Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

«Я каждый день перед собой в долгу...» (к 100-летию со дня рождения Николая Доризо)

Библиографическое пособие. Курган. 2023

Николай Доризо широко известен песнями «Помнишь, мама моя как девчонку чужую...», «Огней так много золотых...», «Почему ты мне не встретилась...», «Давно не бывал я в Донбассе». Его песни звучали в 40 фильмах и становились популярными в исполнении Лемешева и Шульженко, Зыкиной и Бернеса, Синявской и Бейбутова. Одна из самых проникновенных лирических песен Доризо - «Но как на свете без любви прожить?» - имела оглушительный успех в исполнении Аллы Пугачёвой.

Николай Константинович Доризо (печатался также за подписью: Н. О. Валин) родился 22 октября 1923 года в Краснодаре. В 1941 году окончил среднюю шко­лу в Ростове-на-Дону. После войны учился в Ростовском университете.

Первые стихи Доризо были опубликованы в ростовской газете «Ленинские вну­чата», когда ему было пятнадцать лет. В 1948 году вышла первая книга стихов «На родных берегах».

В 1957 году Доризо окончил Высшие литературные курсы при Союзе писателей СССР.

В последующие годы выпустил множество сборников лирических стихотво­рений и поэм. Среди них сборник «Меч Победы» (1975), отмеченный премией Министерства обороны СССР, а также сборники «Пока деревья есть на свете» (1978) и «Я сочинил когда-то песню» (1980), за которые Доризо присуждена Госу­дарственная премия РСФСР им. Горького.

Многие стихи Доризо положены на музыку и стали широко популярны. Николай Константинович - автор текстов песен к художественным кинофильмам «Разные судьбы», «Дело было в Пенькове», «Простая история» и др. Им написаны стихи к опере Г. Крейтнера «Таня», либретто оперетты «Конкурс красоты», которая получила первую премию на Всесоюзном конкурсе на лучшую пьесу и спектакль в 1968 году.

Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета» и медалями.

Николай Доризо ушел из жизни в январе 2011 года.

Из интервью с Николаем Доризо

- Николай Константинович, я слышал, что Владимир Высоцкий со слезами на глазах пел вашу песню «Почему ты мне не встретилась?» Булат Окуджава признавал­ся, что на него оказала влияние песня «По­мнишь, мама моя, как девчонку чужую...»

- Да, действительно, Высоцкий любил песню из кинофильма «Разные судьбы», а Булат вообще был мне очень близок. Свои первые песни он начал исполнять в кругу друзей и не однажды мне признавался: «Ты внёс душевность, человече­скую тему первой своей работой "Помнишь, мама моя, как девчонку чужую..."» Эта наша с Никитой Богословским песня стала очень популярной. Хотя свою самую первую песню я услышал на фронте в исполнении солдат: «Любимая, далёкая, дочурка черноокая». О том, как её пели в госпитале, напи­сал Виктор Астафьев в «Звездопаде».

Помнишь, мама моя, как девчонку чужую

Помнишь, мама моя, как девчонку чужую

Я привёл тебе в дочки, тебя не спросив?

Строго глянула ты на жену молодую

И заплакала вдруг, нас поздравить забыв…

Я её согревал и теплом и заботой,

Не тебя, а её я хозяйкою звал;

Я её целовал, уходя на работу,

А тебя, как всегда, целовать забывал…

Если ссорились мы, ты её защищала,

Упрекала меня, что не прав я во всём.

Наш семейный покой, как могла, сохраняла,

Как всегда позабыв о покое своём…

Может быть, мы бы с ней и расстались, не знаю.

Только руки твои ту беду отвели.

Так спасибо ж тебе, что хранишь ты, родная,

То, что с нею вдвоём мы б сберечь не смогли…

- Многие ваши песни сродни народ­ным по языку и задушевности. Что тут важнее: то, что вы родились в песенном краю, семейные традиции или влияние та­ких поэтов-песенников, как Суриков и Ни­китин?

- Всё вместе. Родился я на Кубани в ста­нице Павловской под Тихорецком. И моя бабушка Мария Назаровна, кубанская казачка с запорожски­ми корнями, с детства пела мне песни на русском и на украинском. Среди её любимых были и песни на слова Сурикова «Что стоишь, качаясь, тонкая ря­бина» и «Степь да степь кругом». В песне важно вы­сказать мысль и выразить чувство так, чтобы орга­нично срослись язык стихов и мелодия. Почему пес­ни Кольцова, Сурикова, Никитина так долговечны? Песенный язык должен быть народным: близким и понятным. Иначе народ не подхватит.

- Как складывалась ваша творческая судьба? Кто из известных поэтов помог вам или оказал на вас влияние?

- После войны (а воевать пришлось на многих фронтах) я вернулся в Ростов, учился в уни­верситете. Впечатления того времени нашли отра­жение в стихотворении «Вкладывайте деньги в воспоминания». После выхода сборников стихов в 1948 г. в Ростове и в 1952 г. в Москве работал вместе со Щипачёвым, Сельвинским. Много лет дружил со Светловым. Одно время чуть ли не еже­дневно встречался в Переделкине с Катаевым, за­мечательным мастером, удивительным собесед­ником, от которого узнал много интересного о жизни, творческом кипении 20-х и 30-х годов.

- У вас есть прекрасное стихотворение о вдове Михаила Булгакова. Там меня поразила высказанная вами уверенность, что хорошая вдова важнее, чем хорошая жена.

- В данном случае действительно так. Елена Сергеевна сберегла всё, созданное Михаи­лом Афанасьевичем:

Вдова

Мало

иметь

писателю

Хорошую жену,

Надо

иметь

писателю

Хорошую вдову.

Мне эта горькая истина

Спать не даёт по ночам.

«Белая гвардия» издана,

Вышли «Записки врача»,

«Мастер и Маргарита»,

«Бег»,

«Театральный роман»…

Всё,

что теперь знаменито,

Кануло б в океан.

Вы понимали,

с кем жили.

Русский поклон Вам земной!

Каждой

строкой

дорожили

В книжке его записной.

В ящик

слова

запирали,

И от листа

до листа

Эту державу

собрали,

Словно Иван Калита.

Тысячи подвигов скромных,

Подвигов

Ваших

святых,

Писем,

лежавших в приёмных

У секретарш занятых.

Собрана

Вами

держава,

Вся,

до последней главы.

Вы

и посмертная слава -

Две его верных вдовы…

- Николай Константинович, есть у вас задушевное стихотворение «В тишине уснувшего вагона» и песня «Легко садиться в дальний поезд». Это любовь к железной дороге или вообще к путешествиям?

- Я объехал всю нашу страну, особенно когда работал секретарём Союза писателей Рос­сии с 1959 по 1968 гг., и потом через десятилетие, работая секретарём по национальным вопросам. 40 лет дружил с Расулом Гамзатовым. С Твардов­ским оказался в одной поездке по Грузии, потом с ним же - в Доме творчества. Вели разговоры о поэзии до утра. Я его почитал как великого поэта и редактора «Нового мира», но говорил с ним от­кровенно, как с товарищем.

Друзьями мы были и с Сергеем Орловым, опа­лённым войной прекрасным поэтом. У меня есть стихи, посвященные Орлову. Он сумел проникно­венно, образно и ярко сказать о подвиге солдата. Когда я был членом редколлегии журнала «Совет­ский воин», то нередко его творчество приводил в пример молодым талантам из войск.

Железные дороги подарили мне не только мно­жество встреч с прекрасными людьми. Когда гля­дишь в окно вагона на поля и перелески, деревни у реки, луговые дали, чувствуешь Родину у самого сердца. А больше всего люблю железную дорогу за то, что подарила мне много стихов и песен, рож­давшихся в пути. Одну из книг своих стихов я на­звал «Люблю писать в дороге». Сколько возвышен­ных чувств и раздумий вызывают наши пейзажи!

- Во время поездок приходилось часто выступать. Вспоминаю Пушкинский празд­ник в Болдино в 1989 г. Вас принимали луч­ше всех, любя сердцем и умом ваши стихи и особенно песни. Помню, после праздни­ка тогдашний министр культуры РСФСР Ю.С. Мелентьев сказал о вас: «Редкая пе­сенная душа! Как его любят в народе!» На та­ких праздниках слушатели слитны без раз­личия профессий и сословий. А приходи­лось выступать перед военной аудиторией?

- И не раз. И в железнодорожных вой­сках на строительстве БАМа сколько раз выступал. И перед нашими офицерами и солдатами: по всей стране и даже в ГДР и Венгрии. Очень жаль, что име­ла место неоправданная спешка с выводом наших войск из Восточной Европы. В результате мужест­венные офицеры, люди чести и долга, оказывались зачастую без крыши над головой, необустроенными на родной земле. Сколько бы я ни писал об армии, всегда остаюсь в долгу перед ней.

На моих четырёх авторских вечерах в Колонном зале я получал столько писем с добрыми отзывами и с кричащими вопросами и проблемами. Всё-таки у нас была самая читающая страна! Очереди за ав­тографом бывали длиннее магазинных.

- Тиражи книг, особенно поэтических, упали в тысячи раз. А что изменилось на эстраде? Не мне одному кажется, что больше стало песен-однодневок. Если и подхваты­вает зал, то одну фразу, а не всю песню. И уж вряд ли поют дружно в застолье ны­нешние песни, как пели ваши.

- Не стало сейчас сюжетных песен-рас­сказов. Когда есть о чём сказать, создаются песни-новеллы с сюжетом, характером героя. Такие, как у Алексея Фатьянова, с которым мы близко дружили. Сейчас мало песен на настоящие стихи. А ведь пес­не тогда обеспечен успех и долголетие, когда поэт выразил в ней душу. В песне «Огней так много золо­тых...» я попытался отразить страдания женщины, когда после войны осталось мало мужчин, почему и любили женатых. А оказалось, что песня навсегда стала актуальной и любимой. Одно время после фильма часто звучала по радио моя песня «От людей на деревне не спрятаться...», но особый успех выпал на долю песни «Почему ты мне не встретилась, юная, нежная...» Марк Бернес был мастер песенного рас­сказа и пел с необыкновенной задушевностью.

Почему ж ты мне не встретилась, юная, нежная...

Почему ж ты мне не встретилась – юная, нежная

В те года мои далекие, в те года вешние?

Голова стала белою, что с нею я поделаю?

Почему же ты мне встретилась лишь сейчас.

Я забыл в кругу ровесников, сколько лет пройдено,

Ты об этом мне напомнила, юная, стройная.

Об одном только думаю – мне жаль ту весну мою,

Что прошла неповторимая без тебя.

Как боится седина моя твоего локона,

Ты еще моложе кажешься, если я около.

Видно нам встреч не праздновать, у нас судьбы разные.

Ты любовь моя последняя, боль моя.

- Слышал, Николай Константинович, что в своё время вы получили неожидан­ную награду за песню.

- Нас с Никитой Богословским награди­ли знаком «Почётный шахтёр» за песню «Давно не бывал я в Донбассе». Эта песня десятилетия держа­лась на эстраде благодаря сюжету и лиризму.

Давно не бывал я в Донбассе

Давно не бывал я в Донбассе,

Тянуло в родные края,

Туда, где доныне осталась в запасе

Шахтёрская юность моя.

Осталась она неизменной,

Хотя от меня вдалеке.

Там девушка Галя живёт непременно

В рабочем своём городке.

Отчаянно Галя красива,

Заметишь её за версту.

Бывалые парни глядят боязливо

На гордую ту красоту.

С тех пор хоть немало я прожил,

Душа красоте той верна.

В другую влюбился за то, что похожа

Глазами на Галю она.

И вот, наконец, я в Донбассе,

Вот беленький домик её…

Седая хозяйка на чистой террасе

Спокойно стирает бельё.

Стою я в сторонке безмолвно,

Душа замирает в груди.

Прости меня, Галя, Галина Петровна,

Не знаю за что, но прости.

Прости за жестокую память

О прежних косичках твоих,

За то, что мужчины бывают с годами

Моложе ровесниц своих.

Прости за те лунные ночи,

За то, что не в этом краю

Искал и нашёл я похожую очень

На давнюю юность твою.

- Продолжаете ли вы песенную стезю?

- В своё время очень популярной была в исполнении Ольги Воронец и Людмилы Зыкиной моя песня «Взрослые дочери». С успехом читал на выступлениях стихотворение «Спешит на свидание бабушка». И вот, поскольку я сам нянчился с внуч­кой, появилась песня «Колыбельная»:

Колыбельная

Моей внучке Кате

Спутались светлые пряди,

Спишь ты в кроватке своей,

Жизнь моя прожита ради

Тихой улыбки твоей.

Спи, моя внучка красавица,

Спи, ни о чём не скорбя.

Стоило даже состариться,

Чтобы увидеть тебя.

Беды мои и лишения,

Горести прожитых дней,

Всё обрело облегчение

В тихой улыбке твоей.

Думы мои и стремления

В каждый мой радостный миг

Всё обрело продолжение

В блеске глазёнок твоих.

Спи, моя внучка красавица,

Спи, ни о чём не скорбя.

Стоило даже состариться,

Чтобы увидеть тебя.

Мне недавно сообщили, что Кобзон, у которого родилась внучка, очень разволновался, прочитав текст этой песни.

- Вы ведь пишете и прозу?

- Проза, которая писалась десятилетия­ми, собрана в книге «Всё, что знаю о любви». Стара­юсь писать в лучших традициях, ёмко и коротко, на­пряжённо по сюжету. Для меня высшим образцом служит пушкинский «Выстрел». В то же время, как в «Декамероне», в моей книге 15 криминальных но­велл. В них не только детективные захватывающие сюжеты, но и характеры, образы, психологическое раскрытие мотивов поступков.

- Помню и другую вашу книгу - «Рос­сии первая любовь», где вы не только воз­дали должное гению Пушкина, но и высве­тили образ Натали. На десятилетие рань­ше других вы готовились к Пушкинскому юбилею 1999 года. Вы, как всегда, востре­бованы. От души поздравляем от имени редакции журнала с творческим долголе­тием. И всё-таки, о чём вы жалеете в ны­нешнее время?

- Жалею ушедших друзей - Владимира Соколова и Булата Окуджаву. Это незарубцевавшаяся рана. Сколько прекрасных поэтов, артистов, ком­позиторов было рядом, и как страшно поредел наш круг! Жалею, что не стало той прекрасной атмосфе­ры общения, тех университетов с дружеской крити­кой и поддержкой в ЦДЛ, Доме журналиста, в ВТО, в Доме кино. Этот дружеский круг был лучшим ре­дактором, к которому я прислушивался, которым до­рожил. Почему всё это ушло? То ли люди в обществе растерянность и обособленность пройдут, оно вы­здоровеет, дойдёт до понимания того, что не хлебом единым жив человек, и вновь потянется к хорошим книгам, стихам, песням?

Произведения Николая Доризо,

имеющиеся в Библиотечной информационной системе:

  1. Доризо, Николай Константинович. Собрание сочинений : в 3 томах / Николай Доризо ; предисл. авт. и С. Васильева. - Москва : Художественная литература, 1983-1985.

  2. Доризо, Николай Константинович. Имя мое - человек : книга новых стихов / Николай Доризо. - Москва : Советская Россия, 1961. - 239, [1] с.

  3. Доризо, Николай Константинович. России первая любовь : Мой Пушкин : стихотворения, поэмы, проза / Николай Доризо. - Москва : Современник, 1986. - 527, [1] с. : ил.

Источники:

  1. Николай Константинович Доризо // Русские советские писатели. Поэты : биобиблиографический указатель. Т. 7 : Е. Долматовский - Е. Евтушенко / ред. Н. Г. Захаренко, В. В. Серебрякова, Л. С. Шепелева. - Москва : Книга, 1984. - С. 131-178.

  2. «Но как на свете без любви прожить?» / беседу записал Валентин Суховский // Библиотека. - 2011. - № 3. - С. 66-67.

Составитель: главный библиограф Пахорукова В. А.


Система Orphus

Решаем вместе
Есть предложения по организации процесса или знаете, как сделать библиотеки лучше?
Я думаю!