Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Конструктор оружия, покорившего мир

(к 100-летию со дня рождения Михаила Калашникова)

Библиографическое пособие. Курган. 2019

10 ноября 2019 года исполняется 100 лет со дня рождения Михаила Тимофеевича Калашникова – конструктора лучшего в мире автомата.

Нечасто название оружия становится брендом целой страны. И в этом смысле автомат Калашникова – уникальное явление, олицетворявшее СССР, а ныне – Россию. Распространенный во всех частях света, ценимый за его боевые качества, он применялся во многих войнах, состоял на вооружении более 100 стран мира, в половине которых используется до сих пор.

«…Я мог стать поэтом, мог остаться танкистом. Но предназначено было мне стать оружейным конструктором – и я никогда не пожалел, не жалею и не пожалею об этом…»

Михаил Калашников

Тайны биографии

Михаил Тимофеевич Калашников родился 10 ноября 1919 года в селе Курья Алтайского края в многодетной крестьянской семье.

Родители Калашникова – вольные казаки Тимофей Александрович и Александра Фроловна – приехали в Курью из Кубани в 1910 году во время столыпинских реформ, узнав, что там раздают землю. А значит можно выращивать зерновые и жить всегда с хлебом. На тот момент в семье Калашниковых было трое детей. Позднее, по разным данным, родилось еще 15 или 16. Из них выжило всего восемь – две дочери и шесть сыновей. Михаил был болезненным ребенком, в раннем возрасте чуть не умер. Когда родители поняли, что мальчик не дышит, позвали плотника. Тот пошел делать гробик. И вдруг... Миша ожил. Мама потом не раз говорила: «В рубашке родился – счастливым должен быть».

В своей автобиографии Михаил Тимофеевич писал: «Моя родина – степное алтайское село Курья раскинулось вдоль реки Локтевка в шестидесяти километрах от железнодорожной линии Барнаул – Семипалатинск, и нет ничего удивительного, что "живой" паровоз впервые увидел только в 1936 году, когда мне исполнилось 17 лет...»

В 1930 году в водовороте борьбы советских властей с зажиточным крестьянством семья Калашниковых была принудительно выселена в деревню Нижняя Моховая Томской области. Очутившись в малопригодном для крестьянского труда климате, Калашниковы выживали с невероятным трудом. Не выдержав тягот переселения, умер отец Тимофей Александрович.

Из воспоминаний Михаила Калашникова: «Отец умер зимой. Заканчивался первый год нашей жизни в поселке Нижняя Моховая, где, в отличие от Курьи, мы назывались не жителями, а «спецпереселенцами». Год ушел на тяжелое обустройство. Хорошо, что сразу было жилье – дали нам пустующий дом, но надо было думать о пропитании.

С наступлением весны стали готовиться к полевым работам – корчевали пни, лопатами перекапывали непаханную землю, вручную сеяли зерно, деревянными самодельными граблями бороновали.

Крестьянская семья на то и крестьянская семья, что в ней работают все, независимо от возраста. Мне не было тогда двенадцати, но работал я наравне со всеми. Во всяком случае, старался. Главный воз, конечно, тянул отец. И вот он умер.

Трудно было представить, как мы будем жить без отца».

Мать, Александра Фроловна, вновь вышла замуж за односельчанина Ефрема Никитича Косача. Из воспоминаний Калашникова: «Отчима я поначалу невзлюбил, но он был до того добродушен и трудолюбив, что невозможно было не откликнуться на его добрые чувства. К тому же труд, вечный крестьянский труд, общий труд – он-то и сближал в первую очередь. Мало ли работы в крестьянском хозяйстве! То гоним деготь, то заготавливаем бревна и рубим новую избу, то пилим доски для потолка и пола. И все это движется стараниями и упорством неутомимого отчима.

Меня он называл Мыша большой, а своего сына — Мыша маленький, тот был на три года меня моложе. Но в работе отчим не делал скидок ни на степень родства, ни на годы. И все это сплачивало нашу новую семью».

Отчим Ефим Никитич Косач

Несмотря на тяжелые условия жизни, вместе с отчимом мать постаралась дать своим детям образование. Однако своей школы в Нижней Моховой не было, и Михаилу пришлось ходить в школу соседнего села Ворониха, ежедневно проделывая далекий путь в 15 км.

«Школа была в пятнадцати верстах от дома. Учиться было интересно. Были, правда, проблемы со школьными тетрадями, да и вообще с бумагой. Но мы выходили из положения – делали тетради из березовой коры.

Главное – учителя были у нас замечательные, тоже из ссыльных, политические переселенцы, люди грамотные, с университетским образованием и жизненным опытом. Очень интересно проходили занятия, особенно в технических кружках, - конечно, это уже когда постарше я стал», - вспоминал Михаил Калашников.

В школе Калашников тянулся к знаниям, и уже тогда пытался изобрести «вечный двигатель». Мальчишеский опыт разборки, сборки, починки всевозможных механических устройств и был главным университетом будущего конструктора.

Однажды, ему пришлось сидеть в «кутузке», как выражался он сам. Друг детства показал найденный браунинг. Михаил сумел разобрать пистолет, очистить от ржавчины и собрать. Оружие спрятали, но кто-то донес на юного Калашникова. Участковый на всякий случай задержал сына «кулака» и долго выпытывал: «Где браунинг?» Михаил не сказал. Когда его отпустили, а браунинг вынес в степь, разобрал и запчасти раскидал по сторонам.

Помимо увлечения физикой, геометрией, различными механизмами играл в любительских спектаклях, писал стихи и эпиграммы на школьных товарищей.

В конце 1930-х годов вышло постановление Совета народных комиссаров СССР о выдаче паспортов детям спецпереселенцев, достигшим 16 лет. Это давало возможность уезжать из мест ссылки.

Калашников задумал достать документ, который бы дал ему право на родине получить паспорт. Он сознательно пошел на риск – кропотливо научился подделывать печать и штамп комендатуры и в 1937 году вместе с приятелем по поддельным документам получил паспорт и уехал в Казахстан на станцию Матай, где работал брат приятеля.

В железнодорожном депо на станции Матай Калашников начинает трудовую деятельность, а в августе 1938 года его призывают на службу в Рабоче-крестьянскую Красную армию, в танковые войска.

Танковая школа. 1939 год

В те предвоенные годы в советских воинских частях широко практиковалась и поощрялась изобретательская и рационализаторская работа, проводились конкурсы на создание «нужных армии» приборов. Калашников живо включился в такие конкурсы, отдавал им все свободное время. И уже первый его прибор – счетчик для учета фактического количества выстрелов из пушки танка получил хорошую оценку в дивизии: «Прост в изготовлении и безотказен в работе».

Второй прибор, счетчик моточасов двигателя танка, принес Калашникову первую славу. В воспоминаниях Калашников напишет, что использовал в разработке этого прибора обыкновенные часы-будильник и, пока конструировал прибор, испортил немало будильников. Но в итоге прибор заработал точно и безотказно. О созданном рядовым Калашниковым приборе быстро доложили генералу армии Георгию Константиновичу Жукову, который тут же отдал приказ, чтобы создатель счетчика прибыл к нему. Жуков вручил Калашникову в качестве премии командирские часы. Прибор получил отличную оценку и был рекомендован к серийному производству.

Калашникова командировали на один из ленинградских заводов. Но это был конец июня 1941 года, началась война, изготовление счетчика остановили, и Калашников спешно покинул Ленинград для воссоединения со своей танковой частью.

Создатель оружия

В одном из боев под Брянском в октябре 1941 года тяжелораненого и контуженного командира танка, старшего сержанта Калашникова, едва успели спасти из горящей боевой машины. Пришел он в себя в медсанбате. Перед угрозой окружения раненых стали вывозить в тыл. Вместе с 12 бойцами в одной из полуторок ехал и Михаил. Недалеко от какого-то села военврач отправил в разведку тех, кто мог ходить: водителя, лейтенанта с обожженными руками и раненного в плечо Калашникова. Наткнувшись на следы немцев, они бросились к своим, но было поздно – найдя безоружных, беспомощных раненых, вражеские мотоциклисты их перестреляли.

На всю жизнь запомнил старший сержант Калашников слова лейтенанта: «Из шмайссеров лупят, сволочи. А нам хоть бы парочку автоматов...»

С помощью водителя они смогли добраться к своим. После проверки раненые отправились в госпиталь. Именно там, находясь на излечении, Михаил Калашников стал проектировать свое первое оружие – пистолет-пулемет.

О времени пребывания в госпитале Калашников напишет: «...кого ни спроси – все говорят одно и то же: одна винтовка на двоих да на троих!.. Как же так?..» И Калашников постоянно думал лишь об одном: «Почему у нас в армии нет автоматического оружия, легкого, скоростного, безотказного?» Стоявших к началу войны на вооружении армии пистолетов-пулеметов Дегтярева и поставленных в 1941 году на вооружение пистолетов-пулеметов Шпагина в первый год войны катастрофически не хватало.

Именно в госпитале у Калашникова родилась мечта: «Я решил создать собственное оружие, которое могло бы противостоять немцам. Думаю, в этом было что-то от авантюры – ведь я не имел специального образования».

В госпитальной библиотеке Калашников находит двухтомник по истории стрелкового оружия знаменитого конструктора автоматического стрелкового оружия В. Г. Федорова, знакомится с лежавшим с ним в одной палате лейтенантом, прекрасно разбиравшимся в самых разных системах автоматического оружия, слушает рассказы тех раненых, кто имел опыт ближнего боя с пистолетом-пулеметом. Калашников заводит тетрадь, чертит и анализирует разные типы автоматического оружия. У него возникает четкое представление о нужной армии конструкции пистолета-пулемета, и после госпиталя, получив отпуск для долечивания, он немедленно едет в Казахстан на станцию Матай, едет, одержимый желанием воплотить в металле свою конструкцию.

Трудно поверить, но начальник железнодорожного депо станции Матай поддержал идею Калашникова, предоставив ему мастерскую для конструирования оружия. Поддержали идею и районный военный комиссар, и рабочие депо – в то военное время непреклонное стремление приехавшего с фронта сержанта создать нужное для воюющих солдат оружие у каждого находило отклик. Работали «с глубочайшей самоотдачей», напишет позже Калашников. И в итоге в мастерских железнодорожного депо на далекой станции Матай был создан опытный образец пистолета-пулемета Калашникова (ППК).

Дальнейшие события в судьбе молодого конструктора развивались стремительно. Калашникова с образцом ППК направляют в Алма-Ату в областной военкомат. Там он сразу же попадает на гауптвахту за перевозку в военное время незарегистрированного образца оружия. И неясно, чём бы закончилась его судьба, не прояви интерес к его пистолету-пулемету секретарь ЦК КП(б) Казахстана, который направил ППК и его автора в мастерские эвакуированного в Алма-Ату Московского авиационного института, а впоследствии сам приехал на испытание доработанного образца и «с упоением» стрелял из него.

С доработанным образцом и письмом к начальнику Артиллерийской академии им. Дзержинского генерал-майору А. А. Благонравову Калашникова отправляют в Самарканд, куда была эвакуирована академия. Благонравов отозвался о Калашникове: «Несмотря на некоторые недостатки, сам подход к теме заставляет смотреть на молодого сержанта как на будущего большого конструктора, которому надо еще учиться». Он рекомендовал направить Калашникова на техническую учебу, но командующий войсками Среднеазиатского округа решил иначе, отправив его в Москву на доработку пистолета-пулемета. Так Калашников попадает на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения под Москвой.

Пистолет-пулемет Калашникова, над которым молодой конструктор работал в 1942-1943 годах, не был принят на вооружение, он был сложнее и дороже в изготовлении других типов подобного оружия, хотя и обладал несомненными преимуществами: легкий, небольшой длины, в нем были удачно совмещены переводчик огня и предохранитель.

В 1943-1944 годах Калашников работал над ручным пулеметом. На полигонных испытаниях пулемет Калашникова дошел до финала, но с резолюцией «не имеет преимуществ перед ранее принятыми образцами». На вооружение он принят также не был.

Казалось бы, Калашников дважды терпит поражение. Конечно, в такой ситуации конструктор сомневается, задумывается, но в конце концов все же поступает вопреки неудачам, решает, что ему необходимо как можно глубже изучить не только то, что было сделано и делается в области стрелкового оружия, но и методики испытаний, и документально по проведенным испытаниям. Тогда-то Калашников и осознает, что соревновался не по тем критериям, что главными требованиями приемной комиссии были требования простоты и надежности, причем не в представлении конструктора, а в понимании солдата.

Следующая разработка Калашникова, приспособление для стрельбы холостыми патронами для уже стоявшего на вооружении пулемета П. М. Горюнова, оказывается успешной и ставится на вооружение в комплекте с пулеметом.

В 1944-1945 годах Калашников разрабатывал карабин под новый патрон образца 1943 года. Хотя карабин Калашникова не был принят на вооружение, Калашников учел опыт работы над ним при разработке АК-47: в его конструкцию с некоторыми изменениями вошел главный узел запирания канала ствола карабина.

И вот в 1945 году, уже после окончания войны, Главное артиллерийское управление (ГАУ) объявляет конкурс на разработку новых автоматов. Калашников решает участвовать в конкурсе. Это было дерзкое решение: молодой конструктор понимал, что не сможет сам сделать все необходимые для подачи заявки расчеты и чертежи. Но его подбадривали и помогли ему оформить заявку офицеры полигона. Заявка Калашникова была поддержана комиссией. Теперь ему предстояло исполнить свою модель в металле и принять участие в последующих испытаниях и доработке.

Для изготовления автомата конструктора Калашникова направляют на оружейный завод в город Ковров, где ему в помощь дают специалиста-оружейника. Когда опытный образец был готов, прибыли представители ГАУ, установили, что созданный образец полностью соответствует требованиям для участия в конкурсе, и допустили автомат к полевым испытаниям, назначенным на июнь 1947 года.

1947 год

Бригада Калашникова первой прибыла на испытательный полигон. Сам Калашников невероятно волновался и вошел в свойственное ему состояние, когда ничто не могло его отвлечь от напряженной работы мысли: все ли он учел в конструкции автомата? В те дни перед первыми испытаниями у молодого конструктора точно и четко вырисовались идеи новых важных доработок автомата.

На повторные испытания комиссия рекомендовала лишь три образца, среди них и автомат Калашникова. Конструктор был невероятно рад и горд, но понимал, что окончательно победит только один автомат, и решился не просто доработать свое оружие, но сделать качественный прорыв в его конструкции.

Вернувшись в Ковров, Калашников предложил сделать капитальную перекомпоновку автомата. Он пошел на большой риск, решив действовать вопреки условиям конкурса, которые не предусматривали перекомпоновки. За такую вольность могли снять с конкурса! Но Калашников понимал, что перекомпоновка не только значительно упростит устройство автомата, но и повысит его надежность в работе в самых тяжелых условиях. Калашников поделился своим планом и с привлеченным к работе над автоматом специалистом завода, и с куратором ГАУ, и оба они поддержали конструктора. Однако руководство завода и конкурсная комиссия ГАУ оставались в неведении.

Калашников работал истово дни и ночи напролет. Теперь в автомате затворная рама была одним целым со штоком. Был переделан спусковой механизм. Крышка ствольной коробки полностью закрывала подвижные части. В новой конструкции переводчик огня выполнял несколько функций: обеспечивал переключение огня с одиночного на автоматический и на предохранитель и одновременно закрывал паз для рукоятки перезарядки, тем самым предохраняя ствольную коробку от попадания пыли и грязи.

Но главным было то, что в качестве способа запирания канала ствола в АК-47 была выбрана схема поворота затвора внутри затворной рамы. Казалось бы, ничего нового, аналогичный принцип использовался еще со времен Первой мировой войны, например в конструкции ручного пулемета «Льюис» 1913 года. Однако принцип – это не конкретная конструкция. Калашников применил «вывешивание» затворной группы внутри ствольной коробки, а также соединил соприкасающиеся цилиндрические части затвора и затворной рамы с огромным зазором, при этом выступы затвора, входящие в винтовые пазы затворной рамы, касались ее практически в точке.

Вместе с другими техническими нововведениями весь механизм обеспечивал высочайшую надежность и возможность изготавливать детали с минимальной фрезерной обработкой.

То, что делал Калашников, было настоящим прорывом: он ломал устоявшиеся представления о конструкции стрелкового оружия. Но новая компоновка деталей автомата не позволяла выдержать требования конкурса по габаритам. Тогда Калашников в очередной раз действует дерзко: он решает укоротить длину ствола на 80 мм.

Дорабатывая автомат перед предстоящими испытаниями, Михаил Калашников внес ряд важных изменений в опытный образец. Сам конструктор так оценил эти нововведения: «Не побоюсь сказать: то, что мы делали, было настоящим прорывом вперед по технической мысли, по новаторским подходам. Мы, по существу, ломали устоявшиеся представления о конструкции оружия, ломали те стереотипы, которые были заложены даже в условиях конкурса».

Полигонные испытания были назначены на декабрь 1947 года. С первых же отладочных выстрелов автомат подтвердил правильность решения Калашникова о перекомпоновке. Замеры габаритов при повторных испытаниях уже не проводились, однако инженер при проверке на кучность стрельбы заметил, что длина ствола не соответствует требованиям. Вновь судьба автомата, казалось, повисла на волоске. Но комиссия рассудила здраво: убедившись, что результаты по кучности боя у автомата Калашникова не хуже, чем у других образцов, она решила оставить автомат для дальнейшего прохождения конкурса.

Условия последующих испытаний были максимально приближены к реальным в бою. Автомат окунали в болотную жижу. Подержав там, чтобы он «пропитался», доставали и открывали огонь. Образец без единой задержки отстреливал магазин.

Тогда его «искупали» в песке, протащив вначале за ствол, а потом за приклад. Все щелки и пазы были забиты. На полигоне наступила напряженная тишина... Испытатель вскинул оружие, нажал спуск – и автомат вновь выдал очередь без всяких задержек. Только песок полетел в разные стороны.

Калашников на это не смотрел – не выдержал того, как над его детищем издеваются. Зато с облегчением услышал, как «пропесоченный» автомат полностью отстрелял еще один магазин. На этих испытаниях словно смоделировали обстановку, где в недалеком будущем предстояло действовать новому оружию – болота Вьетнама и пустыни Ближнего Востока.

Автомат Калашникова не дал перебоев при всех этих испытаниях. И комиссия вынесла свой вердикт: «7,62 мм автомат Калашникова под патрон образца 1943 года... может быть рекомендован для изготовления серии и последующих войсковых испытаний». Это решение было принято в начале января 1948 года.

А 21 января того же года министр вооружения СССР Дмитрий Устинов отдал приказ директору Ижевского мотозавода № 524 – к 1 июня 1948 года изготовить опытную серию автоматов АК-47 для войсковых испытаний в количестве 1500 штук.

В сентябре 1949 года, уволившись из армии в звании старшего сержанта, Калашников переезжает с семьей на постоянное место жительства в Ижевск. Он поступает на работу на Ижевский машиностроительный завод, на котором развернули серийное производство автомата АК-47.

В апреле того же года Михаилу Тимофеевичу Калашникову присудили Сталинскую премию первой степени «за разработку образца вооружения». А 18 июня 1949 года постановлением Совета министров СССР № 2611-1033 сс автомат Калашникова образца 1947 года был принят на вооружение Советской армии и Военно-Морского флота.

«Я считаю, - напишет Калашников в воспоминаниях, - если занимаешься техникой, то должен непрерывно продолжать процесс творческого мышления и поиска. Иногда, конструируя какую-то специальную систему, мысленно проводишь аналогию с чем-либо известным в бытовой жизни, берешь что-то оттуда...»

Конструкторское бюро

До августа 1957 года Калашников был ведущим конструктором, а затем до августа 1967 года – начальником конструкторского бюро на Ижевском машиностроительном заводе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1958 года за модернизацию автомата и создание ручного пулемёта Калашникову было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В эти годы возглавляемый Калашниковым коллектив конструкторов завода создал на базе АК первую унифицированную систему автоматического стрелкового оружия. Автоматическое стрелковое оружие, разработанное Калашниковым, отличалось высокой надёжностью, эффективностью, простотой в обращении. Впервые в истории создания стрелкового оружия ему удалось добиться оптимального сочетания ряда качеств, которые обеспечивали высокоэффективное применение и исключительную надёжность автомата в бою в любых климатических условиях.

В 1964 г. за создание комплекса унифицированных пулемётов ПК, ПКТ, ПКБ Калашникову и его помощникам Крякушину и Крупину была присуждена Ленинская премия.

В конце 1960-х гг. конструкторское бюро под руководством Михаила Калашникова приступает к выполнению важной работы по созданию нового малокалиберного автоматического оружия. В соответствии с заданием Главного ракетно-артиллерийского управления требовалось создать боевое оружие не только уменьшенного калибра (5,45 мм), но и обладавшее повышенными боевыми качествами.

По результатам первого тура полигонных конкурсных испытаний из семи представленных автоматов разных конструкторских коллективов к войсковым испытаниям были допущены только образцы Калашникова и А.С. Константинова (г. Ковров).

Соревнования в войсках завершились принятием в 1974 году на вооружение Советской армии и стран Варшавского договора 5,45-мм автоматов АК-74 и АКС-74, а чуть позже на их базе был разработан и принят на вооружение новый комплекс стрелкового оружия: укороченный автомат АКС-74У (1979 г.) и его модификации с ночным прицелом АКС-74СН, АКС-74УБ с прибором бесшумной стрельбы (ПБС) и бесшумным подствольным гранатометом, а также ручные пулеметы - РПК-74 (на базе АК-47), РПКС-74 со складывающимся прикладом, РПК-74М и модификация с ночным прицелом РПК-74Н.

В 1971 году Калашникову присвоили ученую степень доктора технических наук. А 15 января 1976 года Указом Президиума Верховного Совета за выдающиеся заслуги в создании новой техники он был награждён орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и Молот».

В мае 1979 г. Михаил Тимофеевич становится главным конструктором – начальником конструкторского бюро по стрелковому оружию научно-производственного объединения «Ижмаш».

Кроме стрелкового оружия для Вооружённых Сил конструкторским бюро под руководством Калашникова разработало большое количество оружия для спортсменов и охотников, которое не только отвечало своему прямому назначению, но и отличалось высокими техническими характеристиками и красотой. Охотничьи самозарядные карабины «Сайга», сконструированные на базе автомата Калашникова, завоевали огромную популярность у любителей охоты в нашей стране и за рубежом. Среди них: гладкоствольная модель «Сайга», самозарядный карабин «Сайга-410», «Сайга-20С». Более десятка модификаций карабинов выпускаются и ныне.

После распада СССР заслуги ставшего легендарным конструктора-оружейника получили высокую оценку в Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации от 5 ноября 1994 года за выдающиеся заслуги в области создания автоматического стрелкового оружия и значительный вклад в дело защиты Отечества он был награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. В том же году ему присваивается очередное воинское звание «генерал-майор».

7 октября 1998 года Указом Президента Российской Федерации за выдающийся вклад в дело защиты Отечества он был удостоен высшей награды страны – возрождённого ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

В 1999 году Калашникову присваивают звание «генерал-лейтенант».

Легендарный конструктор автоматического стрелкового оружия жил в ставшем ему родным городе оружейников Ижевске и продолжал плодотворную работу в ОАО «Концерн «Калашников» до последних дней своей жизни.

Михаил Тимофеевич Калашников ушел из жизни 23 декабря 2013 года после тяжёлой, продолжительной болезни. Похоронен с воинскими почестями на Центральной аллее Пантеона Героев Федерального военного мемориального кладбища в Мытищинском районе Московской области.

В надежных руках

Оружие, созданное Калашниковым

Автомат Калашникова занесён в Книгу рекордов Гиннеса как самое распространённое оружие в мире (по некоторым данным, в мире насчитывается около 100 миллионов автоматов). Различные модификации автомата Калашникова состоят на вооружении армий и спецподразделений 106 стран мира.

Войска приняли АК-47 на ура, потому что, как говорил сам создатель, «солдат делал оружие для солдата» - простое, надежное, безотказное. Первое боевое крещение новому оружию довелось пройти при подавлении Будапештского восстания. В городских боях автомат был явно предпочтительнее винтовок и пистолетов-пулеметов повстанцев.

Но всемирная слава к АК-47 пришла во время Вьетнамской войны, неофициальным символом которой он стал. Эти автоматы использовали даже американцы. Кстати, в меморандуме министра обороны США Роберта Макнамары говорилось, что автоматическая винтовка М14 – ровесница АК-47 – уступает ему в огневых качествах и боевой эффективности и даже более «молодую» АR-15 (М16) калаш превосходит по всем показателям.

Автоматы Калашникова стали участниками почти всех военных конфликтов второй половины XX века. Надежность и простота оружия, которое мог освоить любой, даже самый малограмотный боец, полюбились многим. Автомат даже попал в Книгу рекордов Гиннесса как самое распространенное оружие в мире. Считается, что существует свыше 100 миллионов АК различных модификаций.

Автомат выпускают в нескольких странах мира, причем как по лицензии, так и без нее.

Его изображение присутствует на государственных символах пяти стран.

В Египте, на Синайском полуострове, установлен памятник автомату Калашникова.

Под занавес жизни великий оружейный конструктор Михаил Калашников написал письмо патриарху Кириллу. «Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?.. – вопрошает конструктор. – Добро и зло живут, соседствуют, борются и, что самое страшное, смиряются друг с другом в душах людей – вот к чему я пришел на закате своей земной жизни. Получается какой-то вечный двигатель, который я так хотел изобрести в молодые годы...»

Семья

В 1946 году Михаил Калашников познакомился с будущей женой Екатериной Викторовной Моисеевой. Она в то время работала в конструкторском бюро полигона чертежницей. Екатерина помогала Калашникову оформлять документацию и превращать задумки в чертежи.

Из воспоминаний Михаила Калашникова: «Чутьем понимала, что хочет конструктор от той или иной детали, глядя на не всегда понятные наши эскизы. А со мной и вовсе было тяжело работать, так как специальной конструкторской подготовки у меня не было, да и способности к рисованию были весьма сомнительными…

Часто, делая чертежи по моим эскизам, Катя не могла их разобрать. А я не мог грамотно объяснить. Приходилось иногда делать деталь раньше чертежа, а затем Катя снимала с нее размеры и выполняла документацию. Эти наши частые свидания вызывали определенные намеки со стороны наших товарищей. А когда они поняли, что я в нее еще и влюбился, то начали просто одолевать меня своими шутками».

Но Калашников тогда уже был женат, имел сына. У Екатерины тоже был маленький ребенок – дочь Нелли.

Екатерина незаметно вошла во внутренний мир Михаила – мир бесчисленных узлов, механизмов и схем, идей и прогнозов. Ему определенно нравилось, что эта красивая и молодая женщина признает в нем личность, пытается проявить соучастие в большом деле, которое составляет смысл его жизни. Постепенно созрело решение навсегда соединить свои судьбы.

С женой Екатериной

В 1947 году родилась дочь Лена, а в 1953 году – Наташа. В 1956 году, после смерти первой жены, Калашников забирает из Казахстана четырнадцатилетнего сына Виктора. По причине огромной занятости мужа все заботы о семейном быте легли на плечи Екатерины Викторовны. Но об этом она никогда не жалела.

Михаил Калашников с женой Екатериной и детьми

Из воспоминаний дочери конструктора Елены Михайловны Калашниковой: «Мне, как дочери конструктора, с ранних лет было ясно, что «папина работа» - это главное и в его жизни, и в жизни всей нашей семьи. Для нас, детей, было привычным, что отец уходил на завод ранним утром и возвращался ближе к полуночи. Его командировки на испытательные полигоны длились иногда месяцами. А когда он бывал дома, то часто получал срочные телеграммы с мест испытаний от своих соратников или же их телефонные звонки будили всех нас среди ночи. А потом вдруг всё прекращалось – наступало время ожидания результатов испытаний. Иногда это заканчивалось тем, что нам, детям, мама «по секрету» сообщала о том, что папу представили к награде. И вскоре в доме уже был праздник – приходили его коллеги с жёнами и детьми. Заканчивался этот праздник непонятными для нас разговорами на оружейные темы, а на столе появлялась бумага, карандаши и начиналось бурное обсуждение очередных технических проблем.

И только через много лет ко мне пришло понимание того, что я тогда была свидетелем очень важных событий не только в жизни моего отца и моей семьи. Это была часть истории развития советского стрелкового оружия, признанного самым лучшим, самым надёжным и простым».

Старший сын Виктор пошел по стопам отца. Кандидат технических наук, конструктор-оружейник на «Ижмаше». Его разработки – пистолеты-пулеметы для спецподразделений МВД – «Бизон-2», «Бизон-2-01».

«Иногда мне хочется крикнуть так, чтобы меня услышали многие-многие мальчишки в нашей России, да и не только в ней: «Мужики!.. Дорогие мои! Хорошие... Не думайте, что все на свете уже изобретено, все сделано уже не вами. Дерзайте, мальчики!.. К этому призывает вас старый конструктор, седой генерал...», - как завет потомкам звучат слова Михаила Калашникова.

Литература

Книги:

  1. Калашников, Михаил Тимофеевич. Я с вами шел одной дорогой / Михаил Калашников. - М. : Вся Россия ; СПб. : Иван Федоров, 1999. - 239, [1] с., [24] л. фот.

(Книга имеется в библиотеке им. Островского и библиотеке им. Шолохова)

  1. Ужанов, Александр Евгеньевич. Калашников / Александр Ужанов. - [Изд. 2-е]. - М. : Молодая гвардия, 2017. - 494, [2] с., [16] вкл. л. ил. - (Жизнь замечательных людей ; вып. 1840 (1640).

(Книга имеется в библиотеке ЖЗЛ)

  1. Михаил Тимофеевич Калашников // Самые знаменитые изобретатели России. – Москва, 2002. – С. 432-445.

Статьи из периодических изданий:

  1. Таран, Олег. Надежный, как «Калашников» / О. Таран // Загадки истории. – 2019. - № 21. – С. 20-22.

  2. Желтова, Елена. Новая техническая эра под названием «АК-47» : как Михаил Калашников перевернул все представления о конструкции стрелкового оружия / Е. Желтова // Независимая газета. – 2018. – 14 ноября. – С. 15.

  3. Орехов, Борис. Дочь создателя легендарного автомата Елена Калашникова: Величие отца ощутила только за границей / Б. Орехов // Комсомольская правда. – 2018. – 9 ноября. – С. 8-9.

  4. Шумейко, Игорь. Калашников. Память как духовное оружие / И. Шумейко // Наш современник. – 2014. - № 3. – С. 155-159.

  5. Михаил Калашников – Патриарху Кириллу: «Я повинен в смерти людей, пусть даже врага?» / подготовила Е. Чинкова // Комсомольская правда. – 2014. – 28 января. – С. 12-13.

  6. Лесков, Сергей. Дед Калаш и совесть / С. Лесков // Культура. – 2014. - № 1. – С. 9.

  7. Стешин, Д. Калашников и «Калаш» / А. Стешин, А. Коц // Комсомольская правда. – 2014. - № 52-т. – С. 3.

  8. Михаил Калашников: «Я бы предпочел изобрести газонокосилку, но пришлось заниматься автоматом» // Комсомольская правда. – 2014. – 25 декабря. – С. 3-4.

  9. Самоделова, Светлана. Человек-автомат / С. Самоделова // Московский комсомолец. – 2013. – 25 декабря. – С. 5.

  10. Сокирко, Игорь. Калашников ушел, «Калашников» остался / И. Сокирко // Культура. – 2013. - № 47. – С. 1, 5.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!