Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

«Пришел в этот мир поэт…»

Библиографическое пособие. Курган. 2020

Есенин – великий русский национальный поэт XX века. Его неповторимое дарование уходит корнями в глубины народного мироощущения, русской культуры и истории.

Уникальность есенинского дара – в безграничной любви ко всему живому, в нежности и милосердии. В отношении к жизни как к бесценному дару и части общего пути, начало и конец которого скрыты от человека. В чувстве вечного круговорота жизни, в которой ничто не уходит бесследно и навсегда...

Н. И. Шубникова-Гусева

3 октября 2020 года исполняется 125 лет со дня рождения Сергея Александровича Есенина (1895-1925).

Нередко Есенина называли деревенским крестьянским поэтом. Но с годами становилось все яснее, что такое представление о нем покоится на недоразумении. Есенин – великий русский национальный поэт XX века. Его неповторимое дарование уходит корнями в глубины народного мироощущения, русской культуры и истории.

Он обращался к истокам русской мифологии, следовал традициям классической и мировой литературы, выражал самые разные уровни национального сознания и художественного опыта, был близок исканиям символистов и романтиков, пролетарских поэтов и авангардистов.

Библиографическое пособие «Пришел в этот мир поэт» посвящено жизни и творчеству Сергея Есенина. Пособие включает информацию о книгах и статьях из периодических изданий 2000-2019 годов. Представлены электронные ресурсы. Выявление литературы велось по Электронному каталогу и Систематической картотеке статей Центральной городской библиотеки им. В. В. Маяковского.

Материал сгруппирован по тематическому принципу. Внутри разделов: книги и издания произведений Сергея Есенина – по алфавиту, статьи о жизни и творчеству – в обратной хронологии. Аннотации носят справочный характер.

Пособие адресовано учащимся, студентам, педагогам, всем интересующимся творческой судьбой и наследием Сергея Александровича Есенина.

Содержание

Сергей Есенин. Страницы биографии

Женщины Есенина

Смерть Сергея Есенина

Творчество Сергея Есенина

Есенин-поэт

Есенин-прозаик

Иду на урок (учителю литературы)

Сценарии

Образ Сергея Есенина в художественной литературе

Увековечение имени Сергея Есенина

Музеи

Портреты

Памятники

Интересные факты

Высказывания писателей о Сергее Есенине

Крестьянский сын Сергей Александрович Есенин пришел в этот мир спустя почти сто лет после рождения Пушкина. Его явление было предопределено самой жизнью и ростом национального самосознания России. И не случайно новый поэт вышел из недр народных, из деревни, которая, как позже скажет Есенин, была «единственным расточительным и неряшливым, но все же хранителем» тайны «узловой завязи самой природы» и народного мышления.

«Моя лирика, - говорил Есенин, - жива одной большой любовью – любовью к родине. Чувство родины – основное в моем творчестве». Это сокровенное и всепоглощающее чувство с первых шагов творческого пути определяет для Есенина отношение к миру, человеку и литературе.

Есенин занимает особое место в русской литературе XX века. Он отвел поэзии самое почетное место в обществе. Поэт для Есенина – «самая почетная личность». «Каждый стих мой душу зверя лечит», - говорит поэт о своих стихах и обогащает идеал поэта-пророка народной верой в исцеляющую силу слова – заговора, избавляющего от различных напастей, бед и болезней. Так рождается новый творческий идеал – лекаря, врачевателя человеческих душ. Идеал, помогающий войти в положение каждого человека, понять и принять разные позиции и взгляды, различные голоса и точки зрения, а в результате правдиво отразить свое трагическое противоречивое время.

В поисках новых выразительных возможностей русского слова Есенин обращается к мифу и мифологии, ищет «способ оживить мертвые слова» и обогащает поэтическую речь живым народным словом. Утверждая правду «органического образа», Есенин особо подчеркивает: «Не я выдумал этот образ, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первый развил его и положил основным камнем в своих стихах».

В словах Есенина нет никакого преувеличения. Поэт действительно создал поэтику, какой не было до него в русской литературе. В основе художественной системы Есенина лежит идея диалогизма как основы бытия в русской культуре. Есенин сумел придать полемичность и полифоничность лирике, которая монологична по своей природе.

Уже в восприятии современников имя Есенина стало «одновременно и нарицательным и символическим», причем не только для русской культуры, но и для русской истории. Поэт стал «живым средоточием русского духа, его истории, его путей, его проблем, его здоровых сил и больных узлов». Придя в литературу на гребне исторического перелома, поэт сумел выразить свое трагическое время, наиболее остро отразив разлад, надежды, отчаяния, противоречия и заблуждения эпохи.

В середине XX века поэт Георгий Иванов так писал о великой духовной миссии поэта: «На любви к Есенину сходятся... два полюса искаженного и раздробленного революцией русского сознания, между которыми, казалось бы, нет ничего общего. Из могилы он объединяет русских людей звуком русской песни...»

Сергей Есенин. Страницы биографии

Константиново. Светлое, зеленое, привольное село на рязанской земле. Церковь на холме, часовня, родник. Барский дом с огромным, красивым садом и ряды опрятных крестьянских домов, среди них и два дома дедов поэта Сергея Есенина – Никиты Осиповича Есенина (по отцу) и Федора Андреевича Титова (по матери), людей уважаемых и трезвых.

Село Константиново. Дом, в котором жил Сергей Есенин

Дед поэта по матери, Федор Андреевич Титов, едва владел грамотой, но отличался большой колоритностью и своеобразием. Как вспоминала Катя, сестра Есенина, его знала вся округа: «умен в беседе, весел в пиру и сердит в гневе, дедушка наш умел нравиться людям... В начале весны дедушка уезжал в Питер и плавал на баржах до глубокой осени... В благодарность Богу за удачное плавание дедушка поставил перед своим домом часовню. У иконы Николая Чудотворца под праздники в часовне всегда горела лампада. После расчета с Богом у дедушки полагалось веселиться. Бочки браги и вино ставились около дома. «Пейте! Ешьте! Веселитесь, православные! Нечего деньгу копить, умрем – все останется...» Упорное желание во всем быть первым дед заронил и в душу любимого внучонка Сергуньки. В его доме и прошли первые детские годы Есенина.

Дед Федор Андреевич Титов

Отец поэта на традиционного крестьянина тоже был мало похож. Мальчиком пел в церковном хоре, обладал прекрасным дискантом. Поехал в Москву начинать самостоятельную жизнь. Поступил на работу приказчиком в мясную лавку купца Крылова. Он одним из первых разглядел дар сына, говорил, что он «не такой, как мы», и назвал Сергея «слитком таланта». Хотя настаивал, чтобы сын пошел по его стопам, поступить в торговую лавку и иметь надежный кусок хлеба.

Первая деревенская красавица, своенравная Татьяна Титова вышла за тихого, мечтательного и скромного Александра Есенина исключительно по воле отца, загонявшего ее под венец кнутом и плетью.

Родители Сергея Есенина

Сергей Есенин родился 3 октября (21 сентября) 1895 года. Был крещен в Константиновской церкви иконы Казанской Божией Матери и наречен Сергеем в честь Сергия Радонежского.

В семье Есениных было не все в порядке. Вражда Татьяны со свекровью и неприязнь ее к нелюбимому мужу нарастали, и, в конце концов, она с двухгодовалым сыном на руках ушла из есенинского дома к своим родителям. К тому времени Федор Андреевич Титов разорился и, взяв внука на воспитание, отправил дочь в Рязань зарабатывать на жизнь. Сергей остался сиротой при живых родителях. Он был беспокойным и очень слабеньким мальчиком. Бабушка с дедушкой полюбили и выходили внука.

Бабушка Наталья Евтихиевна была «на все руки»: холсты ткала, пироги с брусникой пекла, дом содержала в чистоте и красоте. А сколько сказок она знала – не переслушать. «Бабушка любила меня изо всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос...» - вспоминал Есенин о своих чудесных, в любви и ласке прожитых, пяти годах жизни.

Наталья Евтихиевна была женщиной кроткой и набожной. Ходила с внуком по церквям и монастырям. «Я рос, - вспоминал позже Есенин, - дыша атмосферой народной поэзии. Бабка, которая меня очень баловала, была очень набожна, собирала нищих и калек, которые распевали духовные стихи».

В памяти поэта сохранились часто собиравшиеся в доме странники, слепцы, убогие, которые пели духовные стихи о Голубиной книге, о райском вертограде, о крестьянском заступнике Миколе...

Хрупкого золотоголового мальчугана, видя, что он «слаб и тщедушен», бабушка старалась «всячески уберечь», а дед Федор, напротив, «закалить».

Большое участие в воспитании племянника принимали трое неженатых дядьев по материнской линии. Отчаянные и озорные, они сажали трехлетнего Сергея на лошадь и пускали вскачь или учили плавать, бросая как щенка в воду. Не потому ли с детства проявилось в Есенине необычное сочетание озорства и грусти. Нередко он один бродил в окрестностях села среди холмов. Любимым местом его уединения была старинная плита, которая находилась на кладбище за церковью на крутой горе. «Отсюда открывался чудесный вид на <...> приокские раздолья».

Читать Сергей научился в 5 лет под руководством дяди. С тех пор чтение стало одним из самых любимых занятий. «Насколько я себя помню, помню и толстые книги, в кожаных переплетах», - вспоминал Есенин.

Начальное образование Есенин получил в земской четырехлетке. Учился он хорошо, учителя даже поручали ему проверять уроки лодырей, которых оставляли без обеда готовить не сделанные домашние задания. Это не прибавляло ему симпатий одноклассников и служило причиной частых ссор и драк с ними. Не пользовались в классе популярностью и его способности к стихосложению, а постоянные разговоры Сергея с одноклассниками о своих стихах казались им скучными.

Он замыкался в себе, погружаясь в жадное беспорядочное чтение книг, о которых ему тоже, в сущности, не с кем было поговорить. Уязвленное самолюбие, непризнание сверстниками его способностей, враждебное окружение – все это развивало в ранимом подростке замкнутость, сопротивляемость, ощущение собственной исключительности, своего особого пути и призвания. Он любил подолгу в одиночестве сидеть на берегу Оки, любовно плел летом младшей сестренке Шуре платья из цветов и листьев и тут же убегал в господский дом играть в крокет.

Опеку над Сергеем взял священник отец Иоанн. Он служил в Константиновской церкви и преподавал в школе уроки Закона Божьего, был добр и жил открыто. Сергей нередко бывал в доме священника и навсегда запечатлел его в своих стихах:

Низкий дом с голубыми ставнями,

Не забыть мне тебя никогда, -

Слишком были такими недавними

Отзвучавшие в сумрак года.

Отец Иоанн был вдовцом, растил дочь и еще нескольких приемных детей. Он отвадил Сергея, уже подросшего и шаловливого, от улицы и первым приметил необычность ученика. В семье священника была хорошая библиотека, которой мог пользоваться будущий поэт. По словам школьных товарищей, к последнему классу школы у него была масса прочитанных книг.

В доме отца Иоанна в 1907-1908 годах «тихий отрок, чувствующий кротко» читал свои первые стихи успешному столичному студенту Николаю Сардановскому, родственнику сельского священника. Стихи, вспоминал Николай, были о сельской природе...

Четырехлетку Есенин окончил в 1909 году с отличием и по ходатайству отца Ивана был отправлен в церковно-учительскую школу в Спас-Клепики, где началась почти взрослая жизнь, далекая от дома, неприветливая, с общей спальней на сорок коек, с драками среди однокашников. Сверстник Есенина свидетельствовал: «Был горяч... все время драки затевал, ему же поэтому больше всех и доставалось». Рос он, однако, не скандалистом и хулиганом, каким потом хотел казаться, а скорее мечтателем. Мечтал о любви, дружбе, о тайне. И вот рядом вновь появляется родной по духу человек – Гриша Панфилов, который тоже учился в этой школе, но жил дома, с родителями, в Спас-Клепиках. Они сошлись быстро и общались так, будто давно друг друга знали: о стихах, о литературе, о Льве Толстом, о том, что надо бы съездить в Ясную Поляну и почтить его память, обо всех своих переживаниях и первых увлечениях. Сергей часто бывал дома у Гриши и прикипел к нему всей душой.

Есенин в юности

В августе 1912 года Сергей Есенин приезжает в Москву к отцу. Но Москва не приняла поэта. «Москва – это бездушный город, и все, кто рвется к солнцу и свету, большей частью бегут от нее...», - так отзывался Есенин.

Три московских года жизни Сергея Есенина – с августа 12-го по март 15-го – вместили очень многое. Работу в типографии ради хлеба насущного, роман с Анной Изрядновой, родившей ему в 1914 году сына, сближение с социал-демократами и полтора года учебы в народном университете имени Шанявского.

Первая гражданская супруга Есенина, Анна Изряднова, работала вместе с поэтом в типографии Сытина и прожила с ним совместно совсем немного. Но это никак не помешало ей сохранять отношения с Есениным. Двери ее дома были открыты для него всегда. Анна Романовна оставила интересный словесный портрет совсем молодого поэта: «Он только что приехал из деревни, но по внешнему виду на деревенского парня похож не был. На нем был коричневый костюм, высокий накрахмаленный воротник и зеленый галстук. С золотыми кудрями он был кукольно красив...»

Анна Изряднова

Изрядновы познакомили Есенина с другом семьи Поповым, который редактировал сытинские детские журналы. Он помог Сергею напечататься в «Мирке» в январе 1914 года. В самый последний момент Есенин поставил под стихотворением подпись «Аристон», а уже в следующем номере подписался Есениным.

Три рубля, которые заплатили за первую публикацию, он гордо вручил отцу: «Стихами заработал!» Александр Никитич отнесся к этому спокойно, но все равно не дал сыну благословения на стихотворство. Зато устроил его в контору к своему хозяину, с условием, что Сергей поступит осенью в учительский институт. Через неделю начинающий поэт взял в конторе расчет и заявил отцу, что ни в какой учительский институт поступать не станет, а пойдет искать места в жизни.

Трудовая жизнь Есенина в знаменитой Сытинской типографии осложнилась тем, что он между делом подписал письмо «пяти групп сознательных рабочих Замоскворецкого района». Далее последовали два обыска охранки на квартире, которую он снимал, и слежка за ним на протяжении недели. Побаловавшись игрой в «сознательного рабочего», поэт засобирался в Питер – ведь именно там была сосредоточена тогдашняя литературная жизнь. Он мечтал добраться до самого Александра Блока и получить его напутствие.

9 марта 1915 года Есенин приезжает в Петербург. Прямо с вокзала он поехал на Офицерскую. Не застав Блока, оставил ему записку и ринулся на его поиски по редакциям. Не нашел и вернулся обратно на Офицерскую. Дверь отворил сам Блок, величественный, высокий, статный и замкнутый. Через десять лет, уже в зените славы, Есенин признается в «Автобиографии»: «Когда я смотрел на Блока, с меня капал пот». Блок, оценив стихи деревенского поэта, направил его к Сергею Городецкому. «Днем у меня рязанский парень со стихами. Крестьянин Рязанской губ. 19 лет. Стихи свежие, чистые, многословные. Язык. Приходил ко мне 9 марта 1915 года», - отметит в своем дневнике Блок, который, вежливо встретив его, отправил к С. Городецкому и М. Мурашеву. Городецкий, по сути, и открыл своему тезке дорогу в литературу. Сергей Городецкий вспоминал: «Его направил ко мне Блок, мой старший друг и наш великий поэт. Именно Блок первым провидел талант деревенского юноши.

Когда он показал мне свои стихи, а читал он мне их без конца, я ему сказал: «Ты пишешь лучше меня! И нечему тебя учить»

В следующие месяцы Есенин свел знакомство с Мережковским и Зинаидой Гиппиус (которую назвал в письме «Гиппиусихой»), Ахматовой и Гумилевым, Вяч. Ивановым, Цветаевой, Рюриком Ивневым... Элита «Серебряного века» благосклонно встречала кудрявого самородка «от сохи». «Факт появления Есенина был осуществлением долгожданного чуда», - так писал позднее его главный покровитель Сергей Городецкий.

Литературная летопись не знает более легкого и быстрого восхождения на Парнас. Всеобщее признание пришло к Есенину буквально за несколько недель. Из редакции в редакцию его передавали по эстафете рекомендательных писем. Публикации стихов Есенина и отзывы о нем посыпались как из ведра. Поэта наперебой стали приглашать в салоны петербургских меценатов и на литературные вечера. А ведь к Городецкому от Блока он заявился с черного хода и осведомился у кухарки, не надо ли чего покрасить...

Возможно, то была одна из расхожих масок Есенина, который еще долго щеголял на званых вечерах в косоворотке и лаковых сапогах, с гармошкой под мышкой, сменившейся затем цилиндром. На фоне пресловутой желтой кофты Маяковского и прочих эпатажных выходок футуристов даже исполняемые порой Есениным по просьбе салонной публики матерные деревенские частушки не выглядели чем-то необычным. Его обхаживали в богатых буржуазных домах и на тусовках «золотой» молодежи.

О том, что этот «пастушок» ох как себе на уме и ведет свою хитрую игру, одной из первых догадалась прозорливая Гиппиус. «Что это на вас за гетры?» - спросила она его однажды с издевкой, поднеся к глазам лорнет. Есенин чуть ли не единственный раз в жизни растерялся и ответил смущенно: «Это валенки». «Вы вообще кривляетесь!» - не дала ему спуску вредная супруга Мережковского, посвятившая, тем не менее, Есенину хвалебную статью.

Есенин в Петербурге

О появлении Сергея Александровича в Петербурге весной 1915 года свидетельствуют современники.

Зинаида Гиппиус увидела его таким: «Ему 18 лет. Крепкий, среднего роста. Сидит за стаканом чая немного по-мужицки, сутулясь; лицо обыкновенное, скорее приятное; низколобый, нос «пилочкой», а монгольские глаза чуть косят...»

Литературный вождь пролетариата М. Горький рассмотрел в Есенине другое: «Есенин вызвал у меня неяркое впечатление скромного и несколько растерявшегося мальчика, который сам чувствует, что не место ему в огромном Петербурге. Такие чистенькие мальчики – жильцы тихих городов, Калуги, Орла, Рязани, Симбирска, Тамбова. Там видишь их приказчиками в торговых рядах, подмастерьями столяров, танцорами и певцами в трактирных хорах...»

А вот воспоминание Г. Иванова: «...На эстраду выходит Есенин в розовой шелковой косоворотке, на золотом пояске болтается гребешок. Щеки подрумянены. В руках букет бумажных васильков. Выходит он подбоченясь, как-то «по-молодецки» раскачиваясь. Улыбка ухарская, но смущенная».

«Поэт-юноша вошел в литературу как равный великим художникам слова», - замечал Клюев, накрепко привязавшийся к рязанскому самородку и «подаривший» ему «свой фальшиво-народный стиль в повадках и разговоре», подчеркивали очевидцы. Практически все не преминули отметить театральность Есенина. Маяковский писал: «В первый раз я встретил его в лаптях и в рубахе с какими-то вышивками крестиками. Это было в одной из хороших ленинградских квартир. Зная, с как: удовольствием настоящий, а не декоративный мужик меняет свое одеяние на штиблеты пиджак, я Есенину не поверил. Он мне показался опереточным, бутафорским. Тем более что он уже писал нравящиеся стихи, и, очевидно, рубли на сапоги нашлись бы». В его театральности – и открытость, и удаль, и желание удивить весь мир тайной прекрасной сути, которая вдруг начала ему открываться. А лапти и лакированные ботинки, косоворотки и цилиндры с тростями – это внешний антураж, под которым скрывались невероятная работоспособность и постоянное желание постигать и познавать.

Весной 1916 года Есенин был призван на военную службу – с Высочайшего соизволения назначен санитаром в Царско-сельский военно-санитарный поезд № 143, жил в Царском Селе, был представлен ко двору, где его стихи слушали, «затаив дыхание, боясь пропустить слово». Императрице стихи очень понравились. Есенин получил в награду от Марии Федоровны золотые часы и разрешение посвятить ей цикл стихов в своей новой книге. Конечно, это безмерно льстило молодому поэту. Но когда «свободомыслящие» коллеги по цеху узнали о том, что на сборнике «Голубень» появится посвящение императрице, Есенина приперли к стене за «гнусный поступок». Он едва успел убрать из набора «Благоговейно посвящаю...» Хотя несколько корректурных оттисков все же просочились в руки библиофилов.

Есенин – санитар Царскосельского военно-санитарного поезда

1916 год

Здесь же, в Царском Селе, Сергей Александрович познакомился с Распутиным, полежал в больнице, где ему вырезали аппендицит, здесь пережил еще одну мобилизацию – уже в советскую пору – на борьбу с белыми. С перепугу, как писал А. Мариенгоф, поэт побежал к комиссару цирков – Н. Рукавишниковой, так как циркачи были освобождены от чести защищать республику. Та предложила ему выезжать верхом на арену и читать какие-то стихи, соответствующие духу времени, сопровождающие пантомиму. Но во время одного из выступлений до того спокойная лошадь вдруг так тряхнула головой, что Есенин от неожиданности «вылетел из седла и, описав в воздухе головокружительное сальто-мортале, растянулся на земле», сказав потом, что он лучше сложит голову в честном бою.

1917 год. Встреча с Зиной Райх. Отношения Сергея с Зиной завязались в поездке на Север, через Вологду, куда всех пригласил общий друг Алексей Ганин. И вскоре в Орел, на родину Райх, полетела телеграмма: «Вышли сто. Венчаюсь». Все случилось быстро, им было 22 и 23 года. Они обвенчались в одной из церквей на Соловках. Об этом союзе Анатолий Мариенгоф писал: он ее «ненавидел больше всех в жизни, ее – единственную – он и любил...» Любовь Зины и Сергея, по-своему, по-женски, засвидетельствовала еще одна преданная подруга поэта Галина Бениславская: Зинаида Николаевна «ей-богу, внешне «не лучше жабы»... И в нее так влюбиться, что не видит революции?! Надо же!»

Зинаида Райх с детьми Татьяной и Константином

Сразу после октябрьского переворота Есенин оказался не в партии, вспоминал Г. Иванов, но в непосредственной близости к «советским верхам»: «От происхождения до душевного склада – все располагало его отвернуться от «Керенской России» и не за страх, а за совесть поддержать «рабоче-крестьянскую». Сам Сергей Александрович в автобиографии 1922 года написал, что в РКП никогда не состоял, потому что чувствовал себя гораздо «левее». И, наконец, известная оценка Л. Троцкого: «Нет, поэт не был чужд революции, - он был несроден ей. Есенин интимен, нежен, лиричен, - революция публична, эпична, катастрофична. Оттого-то короткая жизнь поэта оборвалась катастрофой».

Непосредственная близость к «советским верхам» - что это означало в действительности, понять по отзывам нелегко. Суть взаимоотношений поэта с новым миром и новой властью можно отыскать только в его собственных признаниях и, конечно же, в стихах. Но искать – осторожно, не размахивая строчками, вырванными из контекста «Иорданской голубицы»:

Небо – как колокол,

Месяц – язык,

Мать моя – родина,

Я – большевик.

Весной 1918 года на именинах у Алексея Толстого Сергей Александрович, вернувшийся из Питера, ухаживал за некой поэтессой и вдруг простодушно предложил ей: «А хотите поглядеть, как расстреливают? Я это вам через Блюмкина в одну минуту устрою». Блюмкин сидел за этим же столом. Что это было? По мнению В. Ходасевича, Есенин таким образом «щегольнул». Скорее всего, так.

Или другая история – про внешнее щегольство – с цилиндрами. Кто только не щипал за них Есенина, упрекая, что тот на Пушкина замахнулся. А ведь цилиндр пришел к поэту сам. «...В Петербурге шел дождь. Мой пробор блестел, как крышка рояля, - вспоминал Мариенгоф. – Есенинская золотая голова побурела, а кудри свисали жалкими писарскими запятыми. Он был огорчен до последней степени. Бегали из магазина в магазин, умоляя продать нам без ордера шляпу. В магазине, по счету десятом, краснощекий немец за кассой сказал:

Без ордера могу отпустить вам только цилиндры.

Мы, невероятно обрадованные, благодарно жали немцу пухлую руку. А через пять минут на Невском призрачные петербуржане вылупляли на нас глаза, ирисники гоготали вслед, а пораженный милиционер потребовал: «Документы!»

К 1919 году, времени тотального «переустройства мира» у поэта уже было четыре книги: «Радуница» (1916), «Голубень» (1916), «Преображение» (1918) и «Сельский часослов» (1918). При этом нужно учесть, в каких условиях он работал. Н. Полетаев вспоминает, как жил Есенин (в 1918 году) в Пролеткульте, вместе с поэтом Клычковым. Ютились они в ванной комнате купцов Морозовых. Один спал на кровати, а другой в шкафу. А товарищ Есенина Л. Повицкий рассказывал о том, как частенько голодал поэт и как однажды он с Клычковым пришел к нему в гости, и, пока Повицкий пытался собрать на стол, гости махом проглотили большой кусок сливочного масла. Хозяин удивился: как же они смогли съесть его без хлеба? – «Ничего – вкусно!» - ответили гости.

Сергей Есенин любил эпатаж, у него было желание «зажечь» публику. Однажды Есенин отправился просить для имажинистов бумагу, находившуюся на строжайше учете, к дежурному члену президиума Московского Совета. Для визита он надел длиннополую поддевку, причесал волосы на крестьянский манер и, стоя перед ответственным лицом без шапки, кланяясь, специально окая, просил «ради Христа» сделать «божескую милость» и дать ему бумаги «для крестьянских стихов». Белокурому Лелю, конечно, не отказали.

1921 год. Встреча с Айседорой Дункан. Их роман, начиная со знакомства, - сплошь лавстори со всеми подобающими комментариями. «По окончании танца он вскочил с места и на огромном зеркале, идущем во всю стену, острым камешком своего кольца начертил два четких слова: «Люблю Дункан»... Мировая знаменитость, избалованная непрестанными успехами, очевидно, первый раз в жизни столкнулась с подобным выражением восторга», - записал со слов очевидцев Вс. Рождественский. А вот другой рассказ – будто Дункан, быстро заприметившая голубоглазого парня обратилась с вопросом к «декадентскому батьке» С. Полякову: Кто этот юноша с таким порочным лицом? И их немедленно познакомили.

Сергей Есенини Айседора Дункан

Роман закружился быстро. Публика перебирала разные версии такого союза: позарился на благополучие, захотелось большей славы, знаменитой персоны в своей биографии и т. д. Надежда Вольпин, еще одна гражданская супруга поэта, родившая ему сына Александра, судила об их взаимоотношениях иначе. Она поверила в искреннюю страстную любовь Айседоры и в сильное влечение Есенина. И конечно, как полагается женщине, не обошлась без эмоций: «Есенин, думается, сам себе представлялся Иванушкой-дурачком, покоряющим заморскую царицу». И пусть так. Айседора появилась вовремя. Поэт пребывал не в лучшем расположении духа, он устал от прежних друзей, от окололитературных перипетий, от той правды жизни, которая приходила к нему с каждым новым днем, замыкался в себе и сам откровенно признавался: «…Очень уж я устал, а последняя моя запойная болезнь совершенно меня сделала издерганным».

Заморская жар-птица подхватила поэта и понесла над морями и океанами. Берлин, Париж, Нью-Йорк и вновь – Европа. А в Москве, после его отъезда, уже названная выше подруга поэта Галина Бениславская заболела – с неврастенией в острой форме прибыла на лечение в санаторий в Покровском-Стрешневе. О себе записала: «Всю ночь было мучительно больно... Как зуб болит – мысль, что Е. любит эту старуху, и что здесь не на что надеяться». Галина была очень привязана к Есенину, сносила все сложности его творческой натуры и действительно помогала. Достаточно сказать, что после размолвки Есенина с имажинистами и с А. Мариенгофом, она приютила его, а потом и обеих сестер поэта, Екатерину и Александру. Все жили в одной комнатенке, Бениславская взяла на себя хлопоты по хозяйству, а сама частенько спала на полу под столом – метров не хватало. Помощь ее была неоценима и в другом деле, похоже, что именно она, будучи связанной с ВЧК, несколько раз решала его проблемы с арестами. (Кстати, интересен факт, что в 1924 году у нее появился тайный поклонник – сын Троцкого Лев Седов, что после гибели Есенина Галина заливала горе вином, что в годовщину смерти поэта она застрелилась у него на могиле.)

Вернулся Сергей Александрович в Москву в августе 1923 года и глубоко погрузился, как пишет В. Ходасевич, в нэповское болото, «ощутив всю позорную разницу между большевистскими лозунгами и советской действительностью даже в городе, - Есенин впал в злобу». Начались его кабацкие скандалы и выступления, одно из которых закончилось товарищеским судом над четырьмя поэтами: С. Есениным. П. Орешиным, С. Клычковым и А. Ганиным. Их обвиняли в том, что за разговором в пивной об издании журнала они оскорбили постороннего человека, назвав его «жидовской мордой». Друзья же уверяли, что оскорбленный их подслушивал. В результате обвинитель Л. Сосновский, единомышленник Л. Троцкого и один из организаторов расстрела царской семьи, увидел в произошедшем проявление антисемитизма. А в газете «Рабочая Москва» от 12 декабря 1923 года рабкоры написали, что дело четырех поэтов вскрыло нам язву, «которую нужно раз и навсегда вылечить или отсечь». Ситуация оказалась более чем серьезной, и это, конечно, знал Л. Сосновский. По принятому в 1918 году Декрету «О борьбе с антисемитизмом», у виновных было два пути: лагерь или расстрел. За поэтов вступились В. Полонский, В. Львов-Рогачевский, А. Соболь, уверяя слушающих, что обвиняемые не являются антисемитами, что произошло досадное недоразумение. (После похорон С. Есенина А. Соболя найдут у памятника Достоевскому с простреленной головой.) В результате четверке объявили общественное порицание. И тем не менее это было начало конца. После ряда событий с Алексеем Ганиным расправятся в 1925 году. Ганина расстреляют, к делу приобщат написанные им тезисы «Мир и свободный труд народам», в которых он заявил, что Россия уже несколько лет находится в состоянии смертельной агонии, что ясный дух русского народа предательски умерщвлен. Петр Орешин и Сергей Клычков ненадолго переживут друзей: первого расстреляют в марте 1937 года, второго – в октябре этого же года...

По окончании товарищеского суда Сергей Александрович, конечно же, понял, что этот спектакль был разыгран неспроста. И все же он отвечает всем участникам действа статьей под названием «Россияне»: «Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни, чем время, в которое мы живем. Тяжелое за эти годы состояние государства в международной схватке за свою независимость случайными обстоятельствами выдвинуло на арену литературы революционных фельдфебелей, которые имеют заслуги перед пролетариатом, но ничуть не перед искусством...» - писал поэт, упоминая далее и Сосновского, и Троцкого. Последний запечатлен и в поэтических образах, в неоконченной пьесе «Страна негодяев», где один из героев – комиссар Чекистов (он же Лейбман) – прибыл, по замыслу автора, из Веймара в Россию «укрощать дураков и зверей» и «перестроить храмы божие в места отхожие». Прототип Чекистова не кто иной, как Лейба Троцкий, живший в эмиграции в городе Веймар.

Дальнейшие события все более приближали поэта к трагическому финалу. Руку к этому приложили и былые друзья-товарищи. Имажинисты, Р. Ивнев, А. Мариенгоф, В. Шершеневич, не только не пришли в зал товарищеского суда, чтобы собственным присутствием засвидетельствовать лживость предъявляемых Есенину обвинений, но более того, они написали письмо в редакцию журнала «Новый зритель», всячески открещиваясь от поэта. В том письме коллеги по цеху излагали следующее: «После известного всем инцидента, завершившегося судом... у группы наметилось внутреннее расхождение с Есениным... Есенин в нашем представлении безнадежно болен физически и психически...»

А поэт в это время, с 17 декабря 1923 года до конца января 1924-го, пребывал в санаторном отделении психиатрической больницы имени Шумского. Туда Есенина уложила Бениславская, опасаясь за его здоровье и жизнь: он все чаще стал говорить о врагах, которые его преследуют. (Дело № 10055 заведено на С. А. Есенина в МЧК по борьбе с контрреволюцией и преступлением, передано в Совнарсуд 27.01/1920 г.)

После больницы в январе 1924-го его арестовали вместе с Ганиным в кафе «Домино». Сергея Александровича удалось вытянуть и вновь уложить в больницу, после которой он уезжает в Ленинград, далее – в путешествие на Кавказ, с 3 сентября 1924 года по 1 марта 1925-го. Видимо, это путешествие спасло его от того, что он не оказался в одной связке обвинений с Ганиным, которому вменялась контрреволюционная деятельность. На Есенина тоже были заведены дела, он обвинялся по статьям 88,57 и 176 Уголовного кодекса – публичное оскорбление представителей власти, контрреволюционные действия и хулиганство.

В конце июля 1925 года поэт вновь уезжает. На этот раз с Софьей Толстой, внучкой Льва Николаевича, он оказывается в Баку...

Сергей Есенин и Софья Толстая

И все эти путешествия, весь последний год его жизни – есть бег. От себя, от своего окружения, от властей, от болезни. «Господи! Я тебе в сотый раз говорю, что меня хотят убить! Я как зверь чувствую это!» - говорил он ленинградскому поэту-имажинисту В. Эрлиху.

Тревожное поведение поэта тогда заметили многие. Не изменилось оно и после клиники для нервнобольных, откуда Есенин сбежал, лелея план отбыть в Ленинград и начать новую жизнь. Он заранее телеграфировал Вольфу Эрлиху найти 2-3 комнаты – хотел потом перевезти сестер. Перед отъездом он заглянул к Мариенгофу – помириться, к детям – Тане и Косте (их матери – Зинаиды Райх не было дома). Говорят, что он был полон планов, хотел создать свой журнал и работать, чтоб никто, даже друзья, не мешали.

В Ленинград он приехал с тяжелейшим багажом (рукописи). Его никто не встретил, вопреки всем договоренностям. Растерянный Есенин едет к Эрлиху, но квартира пуста. Он оставил багаж с запиской: уехал искать гостиницу. Поэт приезжает в гостиницу «Англетер» и выбирает привычный для себя 5-й номер, в котором когда-то останавливался с Айседорой Дункан. Среди постояльцев он находит своих знакомых, супругов Устиновых, и с того момента практически не расстается с ними. Из других питерцев его интересует только Клюев. Он ездит к нему и принимает его у себя. И всем читает стихи – последние и ранние, несколько раз «Черного человека».

Гостиница «Англетер»

Жизнь отпустила ему в Ленинграде всего четыре ночи и три дня.

28 декабря 1925 года его не стало, в номере гостиницы поэт был найден повешенным. По официальной версии – он покончил жизнь самоубийством. По неофициальной – его убили. Все, что связано с расследованием обстоятельств его смерти, до сих пор является темной историей с путаными, противоречащими показаниями «свидетелей», грубыми нарушениями ведения дела по факту смерти, ненадлежащей документацией.

Прощание длилось всю ночь и утро – до похорон. Никто не говорил прощальных слов, не читал стихов. Режиссёр Камерного театра Нина Сухоцкая написала: «Никогда не видела столько слёз. Не нервических барышень и модных дам – совсем обыкновенных мужчин. Не литературной тусовки. Мужиков!»

Гроб повезли сначала к памятнику Пушкину. Обнесли вокруг него и, поставив на катафалк, направились к Ваганькову. Через день наступал Новый год. Без Сергея Есенина.

Литература о жизни и творчестве Сергея Есенина

Книги

  1. Андреев, Александр Дмитриевич. Есенин : легенда / Александр Андреев. – Москва : Московский рабочий, 1973. – 351, [1] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Базанов, Василий Григорьевич. Сергей Есенин и крестьянская Россия / Вас. Базанов ; [художник М. Новиков]. – Ленинград : Советский писатель, Ленинградское отделение, 1982. – 303, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Башков, Владимир Павлович. В старинном селе над Окой : путешествие на родину Сергея Есенина : книга для учащихся старших классов / В. П. Башков. – Москва : Просвещение, 1991. – 159, [1] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Башков, Владимир Павлович. Плачет где-то иволга... : константиновские этюды : [новеллы, этюды, эссе и очерки] / Владимир Башков ; [художник В. Горин]. – Москва : Московский рабочий, 1986. – 175, [1] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Белоусов, Владимир Германович. Сергей Есенин : литературная хроника : в 2 ч. / В. Белоусов. – Москва : Советская Россия, 1969 - 1970. – Текст : непосредственный.

  1. Бельская, Лилия Леонидовна. Песенное слово : поэтическое мастерство Сергея Есенина : книга для учителя / Л. Л. Бельская. – Москва : Просвещение, 1990. – 144, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. В мире Есенина : сборник статей / [составители А. А. Михайлов и С. С. Лесневский ; художник М. Лохманова]. – Москва : Советский писатель, 1986. – 654, [2] с. – Текст : непосредственный.

  1. Венок Есенину / [составление, вступительная статья и примечания С. Кошечкина ; художник И. Гусева]. – Москва : Советская Россия, 1988. – 300, [4] с. – Текст : непосредственный.

  1. Волков, Анатолий Андреевич. Художественные искания Есенина / А. Волков. – Москва : Советский писатель, 1976. – 439, [1] с., [9] вкл. л. фот. – Текст : непосредственный.

  1. Воспоминания о Сергее Есенине : [сборник / составители А. А. Есениной и др.] ; под редакцией Ю. Л. Прокушева. – Москва : Московский рабочий, 1975. – 511, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. С. А. Есенин в воспоминаниях современников : в 2 т. / [вступительная статья, составление и комментарии А. А. Козловского]. – Москва : Художественная литература, 1986. – (Серия литературных мемуаров). – Текст : непосредственный.

  1. С. А. Есенин и его эпоха: портреты, документы, иллюстрации : [демонстрационные материалы / автор-составитель А. В. Чумак]. – Москва : Айрис-Пресс, 2006. – 20 с. : ил. – (Наглядные и раздаточные пособия). – Изображение (неподвижное) : непосредственное.

  1. Сергей Есенин : воспоминания родных / [составители Т. Флор, Н. Есенина, С. Митрофанова]. – Москва : Московский рабочий, 1985. – 157, [3] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Эта жизнь мне только снится / С. А. Есенин. – Москва : АСТ, 2015. – 287, [1] с. – (Эксклюзивные биографии). – Текст : непосредственный.

  1. Есенина, Александра Александровна. Родное и близкое / А. Есенина. – Изд. 2-е, доп. – Москва : Советская Россия, 1979. – 96 с., [12] вкл. л. ил. – Текст : непосредственный.

  1. Жизнь Есенина : рассказывают современники / [составитель, автор вступительной статьи и примечаний С. П. Кошечкин]. – Москва : Правда, 1988. – 607, [1] с., [8] л. фот. – Текст : непосредственный.

  1. Как жил Есенин : мемуарная проза / [составитель, автор послесловия и комментариев А. Л. Казаков ; художник Витлиф В. Г.]. – Челябинск : Южно-Уральское книжное издательство, 1992. – 381, [3] с. – Текст : непосредственный.

  1. Коржан, Виктор Владимирович. Есенин и народная поэзия / В. В. Коржан ; Академия наук СССР, Институт русской литературы (Пушкинский дом) ; [ответственный редактор В. Г. Базанов]. – Ленинград : Наука, Ленинградское отделение, 1969. – 199, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Куняев, Станислав Юрьевич. Сергей Есенин / Станислав Куняев, Сергей Куняев. – [Изд. 6-е]. – Москва : Молодая гвардия, 2010. – 595, [13] с., [24] л. ил. – (Жизнь замечательных людей : вып. 1459 (1259). – Текст : непосредственный.

  1. Наумов, Евгений Иванович. Сергей Есенин. Личность. Творчество. Эпоха / Е. Наумов. – Ленинград : Лениздат, 1969. – 494, [2] с. – Текст : непосредственный.

  1. Прокушев, Юрий Львович. Даль памяти народной / Юрий Прокушев. – Москва : Молодая гвардия, 1978. – 271, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Прокушев, Юрий Львович. Сергей Есенин : очерк жизни и творчества / Юрий Прокушев ; рисунки В. Панова. – [Изд. 2-е]. – Москва : Детская литература, 1976. – 192, [1] с. : ил., [31] вкл. с. ил. – Текст : непосредственный.

  1. Прокушев, Юрий Львович. Сергей Есенин : образ, стихи, эпоха / Юрий Прокушев. – [5-е изд., дораб.]. – Москва : Молодая гвардия, 1989. – 350, [2] с. – Текст : непосредственный.

  1. Прокушев, Юрий Львович. Сергей Есенин. Поэт. Человек / Ю. Л. Прокушев. – Москва : Просвещение, 1973. – 238, [2] с. : портр. – Текст : непосредственный.

  1. Прокушев, Юрий Львович. Юность Есенина / Ю. Прокушев. – Москва : Московский рабочий, 1963. – 191, [1] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Ройзман, Матвей Давидович. Все, что помню о Есенине / Матвей Ройзман. – Москва : Советская Россия, 1973. – 270, [2] с., [8] вкл. л. ил. – Текст : непосредственный.

  1. Солнцева, Наталья Михайловна. Сергей Есенин : в помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам / Н. М. Солнцева. – 3-е изд. – Москва : Издательство Московского университета, 2000. – 79, [1] с. – (Перечитывая классику). – Текст : непосредственный.

  1. Сушко, Юрий Михайлович. Дети Есенина. А разве они были? / Юрий Сушко. – Москва : ЭКСМО, 2013. – 318, [2] с. – (Биографии великих. Неожиданный ракурс). – Текст : непосредственный.

  1. Эвентов, Исаак Станиславович. Сергей Есенин : книга для учащихся / И. С. Эвентов. – Изд. 2-е, перераб. – Москва : Просвещение, 1987. – 159, [1] с., [8] вкл. л. ил. – (Биография писателя). – Текст : непосредственный.

  1. Юшин, Петр Федорович. Сергей Есенин : идейно-творческая эволюция / П. Ф. Юшин. – Москва : Издательство Московского университета, 1969. – 477, [3] с. : ил. – Текст : непосредственный.

  1. Я в песне отзовусь... : воспоминания, размышления, эссе, стихи о Сергее Есенине / [составители Э. В. Береснев, А. Л. Казаков ; предисловие А. Л. Казакова ; художник А. Н. Конюхов]. – Челябинск : Южно-Уральское книжное издательство, 1989. – 238, [2] с. : ил. – Текст : непосредственный.

Статьи из периодических изданий

  1. Скопич, Юлия. Отличник со скверным поведением / Юлия Скопич. – Текст : непосредственный // Чудеса и приключения. – 2019. - № 4. – С. 46-49.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья Игоревна. Маяковский и Есенин: первый поэт революции и «последний поэт деревни» / Наталья Игоревна Шубникова-Гусева. – Текст : непосредственный // Литература. – 2018. - № 9/10. – С. 47-49.

  1. Краснящих, Андрей. Мандельштам и другие : писатели в Харькове. Часть 3. Есенин / Андрей Краснящих. – Текст : непосредственный // Новый мир. – 2016. - № 12. – С.131-141.

  1. Скороходов, Максим. Есенин – не для города / Максим Скороходов. – Текст : непосредственный // Юность. – 2016. - № 9. – С. 84-95.

  1. Сергей Есенин: деревенский романтик. – Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. – 2016. - № 7. – С. 11.

  1. Марченко, Алла Максимовна. Что другой на свете не умел / Алла Марченко. – Текст : непосредственный // Юность. – 2015. - № 12. – С. 9-17.

  1. Мешков, Валерий. Сергей Есенин и Михаил Булгаков / Валерий Мешков. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2015. – № 10. – С.191-199.

  1. Осипов, Юрий. Поэт земли русской / Юрий Осипов. – Текст : непосредственный // Смена. – 2015. - № 9. – С. 11-25.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья Игоревна. Есенин и русская история / Шубникова-Гусева Наталья Игоревна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2014. - № 8. – С. 19-23.

  1. «Прощай, сказка моя!..» : выступление С. Городецкого на вечере памяти С. Есенина 4 января 1926 года в Московском государственном камерном театре / вступление и публикация В. Енишерлова. – Текст : непосредственный // Наше наследие. – 2012. - № 104. – С. 106-109.

  1. Сухих, Игорь. Русская литература. XX век. Сергей Александрович Есенин (1895-1925) / Игорь Сухих. – Текст : непосредственный // Звезда. – 2009. - № 8. – С. 217-234.

  1. «Я вам расскажу совершенно поразительную историю…» : устные воспоминания Виктора Ардова о Сергее Есенине / вступительная статья, публикация и примечания В. Панькова. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2009. - № 3. – С. 416-448.

  1. Радечко, Петр. Как Снежко критиковал Есенина / Петр Радечко. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2008. - № 12. – С. 267-269.

  1. Карусель, Вероника. Суд над отроком / Вероника Карусель. – Текст : непосредственный // Вокруг света. – 2007. - № 12. – С. 214-224.

  1. Лекманов, О. Поэт и революция: Есенин в 1917-1918 годах / О. Лекманов, М. Свердлов. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2006. - № 6. – С. 89-120.

  1. Ериков, Сергей. «Цветите, юные! И здоровейте телом!» : Сергей Есенин – носитель народных традиций физического развития / Сергей Ериков. – Текст : непосредственный // Физическая культура в школе. – 2006. - № 4. – С.35-38.

  1. Занковская, Людмила Васильевна. С. Есенин и Б. Пастернак в контексте русской литературы XX века /Занковская Людмила Васильевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2005. - № 12. – С. 13-19.

  1. Байбородин, Анатолий Григорьевич. «Душа грустит о небесах…» / Анатолий Байбородин. – Текст : непосредственный // Москва. – 2005. - № 10. – С. 167-188.

  1. Я пришел на эту землю, чтоб скорей ее покинуть. – Текст : непосредственный // Дошкольное воспитание. – 2005. - № 10. – С. 84-87.

  1. Юшкин, Юрий. Вспоминая… небылое / Юрий Юшин. – Текст : непосредственный // Литературная учеба. – 2005. - № 6. – С. 132-153.

  1. Дикун, Зоя Михайловна. Незабытая гитара Есенина / Зоя Дикун. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 15-17.

  1. Юсов, Николай Григорьевич. Судьба хранительницы / Николай Юсов. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 36-47.

Семейный архив Есениных.

  1. Юшкин, Юрий. Письмо наркому (Есенин и Дзержинский) / Юрий Юшин. – Текст : непосредственный // Литературная учеба. – 2005. - № 2. – С. 122-127.

  1. Юшкин, Юрий. «Улеглась моя былая рана…» : [воспоминания] / Юрий Юшин. – Текст : непосредственный // Литературная учеба. – 2005. - № 2. – С. 122-127.

  1. Болдовкин, Василий Иванович. Он всем нам родной : [воспоминания] / Василий Болдовкин ; публикацию и комментарии подготовили Г. И. Шипулина, Н. Г. Юсов. – Текст : непосредственный // Слово. – 2003. - № 2. – С. 84-99.

  1. Кузнецова, Валентина. Известное и неизвестное / Валентина Кузнецова. – Текст : непосредственный // Слово. – 2002. - № 6. – С. 56-58.

  1. Прокушев, Юрий. Были и небыли о великом поэте / Юрий Прокушев. – Текст : непосредственный // Слово. – 2002. - № 6. – С. 51-55.

Издание Полного собрания сочинений Сергея Есенина.

  1. Мостинский, Игорь. О Сергее Есенине, его родных и близких / Игорь Мостинский. – Текст : непосредственный // Слово. – 2002. - № 1. – С. 100-105.

  1. Красников, Геннадий. «Роковая зацепка за жизнь…» : Сергей Есенин в зеркале русской истории / Геннадий Красников. – Текст : непосредственный // Москва. – 2000. - № 12. – С. 194-207.

  1. Приходько, Владимир. Есенин в окружении детворы / Владимир Приходько. – Текст : непосредственный // Дошкольное воспитание. – 2000. - № 9. – С. 77-81.

  1. Есенина (Наседкина), Наталия. Семейная переписка : известное и неизвестное / Наталия Есенина (Наседкина) . – Текст : непосредственный // Слово. – 2000. - № 6. – С. 66-82.

  1. Кузьмин, Арс. Из заветного «ларца» : есениана Ю. Л. и В. Г. Прокушевых : [фото]. - Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Слово. – 2000. - № 5. – С. 67-71.

Женщины Есенина

«Как бы ни клялся я кому-либо в безумной любви, как бы я ни уверял в том же сам себя, - все это, по существу, огромнейшая и роковая ошибка. Есть нечто, что я люблю выше всех женщин, выше любой женщины, и что я ни за какие ласки и ни за какую любовь не променяю. Это – искусство…»

Сергей Есенин

  1. Молева, Нина. Графиня Софья / Нина Молева. – Текст : непосредственный // Темные аллеи. – 2019. - № 5. – С. 57-64.

Последняя жена Есенина Софья Толстая-Есенина.

  1. Морозов, Геннадий. Актриса и поэт / Геннадий Морозов. – Текст : непосредственный // Природа и человек. XXI век. – 2017. - № 3. – С. 68-69.

Есенин и Августа Миклашевская.

  1. Чупринина, Юнна. Сергей Есенин и Анна Изряднова : обыкновенная история / Юнна Чупринина. – Текст : непосредственный // Караван историй. – 2016. - № 10. – С. 104-121.

  1. Аннинский, Лев. Конгениальная пара / Лев Аннинский. – Текст : непосредственный // Родина. – 2007. - № 10. – С. 113-117.

Сергей Есенин и Айседора Дункан.

  1. Много женщин меня любило, да и сам я любил не одну… - Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Слово. – 2005. - № 5. – С. 3 (обл.)

  1. Киреев, Руслан. Сергей Есенин: «Она нежна со мной была как мать» / Руслан Киреев. – Текст : непосредственный // Наука и религия. – 2002. - № 3. – С. 16-19.

Галина Бениславская и Айседора Дункан.

Смерть Сергея Есенина

Обстоятельства смерти известных людей часто порождают множество слухов и легенд. Уход из жизни Сергея Есенина не стал исключением. Это событие, произошедшее 28 декабря 1925 года, взбудоражило общественность, а споры по поводу обстоятельств смерти не утихают и по сей день.

Официальной версией смерти Сергея Есенина является самоубийство. Документально подтвержденные обстоятельства смерти содержатся в материалах дознания и материалах комиссии Всероссийского писательского Есенинского комитета. Однако данный вывод нельзя назвать окончательным.

Прощание с Сергеем Есениным

  1. Бертовский, Лев Владимирович. Смерть Сергея Есенина: криминалистический взгляд на культурно-историческое событие / Лев Владимирович Бертовский, Вера Михайловна Клюева, Александр Леонидович Лисовецкий. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2018. - № 5. – С. 153-165.

  1. Молева, Нина. Приговор: самоубийство / Нина Молева. – Текст : непосредственный // Тайны и преступления. – 2015. - № 2. – С. 11-22.

  1. Марченко, Алла. «В декабре в той стране…» / Алла Марченко. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2011. - № 5. – С. 197-250.

Гипотезы смерти С. Есенина.

  1. Ромашенкова, Татьяна. Есенина не убивали / Татьяна Ромашенкова. – Текст : непосредственный // Огонек. – 2005. - № 51. – С. 54-55.

  1. Гулин, Александр Вадимович. «В сердце светит Русь…» : духовный путь Сергея Есенина / Гулин Александр Вадимович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2001. - № 4. – С. 7-13 ; № 5. – С. 8-12.

Сайты о жизни и творчестве Сергея Есенина

  1. Поэт Сергей Есенин : [сайт]. – 2018. - URL: http://esenin-s.ru/ (дата обращения 16.02.2020). - Текст : электронный.

  1. С. А. Есенин: Жизнь моя, иль ты приснилась мне… [сайт]. – 2005 - . – URL: http://esenin.ru/ (дата обращения 16.02.2020). – Текст. Изображение : электронные.

  1. Сергей Александрович Есенин : [сайт]. – URL: http://www.esenin-sergej.ru/ (дата обращения 16.02.2020). – Текст. Изображение : электронные.

  1. Сергей Александрович Есенин (1895-1925) : сайт-памятник. – 2000-2006. – URL: http://sergeiesenin.lit-info.ru/ (дата обращения 16.02.2020). – Текст : электронный.

  1. Сергей Есенин. Вся жизнь в стихах : литературный сайт о Сергее Есенине. – 2020. – URL: http://esenin-poet.ru/ (дата обращения 16.02.2020). – Текст : электронный.

Творчество Сергея Есенина

Есенин-поэт

«Стихи я начал писать рано, лет девяти, но сознательное творчество отношу к 16-17 годам», - вспоминал Сергей Есенин. «К стихам расположили песни, которые я слышал кругом себя, а отец мой даже слагал их» (Автобиографический набросок. 1915-1916). «Стихи начал писать, подражая частушкам» (Автобиография. 1923). Друзья детства позже вспоминали, что это были строки о природе. Есенин не раз говорил о том, как много значили для него как поэта не только образный строй русского фольклора, частушек, песен, сказок и духовных стихов, но и впечатления родной природы, «уличной» жизни, не похожей на домашнюю: ширь полей и синь небес, голубая гладь озер, луна, стоящая «стоймя в воде». Вопрос о том, когда Есенин стал поэтом, до сих пор остается неясным и порождает легенды. Согласно авторским датам, стихи, отмеченные неповторимостью его поэтического голоса, «Вот уж вечер. Роса...», «Там, где капустные грядки...», «Выткался на озере алый свет зари...», «Подражанье песне», «Дымом половодье...» написаны в 1910 году. К тому времени Есенину едва исполнилось 15 лет. Он окончил Константиновское земское училище и продолжал образование в Спас-Клепиковской учительской школе. Очарование этих ныне хрестоматийно известных строк испытывает каждый, кто берет в руки сборник стихов поэта:

Выткался на озере алый свет зари.

На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.

Только мне не плачется – на душе светло.

Даты под этими стихами Есенин впервые проставил в 1925 году в подготовленном им наборном экземпляре своего «Собрания стихотворений» и во многих из них сам сомневался. Других документов, подтверждающих даты создания ранних шедевров, нет. Большинство из них было опубликовано только в 1915 году. В то же время совершенно точно известно, что в 1910-1914 годах поэт писал другие стихи, которые отличались от цитированных по содержанию и уровню мастерства: «Поэт», «Звезды», цикл «Больные думы» и др.

Перечисленные факты оцениваются исследователями по-разному. Те, кто принимает авторские даты, нередко утверждают, что у Есенина почти не было ученического периода. В 15 лет он пишет стихи, лучшие из которых вошли в сокровищницу русской поэзии. Другие не доверяют датам, проставленным поэтом спустя 15 лет, и относят большинство ранних стихов со «спорными» датами к концу 1914 – началу 1915 года.

В августе 1912 года Есенин переехал в Москву, к отцу, где сначала служил в мясной лавке, а затем в конторе книгоиздательства «Культура» и типографии товарищества И. Д. Сытина; участвовал в революционном движении рабочих типографии, с 1913 до начала 1915 года учился на историко-философском отделении Университета им. А. Л. Шанявского, состоял в Суриковском. литературно-музыкальном кружке и в конце 1914 года был одним из организаторов журнала суриковцев «Друг народа».

К январю 1914 года относится первое известное в настоящее время выступление Есенина в печати со стихотворением «Береза» в журнале «Мирок» с подписью «Аристон». Псевдоним «Аристон» имеет несколько значений. Так назывался получивший распространение механический музыкальный ящик. Кроме того, источником происхождения псевдонима может быть стихотворение Г. Д. Державина «К лире» («Звонкоприятная лира...»), где Поэт, Певец назван Аристом. И еще одним не менее важным основанием выбора необычного псевдонима, было значение слова «Аристон». В переводе с греческого оно означает «самый лучший». Так юный поэт даже своим псевдонимом сумел указать на то, что в литературу пришел народный песенный поэт, который осознает свое великое будущее («самый лучший») и является наследником пушкинских традиций. Гонорар за эту публикацию поэт отдал отцу, чтобы расположить его к своим литературным занятиям.

В январе 1915 года Есенин сотрудничает с кружком журнала «Млечный путь», где публиковались произведения С. Дрожжина, А. Новикова-Прибоя, Б. Пильняка, Игоря Северянина и стихотворения Есенина «Кручина» («Зашумели над затоном тростники...») и «Выткался на озере алый свет зари...».

Поэтический дар поэта развивался стремительно. За три года жизни в Москве им были написаны стихи, которые принесли ему славу весной 1915 года в Петрограде. В этих стихах, проникнутых религиозным чувством святости природы и исполненных песенного лиризма, воплощены красота и память древней русской земли, ее живые краски и звуки. «Разухабистой гурьбой» гуляют рекруты, играет тальянка, плачут глухари, полыхают зори и пророчит счастье «колдовная» сутемень («Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха...», «По селу тропинкой кривенькой...» и др.). Далекие от суетной жизни и верные законам природного бытия, идут потаенными тропами и молятся «на копны и стога» странники и богомольцы («Пойду в скуфье смиренным иноком...», «Шел Господь пытать людей в любви...» и др.).

Но и социальные, гражданские мотивы возникают уже в поэзии 1910-1914 годов: «Поэт», «Больные думы», «Моя жизнь». В стихотворениях «Молитва матери», «Богатырский посвист», «Узоры», «Бельгия», в поэме «Галки» (текст не сохранился) Есенин живо реагировал на события Первой мировой войны. Обращаясь к русской истории, он воспел бунтарский дух и силу русского народа в поэмах «Песнь о Евпатии Коловрате» и «Марфа Посадница».

Главным содержанием произведений конца 1914 – начала 1915 года является трагическое положение деревни в годы войны, когда природа тосковала по хлеборобу, ушедшему на войну («Заглушила засуха засевки...», «Черная, потом пропахшая выть...», «Топи да болота...»). В стихотворениях «Край ты мой заброшенный...» и «Русь» дается новый взгляд на деревню, лишенный всякой благостности и покоя.

Понакаркали черные вороны:

Грозный бедам широкий простор.

Крутит вихорь леса во все стороны,

Машет саваном пена с озер.

Грянул гром, чашка неба расколота,

Тучи рваные кутают лес.

На подвесках из легкого золота

Закачались лампадки небес.

Стихотворение «Русь» сразу привлекло внимание критиков не только непосредственным проникновением в те события, которые выпали на долю многострадальной родины, но и свежим, необычным языком, от которого веяло ароматом полей и лесов. Современники справедливо признали, что этим произведением Есенин гигантски шагнул вперед и приобрел себе известность и имя.

9 марта 1915 года произошло событие, во многом определившее творческую судьбу Есенина: неизвестный молодой поэт приехал в Петроград и встретился с Блоком. Блок сразу отобрал для печати шесть стихотворений и написал рекомендательные письма С. М. Городецкому и издательскому работнику, крестьянскому писателю М. П. Мурашеву («направляю к вам талантливого крестьянского поэта-самородка»). В тот же день Блок сделал запись в дневнике: «Стихи свежие, чистые, голосистые, многословные». Таких «свежих, чистых, голосистых» стихов, привезенных в Петроград завязанными в деревенский платок, было шестьдесят.

В Петрограде Есенин познакомился с Николаем Клюевым, Максимом Горьким, Владимиром Маяковским, Алексеем Толстым, Осипом Мандельштамом. Посещал вечера поэзии, был принят в аристократических салонах. 15 марта 1915 года читал стихи и пел частушки на воскресном приеме у Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского.

Сергей Есенин и Николай Клюев

Пение частушек, стихи, завязанные в деревенский платок, и крестьянский костюм (сапоги и поддевка), в котором Есенин пришел к Блоку, а затем в салон Гиппиус, были своеобразным средством завоевания северной столицы. Позже, выступая с Клюевым, поэт оденется в костюм пастушка Леля – шелковая синяя рубаха, бархатные шаровары и сапожки – и подчеркнет тем самым свои земные крестьянские истоки. В этом проявился уникальный дар поэта, гениального актера и тончайшего психолога, легко входить в роль, подсказанную творчеством.

Есенинский поэтический мир – это своеобразный диалог стихов и жизни. Есенин делал свою биографию. Сменой ролей и масок, очередным ряженьем отмечен каждый период его жизни, построенной по законам народной драмы: через несколько лет поэт наденет цилиндр и лакированные башмаки, а в последние годы жизни – пушкинскую крылатку (расклешенную накидку).

Тогда весной 1915 года Есенину удалось завоевать холодный и скептический Петроград. «О Есенине, - как вспоминал один из современников М. В. Бабенчиков, - в тогдашних литературных салонах говорили как о чуде. И обычно этот рассказ сводился к тому, что нежданно-негаданно, точно в сказке, в Петербурге появился кудрявый деревенский паренек, в нагольном тулупе и дедовских валенках, оказавшийся сверхталантливым поэтом... О Есенине никто не говорил, что он приехал, хотя железные дороги действовали исправно. Есенин пешком пришел из рязанской деревни в Петербург, как ходили в старину на богомолье. Подобная версия казалась интереснее, а главное, больше устраивала всех».

Уже 22 апреля 1915 года в журнале «Голос жизни» был напечатан ряд стихотворений Есенина. Подборку сопровождала статья Зинаиды Гиппиус «Земля и камень». Она писала: «В стихах Есенина пленяет какая-то "сказанность" слов, слитость звука и значения, которая дает ощущение простоты. <...> Тут <...> мастерство как будто данное: никаких лишних слов нет, а есть те, которые есть, точные, друг друга определяющие». Это была первая рецензия на стихи Есенина.

В этот период Есенин часто выступает с чтением своих стихов: участвует вместе с Н. А. Клюевым, А. М. Ремизовым и С. М. Городецким в вечере группы «Краса»; входит в литературно-художественное общество «Страда», часто выступает с Клюевым в качестве «сказителей», в том числе в придворных кругах.

Главным событием в жизни Есенина до призыва в армию является выход его первой книги «Радуница». Само название книги вызывает ассоциации с народной жизнью (радуница – весенний обрядовый праздник встречи весны и поминовения усопших).

В «Радуницу» Есенин включил 33 стихотворения, составившие два раздела: «Русь» и «Маковые побаски». Побаска, или побасенка – это короткий рассказ, нечто среднее между частушкой и притчей. «Притча» на Рязанщине означает волшебное слово, излечивающее от болезни, а «побасить» - значит «полечить» (таким образом в сборнике отразилось формирование есенинского идеала поэта – врачевателя человеческих душ, который он провозгласил еще в стихотворении «Матушка в купальницу по лесу ходила...»; 1912).

Матушка в купальницу по лесу ходила,

Босая с подтыками по росе бродила.

Травы ворожбиные ноги ей кололи,

Плакала родимая в купырях от боли.

Не дознамо печени судорга схватила,

Охнула кормилица, тут и породила.

Отражая в стихах свою духовную биографию, поэт нередко создает образ, противоречащий своим собственным мечтам и привязанностям. Если в жизни он боялся одиночества, тянулся к дому, уюту, мечтал о друге, то в стихах «молился на алы зори, причащался у ручья». Тем самым поэт подчеркивал единство человека и природы:

Счастлив, кто в радости убогой,

Живя без друга и врага,

Пройдет проселочной дорогой,

Молясь на копны и стога.

«Каждый день я у других колен», - писал Есенин в стихах 1925 года, называя себя «похожим на Дон-Жуана». Но за скандальной славой «беспокойного повесы» и хулигана скрывался умный, серьезный и глубокий человек. Друг поэта В. С. Чернявский вспоминал, что Есенин надеялся «жениться на хорошей, верной девушке, которую не удается встретить». Огромный успех у женщин чаще всего затмевал его собственные чувства. Недаром «слова самых нежных и кротких песен» он посвятил актрисе Августе Миклашевской и их «былой» жизни, что «былой не была».

Есенин-человек боится смерти, потому что любит жизнь. Для Есенина-поэта самое страшное состоит в том, что «новый с поля придет поэт».

Без меня будут юноши петь,

Не меня будут старцы слушать.

Не писать для него значило – умереть. Даже в «Анне Снегиной», казалось бы, самой «автобиографичной» из произведений Есенина, - лишь иллюзия «документальной подлинности». И здесь лирический герой и автор поэмы сознательно разведены.

Вопрос об отношении Есенина к революции вызывал немало споров. В автобиографических заметках «О себе» (1925) поэт писал: «В годы революции был всецело на стороне Октября, но воспринимал все по-своему, с крестьянским уклоном». Правда, годом ранее поэт высказался более сдержанно: «Первый период революции встретил сочувственно, но больше стихийно, чем сознательно».

В то же время в поэме «Страна Негодяев», датированной Есениным 1922-1923 годами, есть и такие слова, вложенные в уста одного из персонажей – Номаха:

Пустая забава!

Одни разговоры!

Ну что же?

Ну что же мы взяли взамен?

Пришли те же жулики, те же воры

И вместе с революцией

Всех взяли в плен...

Эти семь строк, изъятые после смерти Есенина из корректуры подготовленного им «Собрания стихотворений», до недавнего времени не воспроизводились в сборниках его стихов и собраниях сочинений.

Однако нет сомнения, что Есенин встретил Февральскую революцию с вдохновением. Он был тогда счастлив. С женитьбой на Зинаиде Райх («милой Зикан») в июле 1917 года он связывал романтические надежды на свой дом и семейный очаг. «В эти месяцы, - вспоминал его друг В. С. Чернявский, - были написаны одна за другой все его богоборческие и космические поэмы о революции. <...> ...он был весь во власти образов своей "есенинской Библии". <...> "Пророк Есенин Сергей" с самой смелой органичностью переходил в его личное "я"».

«Поэтическая Библия» состояла из 10 «маленьких поэм»: «Певущий зов», «Отчарь», «Октоих», «Пришествие», «Преображение», «Инония», «Сельский часослов», «Иорданская голубица», «Небесный барабанщик» и «Пантократор». Прологом к циклу этих поэм было стихотворение «Товарищ» (март 1917), в котором Есенин первым из поэтов приблизил к русской революции образ Христа. «Блок выразил по-интеллигентски – холодно несколькими словами, - писал на склоне лет редактор петербургского журнала "Аполлон" Сергей Маковский, - то, что в поэме Есенина согрето крестьянским чувством».

Такие же нежные и естественные чувства владеют героем библейских поэм. Полноправный житель космоса, он несет солнце, как сноп овсяный, на руках, ходит по тучам, как по ниве, пятками свешивается с облаков и раскусывает месяц, как орех. Это отличает космизм Есенина от «космических» произведений того же Маяковского, в которых бушуют прежде всего земные страсти.

Одной из лучших поэм цикла является «Инония». Изящные и трогательные в роскошном золотом облачении строки рисуют преображенную революцией иную страну – двойника России.

В синих отражаюсь затонах

Далеких моих озер.

Вижу тебя, Инония,

С золотыми шапками гор.

Вижу нивы твои и хаты,

На крылечке старушку мать;

Пальцами луч заката

Старается она поймать.

Окружающий земной и небесный поэтический мир Есенина и раньше смотрелся в зеркало вод, отражаясь и познавая свою иную, нездешнюю, суть и преображаясь. В «Инонии» в зеркале вод «отражаются» революционные чаяния народа о земном «мужицком» рае. Отрицая путь к счастью через страдания и крест Христа, герой поэмы – пророк Есенин Сергей показывает людям иной путь – он врачует и исцеляет их души словом.

Есенин выступал против деления своего творчества на периоды. В то же время в «Ключах Марии» (1918) он писал: «Человеческая душа слишком сложна для того, чтоб заковать ее в определенный круг звуков какой-нибудь одной жизненной мелодии и сонаты». Различные «жизненные мелодии и сонаты» самого Есенина при всей цельности и органическом единстве его «вихревого и взрывчатого», как время революции, творчества были связаны с поиском новых средств отражения жизни.

Участвуя в работе разных, порой несовместимых литературных группировок (литературная группа «Скифы» - Иванов-Разумник, Клюев, Белый; поэты Пролеткульта), Есенин неизменно подчеркивал независимость своей поэтической позиции. Та же независимость была свойственна ему и в имажинистский период.

Декларация имажинистов, под которой подписались Сергей Есенин, Рюрик Ивнев, Анатолий Мариенгоф, Борис Эрдман и Георгий Якулов, была опубликована 10 февраля 1919 года. К тому времени Есенин – сложившийся самобытный поэт. Он выпустил шесть книг стихов: «Радуница» (1916), «Исус Младенец», «Голубень», «Преображение», «Сельский часослов», второе издание «Радуницы» (все последние пять – в 1918), написал программную статью «Ключи Марии».

Слева направо: А. Мариенгоф, С. Есенин, А. Кусиков, В. Шершеневич

В теоретических работах 1918-1921 годов («Отчее слово», «Ключи Марии», «Быт и искусство») Есенин создает теорию национального искусства, в основе которой лежит органическая связь мифологического и поэтического мышления. В сказках, легендах, пословицах и загадках Есенин видит те свойства, которые должны быть присущи современному и будущему искусству, чтобы отразить сложный и многообразный духовный мир человека.

Настоящее, современное ему творчество поэт считал заблудившимся, желая создать собственную школу, Есенин вошел в группу имажинистов со своей «теорией поэтических напечатлений» (из неотправленного письма Иванову-Разумнику; май 1921). Особого внимания заслуживает есенинская теория «органического образа». Поэт называет образ органическим, потому что он органически присущ мышлению русского человека, и определяет основную черту этого образа как «слагаемость» «противоположных явлений».

Исходя из особенности диалогизма, Есенин строит все особенности своей поэтики: сюжет, композицию, рифмы и, наконец, трехчастную (или трехсоставную) классификацию образов. Есенин верил в возрождение национального искусства и говорил, что его поэзия «указала пути многим и многим поэтам и беллетристам» (Предисловие). Однако надежды Есенина на имажинизм не оправдались. И в словах о влиянии имажинизма на будущее искусство поэт, по сути дела, подчеркивал влияние собственной теории и поэзии на литературу XX века.

Уже в 1920 году Есенин пишет в полемической статье «Быт и искусство»: «Собратьям моим кажется, что искусство существует только как искусство. Вне всяких влияний жизни и ее уклада. <...> Но да простят мне мои собратья, если я им скажу, что такой подход к искусству слишком несерьезный... <...> У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласовано все». Со стороны Есенина, который говорил: «Чувство родины – основное в моем творчестве», - и неизменно выражал любовь к родине в своих стихах, эта оценка «собратьев» была уничтожающей.

В то же время Есенин никогда не перечеркивал художественных поисков имажинистов. В автобиографии, написанной 20 июня 1924 года, он отмечал, что это течение «повернуло формально русскую поэзию по другому руслу восприятия».

Стихи 1919-1923 годов «Кобыльи корабли», «Хулиган», «Исповедь хулигана», поэма «Пугачев», в которых некоторые исследователи до сих пор видят «отрицательное» влияние имажинизма, «увлечение вычурными образами и нарочито вульгарной лексикой», не были для поэта пустым трюкачеством. Это был естественный поэтический и гражданский протест против «умерщвления личности как живого».

В письме Е. И. Лившиц, написанном в августе 1920 года, поэт горько признал: «...Идет совершенно не тот социализм, о котором я думал, а определенный и нарочитый, как какой-нибудь остров Елены, без славы и мечтаний. Тесно в нем живому, тесно строящему мост в мир невидимый, ибо рубят и взрывают эти мосты из-под ног грядущих поколений».

В эту жестокую эпоху, когда, по словам Маяковского, лирика была «в штыки» «неоднократно атакована» и вместо живых соловьев в поэзии начинали щелкать стальные, Есенин взывал к человечности и милосердию. Лирический герой его стихов, именующий себя хулиганом, поражал нарочитостью своей позы, соединением грубости и дерзости выражений с неожиданной нежностью. Но смысл этой позы состоял в том, чтобы пробудить в людях сострадание к ближнему, осветить потемки чужих душ, яблоком упасть к чужим ногам:

Я нарочно иду нечесаным,

С головой, как керосиновая лампа, на плечах.

Ваших душ безлиственную осень

Мне нравится в потемках освещать.

Мне нравится, когда каменья брани

Летят в меня, как град рыгающей грозы.

Я только крепче жму тогда руками

Моих волос качнувшийся пузырь.

За внешней бравадой и удалью хулигана скрывались грусть и пронзительная нежность ко всему живому, великое сострадание и любовь к родине:

Я люблю родину.

Я очень люблю родину!

Протест против бездуховности усилился у Есенина в цикле «Москва кабацкая», который он начал писать во время зарубежной поездки со знаменитой танцовщицей Айседорой Дункан. С мая 1922 до начала августа 1923 года Есенин побывал в Германии, Франции, Италии, США и других странах. На Западе поэт увидел «ужаснейшее царство мещанства». «Человека я пока еще не встречал и не знаю, где им пахнет. <...> Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод и людоедство, зато у нас есть душа, которую здесь за ненадобностью сдали в аренду под смердяковщину» - так писал Есенин в письме из Дюссельдорфа 1 июля 1922 года одному из своих друзей.

За рубежом Есенин работает над поэмами «Страна Негодяев», «Черный человек» и циклом «Москва кабацкая». Вернувшись в Россию, полный новых творческих планов, в 1923 году пишет цикл из семи стихотворений, посвященный актрисе Московского Камерного театра Августе Миклашевской.

Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали.

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.

Цикл, посвященный Миклашевской, под общим названием «Любовь хулигана» вошел в книгу «Москва кабацкая», изданную в 1924 году. Отчаянный бунт «московского озорного гуляки» завершала известная лирическая элегия:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым.

Увяданья золотом охваченный,

Я не буду больше молодым.

Ни один сборник Есенина не вызывал таких разноречивых откликов, как «Москва кабацкая». В нем видели противоречивые чувства: «ужас, отчаяние и безнадежность» и в то же время «щемящую грусть», «новую свежесть слов», укрепляющих за Есениным право на звание одного из лучших лириков нашей эпохи. Стихи 20-х годов принесли поэту признание среди зарубежных литераторов. Есенина называли «русским принцем поэтов» и «могучим русским лириком с исключительным даром чувства».

Бельгийский писатель Франс Элленс, подготовивший в 1922 году в Париже вместе со своей женой М. М. Милославской книгу Есенина на французском языке «Confession d`un voyou» («Исповедь хулигана»), писал в предисловии к ней: «Два его произведения – "Страна Негодяев" и особенно "Исповедь хулигана" - изображают поэта таким, каким он был, смело и без прикрас. В последнем из них звучат два мотива – резкий да нежный: то поэт бушует, как ураган, то шелестит, как утренний ветерок в молодой листве. <...> В другой поэме под названием "Пугачев" ярко проявляются подлинные стремления и чаяния Есенина, здесь речь идет о русском бунтовщике, предводителе восставших крестьян, преследуемых крепостниками екатерининского времени. <...> Над всеми восемью песнями "Пугачева" витает дух "Гомера"».

«Жизненная мелодия» поэзии Есенина, а с ней и стиль «словесной походки» резко изменились в 1923-1925 годах, особенно в стихах, написанных на Кавказе. Поэт настойчиво обращал внимание на свое внутреннее «переструение». В автобиографии, датированной 20 июня 1924 года, Есенин писал: «После заграницы я смотрел на страну свою и события по-другому. <...> Сейчас я отрицаю всякие школы. Считаю, что поэт и не может держаться определенной какой-нибудь школы. Это его связывает по рукам и ногам. Только свободный художник может принести свободное слово».

В письме Г. А. Бениславской, наиболее близкому в эти годы другу и помощнице в издательских делах, Есенин писал 20 декабря 1924 года: «Я чувствую себя просветленным, не надо мне этой глупой шумливой славы, не надо строчного успеха. Я понял, что такое поэзия. <...> Путь мой, конечно, сейчас очень извилист. Но это прорыв». Иван Грузинов вспоминал, что поэт говорил ему в 1924 году: «Я ломаю себя. Давай мне любую теорию. Я напишу стихи по любой теории».

На смену бурным страстям и диссонансам «Москвы кабацкой» в поэзию Есенина входит «иная жизнь, иной напев». Герой снимает маску скандалиста и хулигана и обнаруживает иную суть – мудрого философа. Вместе с отсутствием сожаления о былом, так пронзительно завершившем скандалы отчаянного сорванца: «Не жалею, не зову, не плачу...», «Не жаль мне лет, растраченных напрасно...», - все настойчивее звучит мотив принятия многоликой окружающей жизни:

Приемлю все,

Как есть все принимаю...

Только я в эту цветь, в эту гладь,

Под тальянку веселого мая,

Ничего не хочу пожелать,

Все, как есть, без конца принимая.

Герой только внешне выглядит прохожим и «парадным соглядатаем». Его сердце постоянно мучают вопросы, на которые он не пытается дать ответы, принимая различные позиции и точки зрения. «Русь уходящая», «Русь бесприютная» и «Русь советская» равноправно предстают в поэзии Есенина, и вопрос «Куда несет нас рок событий?» находит различные ответы в словах многочисленных персонажей его произведений.

В эти годы поэт проявляет интерес к жанрам дружеского послания: «Поэтам Грузии», пишет стихотворные письма: «Письмо матери», «Письмо к женщине», «Письмо деду», «Письмо к сестре», создает поэмы «Песнь о великом походе», «Поэма о 36», «Ленин» (отрывок из поэмы «Гуляй-поле»), «Анна Снегина», в которых отображает многоликую революционную эпоху.

Персонажи «Анны Снегиной» - поэмы о революции и первой несбывшейся любви – герой-рассказчик, помещица Снегина, старый мельник, старуха-мельничиха, разные мужики: возница, «отвратительный малый», бунтарь Прон, его брат – хвальбишка и трус Лабутя, обсуждающие «крестьянскую жись», дают разное толкование происходящим событиям. И в реальном столкновении их противоположных мнений отражается «большая эпическая тема» революционной России. Многозначность и обилие интонаций раскрывают реальную сложность трудного периода русской истории.

Несмотря на плохое здоровье и тяжелое душевное состояние, Есенин последние месяцы жизни много и легко пишет. Порой в течение одного дня или ночи он сочиняет несколько стихотворений или одно большое произведение. И таких дней немало. 13 сентября после прогулки с сестрой Шурой и женой Софьей Толстой-Есениной и нескольких забавных случаев Есенин пишет четыре стихотворения, посвященные «Сестре Шуре»: «Я красивых таких не видел...», «Ах, как много на свете кошек...», «Ты запой мне ту песню, что прежде...», «В этом мире я только прохожий...».

В ночь с 4 на 5 октября Есенин диктует Софье Толстой-Есениной подряд семь шести- и восьмистрочных стихотворений о зиме: «Снежная замять крутит бойко...», «Вечером синим, вечером лунным...», «Не криви улыбку, руки теребя...», «Сочинитель бедный, это ты ли...», «Плачет метель, как цыганская скрипка...», «Ах, метель такая, просто черт возьми!..», «Снежная равнина, белая луна...». В ночь с 7 на 8 октября – «Сказку о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве».

Самым значительным произведением, которое Есенин завершает в последние дни своей жизни, является поэма «Черный человек». Эта последняя, самая маленькая и самая емкая из больших поэм Есенина, которую поэт начал писать еще за рубежом в 1923 году, относится к самым загадочным произведениям мировой поэзии.

Многозначность поэмы создается не только ее образностью, но и зеркальным построением. Поэма состоит из двух одинаково построенных частей и эпилога. Каждое высказывание таит в себе и утверждение и отрицание. В народе существует поверье, что метель и свист ветра происходят от злых духов. В то же время сильный ветер (ураган, буря) является вестником божественного откровения. Зеркало выступает в различных обликах: как правдивое (в старой иконологии – символ Богородицы) и как лживое (древнейший магический предмет общения с нечистой силой).

Говоря о «черном человеке», автор не раз упоминал «Моцарта и Сальери» Пушкина. Есенин действительно разделяет взгляд Пушкина о гении и злодействе и одновременно соглашается и спорит со словами пушкинского Моцарта. Да, гений и злодейство могут уживаться в одном человеке и в то же время, как это ни парадоксально, это «две вещи несовместные». У Есенина противостоят друг другу не только поэт и черный человек, как пушкинские Моцарт и Сальери, но в какой-то момент герой видит в себе черного человека и сам расправляется с ним не ядом, а тростью.

По сути, Есенин предлагает неожиданную трактовку традиционного образа, воплотив в нем не только злые силы, преследующие поэта, но и черные стороны собственной души. И достиг большой убедительности в воплощении своей любимой идеи о великой силе искусства и о том, что стихом можно спасти человека. Тема гения и высокого искусства оказывается неразрывно связанной с темой ответственности художника за Зло и болезни мира. Нередко ради искусства он жертвует даже собственной жизнью. Моцарт – по воле Сальери. Есенинский поэт – по собственной воле.

Есенин читает матери стихи

Есенин-прозаик

Творчество Есенина-прозаика мало известно широкому читателю. Тем не менее проза поэта заслуживает серьезного внимания и как «проба сил» набиравшего силу художественного таланта, и как своеобразная творческая лаборатория, в которой оттачивалось есенинское мастерство, и как вполне самоценное творческое явление, отразившее ключевые тенденции литературного процесса начала XX в.: «Проза Есенина являет собой синтез, во-первых, классических традиций и модернистских стилевых исканий Серебряного века, во-вторых, языка прозы и лирики», - отмечает Н. М. Солнцева.

Художественная проза Есенина включает три произведения: повесть «Яр» и два рассказа – «У белой воды», «Бобыль и Дружок». Все они написаны в родном селе поэта Константинове летом 1915 г., причем над повестью «Яр» Есенин работал, по свидетельству его сестры Екатерины Есениной, «восемнадцать ночей». Повесть была принята к публикации в петроградском журнале «Северные записки» и вышла в трех его номерах – в феврале, марте, апреле 1916 г. Рассказ «У белой воды» появился в газете «Биржевые ведомости» 21 августа (3 сентября по новому стилю) 1916 г., а рассказ «Бобыль и Дружок» - в первом номере детского журнала «Доброе утро» за 1917 г.

Сам Есенин был не удовлетворен своими прозаическими опытами, прежде всего, повестью «Яр». Так, в беседе с товарищем по университету Шанявского поэтом Дмитрием Семёновским, он «сказал, что считает повесть неудачной и решил за прозу больше не браться», а поэт-имажинист Иван Грузинов свидетельствовал: «Он никогда не говорил о своей повести, скрывал свое авторство. По-видимому, повесть его не удовлетворяла: в прозе он чувствовал себя слабым, слабее, чем в стихах».

Критика отнеслась к повести Есенина весьма сдержанно. Отметив ее связь с «неонародническим», «этнографическим» направлением в современной литературе, правдивость «свидетельского показания» автора-крестьянина о современной деревне, критики в то же время упрекали Есенина в избыточном увлечении местной лексикой (диалектизмами). Так, критик А. А. Измайлов в статье «Темы и парадоксы» писал: «...Местный колорит, усиленно создаваемый совершенно непонятными словами, - ушук, лещуга, коряжник, еланка, олахарь. корогод, веретье, шипульник, растагарить, тропыхать, кугакать, - говорит только о том, что рискованно писать повесть для широких кругов на местном наречии».

Другой критик, Яков Перович, отзываясь об увлечении Есенина местными речениями, в то же время верно подметил мотивы, побудившие автора повести к этому: «Есенин решил во что бы то ни стало научить читателя подлинному народному языку».

С позиций сегодняшнего дня мы можем быть благодарны поэту, что он ввел в свою повесть особый языковой пласт, сохранив для будущих поколений сокровища реликтового народного языка, то словесное богатство, которое, не будучи отраженным даже в знаменитом «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля, могло быть попросту утраченным навсегда. Особый языковой колорит повести сегодня воспринимается не как недостаток, а как органичная черта самобытного стиля автора. С помощью специального «Словарика» к повести, созданного младшей сестрой поэта Александрой Есениной, современный читатель может понять смысл загадочных для современников поэта народных речений, насладиться сочностью и ароматом коренного русского языка.

Среди современников поэта лучше всех понял глубинную суть повести, ее художественную автобиографичность и пророческую связь с судьбой самого Есенина литератор Михаил Бабенчиков, называвший «Яр» своим любимым произведением. По мнению Бабенчикова, повесть содержала тайное пророчество о будущей трагической судьбе поэта.

Повесть «Яр» занимает особое место как в раннем творчестве Есенина, так и в его общей художественной эволюции. В ней писатель впервые обратился к объемному эпическому полотну, попытался изобразить народную жизнь в ее социальных, нравственных, эстетических координатах. Имея этапное значение в творческом формировании Есенина, произведение сыграло важную роль в становлении личности художника «с большой эпическою темой» - темой судеб крестьянской России на переломе эпох.

Повесть стала своеобразной ранней «прелюдией» к вершинному творению Есенина – поэме «Анна Снегина» (1925). Эти два произведения разделяет ровно десять лет, вместивших в себя множество масштабных исторических событий, но в показе народной жизни между повестью и поэмой Есенина немало общего: извечная русская жажда справедливости; социальное расслоение села; бунтарские настроения в предреволюционной деревне; общинная жизнь «крестьянского мира».

Заглавие повести сестра поэта А. А. Есенина связывала и с местным топонимом: «В четырех километрах от Константинова, на опушке леса, на берегу Старицы (старого русла Оки), отделяющей луга от леса, стоял хутор, принадлежавший константиновскому помещику Кулакову. Этот хутор носил название Яр». Более точное название этого места – Белый Яр. Упоминаются в повести и другие названия сел, реально существующих и сегодня в окрестностях Константинова и несколько далее (Раменки, Коростово, Кудашево). Прототипами многих персонажей повести являются родственники и соседи Есенина по Константинову.

Своей романтической, таинственной и загадочной, в чем-то мистической атмосферой повесть Есенина напоминает лесную балладу. Балладные признаки особенно ярко проявились в семейных и любовных коллизиях повести, в драматических сюжетных треугольниках (Карев – Анна – Степан и Карев – Лимпиада – Ваньчок). Каждая из этих сюжетных линий строится по классической балладной схеме («греховная любовь» - измена – расплата смертью), но наполняется в каждом случае разным жизненным содержанием. Драматизм отношений Константина Карева и его жены Анны обусловлен тем, что они связывают свои жизни не по любви, а согласно родительской воле. Живое чувство, желание свободного выбора взрывают изнутри патриархальные устои, кажущиеся незыблемыми, но в итоге разбиваются о них самым роковым образом. По-своему жалея «кроткую и слабую перед жизнью» жену Анну, полюбившую другого человека (работника Степана), Карев покидает дом, оставляя родителей в глубокой скорби из-за ложного известия о своей гибели. В итоге еще недавно крепкий семейный дом, налаженное хозяйство стремительно рассыпаются в прах: вслед за смертью рожденного от Степана младенца добровольно сводит счеты с жизнью Анна; погибает от рук алчной спутницы отправившаяся на богомолье в тоске по сыну мать Константина Наталья; теряя семейный очаг, уходит спасать свою душу в монастырь отец Константина старый Анисим.

Оказавшись вдали от дома, в «яровой лощине», с ее особым укладом жизни, Карев, теперь уже не крестьянин-земледел, а «вольный охотник», встречает свою новую любовь – «лесную русалку» Лимпиаду, сестру лесного сторожа Филиппа, которую без приданого сватает вдовый зажиточный мужик Ваньчок.

Возлюбленная Карева Лимпиада, прозванная «лесной русалкой» за горячую привязанность к родному лесу, и соперник Карева Ваньчок – порождения леса-Яра, его кровные дети. Но если героиня наследует прежде всего его красоту и поэзию, то угрюмый, вечно пьяный и озлобленный на жизнь Ваньчок воплощает его темные, слепые силы. Карев для него враг не только потому, что соперник, но главным образом из-за того, что приход «вольного охотника» несет с собой разрушение старых привычных устоев: «Это он! Он весь Яр поджег, дымом задвашил!..» - кричит Ваньчок в слепой ярости, окончательно сводя с ним счеты в финале повести.

Так в традиционно балладном сюжетном «треугольнике» скрестились не просто чувства и страсти, а различные отношения к жизни, сплелись в смертельный узел старое и новое, вступили в противоборство извечное стремление беспокойного человеческого духа вдаль и ввысь и по-своему не менее могучее притяжение земли и природных корней, власть традиций.

Пронизанность повести фольклорными мотивами, цитатами, аллюзиями – характерная черта поэтической ткани этого произведения. На протяжении повествования в ней звучат народные песни любовно-семейной тематики («Лучина, лучинушка березовая», «Ах ты, ноченька», «То не ветер ветку клонит»), мотивы песен странников и бродяг («Ах ты, доля моя, доля», «Голова-то ль моя удалая», «Веревочка»). А старинная народная песня «Не шуми ты, мати, зеленая дубравушка», столь любимая А. С. Пушкиным, звучащая и в «Дубровском», и в «Капитанской дочке», служит в есенинской повести кульминационным выражением психологического состояния Карева в момент принятия им окончательного решения: остаться на Яру или уйти. Вся сцена решается Есениным в фольклорно-романтическом ключе: ««Не шуми, мати, зеленая дубравушка, дай подумать, погадать». Упал на траву. «Что ты не видел там, у околицы, чего ждешь? – шептал ему какой-то тайный голос. – В ожиданиях только погибель. Или силы у тебя не хватает, подняться и улететь отсюда, как вихорь?»

Повесть «Яр» - поистине русская повесть: «там русский дух, там Русью пахнет!» Сама композиция произведения построена в соответствии с русским народным месяцесловом, годовым аграрным циклом и церковным календарем. Этот «календарный принцип», положенный в основу хронологии сюжетных событий, свидетельствует об исчерпывающем знании Есениным трудового и бытового уклада жизни православного крестьянства. Каждому значительному событию в повести соответствует определенная дата в православном календаре: «Анисим Карев загадал женить сына Костю... На Преображенье сосватали, а на Покров сыграли свадьбу», «На первой неделе поста Костя причастился и стал собираться на охоту», «На Фоминой неделе Афонюшка позвал Карева на долину и показал место, где задумал строить церковь» и т.п.

Повесть «Яр» в определенном смысле носит характер художественного эксперимента. Это проявляется, во-первых, в том, что Есенин сумел создать произведение сложной двуплановой романтико-реалистической природы. Образы романтически-условного мира (мистическая сила леса-Яра и ее роковое воздействие на судьбы героев) взаимодействует с вполне реалистическими картинами объективной действительности, в основе которых – история тяжбы крестьян с помещиком-арендатором из-за земельного надела. Затянувшийся спор, в котором Карев выступает на стороне крестьян против несправедливых притязаний помещика, завершается крестьянским бунтом, в ходе которого алчного и жестокого помещика убивают, а всю ответственность за «крестьянский мир честной» берет на себя дед Иен. Этот весельчак и балагур неожиданно проявляет себя как народный заступник, во многом предшествуя образу крестьянского вожака Прона Оглоблина из поэмы «Анна Снегина». Есенин, воссоздав в облике Иена Кавелина черты собственного деда Федора Андреевича Титова, зарабатывавшего на жизнь своей семьи на отхожих промыслах в окрестностях Петербурга, сумел выстроить полнокровный реалистический характер, яркий народный тип, в известной мере предвосхищающий целую галерею образов героико-оптимистического склада в последующей литературе XX в. Иена Кавелина не страшит предстоящая каторга: он уверен, что за его «старухой» приглядит община, потому что «община знает свое дело», и, к тому же, «кому Сибирь, а нам мать родная».

Новаторство повести проявилось и в том, что она представляет собой оригинальное явление «стихопрозы», отличается наличием рифмованных строк и повышенной ритмизацией текста, напоминающей стихотворную речь: «Прощай ты, пора нудная, томящая. Вылила ты из пота нашего колосья зернистые, кровью нашей напоила ягоды свои», «Обронили вербы четки зеленые, краснотой подернулись листья – удила шелковые».

Новизна повести проявилась и в орнаментальном характере ее стиля: во внутренних перекличках ее образов, переплетении сюжетных «нитей», взаимосвязанных «предварениях» и повторах. Яр будто бы оберегает свое звериное царство: за каждого убитого зверя он отнимает жизнь у героев повести. В философском подтексте произведения люди, звери, растения – равные друг другу дети Матери-Природы. Поэтому убийство зверя равнозначно для Есенина гибели человека: одно неизбежно влечет за собой другое (развитие этой темы отражено и в более поздних произведениях Есенина «Кобыльи корабли» и «Волчья гибель»). Так, образ подстреленного на охоте косача отзовется в финальном эпизоде гибели Карева: «Вдруг к горлу хлынуло как бы расплавленное олово, и, не имея силы вдохнуть, он забился, как косач».

Мистическая символика смерти (белый цвет) и крови (красный цвет) присутствует в колоративной образности произведения, свидетельствуя о модернистских началах в его художественной структуре.

Рассказ Сергея Есенина «У белой воды» - это извечный «спор» тела и души.

Героиня рассказа Палага, страстно желающая любви, счастья, материнства, переживает буйное цветенье своих молодых сил, но нет рядом того единственного, кто разделил бы с ней ее жажду жить. И Есенин усматривает в этой коллизии истинный, непридуманный драматизм.

Природа в рассказе – равноправная участница событий. Прекрасен ее женственный, материнский облик. Природа в расцвете своих животворящих и плодоносных сил, в беспокойно-счастливом брожении живительных соков. Усиливает экспрессию пейзажа характерный есенинский эпитет «молочный» («молочное небо»). В поэтике Есенина он означает и цвет («березовое молоко»), и скрытую в природе буйную жизненную силу, раскрывающуюся в цветенье созревающей плоти, ее готовности к плодородию.

Яркая пейзажная деталь находит своеобразное развитие в поэтической характеристике психологического состояния героини. Природа словно бы «заражает» и «заряжает» Палату, возвращая ее вновь и вновь к счастливым мгновениям, пережитым вдвоем с Корнеем: «Одинокая ветла под окошком роняла пух, вода еще тише обнимала берег, и не то от водяного зноя, не то оттого, что у нее во всем теле как бы переливалось молоко, Палага думала о муже...». В этих строках проступает самобытный почерк поэта-лирика.

Когда долгожданный муж Корней возвращается домой – уже безнадежно больным, состарившимся в несколько месяцев из-за непосильного труда на промысле, - происходит то, чего так боялась и от чего оберегала себя Палага. Устав от внутренней борьбы, она идет на краткую и нелепую, лишенную истинного чувства связь со своим молодым работником Юшкой. Но вот после краткого торжества плоти над духом снова яснеет разум, возвращается душевная твердость, а вместе с ней – пронзающее душу раскаяние. Палата переживает свое краткое падение как величайшую непоправимую утрату, как осквернение всего светлого и чистого, что так долго берегла в себе. Глубоко проникая в «тайное тайных» человеческой души, Есенин стремится понять ее силу и слабость, реалистически, не вдаваясь в натурализм, отразить происходящую в ней сложную внутреннюю борьбу.

Есенин умело использует характерные для фольклорной поэтики средства «динамического» психологизма: каждое движение души находит выражение в определенном поступке героини, в том или ином внешнем проявлении. Палага преодолевает искушение действием: словно бы спасаясь от самой себя, бросается в холодную воду осенней реки; почти побежденная, находит в себе силы дать отпор привязчивому попутчику; решив окончательно побороть соблазн, отправляется служить молебен в соседнюю церковь.

На примере рассказа «У белой воды» видно, как органично реализуется в художественной ткани произведения есенинская концепция «узловой завязи природы с сущностью человека», опирающаяся на народные представления о мире. Природа с участием «следит» за судьбой Палаги, облегчает ее душевные муки: речная вода охлаждает и отрезвляет ее, ржаное поле прячет ее ночью от назойливого спутника. Выразителен и емок традиционный фольклорный образ одинокой ветлы, растущей рядом с избой Палаги. Вначале полная живительных соков, «роняющая пух», а к концу рассказа помертвевшая, «сбросившая листья», она предстает образной параллелью душевной драмы героини.

Особое значение в поэтике рассказа имеет образ-символ «белой воды» (это подчеркнуто уже в заглавии рассказа). Подобно предкам, Есенин наделяет воду магической исцеляющей силой. Не случайно героиня в борьбе с «дьявольским» наваждением в самые трудные минуты ищет защиты у воды. Неслучайно и падение ее происходит именно зимой, когда много раз выручавшая ее река замерзает, покрываясь коркой льда. Помертвевшей, безжизненной чувствует себя и Палага после случившегося: «До рассвета она сидела и бессмысленно глядела, как по воде, уже замерзшей, стелился снег». Так простая, на первый взгляд, деталь пейзажа получает в рассказе ключевое толкование, становясь не только природным фоном событий, но и образом-символом, своеобразной параллелью чувств и переживаний героини, «зеркалом» ее судьбы.

Наряду с фольклорной традицией, рассказ «У белой воды» несет в себе влияние церковно-книжной, житийной литературы. Извечный «спор» тела и духа, лежащий в основе душевной драмы героини рассказа, восходит своими истоками к агиографическим памятникам, как и ведущая нравственно-психологическая коллизия есенинской новеллы (искушение – падение – раскаяние), многократно осмысленная в библейской традиции, в житиях святых. В этой связи представляется отнюдь не случайным упоминание в рассказе «У белой воды» имен святых Марии Магдалины и Марии Египетской – раскаявшихся грешниц, канонизированных христианской церковью. Именно их иконным ликам молится Палага, желая избавить себя от греховных помыслов: «Палага считала дни, когда Корней должен был вернуться, молила святую Магдалину, чтобы скорей наставали холода, и чувствовала, что кровь в ней с каждым днем начинает закипать все больше и больше»; «Утром чуть свет она отправилась в деревню к обедне... В церкви молилась тоже только об одном, чтобы скорее настали холода, и, глядя на икону прикрытой рубищем Марии Египетской, просила у нее ее крепости одолеть свою похоть».

Страстно ищет защиты и помощи в молитве и есенинская Палага: в церкви «молитвенные мысли ее мешались с воспоминании о жгучей любви», она ловила себя на этом и, падая на колени, стукалась лбом о каменный пол до боли...

В рассказе «У белой воды» с особой силой раскрылся интерес молодого художника к нравственно-этической сфере человеческой жизни. Нравственные законы, по Есенину, безусловно определяют поведение человека, и попрание их в любом случае приводит к крушению личности, к трагическому разладу ее с миром и людьми, к полной душевной дисгармонии. Новое осмысление и развитие эта тема получит в более поздних поэтических произведениях Есенина: цикле «Москва кабацкая» и поэме «Черный человек».

Есенинская художественная проза малых форм представлена еще одной разновидностью жанра – «детским» рассказом «Бобыль и Дружок», посвященном сестре Катюше. Обладая некоторыми специфическими чертами, присущими детской беллетристике (нравоучительность, простота языка, незатейливость сюжета, сказовая манера повествования, предельная обобщенность образов, использование слов с уменьшительно-ласкательными оттенками и т.п.), рассказ вместе с тем заключает в себе емкое социальное содержание и серьезную гуманистическую идею.

Образ главного героя рассказа – нищего старика Бобыля – в значительной степени традиционен и для русского фольклора, и для отечественной литературы. Своеобразие есенинского рассказа состоит в том, что проблема социального одиночества осмысливается в нем в глубокой внутренней связи со сквозной для есенинского творчества проблемой взаимоотношений человека и природы. Трогательная история дружбы одинокого, забытого всеми нищего старика и его преданной собаки, умершей на его могиле, предстает своеобразным идеалом тех искренних и теплых отношений, которым нет места в бездушном социальном мире, ожесточившемся и против «Брата-человека» (так называется одно из ранних ученических стихотворений Есенина), и против «братьев меньших».

Проникновенный лиризм произведения, его фольклорно-сказовая форма, отчетливая притчевая заданность, характерные ритмические повторы позволяют определить его жанр как сказ-притчу: «Жил на краю деревни старый Бобыль. Была у Бобыля своя хата и собака. Ходил он по миру, сбирал куски хлеба, так кормился <...> Скажут Бобылю люди: «Ты бы бросил, Бобыль, свою собаку, самому ведь кормиться нечем...».

Грустная история завершается щемящим, но светлым финалом: память о двух одиноких существах сохраняется, растворившись в мире природы: «Зашептались на могиле цветочки, нашептали они чудную сказку о дружбе птичкам. Прилетала к могиле кукушка, садилась она на плакучую березу. Сидела кукушка, грустила, жалобно над могилой куковала».

Художественная проза Есенина – важная составная часть его литературного наследия. Уступая по своей художественно-эстетической значимости его поэзии, она вместе с тем представляет несомненный интерес.

«Сколько ни пройдет времени, - писал Марк Щеглов, - а Есенин всегда останется нам дорог и внятен» И, сколько ни пройдет времени, многочисленные исследователи будут пытаться разгадать тайну обаяния есенинского творчества.

Произведения Сергея Есенина,

имеющиеся в Центральной городской библиотеке им. В. В. Маяковского

  1. Есенин, Сергей Александрович. Собрание сочинений : в 6 т. / С. А. Есенин ; под общ. ред. В. Г. Базанова [и др. ; вступ. ст. Ю. Л. Прокушева]. - Москва : Художественная литература, 1977 - 1980.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Собрание сочинений : в 5 т. / Сергей Есенин. - Москва : Художественная литература, 1966 - 1968.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Собрание сочинений : в 3 т. / Сергей Есенин ; [сост. и общ. ред. Ю. Л. Прокушев]. - Москва : Правда, 1983. - (Библиотека "Огонек") (Отечественная классика).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Собрание сочинений : в 2 т. / Сергей Есенин ; [слово о поэте Ю. В. Бондарева ; сост., вступ. ст. и коммент. Ю. Л. Прокушева ; худож. Б. А. Лавров]. - Москва : Советская Россия : Современник, 1991.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Анна Снегина : поэма / Сергей Есенин ; [предисл. Ю. Л. Прокушева] ; ил. Б. Дехтерева. - Москва : Детская литература, 1981. - 47, [1] с. : ил. - (Школьная библиотека).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Анна Снегина : поэма / Сергей Есенин. - Москва : Современник, 1976. - 75, [1] с. : ил.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Анна Снегина : поэма ; Лирика / Сергей Есенин ; ил. Б. Дехтерева. - Москва : Детская литература, 1974. - 223, [1] с. : ил.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Избранное / С. А. Есенин ; [сост., предисл. и примеч. Ю. Л. Прокушева]. - Москва : Просвещение, 1989. - 255, [1] с. : ил.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Избранные сочинения / С. А. Есенин ; [сост., вступ. ст. и примеч. А. Козловского]. - Москва : Художественная литература, 1983. - 431, [1] с., [16] л. цв. ил. - (Библиотека классики) (Советская литература).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Плеск голубого ливня / Сергей Есенин ; [сост., авт. вступ. заметок и примеч. С. П. Кошечкин ; худож. Г. Новожилов]. - [2-е изд.]. - Москва : Молодая гвардия, 1978. - 367, [1] с. - (Школьная библиотека).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Поэмы / Сергей Есенин ; [вступ. ст., сост. Ю. Л. Прокушева ; худож. Н. Воронков]. - Москва : Современник, 1984. - 271, [1] с. : ил.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Русская боль : стихотворения, поэмы, проза ; Современники о Есенине / Сергей Есенин ; [вступ. ст., сост., подгот. текстов, коммент. Н. И. Шубниковой-Гусевой]. - Москва : Школа-Пресс, 1995. - 703, [1] с., [8] л. ил. - (Круг чтения: школьная программа).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Рябиновый костер : стихотворения / С. Есенин ; [сост., авт. послесл. и примеч. С. Кошечкин]. - Москва : Советская Россия, 1975. - 319, [1] с. - (Поэтическая Россия).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихи и поэмы / Сергей Есенин. - Москва : Современник, 1973. - 375, [1] с. : ил., [1] л. портр. - (Библиотека поэзии "Россия").

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихотворения. Поэмы / Сергей Есенин. - Москва : АСТ : Ермак, 2004. - 300, [4] с.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихотворения. Поэмы / Сергей Есенин ; [сост. и вступ. ст. А. А. Козловского ; ил. Т. Н. Костериной]. - Москва : Правда, 1984. - 479, [1] с.

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихотворения. Поэмы / Сергей Есенин ; [вступ. ст. В. Базанова ; ил. Ф. Константинова]. - Москва : Художественная литература, 1973. - 382, [2] с., [7] л. ил. - (Библиотека всемирной литературы ; т. 151) (Серия 3, Литература ХХ века).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихотворения. Поэмы. Статьи : [Критика и комментарии. Темы и развернутые планы сочинений. Материалы для подготовки к уроку] / С. Есенин ; [сост., вступ. ст., коммент., справ., метод. материалы Г. Г. Красухина]. - Москва : АСТ : Астрель, 2003. - 700, [4] с. - (Школа классики : книга для ученика и учителя).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Стихотворения и поэмы / Сергей Есенин ; [вступ. ст., коммент. и сост. Ю. Прокушева ; рис. А. Парамонова]. - [Переизд.]. - Москва : Детская литература, 1975. - 191, [1] с. : ил. - (Школьная библиотека).

  1. Есенин, Сергей Александрович. Сочинения / Сергей Есенин ; [худож. С. Харламов]. - Москва : Современный писатель, 1994. - 375, [1] с. : ил. - (Вечные спутники человечества).

Литература о творчестве Сергея Есенина

(общие вопросы)

  1. Серегина, Светлана. «Душа грустит о небесах…» : философическая грусть в лирике С. А. Есенина / Светлана Серегина. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2019. - № 5. – С. 57-61.

  1. Водолагин, Александр. Путник, в лазурь уходящий : метафизика света в творчестве С. А. Есенина / Александр Водолагин. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2018. - № 10. – С. 249-259.

  1. Воронова, О. Е. Традиция акафистной молитвы в духовной поэзии С. А. Есенина / О. Е. Воронова. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2017. - № 5. – С. 20-25.

  1. Доманский, Валерий Анатольевич. «Где ты, где ты, отчий дом?..» : образ избы / дома в творчестве Есенина / Доманский Валерий Анатольевич. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2016. - № 5. – С. 15-18.

  1. Воронова, Ольга. Художественная проза Сергея Есенина / Ольга Воронова. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 55-66.

  1. Евдокимова, Валерия. «Зимний пейзаж» в творчестве С. А. Есенина и Л. Н. Толстого / Валерия Евдокимова. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 39-45.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья. «Живое слово пробудит заснувшую душу…» : значение Есенина в развитии русского литературного языка / Наталья Шубникова-Гусева. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 8-14.

  1. Хренова, Ольга Михайловна. Два лирических шедевра С. Есенина / Хренова Ольга Михайловна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2015. - № 12. – С. 10-11.

  1. Курдаков, Евгений. Мифологическая тайна поэта / Евгений Курдаков ; публикация Юлии Курдаковой. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2015. - № 10. – С. 207-218.

  1. Румянцев, Андрей Григорьевич. «Что не выразить сердцу словом…» / Андрей Румянцев. – Текст : непосредственный // Москва. – 2015. - № 9. – С. 140-146.

  1. Юдушкина, О. В. Сюжетообразующее начало «маленьких поэм» С. А. Есенина 1917–1920 годов / О. В. Юдушкина. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2015. - № 2. – С. 27-33.

  1. Черников, Анатолий Петрович. «Это муза не прошлого дня» : художественные искания С. Есенина / Черников Анатолий Петрович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2015. - № 1. – С. 2-8.

  1. Коптев, Л. Н. «Ангелическое» и «демоническое» в поэзии С. Есенина / Л. Н. Коптев. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2012. - № 4. – С. 32-36.

  1. У Даньдань. Жанр элегии в творчестве С. Есенина 1920-х годов / У Даньдань. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2011. - № 12. – С. 7-8.

  1. Амброзайтис, Сергей Сергеевич. Идиолект С. Есенина: местоимение / С. С. Амброзайтис, А. В. Степанов. – Текст : непосредственный // Русский язык в школе. – 2010. - № 9. – С. 46-48.

  1. Филатова, О. А. Евангельские образы в ранней лирике Сергея Есенина / О. А. Филатова. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2010. - № 6. – С. 21-27.

  1. Филатова, О. А. Христианские мотивы и образы ранней поэзии С. Есенина / О. А. Филатова. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2010. - № 4. – С. 34-40.

  1. Никульцева, В. В. Идентичные неологизмы в поэзии В. Маяковского и С. Есенина / В. В. Никульцева. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2010. - № 1. – С. 28-35.

  1. Корниенко, Наталья. «Покрой есенинский мне узок…» : есенинский текст и комсомольская поэзия в 1925-1926 гг. / Наталья Корниенко. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2009. - № 10. – С. 236-257.

  1. Михаленко, Наталья Владимировна. Образ небесного града в творчестве С. А. Есенина / Михаленко Наталья Владимировна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2009. - № 3. – С. 6-9.

  1. Конухов, Борис. «Предназначенное расставанье» / Борис Конухов. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2008. - № 12. – С. 258-266.

  1. Жирмунская, Тамара Александровна. «Ты прости, что я в Бога не верую…» / Тамара Жирмунская. – Текст : непосредственный // Литература. – 2005. - № 23. – С. 17-19.

  1. Влащенко, Вячеслав. Почему в воровском мире был культ Есенина / Вячеслав Влащенко. – Текст : непосредственный // Нева. – 2005. - № 12. – С. 223-230.

  1. Влащенко, Вячеслав Иванович. «Ой ты, Русь, моя Родина кроткая…» : песня и плач, радость и боль в лирике Есенина / Влащенко Вячеслав Иванович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С. 19-22.

  1. Захаров, Александр Николаевич. Эволюция есенинского имажинизма («органической образности») / Захаров Александр Николаевич. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С. 2-7.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья Игоревна. «Пришел в этот мир поэт…» / Шубникова-Гусева Наталья Игоревна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С. 8-14.

  1. Самоделова, Елена. Обращение к античности в творчестве Есенина / Елена Самоделова. – Текст : непосредственный // Литературная учеба. – 2005. - № 6. – С. 154-169.

  1. Титова, Вера. «Как не любить мне вас, цветы?» / Вера Титова. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 18-27.

  1. Завьялова, О. С. О функции перфектива в художественном мире Сергея Есенина / О. С. Завьялова. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2004. - № 6. – С. 49-57.

  1. Захаров, Александр Николаевич. Художественно-философский мир Есенина / Захаров Александр Николаевич. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2004. - № 2. – С. 7-11.

  1. Занковская, Людмила Васильевна. Характерные черты стиля Сергея Есенина / Занковская Людмила Васильевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. –2003. - № 10. – С. 8-13 ; 2004. - № 1. – С. 18-21.

Отдельные произведения

Сергей Есенин написал «Анну Снегину» в начале 1925 года за очень короткий срок – чуть больше месяца. «Работается и пишется мне дьявольски хорошо <...>. Я чувствую себя просветленным. <...> Я понял, что такое поэзия». Но замысел ее вынашивался довольно долго.

Эта поэма Есенина стала одним из первых крупных произведений о крестьянстве и интеллигенции в советской литературе и вызвала острые дискуссии, которые продолжаются по сей день. Необычный сюжет произведения о революции, где главная героиня – не революционерка, а дворянка, а потом эмигрантка – Анна Снегина; откровенная ориентация поэмы на русскую классику, и прежде всего на Пушкина, и одновременно смелое нарушение канонов классического жанра; смелое сочетание повествовательности, диалога, эпического сюжета и лирических воспоминаний о первой любви, а также другие новаторские черты «Анны Снегиной» выделяли ее среди поэм середины 20-х годов.

«Очень большая» и «очень хорошая», по словам самого автора, поэма, которой он особенно гордился, была встречена многими с откровенным непониманием и издевательской иронией. «Еще нянюшку туда – и совсем Пушкин», - шутили «друзья» поэта. Критики иронизировали, видя в поэме «любовную канитель» на фоне бунтующей деревни или «маленький лирический пустячок». На этом основании нередко отказывали «Анне Снегиной» в социальной значимости. Восхищались лишь рядовые читатели и некоторые критики, преимущественно в провинции.

  1. Нодель, Феликс. В поисках комментария к «Анне Снегиной» / Феликс Нодель. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2011. - № 5. – С. 251-262.

  1. Пяткин, С. Н. Пушкинская традиция в поэме С. А. Есенина «Анна Снегина» / С. Н. Пяткин. – Текст : непосредственный // Русская литература. – 2007. - № 2. – С. 157-173.

  1. Шубникова-Гусева, Наталия Игоревна. О поэме Есенина «Анна Снегина» / Шубникова-Гусева Наталия Игоревна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2004. - № 9. – С. 8-16.

  1. Архипова, Лидия. «Когда-то у той вон калитки…» / Лидия Архипова. – Текст : непосредственный // Слово. – 2003. - № 6. – С. 82-91.

  1. Шубникова-Гусева, Наталия. Девушка в белой накидке и помещица Анна Снегина : образ – сюжет – жанр – традиция / Наталия Шубникова-Гусева. – Текст : непосредственный // Литературная учеба. – 2002. - № 1. – С. 187-191.

Стихотворение «Гой ты, Русь, моя родная…» написано в 1914 году. Оно пронизано светом и радостью, умиротворением и восторженной преданностью Родине. Оно продолжает духовную традицию наших предков, которые тонко чувствовали связь с природой и ощущали себя ее детьми. «Этот образ яркой и звонкой России, со сладкими запахами, шелковистыми травами, голубой прохладой, именно Есениным был внесен в поэтическое сознание народа», - отмечал М. Н. Эпштейн.

  1. Тимашова, Лариса Владимировна. Внимание к слову : о стихотворении Сергея Есенина «Гой ты, Русь, моя родная…» / Тимашова Лариса Владимировна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2017. - № 11. – С. 11-13.

Впервые о существовании поэмы Есенина «Гуляй-поле» читатели узнали из альманаха «Круг - III» (он вышел в свет в конце апреля 1924 года). Там был напечатан отрывок из этой поэмы под названием «Ленин» («Еще закон не затвердел…»). Однако современники – близкие друзья поэта знали и раньше о какой-то большой поэтической вещи, над которой Есенин начал работать в начале 20-х годов. Поэма была первой попыткой Есенина художественно осмыслить историческое значение Ленина. Есенин планировал издать поэму отдельной книжкой. Но полностью она была опубликована лишь после смерти поэта в 1926 году.

  1. Юсов, Николай Григорьевич. О поэме «Гуляй-поле» / Николай Юсов. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 46-47.

«До свиданья, друг мой, до свиданья…» - предсмертное стихотворение Есенина. Оно написано за сутки до рокового события. Автограф стихотворения был написан кровью. Такая мифотворческая деталь, конечно, подействовала на первых и всех последующих читателей Сергея Есенина.

История появления стихотворения обросла многочисленными легендами. Подвергаются сомнению основные обстоятельства создания: дата, авторство и даже материал, каким написаны строчки. Оно становилось объектом графологических и криминалистических исследований.

Официальная версия гласит, что Есенин посвятил стихотворение своему другу, поэту Вольфу Эрлиху. Автор передал адресату исписанный листок и попросил прочитать его позже, в одиночестве. Эрлих вспомнил о нежданном подарке, когда трагическая развязка уже произошла.

  1. Глушаков, Павел. Игра со смертью в стихотворении Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья…» / Павел Глушаков. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2014. - № 5. – с. 276-300.

В 1918 году Сергей Есенин написал поэму «Инония», которую посвятил пророку Иеремии. В. С. Чернявский, часто встречавшийся с поэтом в октябре-декабре 1917 года, вспоминал: «Про свою «Инонию», еще никому не прочитанную и, кажется, только задуманную, он заговорил со мной однажды на улице, как о некоем реально существующем граде, и сам рассмеялся моему недоумению: «Это у меня будет такая поэма… Инония – иная страна».

  1. Пащенко, Михаил. Проблема «Китежского текста» и «Инония» Есенина / Михаил Пащенко. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2011. - № 2. – С. 9-58.

В 1918 году Сергей Есенин, находясь в зените славы, будучи признанным мастером художественного слова, приступает к работе над своим главным прозаическим произведением «Ключи Марии». Это одно из самых любимых произведений поэта. По воспоминаниям близкого друга Есенина, И. В. Грузинова, Есенин называл «Ключи Марии» «теорией искусства».

Теоретическая статья по философии искусства «Ключи Марии» становится итогом освоения Есениным широкого круга самых разных источников, на основании которых он строит свою теорию искусства. Произведение создавалось Есениным как заявка на положение ведущего поэта современности, держащего в своих руках «ключи» к народной душе и к искусству будущего.

  1. Серегина, Светлана. «Ключи Марии» С. А. Есенина: «Вечная песня перед мирозданьем» / Светлана Серегина. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 67-76.

Стихотворение «Матушка в Купальницу по лесу ходила» написано Сергеем Есениным в 1912 году и включено в цикл «Радуница».

  1. Дударева, Марианна. Неужели пропустили? Загадка рождения Сергея Есенина / Марианна Дударева. – Текст : непосредственный // Юность. – 2016. - № 9. – С. 41-42.

Стихотворение «Осень» было написано в 1914 г. Оно представляет раннее творчество Сергея Есенина. Поэт включил произведение в цикл «Голубень». Впервые оно увидело мир на страницах «Скифа» в 1917 г. Некоторые исследователи предполагают, что стихотворение незаконченное.

  1. Боброва, Любовь Ивановна. Христианская символика на примере анализа стихотворения С. А. Есенина «Осень» / Боброва Любовь Ивановна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2012. - № 2. – С. 15-18.

К своему Востоку Есенин шел исподволь и сознательно в течение ряда лет. Он был глубоко убежден в том, что древневосточная классическая литература необходима для совершенствования поэтического мастерства. «Поймите и Вы, - объясняет он Г. Бениславской в письме от 8 апреля 1925 г., - что я еду учиться. Я хочу проехать даже в Шираз и, думаю, проеду обязательно. Там ведь родились лучшие персидские лирики». Есенин немало прочитал переводов с персидского и арабского, прежде чем создал свой лирический шедевр.

Поэт побывал в Туркестане и довольно долго жил в Ташкенте. Восток поразил его своим многоцветьем, сочностью, колоритом, ощущением полноты жизни. Он был захвачен и поглощен музыкой непонятных слов. «Есенин слушал стихи поэтов Востока, - рассказывает один из спутников, - очень внимательно и напряженно, он весь подался вперед и вслушивался в чужую гортанную речь, словно силясь воспринять ее внутренний ритм, смысл, музыку. Он расслабил галстук, распустил ворот сорочки, пот стекал по его лицу (было жарко, и мы выпили много чая), но он как будто не замечал этого, слушал, ничего не комментировал и не хвалил, был задумчив и молчалив». Возможно, тогда у поэта забрезжила неотчетливая мысль о создании поэтического цикла.

Первоначально в планах цикл «Персидские мотивы» должен был состоять из 20 стихотворений. Однако, позже в него вошло 15 стихотворений: «Улеглась моя былая рана», «Я спросил сегодня у менялы», «Шаганэ ты, моя Шаганэ!», «Ты сказала, что Саади», «Никогда я не был на Босфоре», «Свет вечерний шафранного края», «Воздух прозрачный и синий», «Золото холодное луны», «В Хороссане есть такие двери», «Голубая родина Фирдуси», «Быть поэтом – это значит то же», «Руки милой – пара лебедей», «Отчего луна так светит тускло», «Глупое сердце, не бейся», «Голубая да веселая страна».

«Персидские мотивы» - это не только и не столько впечатления увиденного и пережитого. Поэт так глубоко проникся прелестью далекого неповторимого мира, что сам отчасти поверил в то, что побывал в Персии.

  1. Фурсов, Кирилл. «Там на севере девушка тоже…» : историко-литературные аспекты творчества С. А. Есенина : цикл «Персидские мотивы» / Кирилл Фурсов. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2019. - № 2. – С. 107-110.

  1. Савченко, Татьяна. «Голубая да веселая страна»: «Персидские мотивы» Сергея Есенина и «Бирюзовая чайхана» Александра Ширяевца / Татьяна Савченко. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 15-25.

  1. Соловей, Татьяна Григорьевна. «Потому, что я с севера, что ли…» : анализ поэтического цикла «Персидские мотивы» С. Есенина : 11 класс / Соловей Татьяна Григорьевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С.23-29.

Поэма «Пришествие» была написана в 1917 году. В основе сюжета оригинальный авторский миф о втором пришествии Христа, завершающийся трагедией нового распятия. Есенинское произведение задает импульс развитию темы «русской Голгофы», нашедшей особенно живой отклик у поэтов и писателей скифской ориентации.

Текст поэмы, посвященной Андрею Белому, был послан ему Р. Ивановым-Разумником, который в своем сопроводительном письме от 9 ноября 1917 года дал точную трактовку ее художественной идеи: «И снова революция как Крестный путь, как Голгофа». В ответном письме от 17 января 1918 года Андрей Белый написал Иванову-Разумнику: «Если увидите Есенина, поблагодарите его еще раз за поэму, посвященную мне; она мне очень понравилась; и я часто ее перечитываю».

  1. Филатова, О. А. Поэма С. Есенина «Пришествие» и духовные стихи / О. А. Филатова. – Текст : непосредственный // Русская речь. – 2011. - № 5. – С. 100-106.

Закончив свою первую драматическую поэму «Пугачев», написанную в 1921 году, Есенин говорил: «Пугачев» - это уже эпос, но волнует, волнует меня сильней всего...»

«Пугачев» открыл новую полосу не только в есенинском творчестве, но и в русской литературе 1920-х годов. В 1922 г. поэма вышла в свет тремя отдельными изданиями в Москве, Петрограде и Берлине. Произведение вызвало острые дискуссии по трем основным проблемам: историзм и революционность, имажинизм и художественная образность, жанр и сценичность пьесы. Далеко не все критики оценили по достоинству мастерство автора, но произведение было признано одним из наиболее популярных и значительных.

Есенин часто и с большим волнением выступал с чтением поэмы. Бельгийский писатель Франц Элленс вспоминал есенинскую декламацию «Пугачева» в Париже в 1922 г.: «Есенин то неистовствовал, как буря, то шелестел, как молодая листва на заре. Это было словно раскрытие самих основ его поэтического темперамента. Никогда в жизни я не видел такой полной слиянности поэзии и ее творца. Эта декламация во всей полноте передавала его стиль: он пел свои стихи, он вещал их, выплевывал их, он то ревел, то мурлыкал со звериной силой и грацией, которые пронзали и околдовывали слушателя».

  1. Серегина, С. А. Автограф поэмы С. А. Есенина «Пугачев» из собрания Лондонской библиотеки: текстологический аспект / С. А. Серегина. – Текст : непосредственный // Русская литература. – 2017. - № 1. – С. 168-182.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья. «Это действительно революционная вещь…» : о поэме Сергея Есенина «Пугачев» / Наталья Шубникова- Гусева. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 46-54.

  1. Марченко, Алла. «Я хочу видеть этого человека…» : попытка истолкования «образов двойного зрения» в поэме Есенина «Пугачев» / Алла Марченко. – Текст : непосредственный // Вопросы литературы. – 2006. - № 6. – С. 121-139.

  1. Павлов, Юрий Михайлович. О поэме Сергея Есенина «Пугачев» / Павлов Юрий Михайлович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2003. - № 10. – С. 14-15.

В конце января 1916 года Сергей Есенин получил от издателя несколько сигнальных экземпляров своей первой книги «Радуница». Безмерна была радость поэта. Он тут же, не дожидаясь всего тиража, отправляет ее в Спас-Клепики: «Доброму старому учителю Евгению Михайловичу Хитрову от благодарного ученика, автора этой книги. 1916. 29 января. Петроград». В первых числах февраля, когда был получен весь тираж и авторские экземпляры, Есенин дарит книгу всем, в ком встречает интерес.

Издать книгу Есенину помог Николай Клюев. Он познакомил его с издателем М. В. Аверьяновым. Издатель принял во внимание рекомендации известного поэта, заинтересовался стихами Есенина. И – принял рукопись. Есенин оставил расписку: «1915 года, ноября 16 дня продал Михаилу Васильевичу Аверьянову в полную собственность право первых изданий в количестьве трех тысяч экземпляров моей книги стихов "Радуница" за сумму сто двадцать пять рублей и деньги сполна получил. Означенные три тысячи экземпляров М. В. Аверьянов имеет право выпустить в последовательных изданиях. Крестьянин из села Константинова Рязанского уезда и Рязанской губернии Кузьминской волости Сергей Александрович Есенин». И указал адрес, по которому жил: «Петроград, Фонтанка, 149, кв. 9».

Книга состоит из двух частей: «Русь» и «Маковые побаски» - и включает в себя 33 стихотворения. С разных сторон живописуя «край любимый», вместе они слагают образ родины, «милой, кроткой», православной.

  1. Казимирова, Наталья Александровна. «Радуница» С. А. Есенина / Казимирова Наталья Александровна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2012. - № 2. – С. 12-15.

  1. Мешков, Юрий Анатольевич. «Радуница» Сергея Есенина / Мешков Юрий Анатольевич. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2006. - № 11. – С. 15-18.

Стихотворение «Разбуди меня завтра рано...» написано Сергеем Есениным в 1917 и опубликовано в 1918 году. Жена поэта Софья Толстая-Есенина свидетельствовала, что оно «явилось первым его откликом на Февральскую революцию».

  1. Соловьева, Мария. Стихотворение С. А. Есенина «Разбуди меня завтра рано…» в контексте православной культуры / Мария Соловьева. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 77-78.

Стихотворение «Спит ковыль. Равнина дорогая…» написано в июле 1925 года. Оно перердает не только специфику авторской творческой манеры, но и стоящие за ней особенности видения мира и своего места в нем.

  1. Гулова, И. А. Поэтика конфликта: противоречие и противопоставление : анализ стихотворения С. А. Есенина «Спит ковыль. Равнина дорогая…» / И. А. Гулова. – Текст : непосредственный // Русский язык в школе. – 2015. - № 10. – С. 36-41.

Рассказ «У белой воды» был напечатан в 1916 году. В рассказе нашли отражение впечатления, полученные С. А. Есениным во время обучения в Спас-Клепиковской второклассной учительской школе в 1909-1912 гг.

  1. Никольский, А. А. Рассказ С. А. Есенина «У белой воды»: топонимический комментарий / А. А. Никольский. – Текст : непосредственный // География в школе. – 2006. - № 2. – С. 55-56.

Поэму «Черный человек» исследователи называют как одно из самых загадочных, неоднозначно воспринимаемых и понимаемых произведений Сергея Есенина.

Замысел произведения возник у поэта во время зарубежной поездки 1922-1923 гг. Напечатана поэма была уже после смерти Есенина в январском номере журнала «Новый мир» в 1926 году.

Стиль поэмы был не характерен для творчества Есенина. В ней автор затронул темы разочарования в себе, любви и отразил мысли, которые волновали его в последние годы жизни. Софья Толстая отмечала, что во время чтения поэмы у нее разрывалось сердце.

  1. Дроздков, Владимир. Еще раз об одном словосочетании в поэме Есенина «Черный человек» / Владимир Дроздков. – Текст : непосредственный // Новое литературное обозрение. – 2010. - № 104. – С. 168-178.

  1. Мирошников, Владимир Михайлович. «Черный человек» С. Есенина и «Мелкий человек» Л. Леонова / Мирошников Владимир Михайлович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2009. - № 5.- С. 20-22.

  1. Шубникова-Гусева, Наталья. «Моцарт и Сальери» Пушкина и «Черный человек» Есенина / Наталья Шубникова-Гусева. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2009. - № 3. – С. 2-5.

Иду на урок

(учителю литературы)

Сергей Есенин – один из поэтов, творчество которых определило литературный лик XX века. Ни у кого не вызывает сомнений необходимость изучения в школе его художественного наследия. Однако, начиная с середины 1980-х годов, всё чаще поднимается вопрос о том, как, в каком ключе донести до учащихся сложность и богатство поэтического мира Есенина. Решение этого вопроса напрямую связано с попыткой изменить «представление о лёгкости, односторонности поэта», которое зачастую складывается у учащихся. В настоящее время филологи-есениноведы приходят к заключению о том, что изучение творчества Есенина в школе нуждается в значительной перестройке, предлагают новые подходы.

Современное литературоведение предлагает новое прочтение есенинской поэзии, направленное на соотношение художественного мира Есенина с духовными исканиями Серебряного века. Это возможно при новом взгляде на сложившийся облик поэта.

  1. Хмельникова, А. В. Стихотворение С. Есенина «Нивы сжаты, рощи голы…» / А. В. Хмельникова. – Текст : непосредственный // Начальная школа. – 2016. - № 11. – С. 31-37.

  1. Петрова, Мария. Стихотворение С. А. Есенина «Не жалею, не зову, не плачу…» как философская элегия : целостный анализ : сценарий урока / Мария Петрова. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 26-38.

  1. Попович, С. Тема любви в лирике С. А. Есенина : анализ лирического стихотворения : урок литературы в 11 классе / С. Попович. – Текст : непосредственный // Учитель. – 2016. - № 4. – С. 39-44.

  1. Руднев, Е. Н. Музыка поэзии С. А. Есенина и поэзия музыки Г. В. Свиридова : интегрированный урок в 11 классе / Е. Н. Руднев, Т. М. Водопьянова. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2014. - № 2. – С. 12-23.

  1. Шутан, Мстислав Исаакович. Изба и мастерская : урок по творчеству С. А. Есенина / Мстислав Исаакович Шутан. – Текст : непосредственный // Литература. – 2013. - № 3. – С. 26-29.

  1. Соловей, Татьяна Григорьевна. Послесловие. Заключительный урок по творчеству С. Есенина и миниатюре В. Астафьева «Есенина поют» : 11 класс / Соловей Татьяна Григорьевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2012. - № 10. – С. 28-30.

  1. Заишлова, В. В. Лирика природы : стихотворение С. А. Есенина «Черемуха» : 3 класс / В. В. Заишлова. – Текст : непосредственный // Начальная школа. – 2011. - № 5. – С. 44-48.

  1. Шутан, Мстислав Исаакович. Сергей Есенин : материалы для школьной хрестоматии / Мстислав Шутан. – Текст : непосредственный // Литература. – 2009. - № 16. – С. 10-16.

  1. Воропаева, Наталья Алексеевна. «…Мой край, задумчивый и нежный!» : урок-экскурсия в село Константиново : 5 класс / Воропаева Наталья Алексеевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2009. - № 7. – С. 45-46.

  1. Серегина, Светлана Андреевна. «Пророк несбывшихся упований» : творчество С. А. Есенина в свете философско-эстетических исканий Серебряного века : 11 класс / Серегина Светлана Андреевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2008. - № 11. – С. 26-28.

  1. Ясенева, Тамара Алексеевна. «Кто красоты этой в жизни не чувствовал, тот и не жил» : сопоставительный анализ стихотворений С. Есенина и Н. Рачкова : 11 класс / Ясенева Тамара Алексеевна. – Текст : непосредственный // Уроки литературы. – 2007. - № 5. – С. 10-13.

  1. Друг, Татьяна. Бабушкины сказки : урок по стихотворению Сергея Есенина «Бабушкины сказки» : 5 класс / Татьяна Друг. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2006. - № 9. – С. 34-36.

  1. Сычев, Бронислав Петрович. Поэма С. А. Есенина «Черный человек» : 11 класс / Сычев Бронислав Петрович. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2006. - № 9. – С. 29-30.

  1. Жителева, Ж. Медленное чтение стихотворения Есенина «Задремали звезды золотые…» : понятие о метафоре : 6 класс / Ж. Жителева, В. Жителев. – Текст : непосредственный // Русский язык. – 2005. - № 20. – С. 16-19.

  1. Хаустова, Д. А. Отчий край Сергея Есенина : изложение с элементами сочинения : 11 класс / Д. А. Хаустова. – Текст : непосредственный // Русский язык. – 2005. - № 20. – С. 20-21.

  1. Темы по произведениям С. А. Есенина. – Текст : непосредственный // Литература. – 2005. - № 9. – С. 50-53.

  1. Соловей, Татьяна Григорьевна. «Ты одна мне помощь и отрада, ты одна мне несказанный свет…» : образ матери в лирике С. Есенина : 11 класс / Соловей Татьяна Григорьевна. – Текст : непосредственный // Уроки литературы. – 2004. - № 3. – С. 1-5.

  1. Голышева, Галина Эриевна. «…Мне в душу грусть вошла…» : стихотворение С. А. Есенина «Песнь о собаке» : 7 класс / Голышева Галина Эриевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2004. - № 2. – С. 35-37.

  1. Малофеева, Галина Александровна. Тема дома в лирике Сергея Есенина : 11 класс / Малофеева Галина Александровна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2004. - № 2. – С. 31-32.

  1. Шубникова-Гусева, Наталия Игоревна. Творчество С. А. Есенина в школе / Шубникова-Гусева Наталия Игоревна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2004. - № 2. – С.12-17.

  1. Бондаренко, М. А. «А душу можно ль рассказать?» : поэзия Сергея Есенина в школе : 11 класс / М. А. Бондаренко. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2003. - № 10. – С. 24-27 ; 2004. - № 1. – С. 25-29 ; № 2. – С. 26-30 ; № 6. – С. 30-34 ; № 9. – С. 25-31.

  1. Потапова, Татьяна Васильевна. Мудрость избяных заповедей : «Ключи Марии» С. А. Есенина : 11 класс / Потапова Татьяна Васильевна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2001. - № 5. – С. 26-28.

  1. Палагин, Д. Самобытность пейзажной лирики С. Есенина : план-конспект открытого урока литературы / Д. Палагин. – Текст : непосредственный // Учитель. – 2001. - № 4. – С. 16-17.

Сценарии

  1. Верзакова, Татьяна Михайловна. «Край задумчивый и нежный» / Татьяна Михайловна Верзакова. – Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. – 2018. - № 12. – С. 20-23.

  1. Беляева, Ольга Владимировна. Своенравность есенинской музы : литературно-музыкальная гостиная : 7-11 класс / Ольга Владимировна Беляева. – Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. – 2018. - № 7. – С. 37-42.

  1. Кирасирова, Любовь Николаевна. «Гой ты, Русь, моя родная!» : литературно-музыкальная композиция для 9-11 классов / Л. Н. Кирасирова. – Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. – 2016. - № 7. – С. 6-10.

  1. Мальцева, Ольга Васильевна. Золотая сорвиголова : театрализованная постановка для 8-11 классов / О. В. Мальцева. – Текст : непосредственный // Читаем, учимся, играем. – 2015. - № 7. – С. 4-10.

  1. Шишкина, Елена Александровна. Певучая душа России. Есенин и музыка : литературно-музыкальный вечер : 11 класс / Шишкина Елена Александровна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2013. - № 10. – С. 38-42.

  1. Халилуллина, В. А. В нем пела душа России : поэтический вечер, посвященный памяти Сергея Есенина / В. А. Халилуллина. – Текст : непосредственный // Воспитание школьников. – 2013. - № 7. – С. 77-80.

  1. Боброва, Любовь Ивановна. Литературно-музыкальная композиция, посвященная творчеству С. Есенина / Боброва Любовь Ивановна. – Текст : непосредственный // Литература в школе. – 2009. - № 7. – С. 47-48.

  1. Халилуллина, В. А. Я скажу: «Не надо рая, дайте родину мою» : вечер, посвященный С. Есенину / В. Халилуллина. – Текст : непосредственный // Воспитание школьников. – 2006. - № 7. – С. 66-69.

  1. Зурабова, К. Сценарий утренника-занятия, посвященного Сергею Есенину : для старшего дошкольного и младшего школьного возраста / К. Зурабова. – Текст : непосредственный // Дошкольное воспитание. – 2005. - № 10. – С. 87-92.

  1. Храмова, Р. «Тебе, о родина, сложил я песню ту» / Р. Храмова. – Текст : непосредственный // Воспитание школьников. – 2004. - № 2. – С. 60-63.

  1. Кутьева, Л. В. Сергей Есенин. Штрихи к портрету : сценарий урока-эссе / Л. В. Кутьева. – Текст : непосредственный // Русская словесность. – 2003. - № 3. – С. 29-36.

  1. Лебедева, Н. Вечер поэзии Есенина : литературно-музыкальная композиция / Н. Лебедева. – Текст : непосредственный // Воспитание школьников. – 2001. - № 8. – С. 61-64.

  1. Светлов, А. Край любимый! : утренник, посвященный памяти Сергея Есенина : старший дошкольный и младший школьный возраст / А. Светлов. – Текст : непосредственный // Дошкольное воспитание. – 2000. - № 9. – С. 81-87.

Образ Сергея Есенина в художественной литературе

  1. Андреев, Александр Дмитриевич. Есенин : роман. Книга 2 / Александр Андреев. – Москва : Московский рабочий, 1973 – 287, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Безруков, Виталий Сергеевич. Есенин : [роман] / Виталий Безруков. – Санкт-Петербург : Амфора, 2005. - 644, [12] с. – Текст : непосредственный.

  1. Болохов, Владимир. Есенинский сорокоуст : стихи / Владимир Болохов. – Текст : непосредственный // Наш современник. – 2015. - № 10. – С. 188-190.

  1. Мариенгоф, Анатолий Борисович. Роман без вранья ; Циники ; Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги / Анатолий Мариенгоф ; [составление, подготовка текста и послесловие Б. Аверина]. – Москва : Художественная литература, 1988. – 479, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Морозов, Геннадий. Есенин и Блок : приезд поэта в Петроград : [поэма-реконструкция] / Геннадий Морозов. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 29-32.

  1. О Есенине : стихи и проза писателей - современников поэта / [составитель, автор вступительной статьи и примечаний С. Кошечкин]. – Москва : Правда, 1990. – 639, [1] с. – Текст : непосредственный.

  1. Прилепин, Захар. Есенин. Обещая встречу впереди : фрагменты книги / Захар Прилепин. – Текст : непосредственный // Юность. – 2019. - № 8. – С. 138-145.

  1. Сагиян, Амо. Сергею Есенину : стихи / Амо Сагиян. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2015. - № 9. – С. 140-141.

  1. Устименко, Алексей. Хмарь Стеклянной Бухары : повесть / Алексей Устименко. – Текст : непосредственный // Дружба народов. – 2015. - № 9. – С. 142-194.

  1. Шестинский, Олег. Пробуждение в ночи / Олег Шестинский. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 48-52.

Памяти Сергея Есенина

Так просто можно жизнь покинуть эту,

Бездумно и безбольно догореть.

Но не дано Российскому поэту

Такою светлой смертью умереть.

Всего верней свинец душе крылатой

Небесные откроет рубежи,

Иль хриплый ужас лапою косматой

Из сердца, как из губки, выжмет жизнь

Анна Ахматова

Памяти Есенина

На Ваганьковском кладбище осень и охра,

Небо – серый свинец пополам с синевой.

Там лопаты стучат, но земля не оглохла –

Слышит, матушка, музыку жизни живой.

А живые идут на могилу Есенина,

Отдавая ему и восторг и печаль.

Он – Надежда. Он – Русь. Он – её Вознесение.

Потому и бессмертье ему по плечам.

Кто он?

Бог иль безбожник?

Разбойник иль ангел?

Чем он трогает сердце

В наш атомный век?

Что все лестницы славы,

Ранжиры и ранги

Перед званьем простым:

Он – душа-человек!

Всё в нём было –

И буйство, и тишь, и смиренье.

Только Волга оценит такую гульбу!

Не поэтому ль каждое стихотворенье,

Как телок, признавалось:

Я травы люблю!

И снега, и закаты, и рощи, и нивы

Тихо, нежно просили: - От нас говори! –

Не поэтому ль так охранял он ревниво

Слово русское наше, светившее светом зари.

Слава гению час незакатный пробила,

Он достоин её, полевой соловей.

Дорога бесконечно нам эта могила,

Я стою на коленях и плачу над ней!

Боков Виктор

У Есенина день рождения

Мне приснился сон о Есенине,

Ведь родился он в ночь осеннюю.

Догорает лес, золотит закат,

Как листки стихов.

У Есенина день рождения.

В звонком золоте даль осенняя,

Словно музыка вдохновения

Над землей шумит листва.

Выходила мать за околицу,

Сердцем верила, он торопится.

Рядом с нею ждал золотистый клен,

Как похож листвой на Сережу он.

Вновь звучат стихи синей полночью,

Все хорошее в ними вспомнится.

По-есенински я хочу любить,

Чтобы с песнею всюду рядом быть.

Осень празднует день рождения

Гроздья красные, даль осенняя

У Есенина день рождения

День рождения любви.

Андрей Дементьев

Сергею Есенину

Пустота...

Летите,

в звезды врезываясь.

Ни тебе аванса,

ни пивной.

Трезвость.

Нет, Есенин,

это

не насмешка.

В горле

горе комом –

не смешок.

Вижу –

взрезанной рукой помешкав,

собственных

костей

качаете мешок.

Прекратите!

Бросьте!

Вы в своем уме ли?

Дать,

чтоб щеки

заливал

смертельный мел?!

Вы ж

такое

загибать умели,

что другой

на свете

не умел.

Почему?

Зачем?

Недоуменье смяло.

Критики бормочут:

Этому вина

то...

да се...

а главное,

что смычки мало,

в результате

много пива и вина. –

Дескать,

заменить бы вам

богему

классом,

класс влиял на вас,

и было б не до драк.

Ну, а класс-то

жажду

заливает квасом?

Класс – он тоже

выпить не дурак.

Дескать,

к вам приставить бы

кого из напостов –

стали б

содержанием

премного одаренней.

Вы бы

в день

писали

строк по сто,

утомительно

и длинно,

как Доронин.

А по-моему,

осуществись

такая бредь,

на себя бы

раньше наложили руки.

Лучше уж

от водки умереть,

чем от скуки!

Не откроют

нам

причин потери

ни петля,

ни ножик перочинный.

Может,

окажись

чернила в «Англетере»,

вены

резать

не было б причины.

Подражатели обрадовались:

бис!

Над собою

чуть не взвод

расправу учинил.

Почему же

увеличивать

число самоубийств?

Лучше

увеличь

изготовление чернил!

Навсегда

теперь

язык

в зубах затворится.

Тяжело

и неуместно

разводить мистерии.

У народа,

у языкотворца,

умер

звонкий

забулдыга подмастерье.

И несут

стихов заупокойный лом,

с прошлых

с похорон

не переделавши почти.

В холм

тупые рифмы

загонять колом –

разве так

поэта

надо бы почтить?

Вам

и памятник еще не слит, -

где он,

бронзы звон

или гранита грань? –

а к решеткам памяти

уже

понанесли

посвящений

и воспоминаний дрянь.

Ваше имя

в платочки рассоплено,

ваше слово

слюнявит Собинов

и выводит

под березкой дохлой –

«Ни слова,

о дру-уг мой,

ни вздо-о-о-о-ха».

Эх,

поговорить бы иначе

с этим самым

с Леонидом Лоэнгринычем!

Встать бы здесь

гремящим скандалистом:

Не позволю

мямлить стих

и мять! –

Оглушить бы

их

трехпалым свистом

в бабушку

и в бога душу мать!

Чтобы разнеслась

бездарнейшая погань,

раздувая

темь

пиджачных парусов,

чтобы

врассыпную

разбежался Коган,

встреченных

увеча

пиками усов.

Дрянь

пока что

мало поредела.

Дела много –

только поспевать.

Надо

жизнь

сначала переделать,

переделав –

можно воспевать.

Это время –

трудновато для пера,

но скажите,

вы,

калеки и калекши,

где,

когда,

какой великий выбирал

путь,

чтобы протоптанней

и легше?

Слово –

полководец

человечьей силы.

Марш!

Чтоб время

сзади

ядрами рвалось.

К старым дням

чтоб ветром

относило

только

путаницу волос.

Для веселия

планета наша

мало оборудована.

Надо

вырвать

радость

у грядущих дней.

В этой жизни

помереть

не трудно.

Сделать жизнь

значительно трудней.

Владимир Маяковский

1926

Есенин

Он в жизнь вбегал рязанским простаком,

Голубоглазым, кудреватым, русым,

С задорным носом и веселым вкусом,

К усладам жизни солнышком влеком.

Но вскоре бунт швырнул свой грязный ком

В сиянье глаз. Отравленный укусом

Змей мятежа, злословил над Иисусом,

Сдружиться постарался с кабаком…

В кругу разбойников и проституток,

Томясь от богохульных прибауток,

Он понял, что кабак ему поган…

И богу вновь раскрыл, раскаясь, сени

Неистовой души своей Есенин,

Благочестивый русский хулиган…

Игорь Северянин

Слово Есенину

Красивым, синеглазым

Не просто умирать.

Он пел, любил проказы,

Стихи, село и мать…

Нам всем дана отчизна

И право жить и петь,

И кроме права жизни

И право умереть.

Но отданные силой

Нагану и петле,

Храним мы верность милой,

Оставленной земле.

Я видел, как в атаках

Глотали под конец

Бесстрашные вояки

Трагический свинец.

Они ли не рубили

Бездарную судьбу?

Они ли не любили

И землю,

И борьбу?

Когда бросают женщин,

Лукавых, но родных,

То любят их не меньше

И уходя от них.

Есть ужас бездорожья,

И в нем

Конец

коню!

И я тебя, Серёжа,

Ни капли не виню.

Бунтующий и шалый,

Ты выкипел до дна.

Кому нужны бокалы,

Бокалы без вина?..

Кипит, цветёт отчизна,

Но ты не можешь петь!

А кроме права жизни,

Есть право умереть.

Иосиф Уткин

Увековечение имени Сергея Есенина

В 1995 году в серии «Выдающиеся личности России» Центральный банк РФ выпустил памятную серебряную монету номиналом 2 рубля, посвящённую 100-летию со дня рождения Сергея Есенина.

В 2005 году Союзом писателей России и Национальным Фондом развития культуры и туризма была учреждена литературная премия имени Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами...». С 2010 года она стала международной.

Премия присуждается ежегодно в номинациях «Большая премия» - за крупное поэтическое произведение или поэтический сборник, «Взыскующим взглядом» - критика, «Песенное слово» - исполнители и авторы стихов к песням, «Русская надежда» - поэзия молодых, «Издательство, пропагандирующее творчество Сергея Есенина», «Честь и достоинство» - за весомый вклад в дело поэзии, «Интернет-поэзия», «Дебют», «Кино. Театр. Телевидение», «Переводы», «Победное слово».

В разные годы лауреатами премии становились: в номинации «Большая премия» - Дмитрий Дарин, Валерий Воронов, Мария Авакумова, Андрей Попов, Андрей Румянцев; в номинации «Взыскующим взглядом» - Сергей Куняев, Наталья Шубникова-Гусева, Валерий Сухов, Ольга Воронова, Татьяна Савченко, Сергей Пяткин; в номинации «Песенное слово» - Александр Новиков, Александр Подболотов, трио «Реликт», Дмитрий Ряхин, Антон Моховский и другие.

  1. Международная литературная премия «О Русь, взмахни крылами…» : [сайт]. – URL: http://eseninsergey.ru/ (дата обращения 16.02.2020). - Текст : электронный.

Музеи

Имя Сергея Есенина известно повсюду. Посвященные ему музеи открыты во многих местах, в которых Есенин бывал – в Орле и Мардакянах под Баку, в Москве и далеком Ташкенте, в родном есенинском Константинове и старинном селе Спас-Клепики. Но существует немало музеев, появившихся в городах, история которых никак не пересекается с есенинской.

  1. Государственный музей-заповедник С. А. Есенина : [сайт]. – Константиново, 2005 – . – URL: http://www.museum-esenin.ru/home/1330 (дата обращения 16.02.2020). - Текст. Изображение : электронные.

  1. Московский государственный музей С. А. Есенина : [сайт]. – Москва, 2013 – . – URL: https://esenin-museum.ru/ (дата обращения 16.02.2020). – Текст. Изображение : электронные.

  1. Курьянова, Любовь. На планете Сергея Есенина / Любовь Курьянова. – Текст : непосредственный // Наша молодежь. – 2016. - № 17. – С. 50-52.

Московский государственный музей Сергея Есенина.

  1. Аронов, Никита. Русь музейная / Никита Аронов. – Текст : непосредственный // Огонек. – 2015. - № 38. – С. 26-27.

Село Константиново.

  1. Трушин, Олег. На высоком берегу Оки / Олег Трушин. – Текст : непосредственный // Живописная Россия. – 2012. - № 6. – С. 16-19.

Село Константиново.

  1. Дикун, Зоя. Есенинские дали : дневник директора музея / Зоя Дикун. – Текст : непосредственный // Слово. – 2006. – С. 44-72.

Государственный литературный музей-заповедник С. А. Есенина.

  1. Блудов, Юрий. Поэт и власть / Юрий Блудов, Елена Поздняк. – Текст : непосредственный // Слово. – 2006. – С. 72-75.

История создания Государственного литературного музея-заповедника С. А. Есенина.

Портреты

«О моя юность! О моя свежесть…» - восклицает Есенин в грусти об уходящих годах, но сам и в своих стихах, и в своей судьбе, и в своем лице на портретах и скульптурах остается для нас олицетворением вечной молодости, вечной свежести.

  1. Кузнецова, Валентина. Таким его и увидели / Валентина Кузнецова. – Текст : непосредственный // Слово. – 2005. - № 5. – С. 3-14.

Прижизненные портреты Сергея Есенина.

  1. Володин, М. Ф.. Сергей Есенин в Константинове. 1984-1985 / М. Ф. Володин. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 3 (обл.)

  1. Константинов, Ф. Д. С. Есенин. 1965 / Ф. Д. Константинов. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С. 4 (обл.)

  1. Куракин, В. Е. Сергей Есенин. 1965 / В. Е. Куракин. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 3 (обл.)

  1. Лаврентьев Е. П. Сергей Есенин среди крестьян. 1965 / Е. П. Лаврентьев. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 3 (обл.)

  1. Новиков, Н. Сергей Есенин. 2004 / Н. Новиков. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2015. - № 1. – С. 1 (обл.)

  1. Титов, А. М.. Портрет С. А. Есенина. 1980 / А. М. Титов. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 2 (обл.)

  1. Хоменко, А. А. Портрет С. А. Есенина. 1948 / А. А. Хоменко. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 3 (обл.)

  1. Шарлемань, Л. И. Портрет С. А. Есенина. 1959. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2005. - № 11. – С. 1 (обл.) ; Литература в школе. – 2004. - № 1. – С. 18 ; Литература в школе. – 2001. - № 4. – С. 10.

  1. Шарлемань, Л. И. Портрет С. А. Есенина. 1960 / Л. И. Шарлемань. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 3 (обл.)

Памятники

  1. Кибальников, А. Памятник Есенину в Рязани / А. Кибальников. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2009. - № 7. – С. 3 (обл.)

  1. Онищенко, И. Памятник С. А. Есенину / И. Онищенко. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2004. - № 2. – С. 7.

  1. Цигаль, В. Е. Памятник С. А. Есенину. 1972 / В. Е. Цигаль. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Литература в школе. – 2003. - № 10. – С. 11.

  1. Памятник С. А. Есенину в с. Константиново. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 2 (обл.)

  1. Памятник С. А. Есенину в Москве на Тверском бульваре. – Изображение (неподвижное ; двухмерное) : непосредственное // Русская словесность. – 2016. - № 4. – С. 2 (обл.)

Памятник Сергею Есенину. Скульптор Ольга Красношеина

с. Частоозерье, Курганская область

  1. Побритухин, Юрий. В честь Поэта / Ю. Побритухин // Курган и курганцы. - 2016. - № 112 (6 октября). - С. 2. – Текст : непосредственный.

  1. Воробьева, Ольга. В Частоозерье есть чему удивиться / О. Воробьева // Новый мир. - 2019. - № 27 (3 июля). - С. 10. – Текст : непосредственный.

Интересные факты

Есенин на географической карте

Всенародная любовь к русскому поэту, которая простирается на тысячи и тысячи километров, покидая землю и взбираясь в космос (ведь есенинский томик побывал на космической орбите и благополучно вернулся на родную планету), свидетельствует о том, что Есенина знают, любят и ценят. Есенин охватывает огромные пространства – сел, небольших городков, малых городов и поселков, городов крупных и сверхмощных – мегаполисов.

Достаточно обратиться к официальному интернет-ресурсу – порталу Федеральной информационной адресной системы. В одной только России в настоящий момент 718 топонимов носят имя поэта. Среди них – 660 улиц, 54 переулка, 4 проезда.

Немало есенинских топонимов и за пределами России. Улицы Есенина есть на Украине, Беларуси, Казахстане, Киргизии, Приднестровье.

Имя поэта носят библиотеки, школы, музеи, отели.

На земле и в воздухе

По имени русского поэта получил название один из соционических типов в соционике, характеризующийся как интуитивно-этический интроверт.

Имя поэта носит трехпалубный речной пассажирский теплоход, построенный в 1984 года на верфи австрийского Корнойбурга и в том же году спущенный на воду. Судно эксплуатируется и сейчас, заходя во время круизов в порты Москвы, Санкт-Петербурга, острова Кижи...

В течение нескольких лет по маршруту Москва – Рязань – Москва курсировал железнодорожный экспресс «Сергей Есенин». В 2015 году в связи с празднованием 120-летия со дня рождения поэта по инициативе Московского государственного музея С. А. Есенина были запущены носящие имя поэта поезд московского метрополитена и троллейбус, курсирующий по Садовому кольцу.

Среди бортов авиакомпании «Аэрофлот – Российские авиалинии» есть самолет Boeing 777-300, носящий имя Есенина. Сам поэт вместе с Айседорой Дункан был одним из первых пассажиров русско-германского общества воздушных сообщений «Дерулюфт», открывшего регулярные рейсы по международной почтово-пассажирской линии Москва – Кенигсберг, впервые соединившей нашу страну авиационным сообщением с иностранным государством.

Высказывания писателей о Сергее Есенине

«Сергей Есенин... В звучании его имени слышится что-то сродни слову «песня». Вся его поэзия – одна прекрасная и нежная, золотая песнь России. ...Всё связанное с ним, как будто выключенное из общего закона умирания, умиротворения, забвения, продолжает жить. Живут не только его стихи, а всё «есенинское». Есенин «вообще», если можно так выразиться. Всё, что его окружало, волновало, мучило, радовало, всё, что с ним соприкасалось, до сих пор продолжает дышать трепетной жизнью сегодняшнего дня...»

Георгий Адамович

«Мне очень дорог тот образ Есенина, как он вырисовался передо мной. Ещё до революции, в 1916 году, меня поразила одна черта, которая потом проходила сквозь все воспоминания и все разговоры. Это – необычайная доброта, необычайная мягкость, необычайная чуткость и повышенная деликатность. Так он был повёрнут ко мне, писателю другой школы, другого возраста, и всегда меня поражала эта повышенная душевная чуткость. Таким я видел его в 1916 году, таким я с ним встретился в 18–19-х годах, таким, заболевшим, я видел его в 1921 году, и таким был наш последний разговор до его трагической кончины. Не стану говорить о громадном и душистом таланте Есенина, об этом скажут лучше меня. Об этом много было сказано, но меня всегда поражала эта чисто человеческая нота».

Андрей Белый

«Наивность, доверчивость, какая-то детская нежность уживались в Есенине рядом с озорством, близким к хулиганству, самомнением, недалеким от наглости. В этих противоречиях было какое-то особое очарование. И Есенина любили. Есенину прощали многое, что не простили бы другому. Есенина баловали, особенно в ... литературных кругах».

Георгий Иванов

«Фамилия Есенин – русская – коренная, в ней звучат языческие корни – Овсень, Таусень, осень, Ясень – связанные с плодородием, с дарами земли, с осенними праздниками. Сам Сергей Есенин, действительно, деревенский, русый, кудреватый, голубоглазый, с задорным носом».

Алексей Толстой

«Весной 1918 года я познакомился в Москве с Есениным. Он как-то физически был приятен. Нравилась его стройность; мягкие, но уверенные движения; лицо некрасивое, но миловидное. А лучше всего была его весёлость, лёгкая, бойкая, но не шумная и не резкая. Он был очень ритмичен. Смотрел прямо в глаза и сразу производил впечатление человека с правдивым сердцем, наверное – отличнейшего товарища».

Владислав Ходасевич

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!