / В. А. Попков, А. В. Бабков // Химия в школе. – 2006. - № 6. – С. 75-77.

  38. Крюкова, Н. Верхние Аремзяны – малая родина Д. И. Менделеева… / Н. Крюкова // Живописная Россия. – 2006. - № 5. – С. 18-21.

  39. Несостоявшееся выступление Менделеева (6 марта 1869 г.) // Химия. – 2006. - № 4. – С. 1-3.

  40. Крюкова, Н. С. Д. И. Менделеев об актуальных проблемах образования / Н. С. Крюкова // Химия. – 2006. - № 3. – С. 2-4.

  41. Подольный, И. А. Моя менделеевская коллекция / И. А. Подольный // Химия в школе. – 2006. - № 1. – С.77-80.

  42. Крюкова, Н. С. Тобольск – родина Д. И. Менделеева / Н. С. Крюкова // Химия. – 2005. - № 7. – С. 45-48.

  43. Козиков, И. А. Д. И. Менделеев – борец за развитие просвещения и образования в России / И. А. Козиков // Социально-гуманитарные знания. – 2005. - № 2. – С. 215-233.

  44. Эрлихман, В. Химия и жизнь / В. Эрлихман // ГЕО. – 2005. - № 2. – С. 78-88.

  45. Козиков, И. А. Д. И. Менделеев о роли философии и мировоззрения в процессе познания природы и общества / И. А. Козиков // Вестник Московского университета. Сер. 7 Философия. – 2005. - № 1. – С. 24-40.

  46. Раков, Э. Г. Менделеев и оккультизм / Э. Г. Раков // Химия. – 2004. - № 21. – С. 1-4.

  47. Короткова, З. Неизвестный Менделеев / З. Короткова // Наука и жизнь. – 2004. - № 7. – С. 8-9.

  48. Сайфуллин, Р. Современная форма таблицы Менделеева / Р. Сайфуллин // Наука и жизнь. – 2004. - № 7. – С. 2-7.

  49. Судницын, И. Через трехмерный образ бытия / И. Студницын // Наука и религия. – 2003. - № 5. – С. 26-28.

  50. Русакова, М. Ю. Менделеев – судебный эксперт / М. Ю. Русакова // Химия и жизнь. – 2002. - № 5. – С. 52-55.

  51. Реформатский, И. Р. Тяжкие раздумья великого химика / И. Р. Реформатский // Химия и жизнь. – 2002. - № 1. – С. 54-55.

  52. Козиков, И. А. Д. И. Менделеев о российском государстве / И. А. Козиков // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. – 1995. - № 4. – С. 50-58.

  53. Неизвестный Менделеев // Новый мир. – 1994. - № 6. – С. 175-197.

  54. Иванов, А. Уроки Менделеева / А. Иванов // Москва. – 1994. - № 5. – С. 98-108.

  55. Рич, В. Закон людского тяготения / В. Рич // Химия и жизнь. – 1994. - № 2. – С. 30-34.

  56. Воспоминания о Дмитрии Ивановиче Менделееве племянницы его Надежды Яковлевны Капустиной-Губкиной // Химия и жизнь. – 1994. - № 1. – С. 82-87.

  57. Хомяков, А. Он думал о России / А. Хомяков // Наука и жизнь. – 1993. - № 7. – С. 2-7.

  58. Последняя рукопись Менделеева // Химия и жизнь. – 1993. - № 4. – С. 77-84.

  59. Рич, В. Заветы Менделеева / В. Рич // Химия и жизнь. – 1993. - № 2. – С. 19-22.

  60. Семенов, И. Химик не за свою специальность берется / И. Семенов // Наука и жизнь. – 1992. - № 2. – С. 50-52.

Семья

  1. Эрлихман, В. Мария Менделеева (1793-1850), мать гениального ученого и еще 16-ти детей: «Благославляю тебя, Митенька. На тебе была основана надежда старости моей…» / В. Эрлихман // Родина. – 2016. - № 12. – С. 24-27.

  2. Суртаева, Н. Н. Благотворительная деятельность А. И. Менделеевой / Н. Н. Суртаева // Химия и жизнь. – 2014. - № 2. – С. 76-80.

  3. Смирнов, Г. Менделеевы: Владимир, Ольга, любовь, Иван, Мария, Василий… / Г. Смирнов // Наше наследие. – 2008. - № 87/88. – С. 118-121.

  4. Масанори, К. Ветка сакуры в родословном древе : японская внучка Дмитрия Менделеева / К. Масанори // Родина. – 2005. - № 10. – С. 96-98.

  5. Мустафин, Д. И. Дорогие внучки Д. И. Менделеева / Д. И. Мустафин // Химия. – 2007. - № 6. – С. 42-48.

  6. Масанори, К. Ветка сакуры в генеалогическом древе Менделеева / К. Масанори // Химия. – 2005. - № 6. – С. 1-6.

  7. Мустафин, Д. И. Две внучки Д. И. Менделеева / Д. И. Мустафин // Химия и жизнь. – 2004. - № 10. – С. 56-61.

Сценарии

  1. Макаров, Ю. Б. Дмитрий Иванович Менделеев в поэзии : внеклассное мероприятие / Ю. Б. Макаров // Химия. – 2016. - № 2. – С. 3-7.

  2. Титова, В. А. Величие научного подвига Д. И. Менделеева : внеклассное мероприятие / В. А. Титова // Химия. – 2016. - № 2. – С. 8-13.

  3. Крюкова, Н. С. Викторина, посвященная Д. И. Менделееву / Н. С. Крюкова // Химия. – 2015. - № 2. – С. 31.

  4. Арканова, В. Н. Памяти Д. И. Менделеева : кроссворд / В. Н. Арканова // Химия. – 2014. - № 9. – С. 58-59.

  5. Дубровка, А. М. «…О, сколько нам открытий чудных!» : художественная зарисовка-презентация / А. М. Дубровка, Н. В. Калинина // Химия. – 2014. - № 5/6. – С. 60.

  6. Калимуллина, Х. Х. В менделеевской гостиной за чашкой чая / Х. Х. Калимуллина // Химия в школе. – 2014. - № 5. – С. 57-63.

  7. Кабардина, Е. А. Три службы Родине : классный час / Е. А. Кабардина // Химия в школе. – 2014. - № 2. – С. 74-75.

  8. Потапова, Е. А. Открытию периодического закона посвящается… : устный журнал / Е. А. Попова // Химия. – 2013. - № 2. – С. 7-10.

  9. Чолак, Н. А. Своя игра по теме «Жизнь и деятельность Д. И. Менделеева» / Н. А. Чолак // Химия в школе. – 2013. - № 2. – С.69-73.

  10. Крюкова, Н. С. Умники и умницы : игра-викторина, посвященная Д. И. Менделееву / Н. С. Крюкова // Химия. – 2011. - № 3. – С. 6-7.

  11. Курлыкова, С. В. По произведениям Менделеева : викторина / С. В. Курлыкова // Химия. – 2011. - № 3. – С. 3-5.

  12. Гутарова, Т. В. Интеллектуальный лабиринт по химии / Т. В. Гутарова // Химия. – 2010. - № 3. – С. 6-10.

  13. Кнышева, Л. Н. Периодический закон и периодическая система химических элементов Д. И. Менделеева : интеллектуальная игра / Л. Н. Кнышева // Химия. – 2010. - № 3. – С. 1-6.

  14. Синельникова, Н. Н. Д. И. Менделеев и А. А. Блок. Заветные мысли о России : открытый интегрированный урок по химии и литературе / Н. Н. Синельникова, И. Н. Приходько // Химия. – 2010. - № 2. – С. 32-37.

  15. Щербакова, Т. К. Урок, посвященный 175-летию со дня рождения Д. И. Менделеева / Т. К. Щербакова, С. Захарова // География в школе. – 2009. - № 9. – С. 47-51.

  16. Гутарова, Т. В. Д. И. Менделеев и периодический закон : интеллектуальная игра / Т. В. Гутарова // Химия. – 2009. - № 3. – С. 21-24.

  17. Дмитриева, Е. Н. Имя Россия : интеллектуальное кафе / Е. Н. Дмитриева // Химия в школе. – 2009. - № 2. – С. 77-80.

  18. Великий русский химик : интеллектуальная игра // Химия в школе. – 2009. - № 1. – С. 60-69.

  19. Мишенина, Н. Л. Своя игра : посвящается Д. И. Менделееву / Н. Л. Мишанина // Химия. – 2008. - № 8. – С. 37-39.

  20. Спасенова, Е. Н. Менделеев – химик, философ, географ : урок-проект / Е. Н. Спасенова // География. – 2008. - № 5. – С. 39-40.

  21. Курганский, С. М. Вопросы викторины о жизни и деятельности Д. И. Менделеева / С. М. Курганский // Химия в школе. – 2007. - № 2. – С. 75-80.

  22. В гостях у Д. И. Менделеева : тематический вечер / Л. В. Колчанова [и др.] // Химия в школе. – 2007. - № 1. – С. 75-76.

  23. Васильева, Т. К. И ты можешь стать ученым : познавательная игра / Т. К. Васильева // Химия в школе. – 2007. - № 1. – С. 66-75.

  24. Скуднова, Л. Г. Д. И. Менделеев и искусство : урок-экскурсия / Л. Г. Скуднова // Химия. – 2006. - № 20. – С. 42-46.

  25. Ненашева, И. Г. Творчество А. А. Блока и научная деятельность Д. И. Менделеева : сценарий литературной гостиной для старшеклассников / И. Г. Ненашева, Н. Н. Рогожкина // Химия. – 2005. - № 5. – С. 4-11.

  26. Крюкова, Н. С. На улице Менделеева в Тобольске : [стихотворение] / Н. С. Крюкова // Химия. – 2004. - № 5. – С. 5.

  27. https://www.prlib.ru/collections/1176185

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!