Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Подарившая «Надежду»

(к 90-летию со дня рождения Александры Пахмутовой)

Библиографическое пособие. Курган. 2019

9 ноября 1929 года в поселке Бекетовка под Сталинградом появилась на свет девочка, которой суждено было стать величайшим песенным композитором России. В паре с верным соавтором и мужем, поэтом Николаем Добронравовым Александра Пахмутова создала шедевры, которые знает каждый: «Главное, ребята, сердцем не стареть», «Орлята учатся летать», «Знаете, каким он парнем был», «Старый клен», «Беловежская пуща», «Трус не играет в хоккей», «Команда молодости нашей», «И вновь продолжается бой», «Нам не жить друг без друга», «Как молоды мы были», «До свидания, Москва, до свидания», «Нежность», «Надежда» и многие-многие другие.

На счету композитора более 400 песен, по которым можно изучать историю некогда великой страны. В них и комсомол, и война, и космос, и сибирские стройки, и надежда, и мелодия любви. Прав был выдающийся дирижёр Евгений Светланов, много лет назад сказавший: «В её песнях есть та мелодическая изюминка, которая сразу ложится на сердце, надолго остаётся в сознании».

То даешь надежду,

то над горем плачешь,

То летишь далеко

в широте полей…

Мы хотим, чтоб знала,

как ты много значишь,

Маленькая птичка –

русский соловей.

Пусть трещат сороки,

пусть кричат вороны,

Но не заглушить им песни

соловья.

В городах и весях

по родной сторонке

В каждом русском

сердце музыка твоя.

И в тайге дремучей,

и в сиянье сада,

И в концертном зале –

вейся и живи,

Царствуй, Александра,

Здравствуй Александра,

Охрани Россию

музыкой любви!

Владимир Костров

Детство

Александра Николаевна Пахмутова родилась 9 ноября 1929 года в поселке Бекетовка под Сталинградом.

Отец Николай Андрианович работал на электростанции и был многогранно талантлив: писал маслом, играл на домре, балалайке, пианино; в местном клубе организовал оркестр народных инструментов и чудом добыл пианино, на котором профессионально таперствовал. Он обожал музыку, хотя никакого специального образования не имел.

Мать Мария Амплеевна растила детей. В семье кроме Али (так родители ласково называли Александру) было еще две дочери и сын.

«У отца, - вспоминает Александра Николаевна, - были золотые руки. Он умел фотографировать, мастерить, чинить все в доме, но еще и рисовал, самоучкой выучился играть на пианино, и не просто полечки, вальсы, но произведения Бетховена, Шопена. Мать Мария Андреевна работала парикмахером, растила детей – их в семье было четверо».

Музыкальная одержимость отца, его вечерние музицирования оказали огромное влияние на Александру. Классическая музыка, популярные и народные песни, русские романсы – самые светлые впечатления ее детства. В три с половиной года девочка начала подбирать на пианино услышанные в кино мотивы. А в пять лет Александра уже сочинила свою первую пьесу на фортепиано, которую назвали «Петухи поют».

В семь лет Александра поступила в общеобразовательную школу в Бекетовке и в музыкальную – в Сталинграде, куда ездила с мамой три раза в неделю на поезде, что отнимало много сил. «Благодаря маме, - вспоминает Александра Николаевна, - моя учеба, моя судьба стали самым главным в семье, в которой было еще трое детей постарше (Михаил, Зоя, Людмила). Сейчас я понимаю внутреннее состояние родителей, они боялись, что я не смогу получить настоящего музыкального образования и жизнь у меня сложится, как у отца, который мог бы стать и пианистом, и живописцем, у него были для этого все данные, но он так и остался самодеятельным музыкантом и художником».

Уже через полгода в переполненном клубе, на вечере памяти Ленина, Николай Андрианович и его 8-летняя дочь Александра исполнили на рояле в четыре руки первую часть симфонии соль-минор Моцарта.

1941 год. Александра закончила 4-й класс музыкальной школы и получила направление в интернат при Ленинградской консерватории. Утром 22 июня на городской олимпиаде детской художественной самодеятельности она отыграла вальс и прелюдию собственного сочинения. Сразу вслед за этим кто-то выбежал на сцену и сообщил, что началась война.

Дальше были бомбежки, пожары, эвакуация – мучительный месячный переезд в Казахстан. «Наш эшелон миновал переправу и должен был идти дальше, - вспоминает Александра Николаевна. – Вдруг мы увидели немецкий бомбардировщик, который стал разворачиваться и заходить на нас. Эшелон остановился. Мы закрыли окна и стали ждать. И вот, как чудо, появились два наших истребителя, сбили бомбардировщик. Мы видели, как он горел».

Через месяц эшелон пришел в Караганду. Отсюда Пахмутовы еще 25 километров добирались до места назначения – поселка Темиртау. Жили в бараке на берегу речки Нуры. Аля училась в школе, одолевала казахский язык. В Темиртау рояля не было. И ей пришлось осваивать аккордеон.

Когда немецкие войска были отброшены от Сталинграда, семья вернулась в Бекетовку. Только что закончились бои, Сталинград лежал в развалинах, многие жили в землянках; погибла любимая учительница музыки. Аля много пела для солдат под аккордеон популярные песни тех лет (и первые собственные, на стихи Иосифа Уткина – «Если будешь ранен, милый, на войне» и «Если я не вернусь, дорогая...»). Болезненно ощущалась необходимость учиться дальше, но Ленинград стал недоступен. Когда отца отправили в командировку в Москву, он взял дочь с собой, чтобы показать в Центральной музыкальной школе для одаренных детей при Московской консерватории.

Комиссия педагогов, прослушав новенькую определила ее в шестой класс, выдав свое заключение: «Александра Пахмутова обладает отличным слухом, чувством формы. Она отстает от своих сверстников по технической подвинутости, но должна быть зачислена ввиду отличных перспектив».

В школе преподавали легендарные музыканты, профессора Московской консерватории: Константин Игумнов, Генрих Нейгауз, Давид Ойстрах, Лев Оборин, Святослав Кнушевицкий. Александр Гольденвейзер, Юрий Шапорин.

Александра жила в коммуналке на Большой Бронной у знакомых. Каждый день рано утром, пока еще не ходили трамваи, Аля пешком шла в школу. Она попала в «золотой» класс. Вместе с Александрой учились будущие лауреаты, будущие известные музыканты, композиторы, музыкальные критики – Евгений Малинин, Игорь Безродный, Эдуард Грач, Лазарь Берман, Халида Ахтямова, Роман Леденев, Николай Каретников, Дмитрий Благой, Лиана Генина, Людмила Корабельникова.

Вспоминает одноклассница Пахмутовой Лиана Генина: «Будущие лауреаты не только потрясающе играли на классных вечерах, они не уставали носиться с футбольным мячом, случалось, сбегали с занятий в кино. Неправдоподобно хрупкая, даже по тем голодным временам, Аля Пахмутова была не по возрасту серьезной. В большой старомосковской квартире на Бронной, где она жила у друзей ее родителей, сочинять музыку приходилось ночью на кухне. Дело было, однако, не только в отсутствии времени и нормального жилья. Пахмутова раньше других взрослела».

В 1948 году Пахмутова закончила Центральную музыкальную школу. В аттестате зрелости за игру на фортепиано стояло «отлично».

Юность

Осенью 1948 года Александра Пахмутова становится студенткой теоретико-композиторского факультета Московской консерватории. Она занимается в классе замечательного педагога Виссариона Яковлевича Шебалина.

«Он считал, что в композиторском хозяйстве должен быть абсолютный порядок во всех деталях вплоть до самых незначительных штрихов и оттенков, - вспоминает Александра Николаевна, - презирал поверхностное отношение к делу... Его глазами мы смотрели на партитуры великих мастеров, где нет места случайности и небрежности...».

Пахмутова с благодарностью вспоминает о своем педагоге: «Меня поразило в нем удивительное сочетание мужественной, высокой любви к музыке, от этого – строгости, высокой требовательности, и в то же время покоряющей теплоты, чуткости, отеческой снисходительности к молодым, ничего не умеющим и надеющимся научиться...

На его уроках мы насыщались и знаниями, и особой возвышенной атмосферой отношения к музыке. В нас воспитывалось прежде всего ответственное отношение к своей будущей жизни в искусстве, необходимость готовить себя к деятельности, которая будет полезна музыкальной культуре своей страны...

Сколько мы переиграли прекрасной музыки в четыре руки на уроках Виссариона Яковлевича! Он был уверен, что его ученики должны уметь хорошо сыграть симфонии Бетховена, разобраться в них не как рядовые студенты теоретико-композиторского факультета, а как будущие композиторы, будущие мастера, не гении, не Бетховены, но люди, которые (как ни невероятны космические дистанции между ними и классиками) занимаются тем же ремеслом!

Его отношение к работе, к композиторскому делу глубоко запало и в наши души. Как это случилось, как это было привито нам, я, может быть, объяснить и не смогу, но с тех пор, с тех далеких уроков я больше всего не люблю, не переношу музыкантов с красивой позой и плохим голосоведением, небрежно завязанным галстуком и засаленным клавиром, - словом, играющих в гения».

А вот что рассказывает уже о самой Александре-студентке композитор-однокашник А. Эшпай: «В консерватории Аля Пахмутона отличалась живым, контактным характером. Была веселой, простой, отличным товарищем. Мы часто готовились вместе к экзаменам, я бывал у нее дома, где-то в районе площади Маяковского. Очень способная, она быстро схватывала суть темы, отвечала на экзаменах кратко, но, что называется, «в самую точку». Позже мы вместе с Алей писали музыку к кинофильму «Экран жизни» о телевидении. Это была очень приятная и интересная работа, наши устремления совпадали. И было увлекательно – написать, а назавтра услышать тобой созданное. У Пахмутовой был (да и есть) – легкий, живой талант».

В консерватории Александра зарекомендовала себя как автор разноплановый: написала «Русскую сюиту» и «Концерт для трубы с оркестром», но особое внимание уделяла сочинению песен. Первой песней Александры, получившей известность, стала «Походная кавалерийская» на стихи Юлии Друниной. Она даже завоевала первый приз на студенческом конкурсе.

Вот что говорил об Александре Шебалин: «Александра Пахмутова – талантливый композитор. Сочинения Али Пахмутовой радуют яркостью, свежестью, русским национальным колоритом. Ее первая крупная работа – Сюита для симфонического оркестра – захватила слушателей жизнерадостностью, бодрым, четким ритмом, задушевностью мелодии».

Начиная с 1953 года «Русская сюита» с успехом исполнялась в Москве, Ленинграде, Баку, Кисловодске, а затем и за рубежом. В том же году на «отлично» была окончена Московская консерватория. Затем Пахмутова еще три года занималась у Шебалина в аспирантуре.

В аспирантуре написана диссертация «Партитура оперы М. Глинки «Руслан и Людмила». В одном из интервью на вопрос – почему она не осталась «в лоне классической музыки», Александра Николаевна отвечает: «Почему? Да просто… понимаете, вот окончила я консерваторию, аспирантуру, а в стране такое время началось! Яркое время! Это и разоблачение культа Сталина, «оттепель», полет в космос, сибирские стройки замечательные, небывалый подъем! Обнаружился огромный интерес к песне как к жанру. К тому же... вы знаете, можно написать очень хороший квартет, его, может быть, похвалят в Малом зале консерватории. И все. А если успех у песни – то успех шумный, сразу на всю страну!»

Творчество

Учеба успешно закончена. И Пахмутова врывается в песенный мир, где творили Фрадкин, Чичков, Новиков, Соловьёв-Седой, Френкель, Туликов...

В 1956 году на Всесоюзном радио в 9-й студии детского вещания молодому композитору предложили поработать над песней о каникулах с артистом Московского театра юного зрителя, пишущим стихи и часто выступающим в эфире. Глава музыкальной редакции Ида Горенштейн сказала: «Начинаются летние каникулы. Ну напишите про это какую-нибудь песенку!» Так возникла песня «Лодочка моторная» - первая работа с Николаем Добронравовым.

За дело принимается весёлый наш отряд,

И молотки-кузнечики без устали стучат.

Ведь самым лучшим кажется, что сделано самим, –

Походную моторную мы лодку мастерим.

Лейся, наша песенка,

Песенка задорная,

Ты, волна упорная,

Смелых не пугай!

Лодка наша, лодочка,

Лодочка моторная,

Мы на ней объедем весь родимый край!

В поход просторы Родины нас летом позовут,

Горнисты – птицы певчие – на зорьке запоют.

И, словно чайка белая, помчится по реке

Та лодочка, что сами мы построили в кружке.

Не каждому доводится стать храбрым моряком,

Не каждый будет с бурями и штормами знаком,

Но даже тот, кто вырастет и сушу предпочтёт,

Наверно, с удовольствием когда-нибудь споёт:

Лейся, наша песенка,

Песенка задорная,

Ты, волна упорная,

Смелых не пугай!

Лодка наша, лодочка,

Лодочка моторная,

Мы на ней объедем весь родимый край!

«На этой лодочке мы и отправились в плавание по жизни», - улыбается Николай Николаевич. «6 августа была жуткая жара, - вспоминает Александра Николаевна. – Но как только мы подъехали к загсу, полил дождь. Говорят, это к счастью! Белого платья у меня не было, и мама с сестрой сшили мне костюм – такой красивый, розовый».

Александра Пахмутова с мужем Николаем Добронравовым

В дальнейшем Пахмутова сотрудничала со многими известными поэтами-песенниками: Михаилом Матусовским, Евгением Долматовским, Сергеем Гребенниковым, Риммой Козаковой, Робертом Рождественским.

В 1958 году на экраны страны вышла кинокартина «По ту сторону», к которой Пахмутова написала несколько симфонических фрагментов и пять песен на стихи Льва Ошанина. Одна из них – «Песня о тревожной молодости» принесла молодому композитору настоящую славу.

Забота у нас простая,

Забота наша такая –

Жила бы страна родная,

И нету других забот!

ПРИПЕВ:

И снег, и ветер,

И звёзд ночной полёт…

Меня моё сердце

В тревожную даль зовёт.

Пускай нам с тобой обоим

Беда грозит за бедою,

Но дружба моя с тобою

Лишь вместе со мной умрёт.

ПРИПЕВ

Пока я ходить умею,

Пока я глядеть умею,

Пока я дышать умею,

Я буду идти вперёд.

ПРИПЕВ

И так же, как в жизни каждый,

Любовь ты встретишь однажды.

С тобою, как ты отважна,

Сквозь бури она пройдёт.

ПРИПЕВ

Не думай, что все пропели,

Что бури все отгремели,

Готовься к великой цели,

А слава тебя найдёт!

ПРИПЕВ

Музыковед Рема Петрушанская вспоминает: «Фильм прошел и забылся, а песня превратилась в гимн молодежи 60-х годов, покорителей целины и тайги, отважных строителей, искателей и романтиков. Кто не помнит ее маршевого, строгого ритма, ее взволнованной, героической, проникающей в душу мелодии?

Эту песню тогда, в 60-е, да и в последующие – 70-е годы, пели все: на любом комсомольском собрании, пионерском сборе, в домашнем застолье, на улице, в парке, в заводском или сельском клубе».

Однажды в Японии Александра Николаевна услышала «Песню о тревожной молодости» на празднике во Дворце спорта. Ее исполнили знаменитые «Поющие голоса Японии». Тысячи людей, собравшихся во дворце, подхватили песню.

Пахмутова встречалась со своей песней в Германии, на Кубе, в Болгарии, Финляндии...

В 1960 году появляются новые песни композитора: «Машинист», «Геологи», «Марш девушек, уезжающих на целину», «Марш молодых строителей», «Молодеет вся планета». В 1962 году на экраны страны вышел фильм «Девчата». Песни «Хорошие девчата» и «Старый клен» на слова М. Матусовского стали широко популярными.

Важное значение для дальнейшего творчества Александры Пахмутовой имела поездка в 1962 году вместе с соавторами – поэтами Гребенниковым и Добронравовым и исполнителями Иосифом Кобзоном и Виктором Кохно по городам и новостройкам Сибири. Творческая бригада посетила Иркутск, Ангарск, Братск, Усолье, Улан-Удэ, маленькие селения и даже пристани. В результате этой поездки рождается цикл «Таежные звезды».

В самый популярный тогда среди молодежи «венок песен» вошли «ЛЭП-500», «Девчонки танцуют на палубе», «Письмо на Усть-Илим» и знаменитый марш «Главное, ребята, сердцем не стареть».

Поэт Евгений Долматовский рассказывал, что однажды на Усть-Илимской ГЭС он задал вопрос девушке-монтажнице: «Что привело вас в Сибирь, на стройку?» Она ответила: «Песня Пахмутовой «Письмо на Усть-Илим».

У каждой песни своя интересная история. Так, толчком для на писания песни «Девчонки танцуют на палубе» стал один из вечеров на пароходе «Фридрих Энгельс», на котором путешествовала творческая бригада. «С верхней палубы, - вспоминала Пахмутова, - доносились звуки баяна. Там танцевали девушки, что с путевкой комсомола ехали на далекие новостройки. Мы познакомились. Нам очень понравились эти веселые, милые девчонки, и захотелось рассказать, о них в песне».

«Этот непритязательный вальс – не обычная бытовая зарисовка словом и музыкой, - пишет музыковед Екатерина Добрынина. – Просты, чисты его гармонии, чуть застенчива мелодия, с типичным для композитора кружением интонаций (на словах: «две девчонки танцуют, танцуют...»), с постепенным развертыванием мотива – пока в припеве не появится «укрупненная», типично вальсовая покачивающаяся ритмическая фигура».

Безусловно, самой известной песней цикла стала «Главное, ребята, сердцем не стареть».

Главное, ребята, сердцем не стареть,

Песню, что придумали, до конца допеть.

В дальний путь собрались мы,

А в этот край таёжный

Только самолётом можно долететь.

А ты улетающий вдаль самолёт

В сердце своём сбереги!

Под крылом самолёта о чём-то поёт

Зелёное море тайги.

Лётчик над тайгою точный курс найдёт,

Прямо на поляну посадит самолёт,

Выйдет в незнакомый мир,

Ступая по-хозяйски,

В общем-то зелёный, молодой народ.

Там веками ветры да снега мели,

Там совсем недавно геологи прошли.

Будем жить в посёлке мы

Пока что небогатом,

Чтобы все богатства взять из-под земли.

Мчатся самолёты выше облаков,

Мчатся, чуть похожие на больших орлов,

Мчатся над тобой они,

А знаешь, дорогая,

Лёту к нам в Таёжный – несколько часов.

А ты улетающий вдаль самолёт

В сердце своём сбереги!

Под крылом самолёта о чём-то поёт

Зелёное море тайги.

Следующий цикл Пахмутовой – «Обнимая небо» (1965-1966). «Он тоже обращен к конкретным людям, героям-летчикам, рожден знакомством с их жизнью и трудом. Если в «Таежных звездах» преобладают песни-события, песни-герои, то цикл «Обнимая небо», пожалуй, более глубок, серьезен, душевно напряжен, - отмечает музыковед Рема Петрушанская. – Вспомним «Нежность», «Обнимая небо», «Мы учим летать самолеты».

Другой цикл того же периода посвящен морякам. Командировка на Северный флот вместе с Гребенниковым и Добронравовым привела к появлению песен, в которых отдается дань уважения тяжелому труду военных моряков: «В море идут катера», «Верю тебе, капитан», «Море стало строже», «Усталая подлодка».

«Лирический центр «морских» песен Пахмутовой – «Усталая подлодка», - пишет музыковед Екатерина Добрынина. – Здесь сконцентрированы самые личные, сокровенные чувства, испытываемые человеком, находящимся в далеком и трудном плавании. По названию можно было бы предположить, что авторы песни будут как-то акцентировать настроения усталости, утомления, вызванного и работой, и долгой разлукой с берегом, с любимой. Однако этого нет в сочинении. Точно выверенными приемами добиваются Пахмутова и поэты того, что декларированная в названии песни «усталость» остается где-то «за кадром»: она есть, она сама собой разумеется... но не в ней, конечно же, главный смысл сочинения».

В 1967 года ЦК ВЛКСМ организовал в Сочи Международный фестиваль молодежной песни «Красная гвоздика». Главный приз фестиваля получила песня «Нежность».

Изначально «Нежность» входила в песенный цикл Пахмутовой «Обнимая небо», посвящённый советским лётчикам и космонавтам. Сначала родилась музыка и первая строчка «Опустела без тебя Земля», задавшая направление остальным строчкам. Несмотря на тревожный тон, песня всё-таки закончилась нотой надежды – «Если можешь, прилетай скорей…».

Опустела без тебя Земля…

Как мне несколько часов прожить?

Так же падает в садах листва,

И куда-то всё спешат такси…

Только пусто на Земле одной

Без тебя, а ты…

Ты летишь, и тебе

Дарят звёзды

Свою нежность…

Так же пусто было на Земле,

И когда летал Экзюпери,

Так же падала листва в садах,

И придумать не могла Земля.

Как прожить ей без него, пока

Он летал, летал,

И все звёзды ему

Отдавали

Свою нежность…

Опустела без тебя Земля…

Если можешь, прилетай скорей…

Изначально публика не приняла песню. Но после выхода фильма Татьяны Лиозновой «Три тополя на Плющихе» песня становится популярной. Татьяна Лиознова вспоминала: «Я услышала песню Пахмутовой «Нежность», когда она ещё не была, как вы говорите, музыкальным хитом. Песня меня тогда захватила. Я стала придумывать разные истории, в контексте которых эта песня могла прозвучать. Делала какие-то наброски. Но это всё не попадало в тональность. Наконец, однажды я прочитала рассказ Александра Борщаговского «Три тополя на Шаболовке». Сразу поняла – история найдена! Хотя потом я ещё долго допридумывала, что представляет собой главная героиня, какая у неё жизнь, дом…».

Однако когда Пахмутова ознакомилась со сценарием фильма, то выразила решительный протест: «Я не буду этого делать, эту песню знают лётчики, космонавты, там – небо, а тут приезжает какая-то тётка, на базаре мясо продает, ну что это такое?»

Лиознова не сдалась и стала объяснять, что у неё весь фильм строится на этой композиции. Решающую роль сыграл просмотр знаменитой сцены, где героиня Дорониной, подперев щёку, бесхитростно исполняет «Нежность» в жалостливой деревенской манере – со всеми этими «Ой!» и ремаркой «И когда летал Экз… ну, лётчик один французский».

Пахмутову тронуло пение актрисы, но ещё больше тронули глаза героя Ефремова – глаза человека, к которому пришла большая любовь.

Любимую многими «Нежность» перепела масса исполнителей. От Майи Кристалинской до Татьяны Булановой. Причём даже есть и мужской вариант. А теперь «Нежность», по признанию композитора, навсегда отдана Тамаре Гвердцители : «Мы никогда ни ради кого не отберём у неё это право. Это её песня».

В 1971 году Пахмутова создает новый цикл «Созвездие Гагарина», посвященный памяти первого космонавта. Композитор Дмитрий Кабалевский считал его вершиной творчества Пахмутовой – и по глубине, и по масштабности замысла, и по художественности его выполнения. «Созвездье Гагарина» не просто музыка и стихи, - писал он, - это памятник! Да, первый и до сих пор единственный музыкальный памятник прославленному герою. Замысел сложный и очень ответственный. Создать музыку, достойную имени Первого Космонавта, - не каждому такой замысел по плечу, не каждый рискнул бы взяться за него. А вот Пахмутова взялась. И он ей оказался по плечу... Перед нами возникает картина недолгой, но прекрасной жизни Юрия Гагарина и его живой, многогранный образ – образ мужественного героя и простого, веселого парня; человека огромной воли и сердечнейшей нежности, редкого обаяния; человека, рожденного для подвига и трогательно любившего лирическую песню.

Но не только этот сложный образ создала в своей музыке Пахмутова. Она выразила в ней и не менее сложный сплав чувств, возникающих в нашей душе, когда мы думаем о Юрии Гагарине, когда произносим его имя, ставшее сегодня легендой: восхищение, преклонение и гордость, но одновременно не исчезающую с годами печаль от сознания, что так рано и так трагично ушел из жизни этот «человек из сказки», что этого могло бы и не случиться...»

Сталинградка Аля Пахмутова не могла не вернуться к великим и трагическим событиям Великой Отечественной. Она создает такие достойные ее таланта произведения, как «Весна сорок пятого года», «Песнь-сказ о Мамаевом кургане», «Поклонимся великим тем годам», «Горячий снег».

«Горячий снег» Юрия Бондарева, так же как и стихотворение Михаила Львова, - вспоминает Александра Пахмутова, - говорят о незабываемых днях боев за Сталинград, город, в котором я выросла. Надо ли говорить, с каким душевным трепетом и волнением я приступила к работе над музыкой?»

А вот мнение поэта Льва Ошанина: «Мы говорим, что есть героические и лирические песни. Мне кажется, что надо иначе делить песню. Надо ее делить на песню, которая идет в сердце человека, и песню, которая идет мимо сердца человека. Когда, например, звучит «Горячий снег», песня гражданственная, революционная, она вызывает бурю оваций. Потому что она бьет в сердце».

Особая тема в творчестве Пахмутовой – спорт. У нее много друзей среди спортсменов: «Для нас необычайно интересно прикоснуться к людям удивительной спортивной судьбы. Одни остаются в истории сухой строчкой судейского протокола, другие становятся живым учебником для юного поколения. Сложить о них хорошую песню – большая радость».

В составе советской делегации творческий дуэт Пахмутова – Добронравов побывал на Олимпийских играх в Мехико, Мюнхене, Монреале. И не просто побывал, а одарил спортсменов такими песнями, как «Мяч и шайба», «Звезды Мехико», «Трус не играет в хоккей», «Альпийский огонек», «Предстартовая песня», «Герои спорта».

В 1979 году для фильма «Баллада о спорте» режиссера Ю. Озерова Александра Николаевна написала семь песен. Московскую Олимпиаду-80 трудно представить без музыки Пахмутовой. Празднику способствовали ее песни (стихи Добронравова): «Позывные Олимпиады», «Старт дает Москва», «Ода на зажжение огня», «О спорт, - ты мир», «Вся страна – наш стадион».

Мало кто слушал без слез на закрытии крупнейшего спортивного соревнования трогательную и нежную песню «До свиданья, Москва». Вместе с улетающим в небо обаятельным Мишкой она так и осталась одним из символов Олимпиады.

На трибунах становится тише…

Тает быстрое время чудес.

До свиданья, наш ласковый Миша,

Возвращайся в свой сказочный лес.

Не грусти, улыбнись на прощание,

Вспоминай эти дни, вспоминай…

Пожелай исполненья желаний,

Новой встречи нам всем пожелай.

ПРИПЕВ:

Расстаются друзья.

Остаётся в сердце нежность…

Будем песню беречь.

До свиданья, до новых встреч.

Пожелаем друг другу успеха,

И добра, и любви без конца…

Олимпийское звонкое эхо

Остается в стихах и в сердцах.

До свиданья, Москва, до свидания!

Олимпийская сказка, прощай!

Пожелай исполненья желаний,

Новой встречи друзьям пожелай.

ПРИПЕВ

Много песен композитора написано для детей и о детях. «В пионерском лагере «Орленок» она с душевной увлеченностью участвует в играх ребят, выступает на их праздниках, поет у костра. И пишет задиристую песню «Орлята учатся летать», созерцательно-поэтический «Звездопад», - пишет музыковед Рема Петрушанская. – Кантата «Отрядные песни» продолжает традиции пионерских кантат Исаака Дунаевского, Дмитрия Кабалевского с их веселым, бодрым, маршевым ритмом, мужественными и лирически-чистыми интонациями. Пахмутова вносит в них современный характер. Ее пионерские песни – это песни ребят 60 – 70-х годов. Только в это время могли быть написаны «Турнир эрудитов» или «Дикая собака Динго».

Все партитуры своих песен она всегда пишет сама – будь то симфонический оркестр или эстрадный, оркестр народных инструментов или современный компьютер. Пахмутова писала: «Бесспорно, без мелодического таланта композитору в песне делать нечего. Это жестокий закон, но – закон. Но талант еще не гарант. Как будет воплощен замысел песни, как будет развиваться ее тематическое зерно, как будет сделана партитура, как будет осуществлена запись в студии – всё это не последние вопросы, и из всего этого тоже складывается образ».

Симфонических сочинений у Александры Николаевны не так много. Среди написанных после 1970 года выделяются Концерт для оркестра (1971), балет «Озаренность» (1973), кантата «Прекрасная, как молодость, страна» (1977), Ода на зажжение олимпийского огня (1980), «Торжественное приветствие» ко Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве 1985 года.

24 марта 1972 года в Большом зале Московской консерватории впервые прозвучал пахмутовский Концерт для оркестра. Оркестром управлял один из выдающихся музыкантов современности Евгений Светланов. Концерт был горячо принят слушателями, которые долго не отпускали Александру Николаевну со сцены.

О Концерте для оркестра хорошо сказал композитор Родион Щедрин: «Произведения Пахмутовой отличают яркость, броскость музыки четкость и ясность мысли, отменная композиторская хватка. Пахмутова блестяще чувствует оркестр, знает цену каждому штриху, каждой детали, оттенку, тонко пользуется наивыгоднейшими регистрами оркестровых инструментов, красками, сопоставлениями.

Музыка концерта сочинена для оркестра, а не оркестрована уже после сочинения. Это деталь чрезвычайной важности! Виртуозный блеск, живость музыки, лаконичность, точное ощущение жанра доступность восприятия – при достаточной сложности музыки, сделают его репертуарным».

В девяностые годы Александра Николаевна открыла еще одну грань своего таланта. Только благодаря ее творческому опыту и интуиции на российской сцене появился певец Юлиан. Песня Пахмутовой «Русский вальс» в его исполнении быстро завоевала популярность не только в нашей стране, но и за ее пределами, став своеобразным символом новой России.

Выпущено несколько десятков авторских грампластинок композитора. Среди них: «Созвездие Гагарина», «Обнимая небо», «Таежные звезды», «Любовь моя – спорт», «Птица счастья», «Шанс», а также пластинки с записями музыки к кинофильмам. А. Пахмутова – обладатель «золотого диска» фирмы «Мелодия» за грампластинку «Песни Александры Пахмутовой».

В 1995 году вышел компакт-диск с записью симфонических произведений в исполнении Государственного академического симфонического оркестра под управлением Евгения Светланова (фирма «Мелодия»). В том же году выпущен компакт-диск с песнями Пахмутовой «Как молоды мы были», а в 1996 году – компакт-диск «Зарево любви». В 2001 году вышел сборник песен для детей и юношества «Звездопад», а также сборник песен для детского хора на стихи Сергея Есенина «Земля моя златая». В 2005 году к 60-летию Победы была написана музыка к документальному сериалу «Великая Победа» (режиссер В. Лисакович).

Не только песни, но и симфонические произведения композитора с успехом исполняются за рубежом. Наиболее часто зарубежные симфонические оркестры включают в свой репертуар Концерт для трубы с оркестром и Русскую сюиту.

Проникновенно о Пахмутовой сказал поэт Роберт Рождественский: «Обычно эта женщина говорит тихо, а с песнями ее я много раз встречался за тысячи километров от Москвы, за горами, морями и океанами: такой, оказывается, громкий у нее голос!

Ростиком эта женщина – всего ничего, но то, что она совершила, то, что сделала она в советской песне, - не каждому великану по плечу.

Вот и получается, что она – такая тихая и маленькая – всем слышна и всем видна. Абсолютно всем!..»

А вот что говорит известный дирижер Евгений Светланов: «Секрет композитора – в огромном таланте. Мы часто и довольно легко расправляемся с этим словом, адресуя его то направо, то налево. Но нельзя забывать, что оно собою выражает. Талант – это редкость. Это дар. Как говорили раньше, «дар божий». Во всяком случае, под словом «талант» необходимо подразумевать яркую, самобытную способность самовыражения... Внутренний мир современника, его помыслы и дела – вот основа творчества Пахмутовой. Способность тонко и точно проникнуть в этот мир, ненавязчиво передать в музыкально-поэтических образах его суть делает Пахмутову художником современным, остро чувствующим, что нужно людям, живущим сегодня. Отсюда – признание, широчайшая известность творчества композитора в самых отдаленных уголках нашей Родины, за рубежом.

Песни Пахмутовой – неотъемлемая часть нашей жизни, реально действующий фактор нашей культуры.

Каковы же другие «секреты» популярности этих песен? Если первый – талант композитора, то второй – это подлинное высокое мастерство, раскрывающееся в подходе к избранному жанру. Так сказать, «прямое попадание». Дело в том, что песен создается в наше время великое множество. Но остаются жить лишь немногие из них. Песни Пахмутовой живучи... Взыскательность и строгий отбор – вот третий «секрет» пахмутовских песен. И вот мы подошли еще к одному «секрету» Пахмутовой. Секрет этот очень прост – ярко-национальная почвенность ее творчества».

Литература

Книги:

  1. Добрынина, Екатерина Александровна. Александра Пахмутова / Е. Добрынина. - М. : Советский композитор, 1973. - 141, [3] с. : ил., [16] вкл. л. фот.

  2. Мусский, Сергей Анатольевич. Самые знаменитые композиторы России / С. А. Мусский. - М. : Вече, 2004. - 479, [1] с. : ил. - (Самые знаменитые).

Статьи из периодических изданий:

  1. Колпаков, Леонид. Отвечает за каждую ноту / Леонид Колпаков // Литературная газета. – 2014. - № 43/44. – С. 8.

  2. Федоткина, Татьяна. Александра Пахмутова: «Мы никому не отдадим нежность!» / Татьяна Федоткина // Московский комсомолец. – 2014. – 22 октября. – С. 12.

  3. Ямпольская, Елена. «У вас в руках – душа человека» / Е. Ямпольская // Культура. – 2014. - № 39. – С. 1, 3.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!