Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Поэты поколения войны. Евгений Аронович Долматовский. (К 100-летию со дня рождения)

Биобиблиографическое пособие. Курган. 2015

Предлагаем вашему вниманию биобиблиографическое пособие из серии «Поэты поколения войны», посвященное жизни и творчеству поэта Евгения Долматовского. В пособии использованы материалы из периодических изданий, имеющихся в фондах библиотеки.

Евгений Аронович Долматовский (1915-1994), русский поэт, прозаик. Родился 22 апреля (5 мая) 1915 года в Москве. Сын адвоката. Учился в педагогическом техникуме. С 1929 года был детским корреспондентом пионерской периодики («Дружные ребята», «Пионер», «Пионерская правда», где в 1930 году состоялась его первая публикация). В 1932-1934 годах по комсомольскому призыву работал на строительстве 1-й очереди московского метрополитена. В 1933-1937 годах учился в Литературном институте им. А. М. Горького.

Первый сборник «Лирика» вышел в 1934 году. Затем был сборник «Дальневосточные стихи» (1939), отразившие впечатления Долматовского о командировке в 1938 году на Дальний Восток. В 1939 году Евгений Долматовский награжден орденом «Знак Почета».

С 1939 по 1945 годы Долматовский в качестве военного корреспондента находился в действующих частях Красной армии. В августе 1941-го попал в Уманское окружение и был взят в плен, из которого бежал снова на фронт (эти события отражены в поэме «Пропал без вести» и в воспоминаниях «Было. Записки поэта». Боям под Уманью посвящена военно-историческая документальная повесть «Зелёная брама»).

Настоящую известность Евгению Долматовскому принесли песни на его стихи («Случайный вальс», «Песня о Днепре», «Добровольцы», «Сормовская лирическая», «Моя любимая», «Второе сердце», «Любимый город» и др.), Многие из песен Долматовского звучали в популярных кинофильмах («Истребители», «Александр Пархоменко», «Встреча на Эльбе»).

Неподдельным пафосом проникнуты и публицистические, и лирические, и «жизнеописательные» поэмы Долматовского («Феликс Дзержинский», 1938; «Последний поцелуй», 1967; «Руки Гевары», 1972; «Чили в сердце», 1973; «Побег», 1974; «Хождение в Рязань», 1975; «Письма сына», 1977; «У деревни «Богатырь», 1981), и поэтическая трилогия «Одна судьба» (1947).

Долматовский занимался также литературной критикой, переводами, редакторской и составительской работой.

Евгений Аронович Долматовский умер в Москве 10 сентября 1994 года. Похоронен в Москве на Донском кладбище.

Окидывая взглядом пройденный путь, Евгений Долматовский удивленно замечает: «Это б в прежнее время хватило биографий на десять»! Причем он не находит в своей биографии никакой исключительности, наоборот, видит и воспринимает себя в контексте своего времени и в среде сверстников, чья молодость, чья человеческая закалка прошла в годы первых пятилеток, а потом продолжена, в таких испытаниях, которые уже ни с чем не сравнимы.

Вот строки Долматовского — как анкета:

Я родился в войну мировую,

Зналось детство с гражданской войною,

И прошел полосу моровую,

И макуха

Знакома со мною,

И разруха

Знакома со мною.

Старый мир напоследок калечил.

Но убить нас не смог он.

Одному поколенью на плечи —

Не слишком ли много?

Евгений Долматовский, пожалуй, в наиболее «чистом» виде проявлял черты своего поколения. На редкость мобильный, непоседливый, одержимый страстью действовать, спорить он хранил в себе дух молодости, комсомольского энтузиазма.

В нашей поэзии Долматовский один из тех, кто, вступив в возраст зрелости, осуществлял живую связь между своим поколением и только начинающими пробовать силы в литературе. Совсем еще мальчиком он читал свои стихотворные опыты Маяковскому, а затем ему приносили стихи молодые поэты. Если к этому добавить, что через семинар профессора Долматовского в Литературном институте за многие годы прошли десятки ныне хорошо известных поэтов (Е. Винокуров, В. Соколов, Ф. Искандер, В. Субботин), то эстафета преемственности будет выглядеть куда как внушительно.

Евгений Аронович Долматовский — коренной москвич. В Москве он родился. Здесь прошли его детство и юность. Вполне естественно, что в 1933 году, по призыву комсомола, он пошел строить московский метрополитен. И, конечно же, писал стихи.

Уже в 1934 году вышла первая книжка стихов Е. Долматовского — «Лирика», еще через год — вторая («День»). Конечно, стихи из первых книг не покажутся теперь поэтически совершенными, но они удивительным образом сохранили в себе дух времени.

Слова искренней благодарности, слова, идущие от самого сердца сказал Долматовский своей метростроевской молодости («Прощание со спецовкой»). Родились они чуть ли не сразу по выходе из шахты Мотростроя. А потом он много раз возвращался воспоминаниями к своей комсомольской юности, написал даже роман в стихах об этом времени, о товарищах-метростроевцах («Добровольцы»), снят фильм «Добровольцы» (1958 г.)

Но предвоенное творчество Е. Долматовского не исчерпывается стихами о Метрострое, о комсомольской юности. Обретя свободу творческого самочувствия и некоторый опыт, уверенность в себе, поэт ощутил страсть к передвижению которая кидала его в самые невероятные поездки по нашей стране и по другим странам и континентам.

В «Письме Рафаэлю Альберти», написанном в разгар гражданской войны в Испании, Долматовский с подкупающей непринужденностью говорит: «Взгляну в окно — увижу Барселону и ружья заряжающий Мадрид».

Он уже тогда, пока еще в воображении, прокладывал маршруты своих будущих путешествий, уже тогда зарождалась интернациональная тема. А мотив дороги буквально пронизыват его стихи и песни тридцатых годов.

В далекий край товарищ улетает,

Родные ветры вслед за ним летят.

Только вещи соберу я,

Только выйду за порог,

Сразу волосы развеет

Дальних странствий ветерок.

Кроме того, в стихотворениях тех лет выразилось предощущение войны, предощущение великой трагедии, которую предстояло пережить советскому народу. Долматовский был нравственно и психологически подготовлен к этим событиям. Служба в армии, жизнь и быт пограничников дали ему многое. Так началась армейская тема в творчестве Долматовского. («Разве я сумел бы стать поэтом, если б не был рядовым бойцом?»). Предощущение войны сказалось в стихотворениях «Письмо», «Перед грозой», «Дачный поезд». Надо считать само собою разумеющимся, что в начале Великой Отечественной войны Долматовский оказался на должности фронтового писателя в армейской газете.

Долматовский на войне испытал все, что можно было испытать человеку, попавшему на фронт с самого ее начала: был контужен и ранен и попал в плен, бежал из лагеря, пережил тяжкие дни и месяцы отступления, потерю друзей и близких, участвовал в Сталинградской битве и снова был ранен, испытал радость победы, прошел с Советской Армией до Берлина. Он был свидетелем полной и безоговорочной капитуляции немецко-фашистских войск и великого торжества правого дела, за которое беззаветно сражался советский солдат.

Как и все поэты, работавшие во фронтовой печати, Долматовский писал стихи-репортажи, стихи-очерки, стихи-призывы, писал срочно, по требованию момента, выполнял боевую задачу. Но вместе с этим рождались строки настоящей поэтической пробы, строки, в которых воплощались чувства и думы солдат, на долгие годы оторванных от дома.

В России багряная осень,

Прозрачная синь, листопад,

И ветер туда не доносит

Тяжелых орудий раскат.

На мирном холодном рассвете,

Курлыча, летят журавли.

Шумливыми стайками дети

В высокие школы пошли.

Печальные наши подруги

К семи затемняют окно.

Четвертую осень в разлуке

Им верить и ждать суждено.

В послевоенные годы Евгений Долматовский много ездит по стране, и стихи его, написанные в конце сороковых и начале пятидесятых годов, на редкость тематически разнообразны, в них трудно уловить какое-то внутреннее предпочтение. Но в стихах, в их лирическом герое отчетливо проявляется доминанта характера — активный интерес ко всему происходящему в нашей стране и в мире, ко всему новому.

Долматовский понимает, что стихи, написанные на злобу дня, далеко не всегда остаются жить долго, но это его, как и Маяковского в свое время, нимало не смущает. Он думает о сегодняшнем дне, о том, как сегодня приблизить будущее.

Поэт дает объяснение своему характеру в стихотворении «Всю жизнь я легкомысленным слыву...». Может быть, эпитет «легкомысленный» здесь не вполне точен, но Долматовский вкладывает в него вполне определенный смысл, выявляет им ярко выраженную черту характера.

Таким я падал в черную траву,

Шел через реку в грохот ледохода,

Таким рискну остаться навсегда,

Не взвешивая проторей и выгод.

Когда пожаром полыхнет беда,

Не побегу искать запасный выход.

Данную характеристику не надо понимать так, будто Долматовский пренебрегает прошлым, забывает о нем ради дня сегодняшнего. Военные сюжеты, постоянные фронтовые ассоциации опровергают это предположение. Но в середине пятидесятых годов поэт снова вернулся к поре своей метростроевской молодости, написав роман в стихах «Добровольцы». Это панорамное произведение с довольно разветвленным сюжетом, немалым количеством персонажей, с временной и пространственной перспективой особенно наглядно выразило его тягу к эпосу. В творческом багаже поэта эпические произведения занимают большое место, он автор многих поэм, и, пожалуй, главное в них — героическая тема. Долматовский именно в этом жанре ищет возможности воплощения героического характера («Руки Гевары», «Побег», «Чили в сердце»), а также в балладах («Баллада о памятнике», «Трое из легенды», «Баллада о покорении полюса» и др.).

И в этой позиции он находится на переднем крае жизни.

Передний край жизни для Долматовского — везде. Это потому, что он умеет в любой жизненной ситуации увидеть нечто самое важное, самое существенное.

Многим стихам Е. Долматовского присуща ораторская, призывная интонация, кстати, она тоже идет от общей атмосферы тридцатых годов... В лирической публицистике тридцатых годов меньше жесткости, нетерпимости, так как она адресована главным образом к соратникам по жизни. «Решило бюро, и возражать не вправе я, но все ж, друзья, у нас на метро никакого нет равноправия!»; «Товарищ по смене, сегодня мы вправе поговорить о победе и славе»; «Погодки, ровесники, единоверцы, бойцы Краснопресненского полка...»

Оттенки во всех этих обращениях, конечно, разные, не только трибунные, ораторские, но и выражающие романтическую приподнятость, эмоциональную насыщенность поэтической речи. В этом последнем качестве они чаще всего встречаются и в стихах пятидесятых и иногда шестидесятых годов.

Вот строки из напутствия коммунисту, уезжающему на родину, предстать перед неправым судом, написанные уже в шестидесятых:

— Береги себя, товарищ милый,

Воин мира, уходящий в бой.

Знаю, у тебя довольно силы,

Но возьми еще мою с собой!

Будучи характерной, весьма заметной, патетико-романтическая интонация не заглушает другие — спокойно-размышляющие, доверительные. А в стихотворении «Последняя вечеринка», написанном в 1942 году, поражает интонационный сплав интимности, дружеской, домашней доверчивости, печали, тревоги. Конечно же, речь идет о последней мирной вечеринке перед войной.

Поет, сверкает патефон,

Иголочкой скользя,

И ты уже почти влюблен

В хозяйкины глаза.

И так светло и горячо

Сиянье милых глаз.

И крупповская сталь еще

Не двинулась на нас.

Володя, злой соперник мой,

О, если б раньше знать,

Что возле гаубицы одной

Придется нам стоять!

Вразвалку, грузно входит в дверь

Угрюмый Ярослав.

Где ты, мой друг, лежишь теперь,

Как пламя отпылав?

Все вместе мы — в последний раз,

И облака молчат,

Что сто дивизий против нас

На западе стоят.

В интонационном разнообразии, а если сказать точнее, то в чуткости Долматовского к звучанию стиха, к его мелодической основе, наверное, кроется и талант песенности. Евгением Долматовским написано много песен. Во время войны зазвучали скорбно-патетическая и героическая «Песня о Днепре» и лирическая «Случайный вальс», «Попутная песня», исполнявшаяся в сопровождении джаза Л. Утесовым, и другие. В послевоенные годы родилась песня «Ленинские горы», песня проникновенная, соединившая в себе быль и мечту, ее пела вся страна, так же как «Сормовскую лирическую», хотя песни имели совершенно конкретную прописку. В «Рассказах о песнях» (есть такая книга у Е. Долматовского) мы находим очень любопытные сведения о том, как, где, в каких обстоятельствах рождались песни, сведения о их бытовании в народе.

В чем же обаяние песен Долматовского, например, «Сормовской лирической»? Если попробовать отстраниться от музыки, что, конечно очень трудно для такой популярной песни, и читать ее как стихотворение, то нельзя не почувствовать распевной широты строки, ритмической и интонационной завершенности, песенности самого сюжета.

На Волге широкой, на стрелке далекой

Гудками кого-то зовет пароход...

Песни Евгения Долматовского разнообразны по настроению, по характеру, по жанрам. Им написаны песни героические, лирико-патетические, им написаны марши и песни, которые поются в солдатском строю. А рядом с ними — трагическая «Старинная шахтерская» или совершенно камерная, интимная «Ласковая песня», в ритме вальса написанная «Дунайские волны», задорная «Уходил на войну сибиряк...»

Есть у Долматовского песня «Родина слышит, Родина знает» (музыка Д. Д. Шостаковича), которую пел в космосе Юрий Гагарин, когда он, облетев земной шар, спускался на землю. Ее мелодия стала позывными последних известий по радио.

Долматовскому удаются сюжетные песни, песни-баллады. К ним можно отнести песню «За фабричной заставой...». Песня эта развивает две традиции — традицию народных солдатских и традицию песен о гражданской войне.

Не застал врасплох Долматовского поэтический взлет середины пятидесятых годов. Больше того, явно выраженная в эти годы социальная активность поэзии казалась ему недостаточной, он обращается с призывом к поэтам проникнуться его тревогой, его страстью, он восклицает: «...Как парус ветром, должен стих любой наполниться присягой и призывом».

В стихотворении, обращенном к поэтам, вновь появляется знакомое: «Товарищи! Соперники! Друзья!» Снова на трибуну выходит пламенный агитатор, он не просто убеждает и призывает, он собственным примером увлекает других, стремясь как можно глубже окунуться в современность.

К концу пятидесятых и особенно в шестидесятые годы в творчестве Долматовского все большее место занимает зарубежная тема. Активно включившись в движение сторонников мира, поэт посещает многие страны и при этом стремится именно как поэт выполнить миссию доброй воли — страстным, убежденным словом призывать людей к миру, обличать тех, кто противостоит мирному сосуществованию между странами и народами.

Но сердце его по-прежнему в нашей бурной, кипучей жизни, и стихи Долматовского — это своеобразный лирический дневник повседневности, вехами которой были большие стройки, якутские алмазы, освоение целины, полет в космос, а в общественной жизни, например, дискуссии о взаимоотношениях отцов и детей. Это лишь некоторые конкретные упоминания того, что волновало в эти годы Долматовского, что находило отклик в его стихах. Отголоски той комсомольской романтики, что пронизывала стихи тридцатых годов, слышатся и ныне:

На приступ! Тут земля еще не знала

Такого взлета стройки и страстей.

Пейзаж Голодностепского канала

Развернут в марсианской красоте.

Личность поэта пронизана общественными идеями, общественной моралью, общественным сознанием — стихи его искренни и личны, о чем бы он ни писал — даже об очень важном и великом в своем всеобщем значении.

Таким личным делом для Долматовского стали стихи об Африке, которую он открывал в шестидесятые, а затем и в семидесятые годы, о Латинской Америке, где он был одним из писательских первопроходцев. Крылатым стало название одной из книг поэта — «Африка имеет форму сердца». Зная Евгения Долматовского, можно было не сомневаться, что он непременно окажется в сражающемся Вьетнаме.

Как позвоночник —

Сквозь весь Вьетнам

Дорога номер один.

Пылают деревни по сторонам.

Обгон. Давай погудим.

В опасную зону меня несет

Среди мезозойских глыб

Железный ульяновский вездеход,

Который зовется «джип».

Стихи о Вьетнаме напоминают лирику Долматовского времен Великой Отечественной войны. В них та же страсть, та же любовь, та же непримиримость, то же драматическое напряжение всей атмосферы жизни во время войны. Братская солидарность советского и вьетнамского народов, политическое словоблудие американских конгрессменов, бетонные бочки, врытые в землю в качестве бомбоубежищ... Живое ощущение войны, ее огненное дыхание, пламенная публицистика — вот что такое стихи Е. Долматовского о Вьетнаме.

В вошедших в книгу прозы «Было» «Записках с Вьетнамского фронта» Долматовский свидетельствует, что все стихи книги «Девушка в белом» (стихи о Вьетнаме) были написаны там, на месте событий, и при этом замечает: «Мне давно так запальчиво не писалось!» Так же «запальчиво» написаны и «записки», проза о Вьетнаме. Это репортаж с места событий, репортаж с фронта, которым в те годы был Вьетнам.

Еще далеко было до победы (поэт посетил Вьетнам в 1967 году), еще на землю многострадального вьетнамского народа обрушивалась все нарастающая военная мощь могущественнейшей капиталистической державы, лилась кровь патриотов, гибли мирные люди, но Долматовский вынес из этой поездки твердую веру в победу, он предощутил ее. «Мой кислород — твои победы», — сказал он, обращаясь к Вьетнаму.

Таково свойство натуры поэта. Живя сегодняшним днем, целиком отдавая себя именно сегодняшним делам и свершениям народа, Евгений Долматовский видит за ними будущее, чувствует себя накануне еще более значительных дел и событий.

Впрочем, об этом он сказал сам:

Остановку наметив в Коммуне,

Паровоз наш летит и летит

Накануне, всегда накануне

Новых станций и новых орбит.

Снова бури, бураны, буруны.

Пыль планет и ромашек пыльца,

И начала опять, и кануны,

И не будет канунам конца.

Евгений Долматовский обладал истинно многогранным талантом.

Кроме поэзии, Евгений Долматовский занимался литературной критикой, составительской и редакторской работой, а также переводами. В 1965 году он написал книгу «Из жизни поэзии». В 1981 году вышла его книга «Молодым поэтам». Евгений Долматовский также занимался преподавательской деятельностью, обучая молодых поэтов на собственном примере, также работал с прозой. Помимо повести «Зеленая брама», он написал документально-публицистическую трилогию «Было. Записки поэта» (1973–1988), а также повесть «Международный вагон» (1986).

Евгений Долматовский является лауреатом Сталинской премии третьей степени, которую он получил в 1950 году. Кроме того, он был лауреатом множества литературных премий, как отечественных, так и международных, награжден пятью орденами и медалями.

Евгений Аронович Долматовский оставил о себе добрую память. Он был по натуре мягкий, отзывчивый, щедрый человек. Был абсолютно равнодушен к официальным постам, но всегда имел свои принципы и позиции. Об этом лучше Константина Симонова, с которым Долматовский прошел многие фронтовые дороги, не скажешь: «Как человек и поэт, он всегда честно делил труды своего поколения — мирные и воинские, не уклоняясь ни от трудностей, ни от опасностей... За его стихами и песнями — жизнь, прожитая там, где происходило главное, безо всяких поблажек самому себе...»

Он прожил долгую и непростую жизнь.

Произведения Евгения Долматовского, имеющиеся в библиотеке

Книги:

  1. Долматовский, Е. А. Собрание сочинений: в 3-х т. / Е. А. Долматовский. — М. : Художественная литература, 1989.
  2. Долматовский, Е. А. Автографы Победы : [книга — альбом] / Е. А. Долматовский. — Изд. 2-е, доп. — М. : ДОСААФ, 1975.
  3. Долматовский, Е. А. Было : записки поэта. / Е. А. Долматовский. — М. : Советский писатель, 1982. — 800 с.
  4. Долматовский, Е. А. Всадники, песни, дороги : стихи, песни / Е. А. Долматовский. — М. : Воениздат, 1973. — 470 с.
  5. Долматовский, Е. А. Добровольцы : роман в стихах / Е. А. Долматовский. — М. : Современник, 1976. — 207 с.
  6. Долматовский, Е. А. Зеленая брама : документальная легенда об одном из первых сражений Великой Отечественной войны / Е. А. Долматовский. — 3 изд. — М. : Политиздат, 1989. — 315 с.
  7. Долматовский, Е. А. И песня и стих / Е. А. Долматовский. — М. : Молодая гвардия, 1975. — 158 с.
  8. Долматовский, Е. А. Интерстих / Е. А. Долматовский. — М. : Молодая гвардия, 1982. — 223 с.
  9. Долматовский, Е. А. Надежды, тревоги...: книга стихов. / Е. А. Долматовский. — М. : Советский писатель, 1977. — 160 с.
  10. Долматовский, Е. А. Пожелание счастья : баллады, стихи, песни / Е. А. Долматовский. — М. : Московский рабочий, 1970. — 119 с.
  11. Долматовский, Е. А. Поэмы / Е. А. Долматовский. — М. : Художественная литература, 1985. — 366 с.
  12. Долматовский, Е. А. Прошу слова : стихи и поэмы / Е. А. Долматовский. — М. : Советский писатель, 1974. — 118 с.
  13. Долматовский, Е. А. Путешествие в стихах / Е. А. Долматовский. — М. : Детская литература, 1976. — 127 с.
  14. Долматовский, Е. А. Руки Гевары : поэма и композиция из фотографий / Е. А. Долматовский. — М. : Планета, 1974. — 128 с.
  15. Долматовский, Е. А. Стихи из дневника / Е. А. Долматовский. — М. : Советский писатель, 1986. — 158 с.
  16. Долматовский, Е. А. Я вам должен сказать : книга стихов / Е. А. Долматовский. — М. : Современник, 1984. — 359 с.

Стихи в литературно — художественных журналах

  1. Долматовский, Е. А. Стихи / Е. А. Долматовский // Юность. — 1975. — № 5. — С. 14.
  2. Долматовский, Е. А. Стихи / Е. А. Долматовский // Юность. — 1971. — № 5. — С.15.
  3. Долматовский, Е. А. Стихи / Е. А. Долматовский // Юность. — 1967. — № 7. — С. 54.

Статьи об Евгении Долматовском в литературно-художественных журналах

  1. Огрызко, В. Без горечи, кислоты и соли / В. Огрызко // Литературная Россия. — 2010. — № 14. — С. 12-13.
  2. Ковальджи, К. Долматовский в литературном институте / К. Ковальджи // Октябрь. — 2008. — № 2. — С. 137-140.
  3. Хелемский, Я. Одна судьба / Я. Хелемский // Вопросы литературы. — 2005. — № 3. — С. 68–94.
  4. Долматовский, Е. А. Очевидец: писатели на войне : главы из книжных воспоминаний / Е. Долматовский // Октябрь. — 1995. — № 5. — С. 3-78.

Составитель Яковлева Е. Г.

Верстка Артемьевой М. Г.


Система Orphus

Я думаю!