Обычный режим · Для слабовидящих
(3522) 23-28-42


Версия для печати

Отец советского детектива (к 100-летию со дня рождения Аркадия Адамова)

Список литературы. Курган. 2020

13 июля исполняется 100 лет со дня рождения советского писателя Аркадия Адамова. В 1980-х годах его детективы печатались на страницах журнала «Юность», который было непросто «достать». И все же поклонники Адамова находили заветные, обтрепанные от постоянной читки страницы и, фактически, «глотали» истории про мужественного борца с преступностью инспектора московского уголовного розыска Лосева.

Сотрудники Информационно-библиографического отдела подготовили список литературы «Отец советского детектива», посвященный жизни и творчеству писателя. В работе использованы источники, имеющиеся в Центральной городской библиотеке им. В. В. Маяковского.

У каждого поколения существует свой писатель, и, как правило, не один. Достаточно назвать фамилию, и сразу перед тобой встают образы любимых книг, мужественные лица главных героев, да что уж там, даже вполне определенные обложки книг и страницы журналов, в которых были первые публикации любимых авторов, печатавшиеся с продолжением.

Прекрасные детективы 1980-х годов прошлого века, объединенные одним главным героем – инспектором московского уголовного розыска Лосевым постоянно печатались в журнале «Юность», и погоня за этими журналами доводила до маниакальности, поскольку «Юность» в киосках «Союзпечать» не залеживалась, в библиотеках на нее тоже была большая очередь, а подписаться на журнал было почти нереально. И все же поклонники Адамова находили заветные, обтрепанные от постоянной читки страницы и, фактически, «глотали» истории про мужественного борца с преступностью.

Аркадий Григорьевич Адамов родился 13 июля 1920 года в семье известного писателя Григория Адамова (настоящая фамилия – Гиббс), автора популярного приключенческого романа «Тайна двух океанов».

После окончания средней школы, в 1937 году Адамов поступил в Московский авиационный институт. В 1941 году, будучи студентом четвертого курса, ушел добровольцем на фронт.

Из воспоминаний Аркадия Адамова: «Тогда у нас воевал каждый, кто мог, в этой святой и грозной войне воевал там, куда занес его огневой вихрь событий. Я служил в легендарной ОМСБОН – отдельной мотострелковой бригаде особого назначения, гордость и счастье моей военной судьбы. И тут – первое соприкосновение с оперативной работой. А потом – Ленинградская военно-воздушная академия, куда меня, бывшего студента Авиационного института, перевели с группой других бывших студентов чуть не насильно, в тыловую, занесенную снегом Йошкар-Олу. Практика на фронтовых аэродромах. A душа рвалась назад, к друзьям в ОМСБОН…».

В 1943 уволен в запас по болезни. Демобилизовавшись, поступил на заочное отделение исторического факультета МГУ, которое окончил в 1948 году.

Будучи студентом, Адамов увлекся литературной деятельностью. Соединение научного анализа исторических событий с занимательностью заявляют о себе уже в первых его произведениях – «Шелехов на Кадьяке» (1948), «Первые русские исследователи Аляски» (1950). Во многом они носят приключенческий характер.

Повесть «Шелехов на Кадьяке» и исторический очерк «Григорий Иванович Шелехов» это увлекательное повествование о плане освоения бассейнов Тихого и Ледовитого океанов, родившемся в России в XVIII веке. Деятельность героя предстает под пером Адамов романтичной и увлекательной: «Коммерческие планы Шелехова шли очень далеко. Он мечтал весь Тихий океан избороздить своими кораблями, завязать торговлю с Китаем, Японией, Индией, Кореей, Филиппинами, с испанцами в Калифорнии».

В 1950 был издан сборник рассказов «По неизведанным путям» о путешествиях и приключениях российского исследователя, мореплавателя и купца в Русской Америке. В 1951 году в журнале «Вокруг света» Адамов публикует статью «Правда о русских открытиях в Америке», которая в 1952 году выходит отдельным изданием. В этом же году появляется его повесть о русском изобретателе – «Василий Пятов».

1952 год. Аркадий Адамов работает журналистом. Об этом периоде жизни он пишет: «Можно себе представить, сколько любопытных, необычайных, тревожных и радостных событий приносят мне, как и всем, и к тому же ежедневно, ежечасно, газеты и журналы. Новые открытия в самых разных областях человеческой деятельности, новые подвиги, конфликты, проблемы. Обо всем этом я не только читаю, о многом пишу сам, езжу в командировки, собираю материал, влезаю в обстоятельства, детали. И вдруг – небольшая, совсем незаметная заметка о том, что сотрудники уголовного розыска разоблачили шайку преступников, какие-то следы, какие-то ходы вели их к ней. Совсем маленькая, торопливая, я бы даже сказал, стыдливая заметка, так, мимоходом тиснутая почему-то, запрятанная в ворохе других, ярких, броских, куда более важных и злободневных сообщений. A у меня вдруг как-то неожиданно загорается душа, словно сам я что-то нашел, на что-то неожиданно наткнулся».

И Адамов обращается с просьбой к руководству МУРа дать ему возможность изучить работу уголовного розыска и подготовить на основе собранных материалов ряд литературных произведений, по-новому освещающих задачи и методы современной милиции. Такое разрешение он получил. Писателю не отказали, хотя никто его книг не читал, да и имени Адамова прежде не слышал. Оперативки, засады, обыски, ночные дежурства, облавы и прочие прелести тяжелой и опасной работы милиции писатель пережил лично. Известный комментатор книг Адамова Евгений Рысс вспоминает: «Писатель мог ограничиться беседами со следователями, оперативными работниками и специалистами научно-технического отдела. Но может быть, А. Адамов понимал, что написать хорошую книгу после таких бесед невозможно, а может быть, просто его увлекли специфика розыскной работы, соединение логики и риска, объективных данных науки и смелых логических построений. Так или иначе, А. Адамов, к счастью, не ограничился беседами. Он ходил на операции, участвовал в обысках и засадах, дежурил но ночам в МУРе и выезжал с оперативными группами на место преступления. Короче говоря, он знает дело не по рассказам. Он пережил, как и его герои, напряжённые часы в засаде, когда нельзя ни кашлянуть, ни закурить, ни пошевелиться. Сидел на оперативных совещаниях. Участвовал в обысках, когда точно известно, что крупный преступник скрывается здесь, в этой комнате или в этой квартире, а найти его не удаётся».

И вот первая повесть о милиции «Дело «пестрых», которую Аркадий Адамов написал в 1956 году. Благодаря этой повести в стране в 1950-х годах произошло возрождение детективного жанра. В 1958 году режиссер Николай Досталь поставил по повести одноименный фильм. Именно кино проявило истинную природу написанного Адамовым: это был боевик. От истории с кражей пальто и убийством девушки ниточка розыска протянулась к столичной шайке воров, во главе с неуловимым «Папашей» и, наконец, настоящему иностранному шпиону, который, как черный алмаз, украсил рядовое уголовное дело столичного МУРа. Актеры сразу почуяли живую кровь невыдуманного сюжета. В фильме снялись самые яркие звезды тогдашнего советского кино: Всеволод Сафонов, Владимир Кенигсон, Алексей Грибов, Евгений Матвеев, Наталья Фатеева, Олег Табаков, Иван Переверзев, Михаил Пуговкин. В 1958 году лента стала лидером советского проката, ее посмотрело 33 миллиона человек!

Но прежде чем картина вышла на экраны, Адамову пришлось испытать немало тяжелых минут. Именитые рецензенты вопрошали: «Где автор нашел в нашей стране таких закоренелых подонков? Их просто не может быть в обществе, почти построившем коммунизм!»

Основным персонажем книг Адамова сначала был сотрудник МУРа Сергей Коршунов, а в поздних произведениях его ученик – Виталий Лосев.

Одаренный писатель, мастерски выстраивающий сюжетную линию своих произведений, опубликовал около 30 книг. Завоевавшие огромную популярность в 1960-1980-е годы повести и романы о сотрудниках уголовного розыска «Круги по воде», «След лисицы», «Инспектор Лосев», «Петля», «На свободное место», «Личный досмотр» до сих пор находят своих читателей.

Аркадий Адамов – автор документальных записок «Мой любимый жанр – детектив» и ряда исследований по зарубежной детективной литературе.

Роман Адамова «Злым ветром» удостоен премии Всесоюзного литературного конкурса Министерства внутренних дел СССР, Союза писателей СССР и Госкомиздата СССР, посвященного 60-летию советской милиции в 1977 году.

Трилогия «Инспектор Лосев» награждена Золотой медалью имени Героя Советского Союза Н. Кузнецова за лучшее героико-приключенческое произведение 1981 года.

В 1982 году по роману «Злым ветром» режиссер Олег Гойда снял трехсерийный фильм «Инспектор Лосев», а в 1983 году - по одноименному роману фильм «Петля».

Умер Аркадий Адамов 26 июня 1991 года. Похоронен на Новом Донском кладбище.

Собрат Сименона

Аркадий Адамов – центральная фигура милицейского производственного романа. Его немудреные повести завоевали публику простодушной новизной. Уже в семидесятые годы милицейская проза казалась привычной, традиционной, давно поставленной на конвейер. Ее пародировали, высмеивали, экранизировали и быстро раскупали. Но именно Адамов отстоял право этого жанра на существование, приучил к нему публику. На фоне популярности чекистов и пограничников отношение к милиции в начале пятидесятых годов было в лучшем случае снисходительным. И вот Аркадий Адамов, увлекавшийся и фантастикой, и шпионским романом, и зарубежным детективом, задумал написать повесть о милиции «Дело «пёстрых». Следуя заветам Горького, молодой писатель окунулся в профессиональную среду – познакомился с сотрудниками милиции, убедил их в необходимости пропагандировать работу милиции в широких читательских кругах. Адамов выезжал на операции, участвовал в засадах и обысках, по ночам дежурил в МУРе... Повесть написана – теперь нужно найти издателя. Адамов получил несколько отказов: тема казалась мелковатой – ведь речь вроде бы не шла о государственной безопасности. Разве должна литература отстаивать маленькие мещанские интересы? «Обывателя, которого обокрали, не жалко. А, следовательно, и работа Коршунова по расследованию дела неинтересна», - гласил редакционный вердикт. Милицейские будни считались темой, недостойной литературы, редакторы даже поговаривали, что и читатель такой рутиной не увлечется... И только Валентин Катаев – главный редактор знакового оттепельного журнала «Юность» - сразу почувствовал, что эта тема пахнет большим успехом. Что ж, в 1956-м не было лучшей площадки для громкого литературного дебюта, чем только что основанная «Юность».

Публикация в «Юности» прошла с триумфом, стала самым популярным чтивом года. Адамов стал знаменит. Граждане читали и поражались, что у нас, оказывается, всё ещё есть преступность, есть воровские малины, и о них можно в открытую писать...

Уважение к чекистам – замешанное то на страхе, то на солидарности – в обществе не иссякало никогда. Само слово «разведчик» звучало романтично. А вот милицию в народе презирали, уголовное отношение к мильтонам-фараонам прочно утвердилось и в рабоче-крестьянской среде. Адамов намеревался приблизить к народу образ милиционера, сломать презрительные стереотипы. Разоблачая устаревшее отношение к милиции, писатели создавали новые трафареты. Так возник образ немного легкомысленной девушки, которая недовольна милицейской профессией жениха.

«Дело «пестрых» скоро экранизировали. В фильме обитали стиляги. В соответствии с фельетонными установками тех лет, в среде молодых циников, которые «из-за моды сбились с ног», один шаг «от саксофона до ножа». В повести Адамова эта тема преподносится куда сдержаннее. Какое имя должен носить молодой повеса, богемный актер, курящий сигареты «с золотым обрезом», с презрением смотрящий на советскую действительность и ее защитников-милиционеров? Конечно, Арнольд. А положительный герой? Сергей Коршунов. Орел, коршун, сокол…

«Он (Сергей Коршунов - примеч.) встал, поднял свой бокал и со скрытым вызовом произнес:

Я буду работать в милиции, рядовым сотрудником уголовного розыска. Это очень важно и почётно. Советую вам выпить за это.

Лена, изумлённая и растерянная, застыла с бокалом в руке. Но Арнольд закивал головой и начал небольшими глотками отхлёбывать вино.

В милиции? – недоверчиво переспросила Лена. – Рядовым сотрудником? Но это ужасно.

Почему же так?

Это грубая и грязная работа, - ответила Лена, брезгливо передёрнув плечами. – Она не для интеллигентного человека.

Каждому своё, Леночка, - заметил Арнольд, - и каждая работа в конце концов полезна для общества».

Адамова интересует контекст преступлений – люди разных профессий, разного уровня культуры, которых встречают по ходу розыска Коршунов и его товарищи. Автор строит повествование не от тайны, он реалистически показывает следствие.

На милицейскую прозу сразу накинулась критика. Адамов не оставался в долгу. Он вообще был эмоциональным и остроумным эссеистом. И он отвечал критикам: «Что до меня, то мне привлекательней схватка не со слепыми и стихийными силами и тайнами природы, а с разумной, жестокой и хитрой силой другого человека – врага. Ведь когда герой сквозь шторм или снежный буран всё же достиг желанной цели, читатель, понятно, восхищается его мужеством и силой, всей душой радуется и гордится его победой, но при этом целая гамма чувств остаётся не затронутой в его душе, ибо снежный буран и океанский шторм или неведомый до того закон природы нельзя возненавидеть, нельзя страстно желать им возмездия».

Уже в «Деле «пёстрых» Адамов намекнул на существование в СССР организованной преступности со своей иерархией, с традициями и законами. Он приоткрывал завесу над этим сумрачным миром – и здесь проскальзывал дух тайны, обеспечивший читательский интерес. Ведь Адамов – важность тайны в детективе. Для Адамова тайна – не ребус с пропущенным звеном, а сама криминальная фактура, мрачные воровские малины, подпольные преступные синдикаты или просто «нехорошие квартиры» барыг, в которые приходится внедряться милиционерам без страха и упрёка.

В более поздних романах Адамова намеки на могущественный преступный мир становятся более явными. В особенности это характерно для повестей об инспекторе Лосеве.

Аркадий Адамов работал в приключенческом жанре, пожалуй, дольше других и был вплоть до 1980-х достаточно плодовит. Разумеется, он не выпекал свои повести со скоростью западных коллег: плановая экономика такого не позволяла. В книге 1980-го года «Мой любимый жанр – детектив» Адамов рапортует, что за четверть века работы написал полтора десятка романов и повестей. Многое изменилось за эти 25 лет: очень быстро приметы времени превращались в анахронизмы. Смягчалась идеология, теперь от милицейской повести не требовали навязчивой назидательности. Менее кристальными (и, как предполагалось, более жизнеподобными) стали характеры инспекторов, тот же Виктор Лосев, умеющий и подраться, и. произвести впечатление на женщин, не был похож на фронтовика-аскета Коршунова. Со временем главный герой первых книг Адамова, Коршунов, переселился в высокие кабинеты и отошёл на периферию повествования. В повести «Круги по воде» встретились любимые герои Адамова: Коршунов благословляет Лосева и Откаленко – и молодые инспектора с восторгом, как на легенду, смотрят на героя «Дела «пёстрых». Лосев и Откаленко – лёд и пламень, они подружились «по контрасту», иначе автору сложнее было бы избежать монотонности. Лосев – франт, весьма современный молодой человек, принимающий веяния моды. Заботится о стерильной чистоте воротников, тщательно подбирает, галстуки в тон к рубашке и пиджаку. У него имеется привычка то и дело поправлять галстук, и товарищи в засаленных костюмах посмеиваются над слабостями советского метромана. Игорь Откаленко, напротив, суховат и саркастичен, ходит в тёмной, наглухо застёгнутой рубашке. Он человек серьёзный и семейный, умеет терпеливо и дотошно разбираться в бумажках – во всяческой бухгалтерии и бюрократии. Лосеву такие материи быстро наскучивают. «Неспешный взгляд Откаленко обнаруживал многое такое, что Виталий в бурливой своей поспешности неизменно упускал». Зато контактный Лосев умел находить «ключики» к людским душам, используя обаяние и живую любознательность. Он любит и умеет рисковать, внедряться в банды, преследовать, драться. Игрок Лосев и логик Откаленко – два типажа советской милиции семидесятых.

С годами меньше стало упоминаний комсомола и партии, меньше надежды на общественность. Вскрывая «гнойники жизни», Адамов стремился открывать читателям ранее неизвестные области криминального мира – и очень гордился, если удавалось пробивать цензурные стены: «В повести «Со многими неизвестными» речь идёт о наркоманах, и на неё был наложен запрет. Пришлось биться несколько месяцев. А потом вышел «Угол белой стены», где наркомания была уже сюжетной линией». В романе «Злым ветром», написанном от имени инспектора Лосева, охранникам правопорядка противостоит некий господин Зурих – любопытный тип советского мафиози. Он пытается стратегически руководить целой группой расхитителей социалистической собственности. Эти снабженцы, торговцы, скупщики золота живут в разных городах Советского Союза, но пытаются действовать согласованно. К их услугам – воры и грабители, готовые пойти на убийство. Такая информация о теневых сторонах советской жизни была сенсационной для читателя.

Адамов понимал, что читателя интересует прежде всего загадка убийства. Но, вникая в тайны преступности, писатель заинтересовался психологией самоубийства. В «Кругах по воде» (1970) Лосев и Откаленко проверяют версию доведения до самоубийства погибшего директора фабрики, но в итоге находят убийцу, в «Петле» следствие имеет дело уже с настоящим самоубийством.

Адамов в документальных записках «Мой любимый жанр – детектив» пишет: «Так в чем же тогда секрет детективного романа, где кроется причина его поразительного успеха? Я полагаю, что причина заключается, во-первых, в тайне, неизменно лежащей в сердцевине сюжета детективного романа. Человеку во все времена свойственно жгучее любопытство, волнующее, непреоборимое стремление к разгадке тайны, всего непонятного, загадочного, что встречается на его пути. И чем эта тайна значительнее, опаснее или ценнее, тем острее желание разгадать ее. Но почему же в детективном романе, как правило, эта тайна убийства? Ведь это, казалось бы, примитивнейший способ заинтересовать читателя. Да, но и наиболее верный. Ибо любые тайны природы, науки, карьеры, даже любовные – меркнут перед тайной неожиданного, непонятного, зловещего убийства. Жить или умереть – это главное для каждого. И человек, подло и несправедливо лишающий жизни другого, – это в глазах всех самый опасный, самый страшный враг. Найти его, обезвредить и наказать – нет более желанной, более волнующей цели. И потому поиск убийцы, все неожиданные повороты и таинственные изгибы сюжета, весь риск, все опасности на этом пути наполняются для читателя особым эмоциональным накалом».

Евгений Рысс – самый известный комментатор Адамова сравнивал советского писателя с лидерами зарубежного детектива Конан Дойлом и Агатой Кристи: «Всех этих писателей очень интересно читать, но к реальным условиям раскрытия преступлений их герои имеют весьма отдалённое отношение. Сейчас на вооружении работников розыска серьёзная наука криминалистика, разветвлённая на многие специальности... Ни Эдгар По, ни Конан Дойл, ни современная нам Агата Кристи не ставили перед собой и вопрос: как, почему тот или иной человек стал преступником? Их герои – сыщики – видят перед собой только одну цель: раскрыть преступление. Советские же сыщики озабочены не только этим. Им важна и судьба человека, совершившего преступление, важно выяснить путь, который он прошёл, причины, приведшие его к падению. Адамов знает не только криминалистику, но и криминологию – науку о причинах преступности». Это официозное, но справедливое изложение кредо Аркадия Адамова.

Литература:

Произведения Аркадия Адамова,

имеющиеся в Центральной городской библиотеке им. В. В. Маяковского

  1. Адамов, Аркадий Григорьевич. Вечерний круг : повесть / Аркадий Адамов ; рис. Е. Адамова. – Текст : непосредственный // Юность. – 1982. - № 2-5.

  2. Адамов, Аркадий Григорьевич. Дело «пестрых» / Аркадий Адамов. – М. : Дрофа : Лирус, 1994. – 684, [4] с. – (Мастера современного детектива). – Текст : непосредственный.

  3. Адамов, Аркадий Григорьевич. Идет розыск : роман / Аркадий Адамов ; рис. П. П. Караченцева. – Текст : непосредственный // Юность. – 1985. - № 6-8.

  4. Адамов, Аркадий Григорьевич. Избранное / Аркадий Адамов ; сост. И. Л. Адамова. – Челябинск : Вариант-Книга, 1994. – 447, [1] с. – (Криминальный роман). – Текст : непосредственный.

  5. Адамов, Аркадий Григорьевич. Избранные произведения : в 3 т. / Аркадий Адамов ; худож. Е. А. Адамов. – М. : Советская Россия, 1986. – Текст : непосредственный.

  6. Адамов, Аркадий Григорьевич. Инспектор Лосев : трилогия / Аркадий Адамов ; худож. Е. Адамов. – М. : Советский писатель, 1985. – 687, [1] с. – Текст : непосредственный.

  7. Адамов, Аркадий Григорьевич. Личный досмотр : повесть ; Черная моль : роман / Аркадий Адамов ; ил. Е. Лукьяновой. – М. : Советская Россия, 1992. – 558, [2] с. : ил. – (Советский детектив). – Текст : непосредственный.

  8. Адамов, Аркадий Григорьевич. Петля : роман / Аркадий Адамов ; ил. Г. Калиновский. – Текст : непосредственный // Юность. – 1975. - № 4, 6-8.

  9. Адамов, Аркадий Григорьевич. Стая : повесть / Аркадий Адамов ; ил. Г. Калиновский и Л. Фалин. – Текст : непосредственный // Юность. – 1966. - № 9-11.

Литература об Аркадии Адамове

  1. Замостьянов, Арсений. Милиция как производство / Арсений Замостьянов. – Текст : непостредстенный // Литературная Россия. – 2011. - № 4. – С. 8-9.

  2. Тайны двух Адамовых / подготовил Олег Фочкин. – Текст : непостредстенный // Читаем вместе. – 2010. - № 7. – С. 46-47.

Составитель: главный библиограф Пахорукова В. А.

Верстка Артемьевой М. Г.


Система Orphus

Я думаю!