Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Литературная премия «Поэзия»

Дайджест. Курган. 2020

Литературная премия «Поэзия» учреждена Благотворительным фондом «Достоинство» в 2018 году и является преемницей премии «Поэт». Цель премии «Поэзия» – находить и поощрять выдающиеся произведения современной поэзии и поэтического перевода, литературную критику, посвященную поэтическому творчеству.

9 ноября 2020 года были объявлены лауреаты премии «Поэзия» второго сезона. В премиальный лист вошли 99 стихотворений, 15 переводов и 10 критических публикаций. В отличие от большинства российских литературных премий в «Поэзии» отсутствует этап короткого списка. За премиальным листом следует награждение лауреатов. Жюри, в состав которого вошли известные поэты, издатели, редакторы и модераторы интернет-журналов и сетевых литературных ресурсов, журналисты, критики, литературоведы, переводчики, тайным голосованием определило лауреатов в номинациях «Стихотворение года», «Поэтический перевод» и «Критика».

Номинация «Стихотворение года» вручается за стихотворение, написанное на русском языке и опубликованное в течение предшествующего календарного года. Денежное содержание премии в номинации составляет 300000 рублей.

Лауреатом 2020 года в этой номинации стал Юлий Гуголев со стихотворением «Не дверцу шкафчика, но, в целом, Сандуны…»

Гуголев Юлий Феликсович – российский поэт и переводчик. Родился 13 декабря 1964 года в Москве. После школы поступил в медицинское училище. Окончив его, три года работал фельдшером на «Скорой помощи». Был ведущим кулинарной программы «Москва в твоей тарелке» на телеканале «Москва 24». Сотрудничал как сценарист и редактор с компанией НТВ. Работал в региональном представительстве Международного Комитета Красного Креста в РФ.

Первые стихи Юлия Гуголева публиковались в самиздате. В 1990-х годах отдельные стихотворения печатались в журналах «Юность», «Знамя», «Октябрь». Первая книга стихов «Полное. Собрание сочинений» вышла в 2000 году в издательстве «О.Г.И.»

В 2007 году стал лауреатом премии «Московский счет», в 2020 году – премии «Поэзия» в номинации «Стихотворение года».

Юлий Гуголев эпизодически публиковал переводы из англоязычной и скандинавской поэзии. Сделал новый перевод «Трёхгрошовой оперы» Бертольда Брехта для Московского Художественного театра, дав зрителям возможность услышать современный и поэтический русский язык.

***

Не дверцу шкафчика, но, в целом, Сандуны,

где причиндалы каждого видны:

болты, отростки, шланги, мотовило...

Какой там трубы — души здесь горят!

Одни проходят, прочие стоят,

и хоть у нас и веник есть, и мыло,

отец бубнит, что мы — другой разряд.

Что проку спорить с ним? — все верно: мы — другой...

Средь нас — увечные: кто с грыжей, кто с ногой,

с башкой истерзанной, и с телом-самоваром.

Сквозь помутневшей памяти окно

вот в это все стожопое «оно»

ведут меня за сандуновским паром

отцы-мучители, и деды заодно.

В гробу видал я сандуновский пар.

Еще там помню, синий кочегар

при каждом шаге уголь мечет в топку;

и каждый инвалид и ветеран

намыливает свой мясистый кран,

а я на них — все правильно — без толку...

на новые ворота... как баран...

Куда ж ведут нас новые врата?

Куда мы входим с пеною у рта

(точней, без пены — нас уже обмыли)?

Здесь веника неопалимый куст

горит, как тот, в важнейшем из искусств;

и нет чертей, все сами, сами... или

держись за шайку и лишайся чувств.

А шайка наша — деды и отцы.

Какие ж все-т’ки взрослые — лжецы!

Иначе для чего им это нужно,

чтоб человек, который и не жил,

под пиво с воблой (чисто рыбий жир!),

сидел, потел и крякал с ними дружно:

Как вкусно! Как прекрасен этот мир!

Но мы же тут не долго посидим...

Уйдем, как пар, рассеемся, как дым,

навеянный когда-то Сандунами.

И кочегара синяя рука

отправит в топку все, что за века

намылось, напотело между нами.

Но это будет позже... А пока

они сидят на волглых простынях,

раскинувшись, как баре на санях,

рвут плавничок, сдувают пену ловко

среди багровых и счастливых рож.

— Эй, Юликатый, ты чего не пьешь?!

И дед Аркадий, тяпнув «Жигулевского»,

знай себе крякает. И миром правит ложь.

Номинация «Поэтический перевод» вручается за перевод стихотворения на русский язык, опубликованный в течение предшествующего календарного года. Денежное содержание премии в номинации составляет 200000 рублей.

Лауреатом 2020 года признан Алёша Прокопьев с переводом стихотворения «Реквием Вольфу графу фон Калькройту» Райнер Марии Рильке.

Прокопьев Алеша (Прокопьев Алексей Петрович) – поэт, переводчик. Родился 15 августа 1957 года в Чебоксарах. Окончил Московский государственный университет, отделение искусствоведения. Руководил семинаром художественного перевода в Литературном институте. Переводит поэзию с немецкого, шведского, английского, итальянского, чувашского языков. Первая книга «Ночной сторож» вышла в 1991 году. В 2010 году стал лауреатом премии Андрея Белого.

Райнер Мария Рильке

Реквием Вольфу графу фон Калькройту

(перевод Алёши Прокопьева)

Мы правда не встречались? Вот, начало

бывает тяжко, медлишь, переносишь

его, так сердцу тяжко от тебя. Но как

сказать, «ты мёртв», о том, кто страстно сам

быть мёртв хотел. Пришло ли облегченье

от «больше-здесь-не-жить», или от смерти

как формы «быть» всё так же далеко?

Ты мнил, там лучше обладать, где в грош

никто не ставит ценность обладанья.

Ты мнил внутри ландшафта оказаться,

который был картиной пред тобой,

чтоб изнутри в любимую войти,

пройти сквозь всё, как трепет сильных крыл.

Но лишь бы детской глупостью твоей

недолго пользовался дух обмана.

Чтоб, растворён потоками печали,

течением влеком, в полусознанье,

вокруг чужих и незнакомых звёзд,

нашёл ты радость, в смертном бытии,

от снов, что ты принёс туда отсюда.

Но как ты здесь был близок от неё.

Как здесь всерьёз хозяйничала радость,

стремленье строгое твоей тоски.

Разочарован счастьем ли, несчастьем,

В себе копаясь, ты восстал прозрев,

едва под тяжестью находки тёмной

не падая, давившей на тебя:

ты нёс её, но так и не признал,

что Радость нёс, как малыша Мессию

через ручей, нёс бремя через кровь.

Что ж не дождался ты, чтоб эта тяжесть

невыносимой стала, в этот миг,

тяжёлый, истинный, преображаясь. Глянь,

тут миг другой бы, спешно поправляя

чуть съехавший веночек, встал у двери,

чтоб увенчать… но ты захлопнул дверь.

Так громогласно целый мир сотряс,

что где-то сквозняками нетерпенья

захлопнулось открытое уже.

И не прошла ли трещина тогда

сквозь семена здоровые в земле;

кто знает, не мелькнула ли в животных

прирученных охота убивать,

как молния сквозь поражённый мозг.

Кто поклянётся, что не наш поступок

Ударил в ближнюю сосну, и кто же

Его направил, всё здесь направляет!

Так всё разрушить. Ведь теперь в веках

так отзываться будут о тебе.

И если вдруг герой сорвёт как маску

смысл, что казался нам лицом вещей,

и нам в неистовстве предъявит лица,

глаза которых молча и давно

на нас в смещённые глазницы смотрят:

лик одного пребудет неизменным:

так всё разрушить. Глыбы стыли там,

и в воздухе уже ковался ритм

строительства, неудержимый строй;

ты там шагал и видел некий хаос,

одно скрывало от тебя другое;

казалось, всё уже пустило корни,

когда шёл мимо ты, не веря, что

поднимешь их. И вдруг поднял их все

в отчаянье, но для для того лишь, чтобы

в зияние каменоломни бросить,

в которую, идя от сердца прямо,

они теперь не поместились. Если б

какая женщина рукою лёгкой

гнев усмирила в зарожденье; если б

кто встретился, в глубины погружён,

тебе, когда ты молча выходил

свершить своё -: да если б даже путь

твой мимо мастерской шёл, где весельем

стучали б молотки, и день свершался

так запросто; и если б взгляд вместил

достаточно пространства, чтобы жук

и малый труд его вошёл, в тот миг

ты прочитал бы надпись, в знаки чьи

вгрызался с детства, долго и напрасно

стараясь, чтоб сложились в предложенье

слова: нет, ускользал нарочно смысл.

Я знаю, знаю: ты лежал и гладил

бороздки, словно надписи на камне

могильном щупал. Где, казалось, свет

вдруг загорался, ты держал его

перед строкой; но пламя тут же гасло,

то ль от дыханья, то ль рука дрожала;

а то ль само, бывает, гаснет пламя.

И так её не смог ты прочитать.

А нам и духа не достанет ведь

сквозь боль читать её, не разберёшь.

Да издали ну что там разобрать.

Нам остаются лишь стихи, в которых

слова от чувствований и стремлений

отделены; ты выбрал их. Да нет,

не все ты выбрал; часто был началу

предзадан облик целого, что словно

заданием служил. Печаль сквозила.

Но лучше б ты своих не слышал уст.

Твой ангел до сих пор звучит, но он

иначе акцентирует, мне слышно

в его манере чистой ликованье,

и ликованье – по тебе: твоё:

что всякая покинула любовь,

что ради зрения и ты отказ

познал, а в смерти мощный рост увидел.

Они твои, художник, формы: три,

открытые. Вот первое литьё:

дать место чувствам и простор; вторая –

способность обходиться без желаний,

великого художника способность;

а в третьей, что так рано ты разбил,

когда из пекла сердца первый ток

дрожащей лавы не успел ещё

пойти -, отличная отливка смерти,

той смерти собственной, что каждый сам,

обязан, столь нуждаясь в ней, прожить,

и здесь к ней ближе мы, чем где ещё.

Здесь дружба вся твоя, твоё именье;

ты их уже предчувствовал; но полость

внутри тех форм в тебя вселила ужас,

ты пустоту взял, руку запустив,

и плакать стал. – Проклятие поэтов,

что плачут там, где нужно говорить,

что всем свои хотят поведать чувства,

где надо их образовать; считая

себя певцами радости и горя,

и думают, что для того стихи,

чтобы скорбеть и славить. Как больным,

им речь нужна поплакать и поныть,

и рассказать, что причиняет боль,

а надо бы каменотёсом в слово

ожесточённо претворять себя,

в невозмутимость камня и собора.

Спасенье было здесь. Когда б хоть раз

увидел ты, как в стих судьба уходит,

не возвращаясь, образом внутри

став не как образ, так вот предок твой

с картины смотрит, чуть глаза подымешь,

похож и в то же время не похож –

тогда б ты выдержал.

Однако мелко,

что не было, рассматривать. В сравненье

упрёк, ведь он совсем не про тебя.

Что происходит, далеко от мнений

уходит наших, нам их не догнать,

и не узнать, как было там на деле.

И не смущайся, как тебя коснутся

умершие другие, претерпевши

всё до конца. (Что им кончина скажет?)

Спокойно, как уж повелось, меняйся

с покойниками взглядами, не бойся,

что наша скорбь так выделит тебя.

Великие слова из тех эпох,

свершений зримых, вовсе не для нас.

Кто о победах? Выстоять бы только.

4-5 ноября 1908, Париж

Номинация «Критика» вручается за критическую работу (рецензия, статья, обзор, эссе), написанную на русском языке, посвященную современной поэзии и опубликованную в течение предшествующего календарного года. Денежное содержание составляет 200000 рублей.

Лауреатом 2020 года в номинации стал Валерий Шубинский со статьей «С любовью к высоким словам» (о книгах Виктора Кривулина и Олега Охапкина).

Шубинский Валерий Игоревич – поэт и переводчик, критик, историк литературы. Родился 16 января 1965 года в Киеве. С 1972 года живет в Ленинграде. В 1986 году окончил Ленинградский финансово-экономический институт. Работал экскурсоводом и издательским работником. С 1984 года публикуется в журналах «Континент», «Звезда», «Октябрь», «Новый мир», «Новое литературное обозрение» и др. Первая книга «Балтийский сон» вышла в 1989 году. Занимается поэтическими переводами с английского и идиш.

Источники:

  1. Литературная премия «Поэзия» : официальный сайт. – Москва, 2019 – . – URL: http://poetryprize.ru/ (дата обращения: 09.11.2020). – Текст. Изображение : электронные.

Гуголев Юлий

  1. Бак, Дмитрий. Сто поэтов начала столетия. Юлий Гуголев, или «Помнишь не то, что имел в виду…» // Октябрь. – 2011. - № 5. – С. 167-170.

Стихи

  1. Гуголев, Юлий. «Не дверцу шкафчика, но, в целом, Сандуны» / Юлий Гуголев. – Текст : электронный // Литературная премия «Поэзия» : [сайт]. – URL: http://poetryprize.ru/wp-content/uploads/2020/09/2020_stihotvorenie_goda.pdf (дата обращения: 10.11.2020).

  2. Гуголев, Юлий. Время прибытия : стихи / Юлий Гуголев // Октябрь. – 2009. - № 10. – С. 120-123.

  3. Гуголев, Юлий. Новые стихи / Юлий Гуголев // Октябрь. – 2008. - № 8. – С. 96-99.

  4. Гуголев, Юлий. Странствия : стихи / Юлий Гуголев // Знамя. – 2008. - № 6. – С.9-10.

  5. Гуголев, Юлий. Впечатления из другой области : стихи / Юлий Гуголев // Знамя. – 2006. - № 4. – С.28-34.

  6. Гуголев, Юлий. Впечатления из другой области : стихи / Юлий Гуголев // Октябрь. – 2005. - № 10. – С. 83-85.

  7. Гуголев, Юлий. Струнка : стихи / Юлий Гуголев // Знамя. – 1998. - № 2. – С.136-137.

Прокопьев Алексей

  1. Рильке, Райнер Мария. Реквием Вольфу графу фон Калькройту / Райнер Мария Рильке ; перевод Алеши Прокопьева. – Текст : электронный // Сигма. – URL: https://syg.ma/@dienis-4/rainier-mariia-rilkie-riekviiem-volfu-ghrafu-fon-kalkroitu (дата обращения: 10.11.2020)

Шубинский Валерий

  1. Шубинский, Валерий. С любовью к высоким словам / Валерий Шубинский. – Текст : непосредственный // Новый мир. – 2019. - № 6. – С. 199-203.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!