Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Обойдемся без выражений!

Библиографическое пособие. Курган. 2014

«С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека — это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом»

Владимир Даль

День борьбы с ненормативной лексикой

3 февраля отмечается День борьбы с ненормативной лексикой.

Предлагаем Вашему вниманию библиографическое пособие «Обойдемся без выражений!»

Засилье нецензурной брани в нашей жизни велико. Мало того, что в быту мы все выражаемся с разной степенью «красноречия». Сегодня ненормативная лексика проникла и в литературу, и в кино, и даже в средства массовой информации. Ненормативная лексика — это не только набор непристойных слов и выражений. Ее употребление говорит о бедном словарном запасе и духовной нищете человека.

Пособие посвящено проблемам борьбы с нецензурной бранью. В пособии использованы статьи из периодических изданий за 2009-2013 гг. Статьи расположены в обратно-хронологическом порядке.

Данное пособие адресовано широкому кругу читателей.

В наши дни очень много говорят о культуре русской речи. Русский язык отличается от других языков красотой, гибкостью и разнообразием. Недаром его называют великим и могучим. К глубокому сожалению, огромное число русскоговорящих взрослых и даже детей зачастую вставляют в свою речь матерные слова.

Неприкаянно, но чинно
на страницы и кино
вылезает матерщина,
словно газ, покинув дно.
И как будто всё в порядке,
ибо знали те слова
даже малые ребятки,
в мир шагнувшие едва.
И как будто всё, как было,
только в воздухе страны
стало больше смака, пыла,
ядовитой белены.
Жизнь снаружи не плохая —
иностранное едим!
Просто — не благоухаем,
а мутнеем и смердим.

Глеб Горбовский

Сколько всего слов составляет матерный язык?

В целом где-то около сотни. В активном же словарном запасе находится в основном приблизительно 20-30. Но очень активно используются замены этих слов (блин, ё-моё, едрёна матрёна, япона мать, ёлки-палки, ёксель-моксель, ёрш твою медь, ёклмн и др.). По количеству нецензурных слов и выражений русский язык оказался на третьем месте в мире. Пальму первенства удерживает английский язык, а на втором месте — голландский.

Засилье нецензурной брани в нашей жизни велико. Мало того что в быту мы все выражаемся с разной степенью «красноречия». Сегодня ненормативная лексика проникла и в литературу, и в кино, и даже в средства массовой информации. Да что и говорить, фраза «мы матом не ругаемся, мы им разговариваем» стала шуткой, в которой, безусловно, есть большая доля правды. «Только русский человек может восхищаться красотой заката исключительно в матерных выражениях», — повторяет с телеэкрана сатирик Задорнов. И зал рукоплещет: знай, мол, наших! Широта русской души, понимаешь...

Судя по опросу, проведенному Исследовательским центром SuperJob.ru, крепкие словечки используют 62% россиян. Только 38% россиян, категорически не приемлют мат.

Почему мы материмся?

Психологи объясняют все стрессами, воспитанием. Лингвисты — слабым словарным запасом. По выводам социологов, среднестатистический российский матерщинник — отнюдь не сантехник-выпивоха, а семейный мужчина до 45 лет с высшим образованием и высокой зарплатой.

— Судя по нашим опросам, больше всего ругаются матом в Приволжском и Сибирском федеральных округах, а реже — в Южном федеральном округе, — говорит начальник отдела социальных исследований ВЦИОМа Никита Чулочников.

— Мы используем мат как средство для подпитки, чтобы как-то себя усилить, — считает психотерапевт Михаил Папуш. — Современный мир стал жестче, и те, кто ругается матом, как бы принимают воинственную окраску. Ведь мат — язык с очень сильной энергетикой. К сожалению, чем больше у человека власти, чем выше вершина, на которую он взобрался, тем чаще он выражается независимо от места и окружения. Но мат — чисто мужской язык. Женщины, которые часто выражаются, маскулинизируются и резко теряют женственность.

Каковы последствия подобного словоблудия?

Известный врач-психофизиолог, член Всемирной экологической академии Л. Китаев-Смык уже почти 40 лет занимается проблемой стресса и мата как его неотъемлемой составляющей. Матерная речь стимулирует выработку мужских половых гормонов — андрогенов, которые являются антагонистами гормона стресса. По словам Л. Китаева-Смыка, человек прибегает к мату в том случае, когда он не уверен в своих силах, т.е. чувствует свою неполноценность. Как показали исследования, регулярное употребление нецензурной лексики может свидетельствовать о скрытой гомосексуальности (о которой человек может даже и не подозревать) или о проблемах с потенцией. Нормальный, здоровый человек далек от подобной лексики.

Употребление матерных слов ведет к гормональным нарушениям. Особенно это заметно у женщин. Косметологи замечают, что клиентки, которые не могут жить без мата, больше остальных страдают от повышенной волосатости конечностей. Голос таких женщин со временем становится все ниже. Другими словами, если женщина матерится, в ее организме происходит гормональный дисбаланс.

Научный руководитель Центра экологического выживания и безопасности Г. Чеурин опытным путем пришел к выводу о тлетворном влиянии матерной речи на человеческий организм. Результаты были представлены в 20-минутном документальном фильме «Как слово наше отзовется...».

В Институте квантовой генетики кандидат биологических наук П. П. Горяев и кандидат технических наук Г. Т. Тертышный несколько лет тому назад проводили интересное исследование. С помощью разработанной учеными аппаратуры человеческие слова могут быть представлены в виде электромагнитных колебаний, которые прямо влияют на свойства и структуру молекул ДНК, отвечающих за наследственность человека.

Если человек постоянно употребляет в своей речи бранные слова, его хромосомы начинают активно менять свою структуру, в молекулах ДНК вырабатывается «отрицательная программа». Постепенно эти искажения становятся столь значительными, что видоизменяют структуру ДНК, и это передается потомкам. Накопление таких негативных качеств может быть названо «программой самоликвидации».

Ученые зафиксировали: бранное слово вызывает мутагенный эффект, аналогичный радиационному облучению. Человек, употребляющий матерные слова, подобен получающему почти такую же дозу облучения, как в эпицентре атомного взрыва. Особенно губительное воздействие оказывается на детородные органы и половые функции как мужчин, так и женщин. Это в конечном итоге может привести не только к неспособности родить здорового ребенка, но даже к невозможности иметь интимные отношения.

Волновые «уши» молекул ДНК непосредственно усваивают звуковые колебания. При этом для них не имеет значения, является ли собеседник живым человеком или телевизионным героем...

Молекулы ДНК слышат человеческую речь. Их «уши» специально приспособлены к восприятию таких акустических колебаний. Мало того, молекулы наследственности получают и световую информацию: человек может не произносить вслух, а мысленно читать текст, но содержание все равно «дойдет» до его генетического аппарата по электромагнитным каналам. Но самое главное то, что ДНК небезразличны к получаемой информации. Одни сообщения оздоравливают их, другие травмируют. Слова, несущие свет любви, пробуждают резервные возможности генома, а проклятия повреждают даже те программы, которые обеспечивают нормальную работу организма.

Таким образом, самый большой вред сквернослов наносит себе и своему потомству. Как считают многие современные ученые, человеческие гены «слышат» мысли и слова, воспринимают их и фиксируют в генетическом коде, передавая мутацию следующему поколению.

Так что же такое матерная речь или, как принято говорить в народе, мат? Откуда он произошел?

О скверном и святом?

Что в сердце нашем самое святое?
Навряд ли надо думать и гадать.
Есть в мире самое простое
И самое возвышенное — Мать!
Так почему ж большое слово это,
Пусть не сегодня, а давным-давно,
Но в первый раз ведь было кем-то, где-то
В кощунственную брань обращено?
Тот пращур был и тёмный и дурной
И вряд ли даже ведал что творил,
Когда однажды взял и пригвоздил
Родное слово к брани площадной.
И ведь пошло же, не осело пылью,
А поднялось, как тёмная река.
Нашлись другие. Взяли, подхватили
И понесли сквозь годы и века...
Пусть иногда кому-то очень хочется
Хлестнуть врага словами, как бичом,
И резкость на язык не просто просится,
А в гневе и частенько произносится,
Но только мать тут всё-таки при чём?
Пусть жизнь сложна, пускай порой сурова.
И всё же трудно попросту понять,
Что слово «мат» идёт от слова «мать»,
Сквернейшее — от самого святого!
Неужто вправду за свою любовь,
За то, что родила нас и растила,
Мать лучшего уже не заслужила,
Чем этот шлейф из непристойных слов?
Ну как позволить, чтобы год за годом
Так оскорблялось пламя их сердец?!
И сквернословам всяческого рода
Пора сказать сурово наконец.
Бранитесь или ссорьтесь, как хотите,
Но не теряйте звания людей.
Не трогайте, не смейте, не грязните
Ни имени, ни чести матерей!

Эдуард Асадов

Мат на русской земле — древний «житель». Матерная лексика по происхождению является общеславянской и восходит ко временам язычества. Исконно русское происхождение мата подтверждает и Этимологический словарь русского языка Н. М. Шанского, в котором сказано, что слово мат образовано на базе словосочетания матерная брань и имеет отношение к слову мать, т.е. мат — это поношение матери.

Матерная речь берет свои корни в обрядах языческого происхождения и носит ритуальный характер. «Повесть временных лет», описывая языческие обряды радимичей, вятичей и северян, упоминает «срамословие» как черту языческого поведения: «А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало...».

На Руси скверное слово считалось таким же тяжким грехом, как и плохое дело. Сквернословие приравнивалось к нарушению христианских заповедей «Не убий!», «Не прелюбодействуй!», «Не лжесвидетельствуй!». Словесная брань, чрезмерно громкая и крикливая речь рассматривались нашими предками как проявление бесовского начала, а сквернословящих людей называли богохульниками. В многочисленных древнерусских и более поздних источниках отмечалось, что «матерная лая» оскорбительна сразу для трех матерей: Матери Господа, всех матерей человеческих (включая собственную мать сквернослова) и матери-земли. Осквернившему себя руганью в этот день запрещалось входить в церковь, с ним вместе нельзя было принимать пищу, с его поведением связывались насылаемые Богом беды и скорби.

В истории нашей страны сквернословие запрещалось царскими указами, обличалось в посланиях патриархов и митрополитов. Например, Иван Грозный повелел кликать по торгам постановления Стоглавого собора (1551), где говорилось, чтобы православные христиане «матерно бы не лаялись, и отцем и матерью скверными речами друг друга не упрекали, и всякими б неподобными речми скверными друг друга не укоряли». На борьбу со сквернословием были также направлены указы царя Алексея Михайловича, когда за сквернословие было положено телесное наказание: на рынках и площадях ходили переодетые чиновники, хватали ругателей и тут же, на месте преступления, наказывали беззаконных розгами для примера прочих.

В нашей стране в последние годы сквернословие приняло поистине угрожающие размеры, стало национальным бедствием: матерятся взрослые и дети, мужчины и женщины... В последние годы широко распространилось печатное и экранное сквернословие. В том, что мат получил статус печатных слов, «постарались» и многие писатели, которые перенесли сквернословие на страницы своих произведений ради «правды жизни», а вернее, коммерческого успеха. Вряд ли они превзошли в правде классиков, которые тоже знали такие слова, но умели в своих произведениях обходиться без них.

Например, Ф. М. Достоевский, описывая в «Дневнике писателя» сцену с пьяными мастеровыми, которые по очереди произносят одно и то же «нелексиконное», «запрещенное при дамах» существительное, само это слово не называет. У Н. В. Гоголя в «Мертвых душах» матерное слово тоже остается в подтексте. Если бы Гоголь употребил на страницах «Мертвых душ» непристойное ругательство, ему вряд ли бы удалось достичь таких высот в размышлениях о русском народе и русском языке.

Для русской культуры всегда была характерна табуированность мата. По этой причине «Заветные сказки» А. Н. Афанасьева и «Русские заветные пословицы и поговорки» В. И. Даля и П. А. Ефремова, имеющие непристойное, эротическое содержание, в XIX веке не могли быть опубликованы в России, а печатались за границей. И. А. Бодуэн де Куртенэ, редактируя 3-е и 4-е издания «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даля, внес в словарь 20 тысяч новых слов, в числе которых были и непристойные. В начале XX века это было расценено как покушение на нравственные устои русского общества, из-за чего Словарь Даля под редакцией Бодуэна де Куртенэ вплоть до 1990-х гг. не переиздавался. Зато в последние годы издано несколько словарей, целиком посвященных мату. Некоторые матерные слова включены в считающийся нормативным Большой толковый словарь русского языка (составитель С. Л. Кузнецов).

В современных кино- и телефильмах широко употребляется мат как в «забибиканном» виде, так и в прямом звучании. Проникновение сквернословия в элитарную культуру ведет к оскудению ее духовности, подмене писательского и режиссерского мастерства эпатажем, откровенным цинизмом.

От скверных слов из скверных уст
Земля становится бесплодна!
Но вот служители искусств
Внушают: «Модно и народно».
И непечатные слова
Печатают в «изящной» прессе —
И не растёт уже трава
И сохнут ёлки в темном лесе.
И оскорблённый детский слух
Гноится мерзкими словами,
Питается нечистый дух
В таком нечестии и сраме.
И воспевается порок
На унижении святого.
Есть Слово — Бог. И в слове — Бог
Есть антибог. И антислово.
Так не поганьте же уста,
Ведь речь, как Русь, как мать — свята.

Нина Карташева

Что обеспечивает нецензурной брани жизнестойкость?

Одной из главных причин, обеспечивающих сквернословию жизнестойкость, является то, что многие считают его хорошим средством эмоциональной разрядки, оказывающим помощь в снятии стресса. По мнению многих, нельзя обойтись без мата в армии, на стройке, производстве и т.п. Но внутренняя диалектичность нецензурной брани в том и состоит, что, давая временное, сиюминутное освобождение от стресса, она в то же время создает нигилистическую модель дальнейшего поведения, ориентирует человека на циничное восприятие ряда важнейших этических ценностей. Все это влияет на моральное здоровье как самого сквернослова, так и окружающих его людей. Существует связь между широким распространением сквернословия и катастрофическим состоянием психического здоровья населения России.

Как бороться с матом?

Во всех странах активно борются с ненормативной лексикой, создают специальные комитеты, проводят ряд мероприятий. Даже Всемирный день борьбы с ненормативной лексикой появился. Ведь искоренение нецензурных выражений повышает престиж страны.

Сейчас сквернословие в России по юридическим законам рассматривается как нарушение общественного порядка, оскорбление личности, оно может соответствовать статье о разжигании национальной, религиозной и этнической розни и повлечь за собой ряд соответствующих санкций. В российском законодательстве предусмотрены меры наказания за нецензурную брань в общественных местах. Статья 20-1 Кодекса об административных правонарушениях расценивает ее как мелкое хулиганство. На матершинника может быть наложен штраф в размере от 500 до 1000 рублей или административный арест на срок до 15 суток. А если он к тому же выказал неповиновение «требованию представителя власти или иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка», размер штрафа возрастает до 2500 рублей...

Мы по праву можем гордиться нашим языком, который является одним из самых красивых, богатых и выразительных языков мира. Но русский мат, ставший неотъемлемой частью общения различных слоев населения, — это скверна, которой нужно стыдиться, поэтому каждый русский должен стремиться к тому, чтобы очистить от этой скверны как собственную речь, так и язык в целом.

Список литературы

  1. Лапин, А. Русский мат, бессмысленный и беспощадный / А. Лапин // Собеседник. — 2013. — № 33. — С. 26.
  2. Курганова, М. Черное слово : мат — падение культуры / М. Курганова // Учительская газ. — 2013. — № 17. — С. 6.
  3. Торопцев, А. Самое матерное слово / А. Торопцев // Москва. — 2013. — № 6. — С. 195-200.
  4. Жизнь «пи-и-и» // Российская газ. — 2013. — 25 февр. — С. 10.
  5. Кабакчи, В. Незваный гость : выражается сильно русский народ! / В. Кабакчи // Учительская газ. — 2012. — № 32. — С. 20.
  6. Григорьева, Т. Оружие массового поражения : сквернословие в русском языке: зло или благо? / Т. Григорьева // Учительская газ. — 2011. — № 50. — С. 11.
  7. Кузина, С. Материмся?! Это мы так лечимся / С. Кузина // Комсомольская правда. — 2011. — 14 мая. — С. 10.
  8. Тимонина, О. Ю. О сквернословии / О. Ю. Тимонина // Воспитание школьников. — 2010. — № 9. — С. 32-35.
  9. Голованов, В. Мир, сотворенный из мата / В. Голованов // Известия. — 2010. — 22 сент. — С. 6.
  10. Кузина, Н. На каком «языке» говорят наши дети : ненормативная лексика — мода и пошлость / Н. Кузина // Библиотека. — 2010. — № 6. — С. 60-62.
  11. Экарева, Ю. Мат как причина болезни / Ю. Экарева // Аргументы и факты. — 2010. — № 16. — С. 50.
  12. Пятаков, Е. О культуре речи и ловушках сквернословия / Е. Пятаков // Школьный психолог. — 2010. — № 6. — С. 17-32.
  13. Дмитраш, М. Трехэтажное неуважение / М. Дмитраш // Известия. — 2009. — 25 сент. — С. 8.
  14. Яковлева, Н. Языковой барьер / Н. Яковлева // Учительская газ. — 2009. — № 31. — С. 14.
  15. Херсонский, Б. Поле брани / Б. Херсонский // Новый мир. — 2009. — № 5. — С. 148-151.
  16. Брылова, Н. Как слово наше отзовется : брань как протестная форма поведения / Н. Брылова // Классное руководство и воспитание школьников. — 2009. — № 9. — С. 4-5.
  17. Анисимов, В. Обойдемся без выражений! : сквернословие как проявление вербальной агрессии / В. Анисимов // Здоровье детей. — 2009. — № 1. — С. 31-33.
  18. Кудашова, Т. Чем опасна ненормативная лексика / Т. Кудашева // Воспитание школьников. — 2009. — № 1. — С. 66-69.
  19. Попова, Е. А. О сквернословии / Е. А. Попова // Русская речь. — 2009. — № 1. — С. 48-52.

Составитель: ведущий библиограф Артемьева М. Г.


Система Orphus

Я думаю!