Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Джентльмен с голубыми глазами

(к 90-летию со дня рождения Олега Стриженова)

Библиографический указатель. Курган. 2019

10 августа народному артисту СССР Олегу Александровичу Стриженову исполнится 90 лет. Его все время сравнивали с Жераром Филиппом, причем не только на родине, но и в Париже.

На самом деле внешность Олега Стриженова вовсе не бросается в глаза. В жизни он не слишком заметен. Он оживает, начинает светиться изнутри, «завораживает» только в ролях, на сцене или на экране. Вот тогда попадаешь во власть артиста, одаренного не столько внешней привлекательностью, сколько способностью приближаться к зрителю, покоряя сложным изяществом и обаянием интенсивной духовной жизни.

Большинство из нас знает Стриженова, конечно же, по фильмам, но он говорит о себе так: «Моя жизнь - не только кино. Прежде всего я артист, артист драмы».

Истоки

Стриженовы – аристократы. Фамилия связана с эпохой Петра Великого. Дворяне, не пожелавшие стричься по указу государя на иноземный манер. Пришлось Петру брать в руки ножницы и насильно обкорнать «непослушных чад». Отсюда и пошли Стриженовы, то есть стриженые. Они не могли примириться с деспотом.

В новейшую историю семья Стриженовых достойно вписала свои имена. Полковник Александр Стриженов, отец Олега, командовал дивизией, сражался с Колчаком, служил вместе с прославленным в будущем артистом МХАТа Борисом Ливановым. Борис Стриженов – старший брат Олега, погиб под Сталинградом. Другой брат – Глеб – талантливейший киноартист.

Отец, Александр Николаевич Стриженов, выпускник петербургской Николаевской кавалерийской школы, после революции стал красным командиром, был награжден боевыми наградами.

Мать, Ксения Алексеевна Коноваленко, в прошлом выпускница Петербургской Мариинской гимназии Ведомства императрицы Марии Федоровны.

В начале 1920-х, волею судьбы, Александр Стриженов полюбил жену своего непосредственного начальника Ксению. Произошло это, можно сказать, случайно. В один из дней Ксения должна была с мужем пойти в театр. Однако муж выбраться туда так и не смог и перепоручил это дело своему подчиненному – Александру Стриженову. С того вечера и начался их роман. Длился он несколько месяцев и завершился вполне счастливо: муж Ксении оказался человеком с пониманием и, видя, что молодые действительно любят друг друга, дал свое согласие на развод. Ксения взяла с собой маленького сына Бориса и переехала жить к Александру Стриженову. В последующем у них родились еще два сына: сначала Глеб (21 июля 1925 года), а затем – Олег.

Детство и юность

Родился Олег Стриженов 10 августа 1929 года в Благовещенске. Семья постоянно переезжала к месту службы: в Персию и Туркестан, в Грузию и на Украину. В середине 1930-х Стриженовы обосновались в Москве. Олегу было шесть лет. «Поселили нас на улице Коровий Вал, еще до революции застроенной двухэтажными домами и конюшнями для конки. Это был район сплошных голубятен, в переулках паслись гужевые лошади, привольно себя чувствовали куры и свиньи... На улицах – детвора. И далеко не интеллигентского круга», - вспоминает свою биографию Олег Александрович. И вот младший сынок комбрига выходит в первый раз во двор. На нем матроска, на голове кокетливый беретик, на ногах белые носочки и сандалики.

Мальчишки приняли новичка за барчука из «гнилых интеллигентов» и сразу налетели, чтобы проучить. Но недаром Олег был сыном красного командира. Он не трус и знает, что, если тебе угрожают, бить нужно первым и бить сразу вожака. Ему удалось сбить того с ног. Так Олег приобрел во дворе статус «своего парня». «Голуби, спорт, вечные драки да кино – вот мое довоенное московское детство», - вспоминает актер.

Олег Стриженов с родителями

Когда началась война, отец и старший брат Борис ушли на фронт. Мать с Глебом и двенадцатилетним Олегом остались в столице. В одном из боев под Сталинградом Борис погиб смертью храбрых. В то же время решил уйти добровольцем на фронт и Глеб Стриженов. Приписав себе в метрике лишних пару лет, он был признан годным к военной службе и вскоре очутился на передовой. Однако повоевать ему не удалость: в первом же бою он был тяжело контужен, и после лечения в госпитале его комиссовали.

Олег ходил в школу, собирал металлолом для танков, участвовал в субботниках и воскресниках, стоял в очередях за хлебом, отправлял теплые вещи для бойцов и помогал дома. Словом, он рос обыкновенным московским мальчишкой. Переживал все то, что выпало на долю его поколения. Увлекался всем тем, чем увлекались его сверстники. И не помышлял серьезно ни о театре, ни о кино. Но одно увлечение оказалось сильнее других и чуть не определило всю судьбу. С малых лет Олег много и хорошо рисовал. Часами простаивал в музеях перед любимыми картинами, читал книги по искусству, монографии о знаменитых художниках. И, в конце концов, так увлекся, что поступил на художественно-бутафорский факультет Московского театрально-художественного училища.

Студенты училища были тесно связаны с двумя театрами – МХАТом и имени Ленинского комсомола. Они часто бывали на спектаклях, и в зрительном зале, и за кулисами, дышали атмосферой театра, участвовали в оформлении постановок. Попадая за кулисы, наблюдая вблизи творчество любимых актеров, Олег постепенно все больше склонялся к мысли, что актерское призвание влечет его не менее чем живопись. Сначала казалось невозможным, нереальным представить, что когда-нибудь и он сможет появиться на этих подмостках. Но потом желание окрепло, а сомнения уступили место уверенности. К тому же старший брат Глеб поступил в школу-студию при МХАТе.

Летом 1949 года Олега должны были призвать в армию, а он, глядя на Глеба, вдруг собрался поступать в театральный. Твердо решил, что его призвание – быть артистом и больше никем. Причем в душе уверен был, что непременно станет известным. Главное было успеть сдать вступительные экзамены.

И Олег исчез из дома. Поселился в сарае у товарища, где и готовился к экзаменам. Пока Олег прятался и сдавал экзамены, к маме постоянно наведывался дежурный из военкомата. Когда Олег принес в военкомат справку, что он зачислен студентом Театрального училища имени Б. В. Щукина, майор сказал: «Оплошал я, такого офицера упустил!»

Актер театра

Олега Стриженова приняли в класс профессора И. М. Толчанова. Годы учебы протекли быстро и оставили о себе хорошую, благодарную память. Впоследствии Стриженов говорил, что система воспитания актера в училище, основанная на глубоком постижении и самостоятельном применении системы Станиславского, дала ему прочные навыки для работы над ролями в кино.

За годы обучения Олег сыграл много ролей. Емелю в водевиле Д. Т. Ленского «Простушка и воспитанная», Платона Зыбкина в пьесе «Правда хорошо, а счастье лучше», Жадова в «Доходном месте» и Незнамова в «Без нимы виноватых» А. Н. Островского, Самозванца в «Борисе Годунове» А. С. Пушкина, Петруччо в «Укрощении строптивой» и Ромео в «Ромео и Джульетте» В. Шекспира, Майорова в «Глубокой разведке» А. Крона. Это были целые спектакли и отдельные отрывки. Будущий актер настойчиво искал, пробовал, экспериментировал. А преподаватели всемерно поддерживали эти эксперименты. На одном из занятий, где Стриженов показывался в отрывке из «Ромео и Джульетты», его и увидела представительница съемочной группы «Овода». Молодой выпускник понравился «специалисту по актерам», и она увезла с собой его фотографии, оставив взамен обещание прислать вызов на пробу.

В 1953 году, по окончании училища, Стриженов получил путевку в Таллинский театр русской драмы. Через несколько месяцев он уже вышел на подмостки этого театра в роли Незнамова в премьерном спектакле «Без вины виноватые». Премьера прошла успешно. Незнамов Стриженова был хорошо встречен и зрителями, и коллегами, и критиками. А вскоре Олег получил долгожданное приглашение на пробу в Ленинград.

Актер кино

В 1952 году известный кинорежиссер с «Ленфильма» Александр Файнциммер решил экранизировать роман Этель Лилиан Войнич «Овод». Для роли отважного Артура ему требовался молодой и красивый актер из числа дебютантов. Чтобы найти этого актера, помощникам режиссера пришлось объездить многие учебные заведения страны и просмотреть огромное количество молодых людей. Во время одной из таких поездок в Москву, в училище имени Б. Щукина режиссер А. Тубеншляк попала на спектакль «Ромео и Джульетта», где одну из главных ролей играл Олег Стриженов. Его игра настолько понравилась режиссеру, что она тут же попросила у руководства училища дать ей фотографию этого актера, чтобы показать ее А. Файнциммеру. Но тот, повертев ее в руках, остался совершенно равнодушен к изображенному на ней красавцу. Короче, в первый раз Стриженов впечатления на режиссера не произвел.

Между тем съемки «Овода» перенесли на следующий год по техническим причинам. К тому времени Стриженов был уже в Таллине, где блистал в роли Незнамова. И надо же было такому случиться, но в Таллине проездом оказался второй режиссер фильма «Овод» Николай Акимов. Естественно, он не мог пройти мимо шумной премьеры в местном драмтеатре и в один из дней посетил спектакль «Без вины виноватые». Игра Стриженова произвела на него хорошее впечатление, и он уехал в Ленинград с чувством, что, кажется, нашел актера на роль Артура.

Когда А. Файнциммер услышал, что в Таллине объявился талантливый молодой актер, он спросил его имя. «Олег Стриженов», - ответил Акимов. «Где-то я уже слышал эту фамилию», - задумчиво произнес режиссер. И тут внезапно вспомнил, что год назад фотографию человека с такой фамилией приносила ему А. Тубеншляк. Заинтригованный таким совпадением вкусов двух своих ассистентов, Файнциммер тут же распорядился вызвать молодого актера на «Ленфильм» для проб.

Через несколько дней на студии появился двадцатичетырехлетний актер. Выглядел он почти мальчиком. В красном свитере и коричневых штанах, по-видимому, единственном своем костюме, будничном и праздничном одновременно, худой, хрупкий, он не произвел на вторых режиссеров картины особо благоприятного впечатления. Подвела все та же неброская внешность. Казалось, что такой мальчик не сможет сыграть несгибаемого революционера. Да и для Артура несколько простоват. Все же решили показать его постановщику. Но только в гриме. А то уж очень веснушчат и рыжеват. Обратились к одному из лучших гримеров студии В. П. Ульянову. Дали тетрадку с ролью. И через полтора часа молодой артист уже стоял перед аппаратом, за которым сидели Файнциммер и оператор А. Н. Москвин.

Для пробы были выбраны две труднейшие сцены: с распятием – для молодого Артура, и в тюрьме – для Ривареса. И произошло то самое чудо, о котором так любят мечтать кинематографисты и писать работники прессы. Молодой актер, только несколько часов назад сошедший с поезда Таллин – Ленинград и впервые выведенный перед аппаратом, сыграл обе сцены так, что заставил поверить в себя весь съемочный коллектив. Многое соединилось тогда в самочувствии актера перед аппаратом и принесло успех. И естественное волнение. И недолгий, но интенсивный час размышлений в гримерной. И сам грим. И уже приобретенный, хотя еще и скромный, сценический опыт. Так или иначе, но, выйдя на площадку, актер ощутил настоящее творческое вдохновение, которое увлекло его самого и всех, кто при этом присутствовал. Сначала сдавленно, суховато, потом, постепенно отбрасывая смущение, все более едко и яростно читал он одну за другой филиппики Овода. «Пылает лицо, сжимаются тонкие пальцы, слова летят, как удары. И что за живость лица, жесты, вспыхивающие, как молнии, романтическая мятежность движений!» - так описывал впоследствии свои впечатления от этой пробы сценарист «Овода» Евгений Габрилович. Молодого претендента утвердили на роль. Так на «Ленфильме» появился новый актер Олег Стриженов.

В 1954 году начались съемки фильма. На съемках картины Олег Стриженов полюбил исполнительницу роли Джеммы, актрису Марианну Бебетову и вскоре женился на ней. В 1957 году у них родилась дочь Наталья.

Марианна и Олег Стриженовы

В марте 1955-го фильм «Овод» вышел на экраны страны. Успех был ошеломляющий. Олег Стриженов стал знаменитым. Как писала позднее Л. Тихвинская: «Первая роль Стриженова – Артур Риварес в «Оводе» - привлекла пафосом революционной борьбы, судьбой героя, ищущего правду, за нее сражающегося. Неожиданно герой этого фильма оказался в ряду героев революционных лент второй половины пятидесятых годов. Такие произведения, как «Тревожная молодость», «Павел Корчагин», «Они были первыми», воскрешали революционные страницы, раскрывали героические судьбы хотя и далеких по времени, но близких по духу людей…

Стриженов органично чувствовал себя в условиях, предложенных ему режиссером. Всему, что происходило в душе Артура, он находил эффектное внешнее выражение, наглядное и доходчивое. Зрителя увлекали резкие смены душевного состояния героя – от раздирающих душу рыданий до раздирающего душу сатанинского хохота».

Кадры из фильма «Овод»

Сама Войнич на склоне лет успела посмотреть и одобрить экранизацию.

Блестяще сыгранная роль Овода привлекла к Стриженову внимание других советских кинорежиссеров. Владимир Каплуновский в качестве своего режиссерского дебюта решил экранизировать Джека Лондона. Его фильм назывался «Мексиканец», и Стриженову досталась в нем главная роль. Пришлось учиться мексиканским танцам и боксу. На съемках фильма актер познакомился с Лионеллой Скирдой, которая через 20 лет станет его женой.

Из воспоминаний Олега Стриженова:

«Съемки в Одессе подходили к концу. Оставалась последняя вечерняя съемка возле Оперного театра.

...Я увидел ее сразу. Она скромно стояла за веревочным оцеплением в толпе любопытствующих. Ее нельзя было не заметить. На вид лет шестнадцати-семнадцати, с огромной копной коричневых волос, лучезарными карими глазами, чуть припухлыми губами и замечательной фигурой с тонкой осиной талией. Пройти мимо такой девочки невозможно!

Вы не Джина Лоллобриджида? – не зная, что сказать, спросил ее.

Она улыбнулась.

Меня зовут Лионелла.

Значит, я угадал! Вы – итальянка!

Да нет, - она рассмеялась. – Просто мои родители – моряки. Они с мамой часто бывали в Италии и увидели там девочку, которую так звали. Она им очень понравилась. Вот и решили, когда у них родится дочь, назвать ее Лионеллой.

Я буду вас называть просто: Ли.

Далее наш разговор прервался, ибо подскочил помреж и просто утащил меня. А я даже не успел попросить эту милую девочку подождать меня до окончания съемок...

На следующий день вечером наша съемочная группа отплывала в Ялту. А днем я опять пришел на место, где мы с ней беседовали. Обошел Оперный театр, побродил по Дерибасовской. Естественно, ее нигде не было».

Олег Стриженов ждал, что, может быть, Лионелла позвонит ему в гостиницу, ведь многие поклонницы звонили, хотели познакомиться, назначали свидания. Но Ли оказалась не из их числа – она не позвонила.

После «Мексиканца» Стриженов снимался в экранизации повести Бориса Лавренева «Сорок первый». Постановщиком был еще никому не известный режиссер Григорий Чухрай. Это был его дебют. Роль поручика Говорухи-Отрока, дворянина, очень драматичная, стала ключевой и в творческой судьбе Стриженова. Фильм «Сорок первый» вышел на экраны страны осенью 1956 года и имел большой успех у зрителей.

Весной 1957 года картину «Сорок первый» пригласили на Каннский фестиваль. В день премьеры Олег Стриженов, Изольда Извицкая и Григорий Чухрай на шикарном лимузине, который прислали за ними из советского посольства, подъехали к фестивальному дворцу и прошли по красной дорожке под восторженные приветствия зрителей и стрекотанье кинокамер. Фильм показали по всей Франции. «В Марселе, - вспоминал Стриженов, - присутствовало много белоэмигрантов. Они завалили нас цветами, кричали вдогонку: «Целуйте родину, целуйте нашу землю».

Кадр из фильма «Сорок первый»

«Сорок первый» был отмечен специальным призом и восторженной прессой. Французские журналисты окрестили Стриженова советским Жераром Филипом. В Канне в тот год было много знаменитостей, и Олег познакомился с Жоржем Сименоном, Жаном Кокто, Майклом Тодтом и его юной женой Элизабет Тейлор. На этом празднике жизни ему очень не хватало Лионеллы.

А Лионелла тем временем поступила в ГИТИС и мечтала, что судьба как-нибудь случайно сведет ее со Стриженовым. Но он, возвращаясь из одной киноэкспедиции, тут же уезжал в другую и в Москве почти не появлялся.

Два следующих года Стриженов был занят в съемках непрерывно: сыграл Гринева в «Капитанской дочке» и декабриста Бестужева в «Северной повести», снялся у Ивана Пырьева в картине «Белые ночи» по Достоевскому. В 1960 году в киноопере «Пиковая дама» Стриженову досталась роль Германа. «Когда закончились съемки, которые проходили в невероятном темпе и с невероятным нервным напряжением, - вспоминает Стриженов, - я почувствовал, что очень устал. А буквально через пару недель или даже меньше меня уже ждали в Гаграх на съемках «Дуэли» по повести Чехова, где мне предстояло сыграть Лаевского. Мой старший мудрый друг Николай Афанасьевич Крючков, который в это время тоже снимался на Ленфильме, сказал: «Олегорский (так он меня обычно звал), приезжай ко мне в Ялту. Тебе необходимо чуток передохнуть. Герман, брат, это не шутка!»

В то время в Ялте работало много киноэкспедиций с разных киностудий. В санатории ВТО «Актер» отдыхали артисты и кинорежиссеры со всей страны. От коллег Стриженов не раз в эти дни слышал, что у Трауберга в «Вольном ветре» снимается какая-то необыкновенная девушка. «Такая фигура, такой бюст, такая талия!» - восхищались знатоки. Но Олега все это мало трогало. После «Пиковой дамы» он был вымотан, и хотелось побыть одному.

«...Гуляя по набережной Ялты накануне дня отплытия, я повстречал дочку известного режиссера Птушко Наташу. Оказалось, она снималась здесь в фильме-оперетте режиссера Трауберга «Вольный ветер».

Приходи к нам на съемку в порт, - пригласила Наташа. – Это рядом.

И хитро улыбнувшись, добавила:

У нас такая прекрасная героиня! Кстати, влюблена в тебя.

На следующий день я пришел к ним в порт. Герой и героиня стояли на платформе подъемного крана высоко над землей и что-то пели. Музыка разносилась по всему порту. Когда я попристальнее пригляделся к героине, то чуть не упал от неожиданности. Это была она! Моя чудная милая Ли! Она повзрослела и стала еще красивее. Матросская тельняшка плотно обтягивала ее прекрасную фигурку, высоко вздымалась красивая юная грудь. Наташа Птушко сказала, что Лина оканчивает Театральный институт им. Луначарского, живет в Москве и что вообще она прелесть. Времени не оставалось дожидаться окончания съемок, и я поспешил в гостиницу собирать вещи, ведь меня уже ожидала «Грузия», чтобы увезти в Сочи. Я был счастлив, что, наконец, увидел ее, узнал, где живет и чем занимается. А главное – она любит меня! Уверенный, что в Москве найду ее, я спокойно поднялся по трапу на «Грузию».

Уезжал с легким сердцем, знал, что в Москве он обязательно разыщет Ли, и они встретятся.

В 1961 году Стриженов отправился в Чехословакию сниматься в картине «Трус» Иржи Вайса. Вообще, Олега не выпускали работать за границу. Если приходила на него заявка от какого-нибудь западного режиссера, чиновники в Министерстве культуры и на киностудии неизменно отвечали: «занят в производстве», не считая нужным оповещать актера о том, что его хотят пригласить на съемки за рубеж. Стриженов был известным актером, мог бы стать звездой мировой величины, но система не позволяла «высовываться». Иржи Вайсу тоже ответили: «занят в производстве», но он знал Стриженова по фильму «Сорок первый», поэтому приехал в Москву и лично договаривался с чиновниками.

Кадр из фильма «Трус»

Стриженов работал в Чехословакии до глубокой осени, затем снимался в Киеве в фильме «В мертвой петле», на съемках которого сдружился с молодым режиссером Сергеем Параджановым, тогда еще не известным. Снявшись в Киеве, Стриженов должен был через некоторое время продолжить работу в Одессе. В Москву он приехал на несколько дней отпраздновать новый 1962 год.

В первые дни января он заглянул в ресторан ВТО. С актером Владимиром Сошальским они заняли столик неподалеку от входа. Когда Стриженов в поисках других знакомых лиц обвел взглядом зал, то в противоположном конце его в окружении друзей увидел Лионеллу. Олег невольно поднялся со своего места, а она в это время обернулась, тоже встала и пошла ему навстречу. В центре зала они сошлись, обнялись и поцеловались на глазах у всех...

Через полтора месяца Олег уехал сниматься в Одессу. Лина обещала его там навестить. И действительно приехала на майские праздники. Олег познакомил ее со своими друзьями и партнерами по фильму: Павлом Шпрингфельдом, Ефимом Копеляном, Стасом Чеканом и Петром Тодоровским. Через неделю Лина вернулась в Москву. А Олега ждали три большие киноэкспедиции: Рига, Ленинград и Киев. Прощаясь, он обещал Лине: «Вернемся, все расставим по местам».

Она соглашалась, но сама вышла замуж за известного режиссера Ивана Пырьева. Весть о том, что Лионелла Скирда вышла замуж, застала Олега в Киеве. Он был уверен, что она все еще любит его. Но соперничать с мужем Лины было бы глупо. То обстоятельство, что Пырьев женился на малоизвестной двадцатичетырехлетней актрисе, произвело сенсацию: околокиношная и театральная Москва долго гудела по этому поводу.

Рождество 1965 года Стриженов встречал в Париже – в это время актер был занят в советско-французской ленте «Третья молодость», где играл Петра Ильича Чайковского.

Кадр из фильма «Третья молодость»

Из воспоминаний Олега Стриженова

«Рождество по-европейски я провел во Франции. Сижу в своем роскошном номере. Жду своего продюсера по фильму «Третьямолодость Александра Каменку. Александр Борисович вдруг вспомнил, что недавно был в гостях и его приятно поразила молодая жена хозяина Лионелла.

Вы ее не знаете? – спросил он меня. Она тоже артистка. Очень красивая.

Настроение мое вмиг испортилось. Я бросился к письменному столу и решил написать ей письмо.

«Лионелла Пырьева. 25 декабря 1965 г. Париж. Любимая моя, дорогая моя Ли! Мне безумно тебя не хватает. Я тоскую без тебя. Я люблю тебя как прежде... Ты слишком хороша для такого дурака, как я! Сейчас мне лучше вспомнить строки дорогого Сергея Есенина. Простите мне… Я знаю: вы не та – Живете вы с серьезным, умным мужем; Что не нужна вам наша маета, И сам я вам ни капельки не нужен. Не прими за обиду. Прощай».

Письмо я отправил на имя ее подруги, актрисы Риты Гладунко, с припиской: «Для Лины».

Олег был погружен в работу. Съемки, съемки… Но все это время он не терял Лину из вида. Узнав о смерти Пырьева, Стриженов сразу позвонил Лионелле, выразил соболезнование. Но вместе быть они не могли.

В 1967 году Олег Стриженов после долгого перерыва возвращается на театральную сцену. Он приходит в труппу МХАТа. Его пригласили туда на персональную ставку, это было, по тем временам, очень престижно. В театре Стриженов сразу поставил себя таким образом, чтобы оградить себя от плохих пьес, чтобы его как «кассового артиста» не раскручивали «на всю катушку». И он играл на сцене с Тарасовой, Ливановым, Станицыным, Массальским, Прудкиным, Яншиным, Степановой, Грибовым, Пилявской, Зуевой и другими прославленными артистами классику.

Приход в театр изменил и личную жизнь актера. Здесь он встретил актрису Любовь Стриженову, которая стала его второй женой. В 1969 году у них родился сын Александр. Этот год был счастливым. Театр гастролировал по стране с премьерным спектаклем «Чайка». Затем труппа полетела в Лондон, где спектакль тоже ждал успех, дальше – Япония. Пресса писала восторженные отзывы: «Чайка» облетает мир!»

Сцена из спектакля «Чайка»

Во МХАТе Олег Стриженов проработал десять лет.

Любовь Стриженова-Земляникина

Стриженов был очень избирателен. Он тщательно выбирал, что играть. Его интересовали крупные личности, исторические или, если современные, то – характеры, как пример для подражания. Когда режиссер Каплуновский задумал экранизировать «Всадника без головы» и предложил Олегу участвовать в картине, тот отказался: «Вы снимайте, а я поищу что-нибудь с головой».

Стриженов отказался и от съемок в фильме Сергея Бондарчука «Война и мир». Сергей Бондарчук подбирал актеров. Он пробовал на князя Андрея очень многих и только потом предложил пробы Стриженову, и это оскорбило актера. Такие известные режиссеры, как Пырьев или Герасимов, приглашали Стриженова на главную роль без всяких проб.

Отказ Стриженова сниматься в «Войне и мире» имел большой резонанс в начальственных кругах. Министр культуры Екатерина Фурцева лично позвонила Олегу Александровичу и пригласила к себе. Собралась вся коллегия министерства и начальство Мосфильма. Сергей Бондарчук при разговоре не присутствовал, нервно ходил за дверью. Истинную причину нежелания сниматься Стриженов не сообщил, сославшись лишь на то, что только что поступил в новую труппу и не может с первых же дней подводить театр, и, несмотря на уговоры, от предложенной роли отказался наотрез. «Ну не с милицией же заставлять играть Болконского!» - сказал тогда свою «историческую» фразу заместитель Фурцевой Владимир Баскаков.

По Москве между тем поползли слухи о том, что, поссорившись с Фурцевой, Стриженов оказался под запретом и его перестанут снимать.

Актер отказался от роли Гамлета у режиссера Козинцева и от роли Вронского в «Анне Карениной» у Александра Зархи. Стриженов был в Ленинграде, когда пришла телеграмма: «Вы – Вронский. Зархи». Прочитал ее и порвал. Казалось бы, его утвердили без проб, сразу. Радуйся. Но и это было для него плохо. «Что же Зархи мне телеграммы шлет? Не вызвал, не поговорил. Может быть, мне его замысел с художественной точки зрения не подходит», - сказал он тогда.

В 1969 году Стриженов снялся в драме «Неподсуден», и вновь публика повалила в кинотеатры, и вновь затрепетали женские сердца: «Ах, Стриженов!» Вот что говорит о мастерстве актера один из постановщиков фильма «Неподсуден» Валерий Усков: «Олег Стриженов – особый актер, с огромным эмоциональным наполнением. У нас была кинопроба на фильме «Неподсуден». Мы просмотрели многоуважаемых и известных актеров. Все они хорошо играли. Но вот пришел Олег, и мы ему предложили сесть на стул и просто подумать о своей жизни. Минут десять его снимали. Умение молчать на экране идет у Олега от огромного внутреннего напряжения и силы. Современные актеры больше двигаются, стреляют, убивают на экране, забавляются в постели. И Стриженов сумел бы это сделать. Но ценность Олега в том, что он – глубокий актер. У него проникающий взгляд. Смотришь на него – и глаз не можешь оторвать. На этом и построен фильм «Неподсуден», имевший огромный успех. Мы собрали миллионы зрителей. А Олег был признан лучшим актером года в 1970-м. В чем его прелесть? В том, что он умеет молчать. И говорить – тоже, а не просто произносить слова. У него каждое слово прожито. Он может разговаривать глазами. Порой ему даже не надо слов. Все и так понятно. Это дар».

Кадр из фильма «Неподсуден»

В 1969 году Олегу Стриженову присвоено звание народного артиста РСФСР.

В 1975 году на съемках фильма «Последняя жертва» у Петра Тодоровского Олег узнал, что роль графини Круглой будет играть Лионелла Пырьева и что им предстоит сняться вместе в довольно большой сцене бала. Лина была необычайно хороша в бальном платье, и Олег понял, что любит ее с той же силой. Но с момента их последней встречи прошло тринадцать лет. И Стриженов решил, что будет лучше, если эта встреча так и останется случайной. «Когда-то я думал, что и не проживу без нее. Но ведь как-то же прожил!» - вспоминал о той встрече актер.

Кадр из фильма «Последняя жертва»

Впрочем, очень скоро судьба вновь свела их. Летом 1975 года Стриженов с театром приехал на гастроли в Одессу, где двадцать лет назад впервые увидел девочку Ли, стоявшую за веревочным ограждением и во все глаза смотревшую на него. И вдруг он узнал, что Лина тоже в Одессе, приехала с группой актеров давать концерты в Летнем театре парка имени Шевченко. Стриженов сразу поспешил туда, а после концерта пригласил Лину на ужин. «Я приду, - согласилась она, - с Аллой Ларионовой».

Когда актрисы в вечерних платьях вошли в ресторан гостиницы «Лондонская», публика, сидевшая там, зааплодировала, а некоторые мужчины даже встали. На другой день Лина улетела, но вскоре они снова встретились – на озвучивании фильма «Последняя жертва». Боясь потерять ее снова. Олег при всех встал перед ней на колени и сделал предложение. Она уже знала, что Олег свободен, и дала согласие.

«Любимая моя! - писал Лине Олег Александрович. - Расстаться все-таки пришлось. Но это ненадолго утешаю я себя. Каких-то десять дней... Но как подумаю... Боже мой! Целых десять дней! Это же – вечность! Ведь мы не расставались ни на час. И вот через четыре с лишним года пришлось. Смотри-ка, а четыре с лишним года – уже срок! Хоть злые языки и пророчили нам, что «они через неделю разбегутся», однако их предсказания не сбылись. Дрезден, 15 ноября 1979 года».

Таких писем он написал своей Ли еще много – всякий раз уезжая на съемки или гастроли, он переживал так, будто терял ее навсегда.

В конце семидесятых Стриженов из МХАТа перешел в Театр киноактера, где служила Лионелла, и вплоть до 1987 года продолжал активно сниматься. В некоторых картинах Стриженов появлялся вместе с женой.

Творческая активность Стриженова продолжалась до середины 1980-х годов. В то время он снялся в нескольких фильмах, наиболее удачными из которых были три: «Юность Петра», «В начале славных дел» и «Приступить к ликвидации». Последняя картина заняла в прокате 20-е место, собрав на своих сеансах 23,2 млн. зрителей. Это был последний ощутимый успех Стриженова в кино.

За период 1984–1991 годов актер снялся всего лишь в пяти фильмах: «Господин Великий Новгород» (1984), «Мой любимый клоун» (1986), «Акция», «Оглашению не подлежит» (оба в 1987-м), «Снайпер» (1991). Однако ни один из них не принес актеру настоящего творческого удовлетворения.

В 1988 году Олегу Стриженову было присвоено звание народного артиста СССР.

Сейчас Олег Александрович с Линой живут уединенно. Супруги счастливы на протяжении 40 лет. Они часто собираются вместе с семьей сына Александра и его жены Екатерины Стриженовой, так как общих детей у Лионеллы и Олега Стриженовых нет. Интервью актер не дает. Но вполне доволен своей судьбой. За плечами у него такие роли, о которых молодым актерам можно только мечтать. Все свободное время посвящает живописи.

Литература:

Книги

  1. Данилова, Людмила Сергеевна. Олег Стриженов / Л. Данилова, Ю. Чирва. - Л. : Искусство, Ленинградское отделение, 1970. - 151, [1] с., [16] вкл. л. ил. - (Мастера советского кино).

Статьи из периодических изданий

  1. Боброва, Н. Олег Стриженов: Каждый из нас – мечтатель / Н. Боброва // Учительская газета. – 2017. - № 41. – С. 24.

  2. Велигжанина, А. Любимая сбежала от Олега Стриженова, чтобы вернуться через 13 лет : знаменитый актер рассказал о лучших ролях и личной жизни / А. Велигжанина // Комсомольская правда. – 2017. – 30 августа-6 сентября. – С. 16-17.

  3. Хохрякова, С. Главный советский аристократ / С. Хохрякова // Московский комсомолец. – 2014. – 9 августа. – С. 4.

  4. Байбеков, А. Джентльмен с голубыми глазами / А.Байбеков // Нева. – 1997. - № 11. – С. 213-214.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!