Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Первая мировая: неизвестная война

Дайджест. Курган. 2014

В 2014 году исполняется 100 лет с начала Первой мировой войны.

28 июня 1914 года, в Сараево выстрелом боснийского террориста, которого поддерживала тайная организация «Черная рука», связанная с сербской разведкой, был убит австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд. Это обусловило начало Первой мировой войны, которая разразилась в августе и шла потом целых четыре года. В воронку мировой войны были втянуты 38 государств, её жертвами стали более 10 миллионов убитых солдат и около 12 миллионов убитых мирных жителей, более 55 миллионов были ранены, что не позволило им полноценно вернуться в послевоенную, полную тревог и забот жизнь.

Первая мировая война, прервав длившееся на протяжении предыдущих десятилетий относительное равновесие (статус-кво) европейских отношений, переломила историю не только XX в., но и всей предшествующей цивилизации.

Несмотря на громадное значение Первой мировой войны в истории человечества, это событие в российской истории остается незаслуженно приниженным. Первая мировая остается для большинства населения нашей страны «неизвестной» войной.

Дайджест посвящен известным и неизвестным страницам Первой мировой войны. В него включен список статей из периодических изданий 2010-2014 гг. Литература расположена в обратной хронологии. Дайджест будет интересен всем, кто интересуется историей — учащимся, студентам, преподавателям.

Сто лет назад Европа и Америка пребывали в уверенности, что большая война невозможна. Газета CHICAGO TRIBUNE в номере от 1 января 1901 года писала: «ХХ век будет веком гуманности и братства всех людей». «Век гуманности» обернулся небывалой бойней.

Судьба Европы тем летом зависела от нескольких сотен человек — монархов, министров, генералов и дипломатов. Очень пожилые люди, они жили старыми представлениями. Представить себе не могли, что игра идет по новым правилам и новая война ничем не будет напоминать конфликты ушедшего века.

Все великие державы внесли свой вклад в развязывание Первой мировой. Потому как в основном заботились о собственном престиже, боялись утратить влияние и политический вес. Франция видела, что проигрывает гонку вооружений с Германией, и хотела заручиться поддержкой России. Германия боялась стремительного индустриального роста России и спешила нанести превентивный удар. Николай II тревожился: вдруг Англия перейдет на другую сторону? В Лондоне опасались, что развитие германского рейха угрожает самому существованию британской империи. Германия поддерживала Австро-Венгрию и Оттоманскую империю, а Британия считала их противниками. В этом заключалась трагедия Европы: каждое действие рождало противодействие. Приобретаешь союзника, тут же обнаруживается непримиримый враг. А небольшие государства, вроде Сербии, стравливали великие державы между собой и выступали в роли детонатора.

Газетчики надрывались: «Купите вечернюю!
Италия! Германия! Австрия!»
А из ночи, мрачно очерченной чернью,
Багровой крови лилась и лилась струя.

Владимир Маяковский
20 июля 1914 г.

Выстрел

Воскресное утро, 28 июня 1914 года, Сараево. Над лабиринтом улочек с мечетями и минаретами — безоблачное небо. Город празднично украшен, повсюду видны флаги, гирлянды и портреты высокого гостя: в столице Боснии и Герцеговины все готово к визиту будущего кайзера Австро-Венгрии, эрцгерцога Франца Фердинанда.

Церемония специально запланирована на воскресенье, чтобы как можно больше жителей могли поприветствовать гостя. Франц Фердинанд может стать кайзером Австро-Венгрии в любой момент.

Франц Фердинанд едет по Сараево в открытой машине. На нем генеральская форма, рядом с ним супруга — вся в белом. И почти никакой охраны.

О приезде наследника было объявлено за несколько месяцев, программа известна заранее. Этого было достаточно, чтобы спланировать покушение.

Эскадрон смерти состоит из семерых юношей: шестерых боснийских сербов и одного боснийского мусульманина; самым молодым по 17 лет. Трое из них, среди которых Гаврило Принцип и Неделько Чабринович (обоим 19), обучались стрельбе под руководством «Черной руки» в Белграде. Перед отъездом в Сараево они получили револьверы и гранаты, а также цианистый калий, чтобы не сдаваться живыми. Сербские террористы распределяются вдоль маршрута кортежа и смешиваются с толпой на набережной реки.

Кортеж выезжает на «аллею бомбистов». Автомобиль следует мимо первых двух заговорщиков, но ничего не происходит. Наверное, в последний момент их покинула смелость. Наконец, гимназист Неделько Чабринович бросает в машину гранату. Та скатывается на мостовую, взрывается, ранит нескольких человек. На улице паника. Террориста хватают, он проглатывает цианистый калий, но тот не действует, его лишь тошнит.

Один из офицеров ранен в затылок, его отправляют в больницу. Франц Фердинанд приказывает ехать на большой скорости в городскую ратушу. Именно там запланирован прием от имени бургомистра. Эрцгерцог с трудом сохраняет самообладание. После встречи с градоначальником он хочет изменить маршрут и посетить в больнице раненого офицера.

Но его водитель ничего не знает об этом. Как и было запланировано, он сворачивает с набережной на узкую улицу, ведущую в центр города. Сидящий рядом с ним губернатор приказывает ему разворачиваться. На секунду машина останавливается.

В это мгновение решается судьба Австро-Венгрии.

Машина останавливается в трех метрах от Гаврило Принципа. Тот достает револьвер, дважды стреляет — и ранит эрцгерцога в шею, а его жену — в живот.

Толпа хватает убийцу. Машина мчится к резиденции губернатора. Франц Фердинанд теряет сознание, изо рта течет кровь. София при смерти. Врачи бессильны. Супруги умирают практически одновременно.

На часах 11:45. По городу расползается ужас.

Из Сараево в европейские столицы разлетаются срочные телеграммы, вырывая правительства из воскресного сна.

Новость об убийстве в Сараево застигает кайзера Вильгельма II на борту его яхты в Северном море. Кайзера трясет от ярости, ведь Франц Фердинанд был его другом. Он хочет мести. А ведь всего два года назад он предостерегал: «Германия должна будет сразиться с тремя сильнейшими государствами за свое существование. В этой войне на карту будет поставлено все. Усилия же Вены и Берлина должны быть направлены на то, чтобы из-за конфликта с Сербией этого ни в коем случае не произошло».

Начало войны

Убийство в Сараево меняет все. «С сербами надо покончить и именно сейчас», — пишет германский кайзер на краю телеграммы, в которой посол в Вене сообщает, что следы террористов ведут в Белград.

Австрия жаждет мести. Газеты в бешенстве. Тон обостряется изо дня в день. Но 85-летний кайзер Австро-Венгрии медлит. Он не авантюрист. Свою последнюю войну — в 1866 году против Пруссии — он проиграл. И теперь догадывается, что еще одну войну его разваливающаяся империя не переживет. «Сильнейший не даст себя спровоцировать», — говорит он адъютанту, который принес ему новость о гибели племянника.

«Покушение на моего несчастного племянника, — писал Франц Иосиф, — есть прямое следствие агитации русских и сербских панславистов, чьей единственной целью является ослабление Тройственного союза и разрушение моей империи (...) Сербия должна быть исключена из числа политических факторов на Балканах».

Кайзер Вильгельм устно уверяет австрийского посланника в неограниченной солидарности Германской империи. Тот телеграфирует в Вену: «... мы можем рассчитывать на полную поддержку Германии. Позиция России в любом случае будет враждебной, к чему он уже давно готов. Если дойдет до войны между Австро-Венгрией и Россией, то мы можем быть уверены, что Германия встанет на нашу сторону (...). Если мы считаем необходимыми военные действия против Сербии, то он бы сожалел, если бы мы упустили столь подходящий момент».

Эти слова станут решающими. Кайзер Вильгельм бросил их мимоходом, после обеда, за кофе и сигаретой, без консультаций с канцлером, без всяких условий. Он ни на секунду не задумывается, что карт-бланш, который он выдает правителям Австро-Венгрии, делает его заложником. Не понимает, что эти слова могут обернуться обвинением во втягивании Австрии в войну. И в конце концов сделать его главным виновником катастрофы, в которую будет ввергнут континент.

На следующее утро он выезжает в Киль, чтобы отправиться оттуда в свое ежегодное путешествие по Северному морю на яхте. Весь мир должен видеть, что немецкий кайзер не замышляет ничего дурного.

Тем временем немецкий карт-бланш развязывает руки правительству Австро-Венгрии. 7 июля министр иностранных дел Берхтольд созывает совет министров, ответственный за внешнюю политику, финансы и военную систему. Звучит сигнал к началу войны. Протокол заседания сохранился.

В самом начале Берхтольд объявляет: он «отдает себе отчет, что кампания против Сербии может привести к войне с Россией». Но надо действовать. Военный министр соглашается и требует немедленной мобилизации войск. Формальное объявление войны он считает излишним. В конце концов Русско-японская и последняя Балканская войны начались без всяких формальностей.

Венгерский премьер-министр граф Тиса против. Он не поддержит «нападение на Сербию без предварительных дипломатических действий». Поэтому Белграду надо поставить хотя бы ультиматум. Остальные участники заседания требуют составления документа таким образом, чтобы Сербия не смогла его принять. Граф Тиса соглашается.

14 июля министр Берхтольд сообщает кайзеру Австро-Венгрии: «Содержание ноты для отправки в Белград утверждено. Исходя из него надо с большой вероятностью рассчитывать на военный конфликт».

Но вручение ноты Сербии задерживается. Французский президент Раймон Пуанкаре находится с официальным визитом в Санкт-Петербурге, а австрийцы не хотят, чтобы император Николай Второй мог лично обсудить с ним ситуацию. Пуанкаре не оставляет в российской столице никаких сомнений в том, на чьей стороне Париж. На одном из приемов он объявляет австрийскому послу: «Сербия имеет близких друзей в лице русского народа, и у России есть союзник — Франция».

В Вене эти предостережения никого не волнуют. 23 июля, всего несколько часов спустя после отъезда Пуанкаре из Петербурга, Австро-Венгрия предъявляет ультиматум Сербии. Британский министр иностранных дел сэр Эдвард Грей позже назовет его «мерзейшим документом, когда-либо направленным от одного государства другому». В письме в крайне грубом тоне Австрия выдвигает список требований, сводящихся в итоге к существенному ограничению суверенитета Сербии.

Цель этой бумаги — не предотвратить войну, а начать ее.

Накануне вечером посол Австро-Венгрии в Берлине показывает текст ультиматума статс-секретарю имперского ведомства иностранных дел кайзеровской Германии Готлибу фон Ягову. Тот в ужасе. «Это очень грубо!» — говорит он. Посол отвечает: «Да, но уже поздно. Завтра утром он будет в Белграде».

Ультиматум Сербии производит эффект разорвавшейся бомбы. Война, считавшаяся «неминуемой», становится реальностью. Страх сковывает континент. Начинаются судорожные попытки посредничества. Правительства работают круглые сутки, летят телеграммы и дипломатические ноты. Россия просит Германию усмирить Австрию. Германия просит Россию повлиять на Сербию. Франция подталкивает Россию к скорейшей мобилизации. Великобритания призывает всех к переговорам.

Эти новости застигают немецкого кайзера на яхте врасплох. Об ультиматуме своего союзника в адрес Сербии Вильгельм узнает из норвежских газет. Он тут же приказывает поднять якорь и возвращаться в Киль.

25 июля. На ответ из Белграда в Вене уже никто не рассчитывает. Посол Австро-Венгрии в Сербии барон Владимир Гизль фон Гизлинген пакует чемодан, чтобы успеть на поезд в Будапешт, который уходит в 18:30. Но к его огромному удивлению, незадолго до шести вечера в посольство приезжает премьер-министр Сербии Никола Пашич и вручает ответную ноту. В ней говорится, что страна принимает практически все требования Австрии. Единственное, от чего правительство отказывается, — это допуск австрийских следователей к раскрытию покушения в Сараево на сербской территории.

Гизль бегло пробегает ноту, она его мало волнует. Он торопится на поезд. Посол спешно отправляет премьеру заранее подготовленный ответ — Австро-Венгрия разрывает дипломатические отношения с Сербией.

Два дня спустя Вильгельм возвращается в Потсдам. На следующий день ему на стол кладут текст ответной ноты сербского правительства. Кайзер в восторге: «Отличный результат для 48-часового ультиматума. Это больше, чем можно было ожидать! С этим отпадает любая причина для войны, Гизль мог спокойно оставаться в Белграде! Теперь я бы никогда не объявил мобилизацию!»

Если бы он только мог повернуть колесо истории вспять! Но уже поздно. 28 июля Австрия объявляет войну Сербии. И на следующий день — в ответ на убийство престолонаследника — австрийские войска начинают обстрел Белграда.

Война. Но пока это не мировое, а региональное противостояние двух соседних государств.

Единственные, кто может остановить большую войну на континенте, — это Германия и Россия. Союзник Австрии Вильгельм II и покровитель Сербии Николай II — монархи-родственники; они ведут личную переписку, называют друг друга «Ники» и «Вилли».

Последний раз они встречались два года назад, когда немецкий кайзер посетил своего русского «кузена» на яхте. «Царь, его дети и его окружение состязались в доказательствах любезности и гостеприимства», — записал Вильгельм в своих мемуарах.

Немцы и русские не воевали больше ста лет. С Наполеоном они сражались плечом к плечу. Но теперь безумная политика сделала их врагами. Оба понимают, что значит война. И догадываются, что в случае поражения под угрозой может оказаться их трон. Или даже жизнь.

Царь Николай II телеграфирует кайзеру: «Призываю тебя помочь мне в столь серьезное время. Бесчестная война была объявлена слабой стране. Возмущение в России, полностью разделяемое мною, огромно. Предвижу, что очень скоро давление сломит меня и я буду вынужден принять чрезвычайные меры, которые могут привести к войне».

Следует ответ из Берлина. Кайзер Вильгельм пишет, что не считает действия Австро-Венгрии «недостойной войной». И советует России «остаться наблюдателем австро-сербского конфликта и не втягивать Европу в самую ужасную войну, которую она когда-либо видела».

Вена и не думает утихомириваться. Министр иностранных дел Берхтольд отклоняет все предложения о посредничестве.

События разворачиваются стремительно. 30 июля, спустя два дня после объявления Австрией войны Сербии, царь подписывает приказ о всеобщей мобилизации.

Новость об этом шокирует Вильгельма II. Он чувствует себя преданным. Из Восточной Пруссии приходят сообщения о движении русских войск на границе. Кайзер отправляет последнюю депешу своему другу Ники: «Ответственность за безопасность моей империи вынуждает меня принять превентивные защитные меры. Я дошел до возможных пределов, и ответственность за бедствие, угрожающее цивилизованному миру, падает не на меня».

Время дипломатии истекло. 31 июля в Берлине объявляется военное положение. Вечером тысячи людей стекаются к рейхсканцелярии на Вильгельмштрассе. Около полуночи канцлер объявляет из окна, что кайзер до последней секунды пытался спасти мир. «Если нас заставят взять меч, то мы выйдем на поле брани с чистой совестью и осознанием того, что мы не хотели войны».

В Германии слишком поздно понимают, что выданный Австро-Венгрии карт-бланш на месть за убийство престолонаследника ввергнет Европу в кошмар. Когда приходит весть о мобилизации в России, рейхсканцлер отправляет в немецкое посольство в Вене три депеши подряд, последнюю в три часа утра. «Чтобы остановить всеобщую катастрофу или хотя бы представить Россию в невыгодном свете, мы должны немедленно высказать пожелание, чтобы Вена начала переговоры. Хотя мы и готовы выполнить свои союзнические обязательства, мы против того, чтобы Вена втягивала нас в мировой пожар».

Еще две недели назад эти слова могли предотвратить войну. Но теперь уже поздно.

Пока немецкий канцлер призывает австрийское правительство к уступкам, начальник генерального штаба Хельмут фон Мольтке укрепляет тылы. «Я оцениваю положение как критическое, если Австро-Венгрия немедленно не мобилизуется против России», — телеграфирует он в Вену.

Министр иностранных дел Австрии Берхтольд не верит своим глазам. «Кто отдает приказы в Берлине? Канцлер или генштаб?» — кричит он. Но там этот вопрос уже закрыт. Курс определяет генеральный штаб.

Наступает 1 августа. В этот день умирает последняя надежда на мир. Ибо накануне кайзер Австро-Венгрии лаконично сообщил в Берлин: «Кампания моей армии против Сербии не должна почувствовать помех в виде угрожающей позиции России. Я осознаю последствия своих решений и полагаюсь на Божью справедливость».

Над Германией витает лихорадочное напряжение. В ожидании новостей у замка кайзера в Берлине собирается толпа. В 17:00 из арки появляется полицейский и сообщает, что Вильгельм II объявил всеобщую мобилизацию. Массы ликуют. Бьют колокола.

Ближе к вечеру кайзер обращается к народу из окна замка лично: «Если дело дойдет до войны, мы забудем о партиях и все станем братьями. (...) немецкий меч выйдет победителем из битвы». На следующее утро газета «Франкфуртер Цайтунг» напишет: «Речь кайзера была встречена ликованием, какого раньше не видел Берлин».

Одновременно с этим в Санкт-Петербурге посол Германии вручает российскому министру иностранных дел ноту об объявлении войны.

Стратегический план военного командования Германской империи, разработанный еще в начале двадцатого века, предусматривал молниеносную войну на двух фронтах сразу: на западе против Франции и на востоке против России.

Однако у Германии нет веской причины для объявления Франции войны, не связанной напрямую с сербско-австрийским конфликтом. И Париж не настолько глуп, чтобы давать немцам предлог. Тогда в Берлине вспоминают проверенные годами трюки: изобретают «нарушения границ», выдумывают сообщения о французских самолетах, якобы сбрасывавших «бомбы на подъездные пути в Карлсруэ и Нюрнберге».

3 августа Германия объявляет войну Франции.

В этот момент на ринг выходит Великобритания. И хотя правящее большинство в палате общин хочет мира, британской сдержанности есть предел.

Еще 29 июля министр иностранных дел сэр Эдвард Грей настойчиво предупреждает немецкого посла: в случае нападения на Францию Лондон не останется в стороне. «Война будет величайшей катастрофой, которую видел мир», — цитирует министра немецкий посол в своей телеграмме в Берлин.

Германская верхушка до последнего момента пребывала в иллюзии, что Великобритания останется в стороне. Когда 1 августа, после объявления войны России, из германского посольства в Лондоне приходит депеша, создающая видимость британского нейтралитета, в замке кайзера начинается эйфория.

Он требует шампанского. И приказывает остановить наступление на Западном фронте. Начальник генерального штаба Мольтке возмущенно отказывается. Его мечта о красивой победоносной войне грозит лопнуть как мыльный пузырь. «Не хватало еще, чтобы и Россия отступила в последнюю минуту», — говорит он. Через несколько часов он может выдохнуть: немецкое посольство в Лондоне опровергает мирную депешу. Кайзер в шоке.

Кайзер понимает, что его предали. Человек, который мог одним словом «нет» предотвратить мировую войну, видит себя жертвой британских происков.

А начальник германского генштаба Хельмут фон Мольтке невозмутим. Великобритания его не волнует. Он претворяет в жизнь готовый стратегический план на случай войны. В соответствии с ним нападение на Францию должно последовать через Бельгию. Оттуда армия будет переброшена на юг, чтобы ударить противника с тыла и окружить. Во всяком случае, так представлял себе план действий его автор, старый генерал-фельдмаршал граф фон Шлиффен.

В этом прекрасном плане есть один большой изъян: с 1839 года Бельгия — нейтральное государство, статус которого гарантирован международными соглашениями. Вторжение туда станет грубым нарушением международного права.

Но формальности уже никого не волнуют. 2 августа Берлин предъявляет ультиматум Бельгии: либо она позволяет вход немецкой армии, либо Германия «будет вынуждена рассматривать королевство как врага». Ответ ожидается не позднее семи утра следующего дня.

Правительство Бельгии заседает до полуночи. В семь утра в посольство Германии поступает ответ: «Нет». Бельгия будет «отражать любое нападение всеми имеющимися средствами».

Новость о предстоящем немецком вступлении в Бельгию застигает британского министра иностранных дел Грея на заседании палаты общин. Он говорит: «Если в этот критический час мы откажемся от обязательств чести и интересов, вытекающих из договора о бельгийском нейтралитете (...), я не могу поверить ни на минуту, что в конце этой войны, даже если бы мы и не приняли в ней участия (...), мы и тогда потеряем, как мне кажется, наше доброе имя, уважение и репутацию в глазах всего мира».

На заседании правительства Великобритании принимается решение в пользу войны, в случае если Германия нарушит нейтралитет Бельгии.

На рассвете следующего дня, 4 августа 1914 года, немецкие войска переходят бельгийскую границу. Речь уже идет не о Сербии или Австрии, а о могуществе германского колосса. Германия встревает в «борьбу не на жизнь, а на смерть».

Пока в Бельгии горят первые дома и на улицах появляются первые трупы, в Берлине собирается рейхстаг. Кайзер, в серой униформе, зачитывает тронную речь. Она звучит как приказ: «С тяжестью на душе пришлось мне мобилизовать мою армию против соседа, с которым мы вместе дрались на многих полях брани. Российское императорское правительство, поддавшись напору ненасытного национализма, вступилось за страну, давшую повод для несчастий этой войны. В навязанной самообороне, с чистой совестью и чистыми помыслами, мы беремся за меч».

Война набирает ход. В тот же вечер, в 19:00, британский посол в Берлине, сэр Эдвард Гошен, передает жесткий ультиматум Германии — Великобритания требует немедленного прекращения боевых действий против Бельгии.

Если в течение пяти часов, то есть до полуночи, не будет положительного ответа, Гошен «попросит паспорта» для себя и своей жены и поставит свое посольство под защиту Соединенных Штатов — это британская манера объявлять войну.

Постепенно в военные действия оказалось втянуто 38 государств.

Медный грохот, дымный порох,
Рыжелипкие струи,
Тел ползущих влажный шорох...
Где чужие? Где свои?
Нет напрасных ожиданий,
Недостигнутых побед,
Но и сбывшихся мечтаний,
Одолений — тоже нет.
Все едины, всё едино,
Мы ль, они ль... смерть — одна.
И работает машина,
И жует, жует война...

Зинаида Гиппиус
1914 г.

Россия и начало войны

Первая мировая война 1914-1918 гг. во многом обусловила историческую судьбу России, которая к 1914 г. была прочно включена в систему международных союзов, сложившихся в Европе, и не могла оставаться в стороне от мирового конфликта.

Вклад России в победу над Четверным союзом (германским блоком) в вооруженном противоборстве с ним Антанты в период Первой мировой войны — одна из интереснейших проблем истории. Однако в ее трактовке встречаются «белые пятна» и неточности в подаче и интерпретации исторических фактов. Претерпев военные лишения и бросив свой весомый вклад на алтарь общей победы Антанты над германским блоком, Россия, по сути, оказалась исключенной из числа победителей.

Как известно, поводом к началу войны стало убийство в Сараево 28 июня 1914 г. наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены.

В ответ 23 июля Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии. Несмотря на то что сербы согласились почти со всеми пунктами ультиматума, 28 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Разгорающийся международный конфликт Россия неоднократно предлагала разрешить мирным путем с участием ведущих европейских государств. Однако эти усилия России были отклонены и Австро-Венгрией, и Германией.

В этих условиях Россия была вынуждена начать всеобщую мобилизацию; после отклонения ею германского ультиматума о прекращении мобилизации Германия 1 августа объявила войну России.

2 августа 1914 г. подданным российской короны объявили высочайший манифест о войне с Германией. В нем Николай II подтвердил усилившиеся братские чувства русского народа к славянам-сербам, столица которых город Белград подверглась бомбардировке со стороны Австрии. В документе осуждалась позиция Германии — союзницы Австрии, которая, «не внемля уверениям России» о невраждебности принятых мер (частичная мобилизация), внезапно объявила России войну. Император призвал население империи не только заступиться за несправедливо обиженную родственную Сербию, «но и оградить честь, достоинство, целость России».

Нападение Австрии на Сербию и поддержка этих действий Германией российское общество и правительство восприняли как посягательство на интересы России. Небывалый подъем общественного негодования, выразившийся в громких манифестациях на улицах Петербурга, Москвы, Киева и других городов империи нашел свое выражение в энергичных военных мероприятиях правительства.

Свое отношение к войне проявила и церковь. Святейший правительствующий синод приказал призвать монастыри, церкви и православную паству к пожертвованиям на лечение раненых и больных воинов, на помощь семьям лиц, призванных на войну. Согласно приказу, во всех церквях необходимо было устанавливать особые кружки по сбору пожертвований в пользу Красного Креста и семей, пострадавших от войны. Женские и мужские монастыри, общины, духовные учреждения обязывались выделить под госпитали свободные помещения, подготовить способных и благонадежных людей для ухода за ранеными и больными.

В первые дни войны власть подтвердила готовность помогать и семьям призванных в действующую армию из запаса. По закону от 25 июня 1912 г. семьям нижних чинов запаса и призванным в ополчение в случае войны полагалось пособие от государства. Размер денежного пособия определялся из расчета стоимости продовольственного пайка, состоящего из 1 пуда 28 фунтов муки, 10 фунтов крупы, 4 фунтов соли и 1 фунта постного масла.

6 августа Австро-Beнгрия объявила войну России, мотивируя свое решение вмешательством России в ее спор с Сербией, а также тем, что русские открыли враждебные действия против Германии. В этот же день Николай II обратился с манифестом к населению Российской империи, в котором прямо назвал Австро-Венгрию «первой зачинщицей мировой смуты». «Не ради воинственных замыслов или суетной славы, — отмечалось в манифесте, — подняли Мы оружие, но, ограждая достоинство и безопасность Богом хранимой Нашей империи, боремся за правое дело».

В эти тревожные августовские дни тема войны с немецкими государствами не сходила со страниц газет и журналов. Редакции, авторы высказывали предположения, что начавшаяся европейская война будет скоротечной. Основанием для таких суждений был опыт предыдущих войн в Европе и экономические расчеты финансовых затрат на войну. Предполагалось, что начавшаяся европейская война будет обходиться ее участникам в более чем 1 млрд руб. в месяц. Но таких огромных затрат не выдержат экономики воюющих держав, и это «заставит военачальников дать ряд решительных боев и тем приблизить исход войны».

Напряженное время наступило для российских военных, которые вели усиленную подготовительную работу по формированию, переброске и сосредоточению колоссальных войсковых масс на фронтовых участках. Были образованы два фронта — Северо-Западный против Германии и Юго-Западный против Австро-Венгрии.

Вся территория России разделялась на две части — театр военных действий и внутренние области государства, или глубокий тыл. Предстояло увеличить армию с 1,5 миллионов до 5,5 миллионов человек. Мобилизация дала России 114 дивизий, 94 из которых бы направлены против Германии и Австр-Венгрии. Им противостояли 20 немецких и 46 австрийских дивизий.

На Северо-Западном театре военных действий русским армиям пришлось начать наступление, не дожидаясь завершения мобилизации, для спасения отступавших армий союзников на Западном фронте. 1-я русская армия под командованием генерала П. К. Ранненкампфа успешно вела боевые действи под Эйдкуненом, Алленштейном, Гумбинненом, приблизилась к линии немецких крепостей — Торн, Кенигсберг и Грауденц в Восточной Пруссии. Немцы сумели занять приграничные город Калиш, Ченстохов, Сувалок, Вержболов, Плоцк, Андреев. Печать сообщала о героическом поведении уездного казначея г. Калиша Соколова, зверски замученного и расстрелянного немцами за то, что он исполнил свой долг и при вступлении немецкого отряда сжег бумажные деньги казначейства.

Особенно кровопролитное сражение произошло под Гумбинненом, в котором дело шло о чести встретившихся впервые после Семилетней войны в большом сражении противников. Россия получила первую победу, обратила в бегство 8-ю немецкую армию. Победу под Гумбинненом русская пресса восприняла как день русской славы на исходе третьей недели войны. Она вызвала психологический шок в Германии, сорвала немецкие планы молниеносной войны. То был первый шаг на пути к конечному поражению Германии.

В продолжение августа 1914 г. приходили известия об успешных операциях русских армий на юго-Западном фронте, в Галиции. В телеграмме Верховного главнокомандующего от 21 августа сообщалось о преодолении армией под командованием генерала Н. В. Рузского укрепленных позиций австрийцев в Галиции и взятии города Львова. В этой же телеграмме шла речь о взятии армией А. А. Брусилова города Галича. Главнокомандующий ходатайствовал перед Николаем II о награждении генерала Рузского за все предыдущие бои орденом Святого Георгия 4-й степени, а за взятие Львова — Георгием 3-й степени, генерала Брусилова за все бои — Георгием 4-й степени.

При взятии города Львова российскую печать обошло имя известного авиатора штабс-капитана П. Н. Нестерова, погибшего геройской смертью в воздушном бою с австрийским летчиком. Прах героя был торжественно погребен 31 августа 1914 г. в Киеве, на Аскольдовой могиле.

Однако скоро на германском фронте ситуация стала развиваться по трагическому сценарию. Дело в том, что обороноспособность Восточной Пруссии обеспечивала линия Мазурских озер, которая являлась своеобразным природным щитом, который не давал возможности наступающим русским армиям А. В. Самсонова и П. К. Ранненкампфа действовать как единому целому.

Просчет в оценке возможных последствий наступления на этом направлении привел к тому, что в ходе Восточно-Прусской операции 2-я армия генерала А. В. Самсонова потерпела тяжелое поражение в битве при Танненберге, часть ее была окружена. При выходе из окружения близ города Вилленберга 30 августа 1914 г. командующий Александр Васильевич Самсонов, потрясенный поражением, застрелился. Погибли в бою и два его генерала — Н. Н. Мартос и Е. Ф. Пестич. В плен попали командиры 15-го и 13-го корпусов и еще несколько генералов. Из 80 тысяч человек, входивших в эти корпуса и 2-ю пехотную дивизию, которым пришлось пробиваться с боем, вышло 20 тысяч человек, было убито 6 тысяч, 20 тысяч раненых остались на поле боя. В плен попали около 30 тысяч человек. Сегодня на основе исторических материалов воссоздана полная картина трагедии. Чтобы удержать армию А. В. Самсонова, немцам пришлось перебросить на 160 поездах 2 своих корпуса из Бельгии.

Перед этими событиями Германия намеревалась нанести Франции сокрушительный удар, заставив ее капитулировать, а затем всеми силами обрушиться на Россию. Этот замысел сорвало русское командование, осуществив маневр в Восточной Пруссии.

Таким образом, события первого месяца войны показали, что начальный период войны закончился. Русские не овладели Берлином, немцы не заняли Париж. О скором окончании войны решительными ударами, на что надеялись в начале августа все ее участники, теперь уже не помышляли. Становилось очевидным, что война набирает непредвиденные обороты.

Итоги войны

Первая мировая война продолжалась 1 568 дней — с 28 июля 1914 до 11 ноября 1918 г. По своим масштабам, людским потерям и социально-политическим последствиям военные события 1914-1918 гг. не имели себе равных во всей предшествующей истории. В войну было втянуто 38 государств, около 70 миллионов человек мобилизованных, из которых свыше 10 миллионов были убиты и 20 миллионов искалечены. Война стала страшнейшей резней в истории человечества. Германия потеряла убитыми 2,7 миллиона человек. Россия — более 1,8 миллиона. Франция — 1,9. Австро-Венгрия — 1,8. Великобритания — 1 миллион.

Отличием Первой мировой от других войн стали не только беспрецедентный пространственный размах и количество вовлеченных участников. Ни один военный конфликт прошлого не дал такой мощный толчок развитию, по ходу действия, орудий убийства, военной техники и вооружений, которые, пройдя короткий путь от чертежей и заводских цехов, сразу направлялись на поля сражений, чтобы любой ценой добыть победу. Первая мировая война вошла в историю ещё и тем, что здесь впервые было применено оружие массового, по тем временам, поражения — смертельные газы, убившие и сделавшие инвалидами немалое число людей.

В финале этой войны Европа была опустошена, внутренне и внешне.

Война оказала огромное влияние на экономику, политику, идеологию, на всю систему международных отношений. После 1918 года мир так и не смог вернуться к своему прежнему состоянию. Старая европейская цивилизация ушла в небытие, как мифическая Атлантида. В ряде стран революционным взрывом доведенных до отчаяния народных масс были свергнуты правительства, стоящие за продолжение войны (Россия, Австро-Венгрия, Германия).

Потом поколения историков будут ломать голову над вопросом: как Европа умудрилась свалиться в это безумие? И не смогут найти подходящего ответа. Потому что главной причиной катастрофы континентального масштаба было отключение рассудка.

В 2013 году в российском календаре появилась новая дата — 1 августа — День памяти воинов, погибших в Первой мировой войне 1914-1918 годов. Президент России Владимир Путин высказал мысль, касающуюся всех участников войны 1914-1918 годов: «Люди, которые отдали свои жизни за интересы России, не должны быть забыты».

Война пройдет. Но все это забыть,
Хотя наполовину, хоть отчасти,
По-прежнему спокойно, мирно жить
Уже не в нашей будет власти.

Забыть ночей пугающий кошмар,
И стон, и бред, и страшную усталость,
Безумный блеск очей, и уст засохший жар,
И щек измученную впалость.

Всю кровь, весь ужас этих дней,
Что день и ночь нам душу гложет.

Да кто же это в жизни всей
Забыть хотя б отчасти сможет?

Варвара Татринова
18 марта 1915 г.

Фильмы о Первой мировой войне

  • Адмиралъ (реж. Андрей Кравчук; Россия; 2008)
  • Ангелы ада(реж. Говард Хьюз; США; 1930)
  • Асы в небе (реж. Джек Голд; Великобритания, Франция; 1976)
  • Африканская королева (реж. Джон Хьюстон; США; 1951)
  • Бигглз (реж. Джон Хью; США; 1986)
  • Боевой конь (реж. Стивен Спилберг; США; 2011)
  • Большой парад (реж. Кинг Видор, Джордж У. Хилл; США; 1925)
  • Бравый солдат Швейк (реж. Карел Стеклы,Чехословакия, 1956)
  • Бравый солдат Швейк (реж. Аксель фон Амбессер; Германия; 1960)
  • В июле 1916. Битва на Сомме (реж. Уильям Бойд; Франция, Великобритания; 1999)
  • Великая иллюзия (реж. Жан Ренуар; Франция; 1937)
  • Вся королевская рать (реж. Джулиан Джаррольд; США; 1999)
  • Галлиполи(реж. Питер Уир; Австралия; 1981)
  • Гибель империи (реж. Владимир Хотиненко; Россия; 2005)
  • Гнездо жаворонка (реж. Паоло Тавиани; Италия; 2007)
  • Год 1914 (реж. Генрик Шаро; Польша; 1932)
  • Голубой Макс(реж. Джон Гиллермин; США; 1966)
  • Города и годы (реж. Александр Зархи; Россия; 1973)
  • Дезертиры Императорской Армии (реж. Януш Маевский; Польша; 1986)
  • Джонни взял ружье (реж. Далтон Трамбо; США; 1971)
  • Доктор Живаго(реж. Дэвид Лиин; США, Италия; 1965)
  • Доктор Живаго(реж. Джакомо Кампиотти; Великобритания, США, Германия; 2002)
  • Доктор Живаго(реж. Александр Прошкин; Россия; 2005)
  • Долгая помолвка (реж. Жан-Пьер Жёне; Франция, США; 2004)
  • Дочь Райана (реж. Дэвид Лиин; Великобритания; 1970)
  • Жизнь и бессмертие Сергея Лазо (реж. Василий Паскару; Россия; 1985)
  • Жизнь и ничего больше (реж. Бертран Таверье; Франция, 1989)
  • Забытая рота (реж. Рассел Малкехи; Люксембург, США; 2001)
  • Закричи на дьявола (реж. Питер Р. Хант; Великобритания; 1976)
  • И корабль плывёт... (реж. Федерико Феллини; Италия, Франция, 1983)
  • Йозеф (реж. Станислав Томич; Хорватия; 2011)
  • Казачья застава (реж. Виктор Живолуб; Россия; 1982)
  • Какова цена славы (реж. Джон Форд; США; 1952)
  • Капитан Конан (реж. Бертран Тавернье; Франция; 1996)
  • Красный Барон(реж. Николай Мюллершён; Германия, Великобритания; 2008)
  • Курьерский особой важности (реж. Олег Фомин; Россия; 2013)
  • Легкая кавалерия (реж. Саймон Уинсер; Австралия; 1987)
  • Лоуренс Аравийский (реж. Дэвд Лиин; Великобритания, США; 1962)
  • Лук Купидона (реж. Ежи Домарадзкий; Польша; 1987)
  • Любовь и ярость (реж. Равиль Батыров, Живко Ристич; Россия, Югославия; 1978)
  • Майрик (реж. Анри Вернёй; Франция; 1991)
  • Мой мальчик Джек (реж. Брайан Кирк; Великобритания; 2007)
  • Моонзунд (реж. Александр Муратов; Россия; 1987)
  • Мост Ватерлоо(реж. Мервин Лерой; США; 1940)
  • На западном фронте без перемен (реж. Льюис Майлстоун; США; 1930)
  • На западном фронте без перемен(реж. Делберт Манн; США, Великобритания; 1979)
  • На плечо! (реж. Чарльз Чаплин; США; 1918)
  • На страже смерти (реж. Майкл Дж. Бассетт; Германия, Великобритания; 2002)
  • Над снегами (реж. Константы Меглицкий; Полдьша; 1929)
  • Ниже холма 60 (реж. Джереми Симс; Австралия; 2010)
  • Окраина (реж. Борис Барнет; Россия; 1933)
  • Обесчещенная (реж. Джозеф фон Штернберг; США; 1931)
  • Пастух и царь (реж. Александр Ледащев; Россия; 1934)
  • Пашендаль: Последний бой (реж. Пол Гросс; Канада; 2008)
  • Повесть о Йозефе Швейке и его величайшей эпохе (реж. Влодзимеж Гавроньски; Польша; 1995)
  • Потерянный патруль (реж. Джон Форд; США; 1934)
  • Похождения бравого солдата Швейка (военный мульт; реж. Ринат Газизов; Россия, Украина; 2011)
  • Раны войны (реж. Йохан Эрл, Адриан Пауэрс; Австралия; 2013)
  • Святой Георгий убивает змия (реж. Срджан Драгоевич; Сербия, Босния и Герцеговина, Болгария; 2009)
  • Седьмое небо(реж. Фрэнк Борзейги; США; 1927)
  • Сержант Йорк (реж. Говард Хоукс; США; 1941)
  • Страсти по Чапаю (реж. Сергей Щербин; Россия; 2012)
  • Счастливого Рождества(реж. Кристиан Карион; Франция, Германия, Бельгия, Румыния; 2005)
  • Тайна Хелены Маримон (реж. Анри Кале; Франция, Италия; 1954)
  • Тихий Дон(реж. Ольга Преображенская, Иван Правов; Россия; 1930)
  • Тихий Дон(реж. Сергей Герасимов; Россия; 1958)
  • Тихий Дон(реж. Сергей Бондарчук; Россия, Великобритания, Италия; 2006)
  • Тропы славы (реж. Стенли Кубрик; США; 1957)
  • Утренний патруль(реж. Эдмунд Гулдинг; США; 1938)
  • Фон Рихтгофен и Браун (реж. Роджер Корман; США; 1971)
  • Хождение по мукам(реж. Василий Ордынский; Россия; 1977)
  • Чанаккале Конец пути (реж. Ахмет Караман, Сердар Акар; Турция; 2013)
  • Черная гадюка 4 (реж. Ричард Боден; Великобритания; 1989)
  • Четыре всадника Апокалипсиса(реж. Рекс Ингрэм, Кевин Браунлоу, Дэвид Гилл; США; 1921)
  • Швейк на фронте (реж. Карел Стеклы; Чехословакия; 1958)
  • Штаны (реж. Ив Буассе; Франция; 1997)
  • Эскадрилья «Лафайет» (реж. Тони Билл; США, Франция; 2006)

Проза о Первой мировой войне

Книги, имеющиеся в фондах библиотеки

  1. Акунин, Борис. Смерть на брудершафт : роман-кино / Б. Акунин. — М. : АСТ :АСТ Москва, 2009. — 441 с.
  2. Барбюс, Анри. Огонь: Дневник взвода / А. Барбюс. — М. : Правда, 1982. — 318 с. : ил. — (Библиотека зарубежной классики).
  3. Васильев, Борис. Дом, который построил дед : романы / Б. Васильев. — М. : АСТ : Астрель, 2010. — 574 с.
  4. Гашек, Ярослав. Похождения бравого солдата Швейка : роман / Я. Гашек. — М. : ЭКСМО, 2007. — 636 с. — (Зарубежная классика).
  5. Олдингтон, Ричардс. Смерть героя : роман / Р. Олдингтон. — М. : Правда, 1988. — 608 с.
  6. Пастернак, Борис. Доктор Живаго : роман / Б. Пастернак. — М. : Профиздат, 2008. — 591 с. : ил. — (Литературные шедевры).
  7. Первая мировая : сборник / сост. С. Н. Семенова. — М. : Молодая гвардия, 1989. — 606 с. : ил. — (История Отечества в романах, повестях, документах. ХХ в.).
  8. Пикуль, Валентин. Моонзунд; Миниатюры / В.Пикуль. — М. : Вече : АСТ, 2004. — 512 с.
  9. Пикуль, Валентин. Честь имею: Исповедь офицера российского Генштаба : роман / В. Пикуль. — М. : Просвещение, 1992. — 447 с.
  10. Ремарк, Эрих Мария. На Западном фронте без перемен ; Три товарища / Э. М. Ремарк. — М. : Лексика, 1993. — 537 с. — (Классики русской и зарубежной литературы).
  11. Сергеев-Ценский, Сергей. Преображение России : эпопея / С. Сергеев-Ценский. — М. : Правда, 1991. — 544 с.
  12. Толстой, Алексей. Хождение по мукам : трилогия / А. Толстой. — Новосибирск : Кн. изд-во, 1994. — (Домашняя библиотека).
  13. Хемингуэй, Эрнест. Прощай оружие! ; Рассказы / Э. Хемингуэй. — М. : Правда, 1982. — 352 с. : ил.
  14. Шолохов, Михаил. Тихий Дон : роман : в 2 т. / М. Шолохов. — М. : Дрофа, 1994.

Произведения, напечатанные в периодических изданиях

  1. Зуров, Л. Иван-да-Марья / Л. Зуров // Звезда. — 2005. — № 8, 9.
  2. Солженицын, Александр. Август Четырнадцатого / А. Солженицын // Звезда. — 1990. — № 1-12.
  3. Солженицын, Александр. Март Семнадцатого / А. Солженицын // Дружба народов. — 1990. — № 5, 6.
  4. Солженицын, Александр. Март Семнадцатого / А. Солженицын // Звезда. — 1991. — № 4-7.
  5. Солженицын, Александр. Март Семнадцатого / А. Солженицын // Нева. — 1990. — № 1-6, 1991. — № 6-12.
  6. Солженицын, Александр. Октябрь Шеснадцатого / А. Солженицын // Наш современник. — 1990. — № 1-10.
  7. Шмелев, Иван. Солдаты / И. Шмелев // Москва. — 1997. — № 3. — С. 4-85.

Список литературы

  1. Млечин, Леонид. Провал в невозможное / Л. Млечин // Огонек. — 2014. — № 27. — С. 22-24.
  2. Сорвина, Марианна. Предложение от которого невозможно отказаться: июльские переговоры / М. Сорвина //Знаине-сила. — 2014. — № 7. — С. 48-56.
  3. Лавренов, Сергей. Глубинная причина Первой мировой войны : антагонизм ведущих держав / С. Лавров // Обозреватель. — 2014. — № 6. — С. 109-117.
  4. Нефедов, С. 1914 год. Гибель старого мира / С. Нефедов // Новый мир. — 2014. — № 6. — С. 168-181.
  5. Травин, Дмитрий. Первая мировая: как Европа загнала себя в ловушку / Д. Травин // Нева. — 2014. — № 6. — С. 155-167.
  6. Великая война в поэзии Серебряного века // Наше наследие. — 2014. — № 110. — С. 35-45.
  7. Вельяшев, Вл. Два альбома времен войны / Вл. Вельяшев // Наше наследие. — 2014. — № 110. — С. 54-57.
  8. Глазами сестры милосердия : из архива В. Ф. Татариновой // Наше наследие. — 2014. — № 110. — С. 82-89.
  9. Пущина, А. Ф. В санитарном поезде / А. Ф. Пущина // Наше наследие. — 2014. — № 110. — С. 90-91.
  10. Устрялов, Н. В. Право на победу / Н. В. Устрялов // Наше наследие. — 2014. — № 110. — С. 3-4.
  11. Алексеев, А. Мир как промежуток между войнами : предыстория Первой мировой войны / А. Алексеев // Наука и жизнь. — 2014. — № 5. — С. 2-11; № 4. — С. 2-13.
  12. Стулов, И. Наши мертвые нас не оставят в беде / И. Стулов // Культура. — 2014. — № 17. — С. 7.

Оборона крепости Осовец.

  1. Шамбаров, В. Война великая, победоносная, оклеветанная / В. Шамбаров // Литературная газ. — 2014. — № 13. — С. 2. — (Настоящее прошлое).
  2. Шпицберг, В. Гумбинненский рубеж / В. Шпицберг // Красная звезда. — 2014. — 16 мая. — С. 22-23.
  3. Цветков, А. Великая война : к 100-летию начала Первой мировой войны / А. Цветков // Обозреватель. — 2014. — № 3. — С. 121-128.
  4. Воронов, В. Брестский мир, похабный и желанный / В. Воронов // Совершенно секретно. — 2014. — № 3. — С. 36-37.
  5. Бестужева-Лада, С. Первая забытая / С. Бестужева-Лада // Смена. — 2014. — № 2. — С. 25-47.
  6. Донин, А. Н. Военный август 1914 г. в России (по материалам журнала «Нива») / А. Н. Донин // Власть. — 2014. — № 2. — С. 164-169.
  7. Енеке, Г. Выстрел / Г. Енеке // ГЕО. — 2014. — № 2. — С. 118-129.
  8. Куличкин, С. Почему Первая мировая не стала Второй Отечественной / С. Куличкин // Красная звезда. — 2014. — 14 февр. — С. 21.
  9. Василец, В. Сто великих потрясений / В. Василец // Эхо планеты. — 2014. — № 1/2. — С. 2-5.
  10. Оськин, М. В. Унтер-офицерский состав русской армии в период Первой мировой войны / М. В. Оськин // Военно-исторический журнал. — 2014. — № 1. — С. 45-50.
  11. Князева, С. ХХ век берет разбег : 100-летие Первой мировой войны / С. Князева // Знание-сила. — 2014. — № 1. — С. 56-62.
  12. Порохов, С. Преступления без наказания / С. Порохов // Красная звезда. — 2014. — 24 янв. — С. 21; 17 янв. — С. 20.
  13. Елков, И. Дело принципа : начало Первой мировой войны / И. Елков // Российская газ. — 2014. — 9 янв. — С. 10. — (Неделя).
  14. Вишняков, Я. Братья по оружию / Я. Вишняков // Родина. — 2014. — № 1. — С. 107-110.
  15. Сабов, Д. Это повод поговорить о России / Д. Сабов // Огонек. — 2013. — № 50. — С. 22-23.
  16. Олейников, А. В. Невозможно было остаться великой державой, находясь в стороне от конфликта 1914 года / А. В. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2013. — № 10. — С. 24-26.
  17. Кудрявцев, Федор. Повесть о моей жизни. 1914-1918 / Ф. Кудрявцев // Звезда. — 2013. — № 10. — С. 88-157.
  18. Постников, Н. Д. Гумбинненское сражение (7 августа 1914 г.) / Н. Д. Постников // Преподавание истории в школе. — 2013. — № 8. — С. 3-7.
  19. Смирнов, А. Смоленские полки : возвращение под Грюнвальд / А. Смирнов // Родина. — 2013. — № 9. — С. 109-114.
  20. Пархоменко, В. Прощайте, дорогие родители, я еду оборонять Россию : юные добровольцы на фронтах Первой мировой / В. Пархоменко // Родина. — 2013. — № 8. — С. 142-145.
  21. Ренненкампф, Вера. Из воспоминаний о Первой мировой войне / В. Ренненкампф // Звезда. — 2013. — № 8. — С. 125-141.
  22. Базанов, С. Изменники Родины или патриоты? : как создавались национальные воинские части из военнопленных славян во время Первой мировой войны / С. Базанов // История. — 2013. — № 7/8. — С. 10-16.
  23. Бернштейн, А. Забытая война и потерянное поколение / А. Бернштейн // История. — 2013. — № 7/8. — С. 17-21.
  24. Романов, А. Российские асы / А. Романов // История. — 2013. — № 7/8. — С. 30-31.

Авиация в годы войны

  1. Чернова, М. Россия в Первой мировой войне : свидетельства современников и мнения историков / М. Чернова // История. — 2013. — № 7/8. — С. 26-29.
  2. Решетников, Л. Вступление России в великую войну / Л. Решетников // Москва. — 2013. — № 7. — С. 124-129.
  3. Оськин, М. В. Государственное ополчение в период Первой мировой войны / М. В. Оськин // Вопросы истории. — 2013. — № 6. — С. 142-152.
  4. Воробьев, В. П. «Победа будет на нашей стороне, ибо армия опирается на тыл...» / Е. П. Воробьев // Военно-исторический журнал. — 2013. — № 4. — С. 50-53.
  5. Суржик, Д. В. Пропагандистский фронт Первой мировой войны в США / Д. В. Суржик // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 12. — С. 38-43.
  6. Олейников, А. В. «Кажется, никогда еще не было такой войны, чтобы планы противника так быстро становились известными...» : радиоразведка и подслушивание телефонных переговоров на русском фронте в Превую мировую войну / А. В. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2013. — № 3. — С. 3-8.
  7. Айрапетов, О. По следам невыученных уроков / О. Айрапетов // Родина. — 2012. — № 11. — С. 140-143.
  8. Жуков, П. Вы спасли нам Ригу! / П. Жуков // Природа и свет. — 2012. — № 11. — С. 30-33.
  9. Котков, В. М. Духовно-санитарные отряды в Первой мировой войне / В. М. Котков // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 11. — С. 60-62.
  10. Мартиросян, Д. Г. Кеприкейское встречное сражение (23 октября — 11 ноября 1914 г.) / Д. Г. Мартиросян // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 11. — С. 9-14.
  11. Шенк, Ф. Б. «Августовское переживание» : начало Первой мировой войны как поворотный пункт немецкой истории / Ф. Б. Шенк // Новое литературное обозрение. — 2012. — № 116. — С. 441-454.
  12. Базанов, С. Брусиловский прорыв / С. Базанов // История. — 2012. — № 8. — С. 42-47.
  13. Пасадов, И. Дрались русские бригады за провинцию Шампань / И. Пасадов // Родина. — 2012. — № 7. — С. 26-27.
  14. Олейников, А. В. Противостояние военно-морских сил России и Германии в 1914-1917 гг. / А. В. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 7. — С. 6-11.
  15. Тюренков, М. Первая мировая. Рок или случай / М. Тюренков // Культура. — 2012. — № 28/29. — С. 6.
  16. Сергеев, Е. Ю. Военная разведка России в годы Первой мировой войны / Е. Ю. Сергеев // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 2. — С. 52-61.
  17. Нелипович, С. Г. Вторая Галицийская битва : операция на реке Сан и в Галиции (октябрь 1914) / С. Г. Нелипович // Военно-исторический журнал. — 2012. — № 1. — С. 10-13.
  18. Аверченко, С. В. Брусиловский прорыв. Борьба в воздухе / С. В. Аверченко // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 12. — С. 11-20; № 10. — С. 11-15.
  19. Смирнова, И. В. Художественный образ и реальность : «окопная жизнь» на западном фронте (1914-1918) в воспоминаниях солдат и романах писателей военного поколения / И. В. Смирнова // Вестник МГУ. История. — 2011. — № 4. — С. 102-118.
  20. Олейников, А. Летнее преследование 1915 года... : боевые потери русской, германской и австро-венгерской армий в кампании 1915 года на Русском фронте Первой мировой войны / А. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 11. — С. 3-7.
  21. Нелипович, С. Цена победы : лето-осень 1916 года / С. Нелипович // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 10. — С. 3-10.
  22. Хорошева, А. Сотрудничество России и Бельгии в годы Первой мировой войны / А. Хорошева // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 10. — С. 39-42.
  23. Август — месяц забытых войн // Совершенно секретно. — 2011. — № 8. — С. 37.
  24. Оськин, М. В. Проблема резерва для генеральского наступления русской армии в 1917 году / М. В. Оськин // Вопросы истории. — 2011. — № 8. — С. 144-150.
  25. Бутаков, Я. Русские солдаты на зарубежных фронтах Первой мировой войны / Я. Бутаков // Свободная мысль. — 2011. — № 7/8. — С. 143-152.
  26. Аверченко, С. В. Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года / С. В. Аверченко // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 6. — С. 12-17.
  27. Олейников, А. В. Доблестной смертью погибали наши славные батареи...: август 1915 года / А. В. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 6. — С. 7-11.
  28. Гурьянова, С. И. «Вятский плен» германских и австро-венгерских подданных (1914-1916 гг.) / С. И. Гурьянова // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 4. — С. 17-23.
  29. Мультатули, П. К вопросу о характере Первой мировой войны для России / П. Мультатули // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 4. — С. 124-128.
  30. Олейников, А. В. Штурмовые части русской армии в боях 1916-1917 гг. / А. В. Олейников // Военно-исторический журнал. — 2011. — № 4. — С. 12-16.
  31. Гайда, Ф. «Начинается расплата», или «Священное единение» на русский лад / Ф. Гайда // Родина. — 2010. — № 10. — С. 90-93.
  32. Базанов, С. Брусиловский прорыв как крупнейшее достижение военного искусства / С. Базанов // История. — 2010. — № 5. — С. 23-27.
  33. Жигальцова, Л. Умирать стоит спасая других. Иначе обидно... / Л. Жигальцова // Родина. — 2010. — № 3. — С. 44-48.
  34. Карелин, В. А. Проблема интернирования русских военнопленных Первой мировой войны / В. А. Карелин // Новая и новейшая история. — 2010. — № 1. — С. 93-105.
  35. Гребенкин, И. Офицерство российской армии в годы Первой мировой войны / И. Гребенкин // Вопросы истории. — 2010. — № 1. — С. 52-66.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!